Вторник, 25.07.2017, 23:49
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Умные вещи (Светланы Вальтер)
Умные вещи
LitaДата: Среда, 28.05.2014, 13:58 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Кризис позднего возраста

Мне уже многое поздно
Мне уже многим не стать….
……………..………………..
Но я умею мечтать…
Юрий Лоза

У меня есть подруга. И ей я могу рассказать хоть о чем. Даже о кризисе позднего возраста. Те, кому «за» или «около» пятидесяти помнят, и, может быть, даже любят песню Юрия Лозы. Я к тому, что основополагающие и определяющие слова для кризиса позднего возраста смотри в самом начале. Даю расшифровку для тех, кто не любит читать эпиграфы. Кризис позднего возраста — это когда человеку уже многое поздно и уже многим не стать. У Лозы или, точнее, у того про кого он пел, этот кризис настал сразу после тридцати — молодо, зелено (он еще не нюхал тогда настоящего кризиса).
Наступает он не для всех. Вот в чем дело. Не потому, что кто-то прозаично до него не доживает. Нет. Просто есть особенные люди, у них этого возраста и кризиса соответственно, не было и не будет. А есть обычные люди — у них бывает по-разному (!? — да, да, вопрос-то есть, кто это такие, но ответа не будет, сами поймете, кто Вы такие, когда кризис настанет или не настанет, и только время, только оно покажет или не покажет…? все так сложно иногда!).
Некоторые из обычных людей могут прямо в этом возрасте родиться и жить, и жить … все в нем почему-то? Хм… ну не знаю почему. Они постоянно прямо с рождения себя ругают и ругают, пилят и пилят, грызут и грызут, обвиняют и обвиняют, не вверят себе и совсем не любят себя, одним словом! Ох, — это полный кризис (хочется другое слово сюда припустить, но… нельзя)!
Часто этот возраст и кризис вместе с ним наступает тогда, когда люди сильно устают и (или) теряют радость в жизни. Это нормально и не страшно. Можно ведь, в конце концов, отдохнуть (если догадаешься, что устал) или найти радость в жизни и начать радоваться. Можно эти дела объединить, ну и благополучно выйти из кризиса.
Но вот, что интересно — у некоторых людей он накатывает как волна, как прилив (ага, климакс — подходящая аналогия, только мужчины и молодые женщины не поймут… или поймут? все так сложно иногда!).
Я лично впадаю в этот возраст и кризис с несистемной периодичностью (т.е. период-то есть однозначно, и от количества прожитых лет он не зависит, но приход его плохо прогнозируем, а если сказать «время от времени», то значит, отрицать некую закономерность, все так сложно иногда!).
И вот тогда, когда он пришел, я сижу или лежу и ною… или вою, или скулю, или тупо смотрю в окно? И печалюсь, или тоскую, или очень целенаправленно пронзительно грущу?
… Характерно же для наступления этого состояния жизнепроживания то, что факторы для кризиса позднего возраста существуют непрерывно и объективно (так ли уж объективно, а? все так сложно иногда!), а сам кризис может наступить навсегда, накатывать как волна (периодично или стихийно) или не наступить вообще. Вот. Приходится признать, что факторы являются необходимым, но недостаточным условием для наступления кризиса позднего возраста.
Однако же они есть, и для примера или иллюстрации могу перечислить некоторые из моего сундучка с переводом на понятный язык для полной ясности:
— достижения по жизни (ну и кто ты есть в свои за пятьдесят?);
— дети — зрелый детородный возраст (могут жениться и рожать, но не хотят);
— морда лица потекла (мешки под глазами, овал потерял овальность и срочно ищешь крем для лифтинга, средство для пилинга, маски с эффектом ботокса);
— здоровье требует крепко задуматься о нем и принимать меры — понятно без перевода;
— достаток вещь неоднозначная и проблематичная (если ты такая умная — чё не богатая? все так сложно иногда!)
Ну и так далее и тому подобное. К тому же Вы видите, что достаточные условия для наступления кризиса, оставлены в полном тумане, как вещь, не исследованная в теории, а только пережитая на практике.
Так вот, извечный вопрос — и что тогда делать, когда кризис позднего возраста наступает все больше, дальше и глубже?!
Не поможет уговаривать себя — не ныть, не выть, не скулить, не пилить, а простить, любить… и т.д.
Нет, ну может кому-то помогает, не буду настаивать.
Самый верный и надежный способ — срочно перестать думать о себе и начать думать о других. Проверено — помогает сто процентов!
Второй верный и надежный способ — перестать жалеть себя, но это уже мелко по сравнению с самым верным и надежным способом — если он удался — кризис закончился.
Третий верный и надежный способ — дуть в деревню за тяжелым трудом и легкой пищей. Между прочим, способ хорош, но чреват, чреват… Не всегда ясными и предсказуемыми последствиями. Нет, из кризиса выйдешь точно, но, вот куда зайдешь…? Ну, опять же, если кризис, какая разница? Всяко будет лучше! Или нет? Все так сложно иногда!
Есть, конечно, еще верные и надежные способы номер четыре и пять….
Есть еще здоровый пофигизм, тоже ничего себе способ… Есть еще много других.
Так что — ищите, дерзайте, любите и творите, создавайте радость и дарите ее… в любом возрасте.
А кризис позднего возраста вещь, по большому счету, надуманная и для людей вредная.
Потому что в любом возрасте «…самое время мечтать»…



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 28.05.2014, 14:03 | Сообщение # 2
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Оголенные нервы. О Кафке и не только о нем.

Кафку я понимаю на 1-10% от прочитанного. Когда я его прочитаю еще на несколько раз, этот процент увеличится или уменьшится? Вот в чем вопрос. Но если я его стану понимать еще меньше, не лучше ли я стану понимать себя?
При всех наших попытках понять другого человека мы только лишь приближаемся в лучшем случае к его пониманию, часто удаляемся или топчемся на месте. И что с того? Мозги-то тренируются.
И вообще, тяжело жить человеку с оголенными нервами. Окружающий внешний мир постоянно по ним бьет и тем самым мешает заниматься Делом (либо тем, что тебе больше всего нравится, либо тем, что ты сам себе вменил в обязанность, — если же вменяют тебе — это не то, это не Дело, это вмешательство внешнего мира). Если же Делом не заниматься, то, что же тогда делать в жизни? Ведь Дело — это, по сути, форма и содержание жизни, ее жизнеобразующий и жизнеструктурирующий фактор (хорошо сказано, главное — туманно!?). Вот. Т.е. совершенно необходимая ее часть… или целое?.. Ну, это мы оставим пока или совсем, как получится. Сконцентрируем внимание на слове «мешает». Так вот.
Что делать, если внешний мир мешает?
Пояснение:
Если нервы оголены, он мешает всегда, всегда, всегда (курсив автора),… даже когда вокруг одни элементарные частицы, атомы, молекулы и поля или вообще одна здоровенная супер большая струна, а ты ее супер маленький кусок, — вот на счет этого как-то все плохо представляется и … Хотя, что это я, куда это меня опять понесло, — вокруг и так кроме вышеперечисленного ничего нет, а на счет большой суперструны еще супернеопределенность, но не Гейзенберга, а так, в целом, — научная.
Ага, — вот тут я, пожалуй, опять не права, тут — это о том, что ничего нет. А кто? Это кто — «кто»? Этот «кто» чем отличается от «что»? Атомы-то те же. Вот — вот! Сложили их по-другому в пространстве, дунули чем-то, и получился «кто». Да ладно, кто и кто. Они, — «кто» тоже иногда есть вокруг и мешают опять же иногда еще больше, чем «что».
Вернемся же, наконец, к «что делать?» с внешним миром.
А — бороться с ним.
Б — уйти в себя.
В — не обращать на него внимания.
Г — подстроиться под него.
Д — отдаться ему.
Е — не знаю, что еще.
Рассмотрим со всей скрупулезностью, на какую способны, все случаи.
Итак, А — если бороться за то, чтобы внешний мир не мешал делать Дело.
Поскольку он мешает всегда, то и бороться надо всегда. Значит, делать Дело будет некогда. Отдадимся всецело борьбе. Но бывают же моменты, когда накал борьбы ослабевает, бывает же когда-нибудь какой-нибудь перерыв на обед? Конечно, … а как же иначе, устают от всего. И вот тогда, когда ты устал от борьбы, если ты простой нервный человек, — иди, отдохни, а если ты какой-нибудь односторонний гений, то быстренько опиши словами или музыкой, нарисуй, вылепи, ну выруби из чего-нибудь, как ты боролся с внешним миром, пока не устал. Точно, — получится шедевр, об этом многие знают. Почему гений должен быть односторонний? Потому что, если нет, то пока он выберет средства выражения себя, закончится перерыв на обед.
А если борьба с помехами внешнего мира и есть Дело? Вот это для меня тупиковый вопрос. Для чего бороться ради того, чтобы бороться? А? Вот это понять не поможет никакая формальная логика.
Б — если уйти в себя.
Иди, иди и иди. Интересно, а в этом походе бывают перерывы на обед?
В — если не обращать внимания на помехи внешнего мира. С оголенными нервами естественным образом это не получиться. Придется таки потратить на это своей энергии, придется! Но еще ведь и останется на Дело. А если не останется — смотри пункт А.
Г — если подстроиться под окружающий мир.
Не так чтобы совсем смириться с ним и не так чтобы идти постоянно против себя, а как-то учитывать его существование и где-то прощать ему это. Придти к какому-то консенсусу. Или компромиссу, что ли? Ну, в общем, не ломиться против него с большой силой сопротивления. И тогда энергия не будет тратиться впустую, т.е. обесцениваться. Понятно? И на Дело останется.
Д — если отдаться ему.
Это конечно вариант. Это вроде как у тебя нет своего Дела… Ну, если у тебя нет своего Дела, бери чужие. Чужие не хочешь? Тогда отдыхай, в следующей жизни наработаешься.
Е — если не знаешь, что еще делать с помехами? Тогда не считай их помехами. Или относись к ним с уважением. Когда нет помех, не меняется скорость. А когда не меняется скорость, не совершается работа. А когда не совершается работа, нет жизни.
Ура, живи в Мире и делай Дело с Миром!
(наплюй на свои оголенные нервы).



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 28.05.2014, 14:38 | Сообщение # 3
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Супружеский конфликт или если судьба вам преподносит лимон…

Супружеский конфликт или
если судьба вам преподносит лимон…

(для тех, у кого есть хоть какой-нибудь стаж семейной жизни, вторая половина медового месяца засчитывается, автор — доморощенный психолог, на многое не претендует)
"Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука"
И.А.Крылов.


Разногласия.
В основе любого конфликта лежат разногласия — это знают все. А разногласия порождаются разными причинами, в том числе несовпадением шкалы ценностей у близких людей (мне лично кажется, по большому счету, хватит и этого). Шкала ценностей это вам не шкала Цельсия, она гораздо сложнее и, самое интересное, реперные точки у нее могут меняться. Наша шкала ценностей как призма, как очки, через которые мы смотрим на мир (сами очки делаем и сами через них смотрим!). Чем сильнее разброс в иерархии ценностей у супругов, тем больше причин для конфликтов, тем чаще они возникают (или не возникают — это вообще тяжелый случай и к нашему делу не относится).
Когда двое начинают супружескую жизнь (может лучше сказать семейную, на сегодня словосочетание «супружеская жизнь» кому-то покажется несколько устарелым?) разногласия не принимаются всерьез, они кажутся случайными и какими-то ненастоящими, они сглаживаются взаимными уступками, большой готовностью понять и простить, как-то оправдать позиции, мнения, поступки партнера по жизни. Пока в супругах есть желание создать положительный образ друг друга, построить своеобразный ряд Римана, подбирая такие слагаемые ряда из качеств личности, сумма которых даст удовлетворяющую характеристику любимого человека (хорошо так и, главное, заумно сказано!), пока сильны взаимное уважение и доверие, они будут избегать разрушающих конфликтов (так и хочется в скобках еще раз вернуться к фразе «создать положительный образ друг друга», нам ведь кажется, что мы вполне объективны и отражаем то, что есть на самом деле, но получается так, что здание строим мы по своему проекту и из кирпичей, что сделали-то сами, эхма!).
Если не делать анализа возникших разногласий, то частые несовпадения ценностей могут вылиться в тяжелый вопрос: где были мои глаза (лучше уши, а еще лучше — глаза и уши), когда я женился или выходила замуж (но секрет в том, мои дорогие, что этот вопрос обязательно возникнет, даже если анализ делать, а может этот пресловутый анализ еще и ускорит его появление). И действительно, — где? В период «цветы, конфеты и, возможно, театр, на худой случай, кино» акцент смещается на завоевание симпатии, а не на сам предмет завоевания. Но стоило ли копья ломать, если смеетесь не вместе и печалитесь врозь? Вот.
Но дело даже не в разногласиях. Разногласия сами по себе вызывают только конфликтную ситуацию, а конфликт создает желание одного из супругов навязать свою волю другому. Вот в этом-то основная проблема и есть, в этом навязывании воли основной корень и гвоздь (как только появились на горизонте разногласия, а ты хочешь, чтоб все было «как я сказал» — вот тут пушечки и заговорят, шашечки замашут, а может и нет, может в этот раз пронесет, но не всегда ж так будет)!
После того как муж с женой помахали шашками и помирились, при внимательном и отстраненном (лучше прямо холодном) рассмотрении ситуации, они смогут найти исторический момент: с чего все началось (тут уж нужна радикальная правдивость обоих, есть много любителей переписывать историю!).
Началом конфликта, практически всегда, будет навязывание супругом своей воли другому супругу. Конфликта без навязывания воли не бывает (жирная точка). Осуществите попытку доказать обратное! Навязывание же воли не обязательно заканчивается конфликтом (и это внушает оптимизм). По правде говоря, здесь можно было бы и закончить разговор о супружеском конфликте. Все существенное уже сказано, дальше клубок разматывайте сами, если хотите. Но можно продолжить подробнее и с иллюстрациями. Только подробнее будет тяжело потому, как мы вступаем на весьма зыбкую почву. А еще, наши исследования дилетантские и это надо тоже принимать во внимание.
Итак, начнем.
Навязывание воли.
Под навязыванием воли человеку предлагаю понимать широкий круг действий другого человека, группы людей или общества по определению того, что надо человеку думать, говорить и делать (самое тяжелое, если заставляют испытывать определенные чувства, «невыносимо, когда насильно, а добровольно — невыносимей!»).
Реклама, традиции, правила, условности, табу, наконец, законы общества, морали, если они не воспринимаются органически, ничто иное, как навязывание чьей-то воли конкретному человеку. В семейных отношениях навязывание воли друг другу явление обычное (можно сказать, местами необходимое и полезное, кто это будет отрицать?), и проявляется, как в мелочах, так и по-крупному. Например, стратегически, в определении для мужа или жены линии поведения, образа мыслей, желаний, выбора друзей или подруг, стиля одежды, манеры говорить, формы прически, где работать и отдыхать, куда и как тратить деньги и т.д. А в мелочах примеры приводить не берусь, сами знаете, мелочи у всех разные.
Интересно, что навязывание воли не всегда осознается как тем, кто навязывает ее, так и теми, кому ее навязывают. Существует масса приемов создания иллюзии того, что муж (жена) принимает собственные решения и реализует собственную волю в каждом конкретном случае. С годами супруги научаются манипулировать друг другом незаметно, навязывать свою волю исподтишка, без драм и выяснений отношений (опыт потому что уже большой, а кто-то и без опыта умеет — хоть ранний, но сильно умный). Особенно хорошо это удается женщинам. Еще седой Монтень заметил, что жена должна быть с мужем дипломатичной, а не искренней. Вот так.
Наведем уже, какую-никакую систематизацию процессам навязывания воли. Явное прямое навязывание воли происходит при осознании этого обоими супругами или при публичном (в качестве публики хватит мужа или жены, когда есть еще кто-то, ситуация может существенно осложниться, сами знаете) заявлении об этом одним из них. Неявное, опосредованное навязывание воли не осознается обоими или хотя бы одним из супругов. Как видите, деление достаточно условное и туманное. Но надо же что-то взять за основу!
Прямое навязывание воли. Примеры
(вот теперь, обратите внимание, пошло подробнее, но не научнее, но с иллюстрациями)
.
● Кто в доме хозяин?
Борьба за власть в семье — непрерывный, развивающийся конфликт, в который втягивается со временем все больше участников. Вопрос — кто в доме хозяин, кто глава семьи настолько важный и болезненный для некоторых пар (а может не для некоторых, а для многих?), что его выяснение традиционно входит даже в свадебный ритуал многих народов. Картинка с натуры. У невесты спросили:
— Кто будет главой в вашей семье?
— Конечно муж, только пусть он меня слушается.
Вот так просто и изящно решен этот вопрос! Он будет генерал, а она женой генерала. Он будет командовать армией, а она будет командовать командиром. Внешние приличия соблюдены, самолюбие мужа не страдает, а жена всегда знает, что делает. Но если что случится из рамок вон выходящее — виноватый готов, это муж. Потому как он — глава и хозяин, ему и карты в руки (хотя их уже разыграли и козыри ушли).
Что же толкает супругов к борьбе за власть (то ли долг и ответственность перед собой и семьей, то ли самолюбие — ах, тонкие штучки и размытые границы)?
Как аргументируется сама претензия на роль главы семьи? Да очень просто:
— я мужчина, и ты должна мне подчиняться, будет все, как я скажу;
— у моих родителей (друзей, подруг) так, и у нас будет так;
— а что соседи скажут;
— я умнее и лучше знаю жизнь, я сильнее и т.д. и т.п.
Зачем власть, зачем послушание? Для определения и поддержания статуса каждого члена семьи, порядка и традиций, прав и обязанностей, для выявления тактических и стратегических целей, способов их достижения и прочего важного для всех членов семьи? Не происходит ли здесь подмены понятий авторитета родителей, необходимой иерархии в семье? Это важные и непростые вопросы. Но разговор, собственно, идет не о том, нужна ли власть вообще, а о борьбе за нее в семье. Эта борьба изматывает нервы, отнимает силы, здоровье, не дает полноценно решать основные задачи семьи и оборачивается часто семейной драмой. Пока выясняли, кто главный, не заметили, как дети выросли. И кем они выросли?
(Ох-хо-хо, надо учиться уважать и подчиняться!)
● Все вперед и с песней.
Лидер в семье. Если борьба за власть в семье идет по убеждению, то навязывание воли лидером осуществляется в силу его психологических особенностей. Лидер с большим трудом может побороть в себе желание быть всегда впереди, определять, куда и зачем идти, кого брать с собой, что бросить за ненадобностью. Поэтому все вперед и с песней, без рассуждений, но с благодарностью к тому, кто знает, как жить сегодня и завтра. А если в семье оба супруга лидеры, и оба знают, куда, как и зачем, то есть большая вероятность вообще не сдвинуться с места. Вместо реализации семейных целей семья погрязнет в выяснении, кто из лидеров лучше, кого надо слушаться.
(Ох-хо-хо, надо учиться сдерживать лидерские порывы и уступать!)
● Ад под микроскопом.
Если один из супругов по своей натуре воспитатель, то он добровольно взваливает на свои плечи " тяжелое бремя " ответственности за свою вторую половину. Поступая тем самым в соответствии с высказыванием Экзюпери: ты всегда в ответе за всех, кого приручил.
Способна ли любовь и забота испортить жизнь (чего уж тут лукавить, можно вместо слова « испортить» кое-что покруче написать)?
Глобальное, всепоглощающее "внимание" способно деформировать или даже сломать (хотя это, наверное, спорно для взрослого человека) личность второго супруга, превратив его жизнь в ад под микроскопом (это уже без сомнений). Воспитатель (кто это его просит?), желая "подогнать" личность супруга (супруги) под некий эфемерный идеал, берет на себя смелость определять, что читать ему, какие фильмы смотреть, какую музыку слушать, с кем общаться, о чем думать, чего хотеть, кого любить и т.д. Вот ведь! Еще он присваивает себе право награждать и наказывать (не забалуешь!). Он постоянно следит — не уклонился ли воспитуемый от образца? Он контролирует каждый его шаг, каждый его взгляд. Помните, как Маленький принц любил свою розу (очень люблю эту сказку Экзюпери)? Он прислушивался к ней даже тогда, когда она умолкала. Он так много ей отдал, что теперь был вправе считать розу своей. А она?
Воспитатель честно отдает себя воспитуемому, требуя в ответ любви и благодарности. Он навязывает свое восприятие мира, не испытывая угрызений совести, не уважая по сути внутренних ценностей другого человека, не замечая или принижая достоинства его личности. Причем и здесь справедливо употребить — благими намерениями вымощен ад. Конечно, благодетель и доброхот думает только о пользе, добре и любви. А объект воспитания и любви в один прекрасный момент объявляет о своей неплатежеспособности со всеми отсюда вытекающими последствиями (как часто это происходит?).
Но если идею о приручении и воспитании не доводить до абсурда, если наша первая половина мудра и тактична, тогда воспитательный процесс будет протекать незаметно, без явного навязывания воли, что уменьшит количество конфликтных ситуаций.
(Ох— хо-хо, надо учиться любить и быть милосердным!).
Опосредованное навязывание воли (навязывают, но не очень заметно).
● Была бы жертва, обидчик найдется.
Манипулирование. Оба супруга, так или иначе, сознательно или бессознательно манипулируют друг другом. Сознательное манипулирование удается тому, кто хорошо изучил своего партнера по жизни и может просчитывать жизненные ситуации намного шагов вперед, как в шахматной игре. Если у одного из супругов мышление одношаговое (сильно доверчив или глуп), то он является прекрасным объектом для манипулирования, чем пользуется не только жена или муж, но и родственники, друзья, знакомые. Создание ситуации с заранее прогнозируемым выбором само по себе не является источником конфликта, однако возможна его переадресация. Проще говоря, "подстава" или "натравливание". Конфликт разгорается, но на чужой территории и манипулирующий остается в стороне или рядом, но не напротив, не в "стане врага" (и потирает руки, наверное).
Манипулирование в виде компенсации начинается тогда, когда кто-то приходит к мысли (не знаю, как он до этого догадывается), что ему задолжали по жизни. И теперь его должны любить, жалеть, "зализывать раны", компенсировать несчастное детство, недостаток образования, денег, к нему должны относиться "справедливо", терпимо, должны уделять внимание…, должны, должны всего такого-разэтакого. Этот кто-то, конечно, тоже должен, и он очень много делает для этих, которые задолжали, хоть ими это не замечается. Такая позиция очень удобна. Мы-то, дескать, все делаем, что можем, а нам-то постоянно не додают. А если есть основание для претензии, то она, так или иначе, будет высказана или обозначена действиями. Любая претензия и есть, собственно, попытка навязать свою волю. А если не удалась? Эхма! Отсюда недалеко до обиды. А что есть обида? …. Правильно! Это эмоциональное переживание, горестный плачь по нашей неудавшейся попытке навязать свою волю.
В то же время сам обиженный прекрасный манипулятор. Виноватый, т.е. обидчик, чувствует свою вину и для компенсации готов уступить и подчиниться. Вызывая чувство вины в супруге, мы добиваемся своего, навязываем ему свою волю и выходим из конфликта (видишь, как просто?!).
Злоупотребление такой формой навязывания своей воли может привести к неприятным последствиям. Если один из супругов постоянная жертва, причем торжествующая, а другой — проигрывающий агрессор, то один из вариантов такой: агрессор и жертва прогрессируют. Агрессор все более агрессивен, а жертва более беспомощна. И тут наступает беспредел в отношениях. Лучше не доводить до этого!!! Другой вариант: один из партнеров устает от своей роли. Скажем, агрессору захочется быть все-таки хорошим, как любому нормальному человеку, между прочим, и он найдет, где оскорбленному есть чувству уголок (не сомневайтесь, такой уголок найдется всегда!). А жертве придется искать себе нового агрессора. Была бы жертва, обидчик найдется.
В словах, что женщины сильны своей слабостью, есть истина, безусловно. Но когда слабость и беспомощность постоянна, она начинает раздражать (это мягко, очень мягко сказано). Такие женщины (думаю, что мужчин это тоже может касаться) постоянно словами или видом взывают о помощи, требуют, вымогают ее. Они манипулируют нашими действиями, оказывая на нас давление посредством чувства жалости, долга, любви.
— Если тебе хоть немного меня жалко, сделай это.
— Если ты меня любишь, приходи. И т.д.
Когда мы поступаем наперекор, то испытываем чувство вины. Нас заставляют оправдываться, извиняться. За что? За то, что не позволили навязать себе чужую волю.
(Ох-хо-хо, надо учиться быть сильными, понимать и прощать!).
● Если жена гремит посудой.
Довольно часто причиной конфликта является критика (эх, какая это вредная штука!). Критика — это, собственно, высказанное словами или показанное действиями недовольство другим супругом. Ты это делаешь не так, ты носишь не то, ты не умеешь зарабатывать деньги и т.д. Предлогом для критики может быть и образ мыслей, и образ действий, желания, привязанности, да вся жизнь человека. Если обратить внимание на разговор некоторых супругов, то часто он представляет сплошную критику друг друга. Критика бывает завуалированной, но не настолько, чтобы мы не поняли, — нами недовольны! Критикуют не только словами, но и внешним видом: взглядом, жестом, выражением лица. Раздражение одного из супругов — «прекрасная» форма критики. Если жена гремит посудой, хлопает дверью, что-то куда-то швыряет — это она критикует действием. Когда с нами разговаривают недовольным тоном о нейтральных вещах, нас снова критикуют, ну только очень тонко. И догадываться о причинах сего дела мы должны сами. Критикой может стать тон вопроса или ответа. Причем, короткое слово да или нет при ответе, иногда содержит в себе такое громадное количество информации, что муж, глубоко пожалеет, о том, что задал невинный вопрос жене: — "ты была на родительском собрании?" (явный натяг с невинностью вопроса, придумайте сами что-нибудь попроще).
До чего же многолика словесная критика! Предложение само по себе несет только информацию о чем-либо. Критикой оно становится, получив эмоциональную окраску. Например, предложение: "Ты прошел в комнату в грязных ботинках" — можно произнести с интонацией упрека, менторского поучения, тоном судебного исполнителя, жалобного смирения и т.д.
Изощренная критика в виде рассказа о какой-либо ситуации, где один из супругов совершил поступок, вызвавший восхищение или хотя бы одобрение. Иначе говоря, другие-то вон что, а ты что? Где уж тебе!
Словесная критика задевает сильнее, т.к. не предоставляется возможности для толкования, смягчения, для измерения чужого недовольства нашей мерой. При словесной критике нам отмеряют по полной чужой мере. Слово не воробей, и если оно вылетело, то не скажешь, что случайно. Кто в это поверит, все грамотные, читали доктора Фрейда, а он утверждал, что даже оговорок случайных не бывает.
Словесная критика в той или иной мере всегда ставит под сомнение статус члена семьи. Особенно неэффективна и вредна критика в виде упрека, потому что любой упрек вызывает у человека не желание покаяться, а желание защититься и оправдаться.
Что же не критиковать? Да, лучше не критиковать. А как же правду говорить (да, надо ли ее говорить, вот ведь!)? Что есть правда для одного из супругов — ложь для другого и наоборот. О какой такой правде идет речь, если мы даже одни и те же слова понимаем по-разному, не говоря уж о целых предложениях? Что же есть правда о нас, которую мы не знаем, и которую нам так стремиться один из супругов донести, открыть глаза на самих себя? Утверждения типа: ты разгильдяй, ты плохой хозяин, ты неряха, ты не умеешь готовить, ты простак и т.д. — что это, правда о нас или критика нас? Чтобы ответить на этот вопрос, надо выяснить, а зачем мы произносим данную фразу. Какую цель мы преследуем? Чтобы супруг стал лучше или нам было удобнее с ним взаимодействовать, т.е. для кого он стал лучше — для себя или для нас?
Часто мы критикуем в ответ, тогда критика используется как защита от нападения. Мы критикуем, чтобы сделать больно, унизить, поставить на место мужа или жену, на то место, которое мы определили, а не на то на которое он (она) претендует.
Если мы критикуем из чистых побуждений, что, вообще говоря, сомнительно, то давайте делать это как можно тактичнее. А когда мы делаем это тактично, то это называется уже не критикой, а доверительным разговором, когда оба пытаются найти совместную правду, подведя ее под общий знаменатель. Приходится, к сожалению, признать, что никто из нас не является монополистом на правду. У каждого она своя.
(Ох— хо-хо, надо учиться доверять и молчать!).
● Спасибо, но не надо.
"Ценность" услуг. Это принципиальная и важная вещь в отношениях не только мужа и жены. Давайте под услугами будем понимать действия, которые мы выполняем для кого-то, в частности для супруга. Часто услуга бывает корыстной по схеме: ты мне — я тебе и наоборот. Бывают действия, которые мы хотим изобразить как услугу. Мы их выполняем для себя, а дело представляем так, что будто для него (нее). Загадка: мне нравиться чистый пол, а моему мужу все равно, для кого я его мою?
Бывают, конечно, бескорыстные услуги…(оба-на, сама не верю в то, что написала, корысть — она ведь такая разная, иногда так замаскируется — не узнаешь!)
Проблема услуг имеет как минимум два аспекта.
Первый — "ценность" услуг в иерархических системах мужа и жены, как правило, разная.
Второй — мы часто хотим навязать другому то, что ему не надо.
Т.е., мы хотим сбыть не нужный или не очень нужный товар человеку и по высокой цене (возможны различные вариации, но совпадения редки: чтобы и нужно было и по приемлемой цене).
Почему так? А потому! Вот мы долго и упорно развиваем в себе некоторые качества в соответствии со своей школой ценностей. Мы их выращиваем, лелеем, оберегаем, тратим на это много времени и сил. Любое же наше качество проявляется в наших действиях (а если не проявляется, то очень хочет проявиться, сдерживаться-то не больно приятно). И мы хотели бы, чтобы наши качества и действия другие люди ценили столь же высоко, как мы сами. Например, жена считает себя хорошей хозяйкой, она целый день наводит дома порядок, стирает, гладит, ну и т.д. и т.п. Вечером она встречает мужа с работы уставшая и, скорее всего, злая, ну может и не злая, но дерганная, ну может и не дерганная, но готовая ответить мужу как надо, если он скажет, что она весь день отдыхала! А мужу и надо всего-то, чтобы у жены было хорошее настроение, а не идеально чистая квартира. Ага! Поняли?
Если бы наши обоюдные оценки совпадали, тогда были бы гармония и полное взаимопонимание. Ан, нет же! Совпадают, но не часто.
Логическим следствием различного оценивания качеств является присвоение себе права оценивать энергетические затраты другого человека на те или иные действия. Оценка практически всегда занижена.
— Сделай это, чего тебе стоит, тебе это легко?!
— Ну и сделай сам, если это легко.
С другой стороны нам кажется, уж мы сами не требуем за услуги чего-то большого, так ерунда: улыбка, искренние слова благодарности, похвала. Только лишь! Но как порой это дорого стоит! Если бы он (она) знал, как трудно благодарить, не чувствуя благодарности (а ведь знает, сам был в этой шкуре, но думает, что сейчас это не про него). В каждой конкретной ситуации мы пытаемся решить серьезную задачу: скрыть свое недовольство навязанной услугой и, главное, ценой за нее. Как отказаться от услуги и не обидеть человека? Как сказать — спасибо, но не надо?
Мы часто не оправдываем ожиданий друг друга, именно потому, что забываем — другой человек не смотрит на мир нашими глазами, не меряет его нашей мерой. Он живет своими чувствами, и именно они определяют его реальность (а вы, может быть, думали, что его мысли?). В желании навязать свой мир другому человеку заложена масса потенциальных конфликтных ситуаций.
(Ох-хо-хо, надо учиться чувствовать и благодарить!).
● Я тебе отдала свои лучшие годы.
Физическое пространство. У него есть свои границы. Часто их нарушают и навязывают свое общество. Вот он я, любите меня и жалуйте, разговаривайте со мной, поглощайте мои эмоции, развлекайте меня. При нарушении границ нашего пространства поглощается одновременно два ресурса — энергия и время. Энергию, каким либо способом можно восстановить, время вернуть нельзя. Время это то, что мы берем друг у друга безвозвратно, время нельзя одолжить.
Некоторые люди привлечение внимания к себе любимому даже не рассматривают как непрошеное вторжение в чужое пространство. Конфликтная ситуация возникает тогда, когда кто-то хочет получить нашей энергии и времени больше, чем мы готовы предложить. И дело не в том — " жалко " нам этих ресурсов или нет, куда и зачем мы хотим их использовать. Мы желаем сами распоряжаться своим свободным или несвободным временем, мы желаем использовать свою энергию на решение задач, которые сами себе ставим. А как же семейные интересы? Встречный вопрос: что такое семейные интересы? Если под ними понимать удобное существование одного за счет другого, то такие интересы общесемейными можно считать только при одном условии — один из супругов сознательно дарит свою жизнь другому. Очень тяжелый подарок. Тот, кому преподнесли такой дар, становится рабом этого дара (нет, он на это не подписывался, конечно, сначала-то он был даже рад, пока не настала пора платить по счетам), он должен его оправдать, оказаться состоятельным в ответной благодарности. И вот если он не оправдывает такой великой жертвенности, то это расценивается почти как предательство. Вспомним расхожие фразы: я тебе отдала свои лучшие годы; я бросил учебу в институте; я сидела с детьми; и т.д. и т.п. И все ради чего? Ради не оправдавшихся надежд! Не наваливайте на человека ношу, которую он не может или не хочет нести.
Задача семьи не только в том, чтобы давать потомство, быть надежной бухтой, быть местом, где оденут и накормят, и по головке погладят. Семья должна создавать условия, благоприятные для самосовершенствования и реализации каждой личности, по крайней мере, не мешать, не быть обузой (было гладко на бумаге, да забыли про овраги!).
(Ох— хо-хо, надо учиться дарить!)
.
● Долгие разговоры по телефону.
Ритм жизни, вредные привычки. У каждого человека свой биологический ритм. Если у супругов он совпадает или не сильно расходится, то это не вызывает проблемы. Трудности начинаются тогда, когда один из супругов "сова", а другой "жаворонок". Различное время активности мешает обоим супругам. Каждый из них считает свой распорядок дня лучшим, и пытается его навязать семье.
Часто конфликты возникают из-за вредных привычек. Супруг сам с ними не может или не хочет бороться и, по сути, навязывает их другому. Кого что раздражает, например, курение, разбрасывание вещей (носков или других штучек!), оставленная на ночь грязная посуда (было, реально: расстроенный муж выбросил ночью грязную посуду в мусоропровод, всю, сколько накопилось за несколько дней), долгие разговоры по телефону. Список можно продолжить, результат один — мы выделяем дополнительную энергию, чтобы мириться с чужими вредными привычками. Мы мужественно терпим, когда терпение набирает критическую массу, происходит взрыв — конфликт.
(Ох-хо-хо, надо учиться воспитывать себя и терпеть!).
● Кто кого должен содержать?
Деньги. После этого слова можно сразу ставить жирную точку. Что нового есть добавить к тому, что и так набило оскомину? Когда их катастрофически не хватает (во многих семьях их не хватает всегда, не зависимо от достатка), нужно научиться их зарабатывать в больших количествах, или жить в соответствии со своими доходами. Когда деньги, приходящие в семью, не покрывают даже самые скромные потребности, провоцируются домашние разборки, кто виноват и что делать, кто кого должен содержать, кто будет распоряжаться деньгами? Это все вопросы больные. Каждая семья находит свой оптимальный вариант, его необходимо найти. Если денежные конфликты не исчезнут, исчезнет семья.
(Ох— хо-хо, надо учиться считать!).
Конфликт— это не всегда плохо…
Как говорит Карнеги — если судьба вам преподносит лимон — сделайте из него лимонад. Какой же "лимонад" можно выжать из конфликта? Анализ конфликтной ситуации и поведение супругов в конфликте дает очень богатую пищу для размышления. Почему возникла конфликтная ситуация? Как можно было ее избежать? Что надо было сделать для смягчения конфликта? Какие качества надо воспитывать в себе, чтобы конфликт протекал пристойно, если уж он разгорелся? Вопросы достойные внимания и требующие ответа. А ответ и принятые решения и будут "лимонадом ".
Конфликт очень энергоемкое взаимодействие. А уход от конфликта отнюдь не слабость или трусость.
Существует много способов избегать конфликтов. Самый простой и трудно выполнимый — не создавать конфликтной ситуации, т.е. не навязывать свою волю. Если этого не избежать, то, видя большое сопротивление, лучше уступить временно или совсем отказаться.
Если нам навязывают волю, необходимо быстро сориентироваться (ха-ха, молодцы, кто это умеет делать!), на сколько принципиален вопрос, и, исходя из этого анализа, сознательно принять волю другого, в противном случае спокойно и твердо сказать нет, с обоснованием своей позиции или без (особенно мне нравится «спокойно и твердо»!).
Если у вас по каким-то причинам сейчас не достает сил для отстаивания своего мнения, решения и т.д., временно уступите или создайте иллюзию, что уступаете (короче — если не можете быстро сориентироваться и сказать спокойно и твердо, притворитесь дурочкой, дурачком притворяться не надо, жене простят, а мужу, ой, не знаю!). Одним словом, возьмите тайм-аут на подумать.
Уход от конфликта чреват тем, что проблема все равно останется нерешенной, и в потенциале будет содержать новый конфликт. Но есть вероятность, что все само собой устроится к общему удовольствию, полагаясь на русское авось. Иногда приходится и вовсе сдаться, потому что наш "противник" заведомо сильнее, и сопротивление будет только выматывать силы.
Понятно, любой уход от конфликта — это все равно, что наступить на горло собственной песне. Сделать это очень трудно, и если мы все же совершили этот героический поступок, то потребуем компенсации (не всегда вслух и не всегда сейчас). Мы ожидаем ее в любом случае, с какой радостью и желанием бы не подчинялись чужой воле (это секрет!). Разница в компенсации. Скажем, в виде похвалы, — какая ты хорошая, как здорово ты это сделала! Мы ждем, что на нас благодарно посмотрят, или улучшится настроение супруга — а оно нам ох как дорого. Т.е., в ответ на исполнение чужой воли, мы рассчитываем на получение положительных эмоций, которые нас подзаряжают, на хорошее отношение к нам, что сулит покой в доме и т.д.
Если подчинение чужой воле было сопряжено с внутренними протестами, уговорами, если оно вызвало у нас отрицательные эмоции, такое подчинение может оказаться бомбой замедленного действия. Задавленное, скрытое неудовольствие обязательно найдет выход.
Тогда пойдут другие компенсации. Возможна месть: создание такой ситуации, когда супруг (супруга) будет переживать те же неприятные чувства, что пришлось испытать другому. Если мы "справедливы", то достаточно такой же порции, как уж мы ее будем отмерять, никого не касается. Однако, для наказания, палку можно несколько перегнуть. Пусть ему (ей) будет больнее, чтобы знал (знала)… Подобного рода наказания приводят к бесконечно длящимися конфликтами. Когда уже обе стороны не помнят, где лежит тот камень, с которого начался обвал.
Иногда компенсацией служит дорогое или запретное удовольствие. Разгуляться с друзьями, уехать на охоту или рыбалку, купить дорогую вещь, уйти в гости к подруге (надолго!). Весьма вредная компенсация — хорошо поесть.
" Завалить " поручение — выполнить так, чтобы он (она) много раз пожалели о том, что его доверили, тоже своего рода компенсация, своеобразная месть. Жена разбила тарелку — не хотела ее мыть, муж криво прибил ковер — сегодня у него не было в плане заниматься этой работой. Кто-то забыл купить хлеб, потому что не хотел идти в магазин. Уступка так дорого может стоить, что лучше бы мы навязали свою волю себе!
Возможна компенсация в виде компромиссного решения: я сделаю так, как ты говоришь, но и ты сделай то и то. Если этот вариант устраивает обоих супругов, то он позволит избежать цепочки, состоящей из конфликтных ситуаций, уступок и компенсаций.
Если же конфликта избежать не удалось, то надо хотя бы постараться выйти из него достойно. Но как бы мы не вышли из конфликта, в любом случае необходим серьезный анализ того, как мы оказались в данной ситуации, чтобы не повторить ошибки в будущем. Это поможет лучше понять друг друга, возможно, выработать какие-то правила, определить границы, которые в общении друг с другом нельзя нарушать, больные места, каких лучше не касаться (не надо наступать на одни и те же грабли раз за разом!).
Избежать разногласий в жизни практически невозможно, научиться выходить из конфликтной ситуации "мирным путем" можно. Старайтесь не навязывать свою волю (особенно явно и безапелляционно). Если же вам кажется, что это необходимо, сделайте это как можно тактичнее, осознавая при этом, что вы навязываете свою волю человеку, у которого есть всегда выбор: подчиниться вам или нет.
Не относитесь к разногласиям отрицательно. Раз они существуют, надо принимать их как объективную реальность, с тем отличием, что эту объективную реальность мы в состоянии изменить. Максимум доброжелательности, доверия, желания понять вторую сторону — половина дела. Перевод конфликтной ситуации в доверительный разговор, а не в выяснение отношений — трудная, но выполнимая задача. Вторая половина дела — убедить в своей правоте супруга или пойти на компромисс, или уж сдаться, проиграть, уступить и подчиниться. Парадокс в том, что в семье чаще побеждает проигравший. Уступайте чаще, гасите конфликты, ищите мирные пути для разрешения разногласий. Будьте победителями и неважно, что о ваших победах знаете только вы.
Живите счастливо, живите с миром!



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 16.08.2014, 17:19 | Сообщение # 4
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Новогодние елки

У меня оставалось еще минут двадцать до репетиторства, и я пошла на кухню — то ли выпить воды, то ли перекусить, а заодно и посмотреть температуру на улице. Наступали крещенские морозы, и прогноз на неделю давали с довольно низкими температурами. Природа брала все-таки свое. А зима в этом году пришла теплая и без снега, завьюжило только накануне. Под окном возле трансформаторной будки как попало были брошены елки с остатками новогодней мишуры. Маленький мальчик в зеленом комбинезоне лет четырех-пяти не больше изо всех своих детских сил по одной подтаскивал их к сугробу и поднимал на него. Я подумала, что он решил навести порядок и сложить их в одно место, как учит мама складывать игрушки. Но почему именно на сугробе? Ну, наверное, такой был замысел игры.
Я побежала за фотоаппаратом — как не сфотографировать эту сосредоточенную, раскрасневшуюся от мороза и напряженного труда, мордашку! А ясный взгляд ребенка так и говорил, — надо же это сделать, понимаешь? Человек поставил себе задачу и самозабвенно, именно так, другого слова не могу подобрать, выполнял ее. Он тащил елку за ветки, но она не поддавалась. Ему не хватало ручонок, чтобы охватить лохматую красавицу. Тогда он взял ее снизу за ствол и потащил вверх на снежную кучу, которую сгреб трактор. Разноцветные перчаточки намокли от налипшего снега и мешали крепче взяться за дерево. Мальчуган оступился и плюхнулся в снег, а елка скатилась за ним. Ох, ты! Я думала, ребенок бросит это тяжелое занятие. Но нет, все началось сначала. Упал и поднялся! На лице ни тени недовольства или обиды. Какое-то радостное упорство. Это уже совсем не детская игра, это воля и целеустремленность, сотворение своего порядка в жизни!
Я не могла оторваться от окна, вся душа моя устремилась к этому мальчишке. Я говорила про себя, ну давай мой милый, давай малыш, еще чуть-чуть и ты победишь! Мне хотелось ему помочь, одеться, выбежать во двор и вместе затащить эти елки на сугроб… Я не сделала этого. Почему наш рационализм не слушает душу? А может это страх перед незваным вторжением в чужую жизнь? Как и чем это отзовется? Боимся быть смешными, боимся разочарования, теряем прекрасные мгновения любви и сопереживания!
Наконец мальчик с елкой оказались на сугробе. А я сделала несколько кадров не вполне удачных. Пришел мой ученик, и закон всемирного тяготения отвлек меня от мыслей и чувств. За окном стемнело, и ребенок ушел домой.
А в сугробе снова выросли!!! Елки!!!
Как хорошо, что на свете есть люди, как этот маленький мальчик, которые исправляют то, что, как нам кажется, исправить уже нельзя.
Я выложила фотографии на свой сайт и сделала подписи, как мне показалось, с юмором… И сразу все убрала. Нельзя. Я как будто подсмотрела что-то сокровенное, очень личное, то, что происходит у человека наедине с собой, наедине с Миром: становление и взросление личности! И еще что-то, чего я не могу выразить словами. За какие-то минуты я пережила что-то необыкновенное: я увидела, как жизнь движет собой! И это запало мне в сердце, осталось в душе. И об этом можно попробовать рассказать, но не шутить.
Спасибо тебе, малыш! Ты, не зная сам, сделал мне удивительный, прекрасный рождественский подарок.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 16.08.2014, 17:25 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Машенька Забелина

Машенька Забелина сидела на теплой деревянной скамейке в саду и очень серьезно ела клубнику. Наверное, потому что она вообще все делала серьезно и основательно. Машенька аккуратно брала ягоду за зелененький хвостик из белой мисочки, где она лежала присыпанная сахаром. Надо взять так, чтобы сахар с клубнички не осыпался на сарафан. Сахар уже частично пропитался соком и мог оставить пятна, которые, как сказала бабушка, трудно будет отстирать. Сделать так, чтобы сахар попал в рот, а не на сарафан не так — то просто, потому что Машенька болтала правой ножкой, на которой не было сланца. Это была такая игра. Она придумала ее сама. Когда Машенька поднимала ножку, на ней появлялись солнечные зайчики. Они пробивались сквозь листву яблоньки, которую посадил папа, когда Машеньке был один годик. А теперь Маше целых восемь лет, а яблоньке, значит — семь. Легкий ветерок шелестел листьями, у солнечных зайчиков постоянно менялась форма, и никак нельзя было угадать, где и какие они будут на ножке в следующий раз.
Машенька Забелина сидела на скамейке, ела клубнику, болтала ножкой, следила за солнечными зайчиками и думала: — я сижу на скамейке, я ем клубнику, я болтаю ножкой, я слежу за солнечными зайчиками, я думаю….
— Я ду-ма-ю...., я ду-ма-ю…! А я — это кто? — проговорила она медленно про себя, и поставила мисочку с остатками клубники на скамейку. Очарование летнего дня как-то сразу нарушилось. Машенька соскочила со скамейки, одновременно пытаясь надеть сланец на правую ножку, и побежала через веранду на кухню к бабушке. Там на плите что-то готовилось и ароматно пахло, а под большим обеденным столом лежала, положив на лапы свою умную морду, Рыжая Линда, лохматая здоровая колли.
— Бабушка, бабушка, ты знаешь, кто — «я» ?
— Конечно, дорогая. Ты моя любимая внученька Машенька, мое солнышко!
Бабушка стала обнимать подбежавшую Машеньку. Рыжая Линда с визгом соскочила с места, стала мести хвостом, приседая на задние лапы, вытанцовывая ламбаду, одновременно пытаясь лизнуть Машу или бабушку в лицо.
Машенька вывернулась из бабушкиных рук и прикрикнула на Рыжую Линду.
— Да нет, я не про это спрашиваю!
Бабушка перестала улыбаться и внимательно посмотрела на внучку.
В общем-то, она всегда внимательно на всех смотрела, потому что всю жизнь проработала учительницей. А все знают, что учительницы за всеми наблюдают, все про всех знают и всех контролируют. Даже дедушек. А теперь вот бабушка на пенсии и занимается всякими штуками из глины, а еще Дашкой и Наташкой, но они еще совсем маленькие Машенькины двоюродные сестры. У них в семье теперь сплошной девичник и все этому рады, потому что до этого был мальчишник. У бабашки с дедушкой два сына: папа и дядя Саша, у дедушкиного брата деда Никиты два сына, у бабушкиной сестры бабы Люды два сына. А теперь пошли в семье девчата, и это было хорошо. Потому что бабушка говорит, что Забелины должны размножаться.
— Бабушка, я тебя спрашиваю, кто я, кто это думает у меня в голове? Кто это у меня, например, Линду Рыжую любит? Кто ночью смотрит мои сны? Ну, отвечай, кто?
Машенька Забелина прижала кулачки к груди, зажмурила глаза и наклонила голову вниз так, что хвостик льняных кудрявых волос встал почти вертикально. Она всегда так делала, когда сердилась.
— Ага, вот ты о чем спрашиваешь?
Бабушка теперь смотрела на Машеньку не только внимательно, но задумчиво, как бы взвешивая, можно ли, нужно ли отвечать на этот вопрос или отшутиться? Нет, отшутиться не получится. Надо отвечать. Смогу ли я? Как мои слова потом отзовутся? Она взяла Машеньку за руку.
— Пошли с сад, сядем на нашу скамеечку. Надо нам сосредоточиться.
Машенька Забелина уже знала, что это очень важно. Бабушка всегда говорила, что в серьезных делах, чтобы все получилось хорошо, надо уметь сосредоточиться. Значит их разговор — дело серьезное, значит не надо отвлекаться, значит, все внимание надо направить на то, о чем говорит бабушка и на то, как и что ей отвечать.
Маша села прямо, положила руки на коленки, взгляд у нее затуманился, дыхание замедлилось — так она сосредотачивалась. Она говорила, что когда она сосредотачивается, она как будто слушает и думает всем телом.
— Маша, ты должна понять, что я не могу дать тебе полный ответ на твой вопрос. Я могу тебе сказать только то, что знаю и понимаю сама.
— Да, бабушка, я тебя слушаю.
— Посмотри вокруг — видишь Мир вокруг тебя, и он в тебе, прислушайся к себе, что ты чувствуешь? Посмотри на все вокруг, как будто видишь впервые. Деревья, небо, птицы, цветы. Это твой Мир и это — ты.
И я посмотрю вместе с тобой вокруг себя, как будто впервые. Это мой Мир. Давай посмотрим друг на друга, как будто впервые. Ты есть в моем Мире, а я — в твоем.
— Бабушка, у нас что — разные Миры? Он ведь один на всех?
— Да, наверное, один, я этого не знаю. Но зато я точно знаю, что у каждого человека Мир свой. Как тебе сказать? Вот есть люди, которые приходят в Мир, как в гости, как будто от них ничего не зависит, он как будто чужой и, может быть, даже враждебный. А есть такие люди, которые считают себя хозяином Мира, пытаются командовать, давить, требовать от него что-то для себя. А есть люди, которые знают или догадываются, что Мир — это они сами и есть. Они открыты Миру, и он идет им навстречу. Они мечтают, и мечты их сбываются. И они любят его, доверяют ему и радуются ему.
— Бабушка, я тоже люблю и радуюсь, но не всегда.
Бабушка крепко прижала к себе Машеньку. Так крепко как будто у них стало одно сердце. Как будто бабушка своими объятиями хочет закрыть Машеньку от всех горестей и страданий. Но при этом она знает, что сможет только облегчить, но не оградить.
— Конечно, моя дорогая, ты чувствуешь, ты переживаешь. Это так твое сердечко откликается на то, что вокруг тебя происходит.
— Милая моя, ты — единственная такая во всей Вселенной, другой такой не было и не будет. И любой другой человек тоже единственный.
У тебя есть тело, душа и разум — все это дано тебе и все это неповторимо. Ты такая одна!
Ты — это то, что ты любишь, чему радуешься и от чего печалишься.
Ты — это то, что для тебя главное в жизни.
Ты — это то, о чем ты думаешь и как мыслишь.
Ты — это то, чему ты учишь себя и как управляешь собой.
Ты — это то, как ты поступаешь и как ты к этим поступкам относишься.
— И это все — я?
— Да, и даже еще больше, ты сама постепенно узнаешь!
Машенька засмеялась, — вот кто я, я — это все, что я могу и что я делаю!!!



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 16.08.2014, 17:27 | Сообщение # 6
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Задача в три действия

— Ну, давай, Маша, иди к доске!
Физичка знала, что эту задачу если кто и решит в классе, то только Маша Забелина, но та сидела с отрешенным видом и абсолютно пустыми глазами. Настя ткнула под партой подругу ногой и показала взглядом на доску. Понятно, надо идти и надо решать. Маша аккуратно, не спеша, практически сползла со стула, стараясь не зацепиться за сидение — она всегда делала затяжки на колготках именно в кабинете физики. Стулья в прошлом году сменили, но количество затяжек, почему-то не уменьшилось…
Конечно, она не слышала условие, но пока шла к доске, его повторили еще раз. Она попыталась переключить свои мысли на задачу. Хотя, с чего их было переключать? Мыслей не было совсем. И правильнее было бы сказать, что она попыталась их не переключить, а включить. И уж если быть еще точнее — она попыталась включить не мысли, а сам мыслительный процесс…
Блоки, наклонные плоскости, проекции сил и ускорения тел — полная ерунда. Совершенная абсолютная ерунда, глупая глупость и ненужность сейчас, в данный момент! Но эта механическая глупость и неприложимость к живой жизни на время ослабила хватку боли.
Маша сосредоточилась на задаче — это было легко и привычно. Выбирая наиболее рациональное решение уравнений, она случайно скользнула взглядом по окну и внутренне охнула. Осень! Там за окном была осень в полном своем разгаре и солнечном великолепии, каким только и бывает бабье лето! Другая осень.
Осень прошлого года, холодная и дождливая, полная любви и надежд, частых встреч, беззаботного смеха, нежной легкости случайных прикосновений и разговоров, разговоров обо всем и не о чем… Осень. Как коротко и светло было начало, и как долго и тягостно длился разрыв. Случайные встречи, наивные мысли, затмение первой любви. Хотелось верить, что с той все не всерьез. Он, конечно, поймет, разберется в себе и вернется. И он возвращался. Несколько раз. Что тянуло назад? Чего не хватало там? Или от скуки без той, не воспринимая всерьез эти встречи? Зачем он приходил снова? Она не понимала и принимала. И каждый раз думала, теперь насовсем. И снова, надеялась вновь и вновь, что уж в этот раз он не прервет больше нить долгожданных вечерних встреч.
Осенний костюмированный школьный бал. Она Татьяна Ларина с локонами до плеч. Машка, дурочка, на что ты надеялась и зачем сказала сокровенное — я тебя люблю?
— А я люблю другую.
И все.
Но она еще не могла смириться.
Нет, тогда она
не поверила — словам.
Потом пришла зима, слякотная и промозглая, с тоскливыми и безнадежными пустыми ожиданиями.
Вот и Новый год. Все знали, почему она пришла туда к ним, а не к своим одноклассникам. Кто-то пожимал плечами и крутил пальцем у виска, кому-то было интересно, чем все закончится, но в целом отнеслись к ней вполне деликатно. Надо же! Чужая любовная драма. Он был с той, и им было хорошо вдвоем. На, смотри и иди уже с миром, — говорили их сплетенные руки. И она ушла, насытившись горечью и отчаяньем.
Но она еще не могла смириться.
Нет, тогда она
не поверила — глазам.
Утром, слегка пьяная от бессонной ночи, с ноющей болью, она несла свою душу домой. Падал и падал снег крупными хлопьями. Оглушающая тишина спящего после бурной новогодней ночи города давила на уши.
— Почему ты перестала здороваться?
Маша впервые ощутила, что такое ватные ноги, и как сердце бьет молотом в груди. Поправил ее челку под шапкой. Этот жест снисходительно доброжелательный обжог как огонь, как лед, как пощечина. Стало нечем дышать, темно глазам, исчезли звуки. Во всем мире осталось только тепло ладони, коснувшейся лба.
И это безвоздушное, темное, беззвучное нечто донесло до каждой ее клеточки, до каждой молекулки — никогда им не быть вдвоем.
И эта данность была непоправимо и совершенно безнадежна!
И тогда она
поверила — душе,
упала в себя и отключилась от мира...
Маша решила задачу, повернулась к окну посмотреть на школьный двор и наткнулась на синие Шуркины глаза.
Подперев голову рукой, он внимательно смотрел на нее. Она нравилась ему давно. И он ждал. Похоже, вместе с осенью возвращалась наконец-то и Машка.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:20 | Сообщение # 7
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Фантомные чувства


Мне приснился сон. Мы выходили из здания в сумерках. После работы или учебы? Обычное, высотное, не очень современное, то ли офис, то ли какое-то предприятие. Несколько молодых женщин и с ними мой друг детства свернули направо, а я перешла на другую параллельную улицу. Во сне я уже была виновата перед ним, но эта вина моя как-то стерлась во времени за давностью лет, но не искупилась, не простилась явно и осознанно ни мной, не им…
И вот я оборачиваюсь вслед, и понимаю ясно, пронзительно, что больше никогда его не увижу в своей жизни, а я еще не попросила у него прощения, не нашла для этого времени и места… Чувство безвозвратной потери захлестнуло меня. Откуда взялся такой силы эмоциональный всплеск, где, на каком чувственном уровне дремал он во мне все эти годы? И почему мне захотелось подбежать и обнять друга? Прижаться к нему так крепко, чтобы объятие мое все рассказало ему про мою вину, о которой он и знать-то не знал. Чтобы душа моя выплакала, высказала, как вина глодала меня все эти годы и не имела выхода, и не знала прощения, и как я хотела забыть ее, но не смогла. И чтобы он принял мое раскаянье и покаяние в сердце свое и простил.
А теперь вот он уходит навсегда. И это страшное слово «навсегда» никак не преодолимо и совершенно безнадежно. И я знаю, что не догоню его. А вина остается со мной, и я понесу ее дальше по жизни, и не избыть мне ее никогда. Горечь заливает душу мою, сдавливает дыхание. И я стою, и смотрю, как исчезают тени в сумраке ночи.
И просыпаюсь… Но нахожусь еще некоторое время во власти сна и, охвативших меня, чувств. Постепенно реальность вытесняет впечатления, чувства теряют остроту, и я понимаю их фантомность (история забылась давно, и нет оснований для волнений).
Но почему так происходит? Откуда возникает такая концентрация чувств во сне, когда и наяву-то такое не переживалось? Или переживалось, но сознание не зацепило и не отразило? А чувства остались в душе или в подсознании, или не знаю, где, в каких-то слоях и прорываются к нам во сне, когда ослабевают барьеры разума. Или само чувство имеет слоистую структуру и концентрация его, густота, накал увеличивается с глубиной. И если мы погружаемся в него, то от чего зависит в каждый конкретный момент глубина погружения и сила переживания? Почему во сне и наяву это вроде бы одни и те же чувства, но… как лицевая и изнаночная сторона?



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:21 | Сообщение # 8
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Твое время


Однажды ты четко и ясно осознаешь, что время может идти, бежать, лететь, стремительно исчезать, ползти, еле тянуться. Но. Ты не можешь им управлять. Да, оно субъективно, и при том совершенно независимо от тебя. Оно неумолимо и в своей быстроте, и в своей медленности. Оно парадоксально. Потому что одновременно является объективным и субъективным явлением. С одной стороны скорость его течения меняется для тебя в зависимости от твоего отношения к нему. Чем сильнее ты его торопишь, тем медленнее оно идет. Хочешь его замедлить — оно несется во весь опор. Оно как будто играет с тобой.
Но если размеренно жить, никуда не торопясь, не стараясь приблизить события или отдалить и наблюдать за течением времени как бы со стороны. Кажется: вот, вот ты ухватишь его и подчинишь себе. Ха, удостоверишься только в том, что оно течет плавно и без резких рывков, но все так же неумолимо и неподчиняемо тебе. Желаемые и не желаемые события приходят в свое время и становятся твоей историей. И лишь когда песок твоих жизненных часов перестанет течь, твое время перестанет быть. А с ним перестанет существовать твое пространство. Это для тела, а для вечной бессмертной души, есть ли время и пространство? Глупый вопрос — какое же время у вечности? И где же пространство, что умещает в себя вечность?



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:29 | Сообщение # 9
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Нетелефонные разговоры с учительницей физики…

(К девочке) Часть 1.

— Да?
— Здравствуйте, вы меня не знаете …
— И что дальше?
— Я понимаю, что это нетелефонный разговор, но я хочу с вами поговорить.
— Обнадеживающее начало. Не люблю разговаривать с незнакомыми людьми.
— Мне … Я… В общем, мне так проще, чтобы Вы меня не знали.
— А мне? Откуда я знаю, кто ты и зачем звонишь. Может это тебе приятно щекочет нервы, может ты так «прикалываешься», или как вы там говорите?
А я, — простодырая, буду тут с тобой сюсю — масю разводить?
— Да нет, мне больше не с кем поговорить, а с Вами сказали можно, хоть о чём… Что Вы поможете.
— Кто же это так меня рекламирует?
— Девчонки из Вашего класса.
— А… Вообще-то у меня здесь не телефон доверия и не служба спасения. И, видишь ли, я не готова обсуждать с тобой любые темы.
— Почему?
— Ну, во многих я просто не сильна, а на уголовные и сексуальные темы боюсь разговаривать.
— Боитесь?
— Ну да, боюсь. А что? Думаешь бояться — стыдно? Когда я была помоложе, мне
было стыдно бояться, а теперь — нет. Стыд — это ведь тоже чувство близкое к страху. Запутаешься тут с тобой. Короче, чтобы позволить себе быть трусом, надо тоже иметь мужество. Не важно, в чьих глазах, своих или чужих боишься.
— А мне всегда стыдно признаться, что я боюсь.
— Ну, вот и не стесняйся, сними с себя запрет. Дай свободу страху, дай ему право на существование. Разреши себе не бояться бояться. Увидишь, как легче станет жить. Разреши страху быть, и он меньше будет тебя терзать.
Да, так о чем ты хотела со мной поговорить? Говори, у меня еще есть время.
— А мы уже разговариваем. Спасибо, что не бросили трубку. А можно я еще позвоню?
— Давай, валяй. Не знаю пока, нужно мне это или нет? Какой у меня тут личный интерес? А? Разве, что своим «обширным» жизненным опытом поделиться, чувствуешь иронию!? Только ты можешь не потянуть моих условий, сразу говорю: надо терпеть мое занудство (учительницы все зануды, знаешь об этом?), о жизни говорить на пределе откровенности, т. е. не врать ни себе, ни мне, не перебивать, стараться понять, не обижаться, не бросать трубку, если буду говорить очень неприятные или непонятные вещи (это я много могу)… Так, и еще, — звонить вечером и лучше в субботу. Сама понимаешь — семья: муж, дети и уроки. Уроки входят в понятие семьи, потому что, когда мама решает задачи — всем вздохнуть и не дышать. И потом, — скажи хоть, как к тебе обращаться? Конечно, если тебе мои условия подходят.
— Татьяной меня зовут… А вы тоже будете со мной откровенной?
— Это, как получится. По мере необходимости и возможности. Ты же знаешь сказку Экзюпери "Маленький принц " и его слова: ты всегда в ответе за всех, кого приручил? — Я еще не готова отвечать за тебя.
— Я не читала этой сказки.
— Ну, вот! Это же классика, как впрочем, и сказка "Алиса в Стране Чудес и в Зазеркалье" Кэрролла.
— И эту я не читала.
— Что же вы читаете теперь? Властелина Колец или Гарри Поттера? Да и это, наверное, не читаете. Давай-ка, восполни свои пробелы. — Я может, тоже перечитаю с тобой, хоть и читала обе по несколько раз. "Маленький принц" — очень нежная и трепетная сказка. В " Алисе " много логики. Я бы сказала, что "Маленький принц" — попытка чувственного познания мира, а " Алиса " — познание мира на уровне интеллекта. Так, что, Татьяна? Будем считать, что первый разговор состоялся?
— Да, спасибо, Ирина Викторовна.
— Пока не за что. До свидания.
***

— Добрый вечер, Ирина Викторовна.
— Здравствуй, Татьяна.
— Вы меня по голосу узнали?
— Узнать по голосу не сложно. Особенно, если развивать свои слуховые и интонационные анализаторы. Голос и интонация дают много информации для тех, кто умеет слушать. Как же еще с тобой познакомиться, если не видишь лица твоего, ни глаз твоих? А?… Конечно, в этом есть своя прелесть. Но… Кстати, о голосе, интонации, выражении лица и жестах, — видишь, все собрала. Я вот о чем. Ты смотрела фильм "Особенности национальной охоты"? Не могу оценить все его достоинства и недостатки, но эпизоды, где молодой финн и Кузьмич вдохновенно разговаривают на разных языках без переводчика, прекрасно понимая друг друга — это шедевр! Я не могу даже вразумительно объяснить, почему эти кадры вызвали такой восторг и восхищение у меня. Что это? Проявление неосознанного желания полного взаимопонимания и проникновения друг в друга? Не знаю, где авторы сценария это подсмотрели или где прочитали? Как они смогли найти средства обратить наше внимание на то, что иногда голос, глаза, жесты говорят больше, чем слова? Такое великолепное восприятие потока чувства, направленного на другого человека! Можно многое понять и без слов, если научишься анализировать голос, интонацию и чувства, которые ими передаются.
— А что вы поняли по моему голосу?
— Например, что ты сомневалась — звонить или нет, что ты устала, что ты чем-то озабочена.
— Вообще-то так. Я подумала, не много ли я на себя беру, используя ваше личное время? Я так подумала, и мне стало неловко.
— И все же ты позвонила? Почему?
— Потому, что обещала.
— Ну и хорошо сделала. Ты конечно права, время — это самое дорогое, его нельзя одолжить и вернуть, нельзя ничем скомпенсировать. Взять его можно у человека, а отдать нет. Но к нашему случаю это отношения не имеет.
— Как это?
— Я ведь не просто разговариваю с тобой. Я продолжаю вместе с тобой познавать мир, людей. Это так интересно и настолько важно для меня, что даже на уроках физические законы и явления я пытаюсь объяснять, используя психологические аналогии.
— А нельзя ли попроще?
— Да и так просто. Ты сейчас практически заканчиваешь изучать физику, поэтому мои примеры будут тебе более или менее понятны. Можно я начну издалека? Как-то мне попались нравственные письма Сенеки, и меня поразило то, что психология человека очень мало изменилась за двадцать веков, что человек от века к веку испытывает одни и те же чувства, и эволюционирует в целом очень медленно. ( Может, в одинаковости чувств и заключено бессмертие для человека, как в сезонной повторяемости зеленого убора леса. Это довольно сложная для меня тема, и, если ты захочешь, мы об этом поговорим отдельно.) Изучая описание некоторых явлений и процессов, невольно обращаешь внимание, как некоторые из них похожи на жизненные каждодневные ситуации, в которые попадает человек. И возникает вопрос — а не является ли физика, такая, какая она есть в нашем понимании, отражением нашего внутреннего мира, некоей проекцией законов психологии человека на материальные объекты и явления? Т.е. не являются ли физические модели аналогом моделей поведения человека? Или наоборот, не помогает ли нам наше подсознание описывать внешний мир, как свой внутренний? Правда, не нужно проводить аналогии слишком глубоко и широко. Любая аналогия начинает страдать, если пытаться провести полное отождествление. Например — ядерные модели: капельная и оболочечная. Каждая из них не описывает полностью структуру и свойства атомного ядра, а лишь объясняет отдельные характерные особенности. Так и психологические аналогии — они высвечивают, делают понятнее и нагляднее частности физического процесса, если они похожи на то, как бывает в жизни. Одна моя ученица назвала корпускулярно — волновой дуализм света двуликим Янусом. Как тебе это нравится? Можно привести и более прозаический пример. Человек раздражен, разговаривает громко, сердито, плохо владеет собой, — он возбужден, его где-то "накачали" избыточной энергией, и подобным поведением он ее "сбрасывает" на окружающих. Постепенно такой "носитель" энергии успокаивается, возбудив кого-то еще, и переходит в основное — нормальное состояние. Узнаешь атом водорода? Силы молекулярного притяжения и отталкивания в плане психологии взаимоотношений людей тоже понятны. При знакомстве с человеком мы проявляем интерес к нему, пытаемся сблизиться с ним. Но бывает наш интерес заходит слишком далеко, и на смену сближения приходит отталкивание. Мы заступаем на чужую территорию. Психологи дают определение области психического и физического пространства, вводят понятие интимной зоны, дотошно объясняя важность неприкосновенности чужих границ. А нам просто говорят, чтобы не лезли в душу. И мы будем довольствоваться тем " расстоянием близости" на какое нам позволят подойти. Но знаешь, Татьяна, самым уникальным явлением, на мой взгляд, не до конца познанным даже учеными, можно считать резонанс. Он до сих пор служит источником различных научных и околонаучных гипотез и догадок. Если предположить, что человек — система, работающая на некоторых, только ему свойственных частотах, то многие жизненные ситуации окажутся сходными с резонансом в физике. Скажем, возникновение любви (чего уж мелочиться) — как усиление взаимной симпатии при совпадении частот. Он и Она, последовательно или параллельно, выступают в роли вынуждающей силы, что и приводит к резонансному усилению чувства. Так же и взаимная вражда, переходящая в ненависть. Любой конфликт дома, на работе, с друзьями возможен, если к нему уже готовы, настроены на одну частоту и "работают" в резонансе. Используя теорию резонанса, можно научиться гасить конфликты, регулируя собственное состояние. Для этого надо суметь изменить частоту собственных вибраций. Методом проб и ошибок ты найдешь свой способ. А когда я готова ринуться в бой, когда я нервничаю, психую, когда я готова обижать и унижать, когда я готова орать благим матом, я говорю себе — Ира, расслабь живот. Только не надо смеяться… Я не знаю, какие процессы при этом со мной происходят, но мне кажется, что в зажатом животе генерируются какие-то агрессивные частоты или что-то еще происходит. Не знаю. Расслабляясь, я перехожу, видимо, на другие частоты, и уже могу себя более или менее успокоить и сосредоточиться. Я могу изменить тон, выражение лица и даже сменить тактику поведения. При расслабленном животе я более способна на конструктивные решения, так как становлюсь способной к анализу. Если одна из взаимодействующих сторон дисгармонична — конфликт может потерять свою силу и сойти на нет. Так вода перестает выливаться из ведра при изменении ритма шагов человека, несущего ее. Или перестает страшно раскачиваться подвесной мостик, если идти по нему быстрее или медленнее. А еще, почему на вкус и цвет товарища нет? Почему то, что смешно для одних не вызывает улыбок у других? Какие струны души у нас начинают звучать, когда мы испытываем восторг, умиление, восхищение? Не резонанс ли это внешнего и внутреннего? А помнишь опыт, демонстрирующий правило Ленца? На иглу одевается два колечка на перемычке, одно из них с разрезом. Если к целому кольцу подносить магнит, то оно будет отталкиваться. Если руку с магнитом отводить назад, кольцо начинает двигаться вослед. Я предлагала своему классу описать ситуацию стихами Пушкина, ну-ка, а ты догадаешься? "…Чем меньше женщину мы любим…"
— Так, так — тем легче нравимся мы ей. Видишь, уже начинаешь меня понимать. А как русская народная поговорка формулирует третий закон Ньютона?
— Наверное, как аукнется, так и откликнется.
— Примерно так. Но ты знаешь, не всегда психологические аналогии позволяют лучше понять некоторые физические процессы, случается и наоборот. Например, рост кристаллов или эволюция Вселенной. Мне эти, теперь уже физические аналогии, очень дороги. Они помогли мне понять в свое время маленькую толику в законах развития человека. Тебе известно, что природные кристаллы очень разнообразны по форме. Они могут иметь от четырех до нескольких сот граней. Грани кристаллов развиты в различной степени, поэтому и физические свойства их неодинаковы в различных направлениях. Человек — своеобразный кристалл. Рождается ребенок, он как некая затравка будущего кристалла, а его окружение — питательная среда. Каждая грань — качество: веселый, любознательный, добрый, сообразительный и пр. Окружающая среда позволяет выращивать грани характера человека, но она питает их неодинаково, некоторые грани остаются невостребованными, их рост не нужен по каким-то причинам, и он тормозиться. В повседневном общении человека даже во взрослом состоянии требуется только определенное количество граней. Но задавленные грани все равно "ищут" возможности к росту. При попадании в другую среду у нас могут востребовать эти грани характера, и они начинают расти. Мы ведь всегда хотим стать лучше, интереснее, значимее для других, а значит многограннее. Вот почему иногда, из-за невостребованности граней своей души, люди меняют свой круг общения, все бросают и начинают заново: уезжают, разводятся, меняют работу. В связи с этим встречается интересное, на первый взгляд, парадоксальное, явление. Два человека долгое время живут вместе и общаются примерно с одним кругом знакомых. Один из них говорит, что ему в жизни очень повезло, т.к. на его жизненном пути ему попадались только хорошие милые отзывчивые люди. Другой утверждает прямо противоположное. И, тем не менее, они оба правы. Мы сами разворачиваем к себе людей определенными гранями, и от нас зависит, какими гранями к нам поворачиваются люди. А модель расширяющейся Вселенной вообще неисчерпаема для подобных аналогий. Представь, Татьяна, если сможешь (я лично не могу), что до момента взрыва точки, находящейся в сингулярном состоянии, не было ни пространства, ни времени. А была некая "квантовая пена". Это нечто из чего могут рождаться вселенные. Если говорить о человеке, как о Вселенной, то, что было до его рождения, и что будет после его смерти, он не знает. Ни до, ни после мира для него не существует. После взрыва-рождения Вселенная начинает бурно расти — расширяться, меняя свою структуру, захватывая все большие горизонты. Хотелось бы знать — чего? Знаешь, как Насир Хосров (таджикский поэт и философ 11 века) спрашивал:
"….И за гранью Вселенной крутящейся что?
Если скажешь: Вселенной крутящейся вне
Лишь пустая, бездонная есть глубина, —
Объясни: относительно ли к той глубине,
Где Вселенная? Движется ли она
Так же растет и усложняется мир родившегося человека, расширяются горизонты его сознания и знания. И все же он еще очень маленький, почти весь мир его сосредоточен в материнском тепле. Мама, папа, бабушки, дедушки, друзья, знакомые — все близки. Ему кажется, что это один общий мир. Души их проникают друг в друга. С годами они становятся дальше, пространство расширяется, души разбегаются. И вот человек — звезда. А души других как звездочки: редко и далеко. Мало звезд — душ, летящих к нему, трудно удержать их рядом, да и зачем? Человек понял, что он одинок, и сам отвечает за все в своей жизни. Теперь нельзя переложить вину на другие плечи, спрятаться и отсидеться. Надо за все быть в ответе. И когда человек почувствовал и осознал меру своего одиночества — он стал взрослым. Одиночество и взросление вообще отдельная и нелегкая тема, и мне не хотелось бы задевать ее вот так, походя. Но может быть, мы к ней когда-нибудь еще вернемся? Я приведу еще одну аналогию, она списана с моих собственных переживаний. Я называю ее душевный коллапс. Вы уже проходили на астрономии эволюцию звезд, и ты знаешь, что конечной стадией эволюции достаточно массивных звезд, после исчерпания запасов ядерной энергии, должен быть коллапс. Внутренние слои звезды под влиянием силы тяготения, которой уже не может противостоять газовое давление, обрушиваются к центру звезды. Вещество падает само в себя. За очень короткое время звезда как бы "пропадает", т.к. перестает излучать и становится "черной дырой". Вот такой душевный коллапс мы переживаем в момент горького, всеобъемлющего разочарования, связанного с предательством или потерей любимого человека. Это так непереносимо больно, что душа падает сама в себя. Кажется, некуда деться, нет нигде приюта, душа болит и страдание замыкает ее саму на себя, концентрирует внутрь, в точку. Внешний мир исчезает, и ты теряешь способность видеть и ощущать. Сплошная боль — сингулярность души. Но такое состояние кратковременно, потому что неустойчиво. Так устроен человек. Он не может долго и сильно переживать одно и то же чувство. Я не знаю, почему это так. И душа — Вселенная взрывается, образуя другое пространство — время, идет зарождение нового, жизнь продолжается.… Видишь, как у меня здесь все перепуталось: и Вселенная и взрывы сверхновых. Но в конечном итоге понятно, что идет полное обновление. Как рождение Вселенной с новыми фундаментальными константами. Как бы то ни было, главное, что из душевного коллапса всегда есть выход. Хочется снова жить и радоваться жизни. Наверное, на сегодня хватит?
— Да, я хочу подумать.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:33 | Сообщение # 10
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 2.

— Здравствуйте, Ирина Викторовна.
— Здравствуй, моя хорошая. У тебя сегодня голос звенит. Что за скрытые радости?
— Отправила наконец-то контрольные работы по физике и математике. Прочитала "Маленького принца", защитила реферат по истории...
— Как же ты все это за неделю успела?
— Сестра сдает зачеты и ее почти не бывает дома.
— А когда бывает дома?
— Да ну ее… Я вот о чем хотела спросить. Вы, когда просили меня звонить в одно и тоже время, что имели в виду?
— Как, что? Что я буду уже свободна и могу посвятить нашему разговору какое-то время.
— Помните, как Лис просил, чтобы Маленький принц приручил его? Надо было приходить в одно и тоже время, что бы знать "…к какому часу готовить свое сердце…"
— Да.… Это один из самых грустных и щемящих эпизодов в сказке. Кроме разве, что описания ухода Маленького принца с нашей планеты… Но я так глубоко не думала, когда разговаривала с тобой. Это получилось само собой. Вот в этом, кстати, и проявляется особенность некоторых произведений — в их своеобразной неисчерпаемости. Автор даже сам может не осознавать всю полноту и глубину своих мыслей. Мы иногда прочитываем больше, чем написано в книге. (Случается и обратное, мы прочитываем небольшую долю. Или, читая, не прочитываем ничего. Знаешь ведь, смотришь в книгу, а видишь то, что хочешь видеть. А если не хочешь? Видишь ли, понять можно только то, к пониманию чего уже созрел. А зрелость определяется пониманием. Как разорвать этот круг и выйти из круга?) Некоторые произведения читают с интересом в любом возрасте. Далеко ходить не буду — для меня это «Война и мир». ( Кстати, Киплинг сознательно учитывал это, когда писал свои сказки.) Наверное, в таких произведениях раскрываются такие пласты жизни, которые постигаются только с годами при накоплении житейского опыта. Как в микроскопе. Работала с микроскопом? При перемещении тубуса резкость настраивается на различную глубину.
— А знаете, " Маленький принц" — очень печальная сказка. Печальная — потому, что Маленький принц неправильно любил свою розу.
— Ну, уж! Это очень сильно сказано. Что значит, правильно — неправильно? Любил, да и все.
— Нет. Он решал, что хорошо для нее, а что нет. Он прислушивался к ней, даже когда она умолкала! У меня тоже есть такой слушатель. Он своей любовью накрывает меня, как колпаком. Это ужасно, он не дает мне проходу! Он всегда знает, как лучше мне, я должна делать все, как он думает. Мне рядом с ним нечем дышать….
— Так. Стоп. Не будем торопиться. В этих вопросах не так просто разобраться. Но я знаю точно, если хочешь, что бы тебя любили, позволяй тем, кто пытается это делать, я имею в виду любить, хотя бы иногда, навязывать себе их волю. Иначе любовь может перейти в свою противоположность.
— Да мне все равно. Путь лучше ненавидит,… надоел!
— Как-то ты незрело относишься к человеку. Он ведь не виноват, что ты для него самая лучшая. Это раз. Большое и светлое чувство может человека посетить вообще только однажды в жизни. Это два. Не все понимают, что любовь — это желание блага любимому, а не желание им обладать (обладание в широком смысле слова). Это три.
— И я об этом же. Он не только ревнует меня к моим друзьям и одноклассникам, но даже к книгам. Мне кажется, что он даже мои мысли хочет знать. И даже к мыслям ревнует. Все время заглядывает мне в глаза и спрашивает, а о чем я думаю? Как будто боится оставить меня наедине с моими мыслями. Вдруг я что-то не то подумаю. Все время упрекает — не любишь, не уважаешь, презираешь. Он меня просто бесит. Я теперь ему все назло делаю. Пусть отстанет от меня!
— Значит тебе неприятно такое пристальное внимание?
— Раньше было приятно, льстило. А сейчас слишком далеко зашло. Как вы говорите, он все время посягает на мое пространство. Как под микроскопом меня рассматривает. Любые мои слова, чувства анализирует, придирается. Зануда…. Я теперь притворяюсь, что занята или, что меня нет дома, когда он звонит.
— Я понимаю, ты не любишь его и он тебе в тягость. Но все же, попробуй быть более милосердной. Отнесись с уважением к его чувству и попробуй объяснить, что тебе тяжело с ним. Не мог бы он дать тебе большего пространства, не мог бы он считать тебя более самостоятельной и больше доверять тебе? А если нет, то это не его вина, просто вы не совместимы. Надо признать, что человек он хороший, но вы почему-то не подходите друг другу. Понимаешь, отказывая человеку, нельзя его лишать веры в то, что он хороший. На этой вере выстроена шкала его ценностей. Хотя, может и полезно для некоторых, что бы иногда потрясли их фундамент. Но, опять же, — кто нам дал такое право? И если мы сами себе его присвоили, то, достаточно ли у нас оснований для этого?
— Да, если я отнесусь с уважением и сочувствием к нему, он расценит это как надежду!
— Есть такой риск. Надежда ведь одна из устойчивых иллюзий человека потому, что он сам ее подпитывает. Она очень для него важна потому, что позволяет ему не делать выбор, не додумывать мысли до конца и не говорить правду самому себе. Короче говоря, если есть иллюзия, не надо принимать решение, а самое главное — не надо его выполнять. Если хочешь, мы еще поговорим с тобой на эти темы. Но сейчас подумай о том, что пройдет много, много лет и у каждого из вас сложится своя судьба. Как вы будете вспоминать друг о друге, — со злобой, презрением, обидой или с легкой грустью и благодарностью? Это ведь очень важно, какие чувства хранит наша память. Найди сейчас в себе мужество и мудрость достойно выйти из этой ситуации. Если ты не хочешь ни каким образом связывать с ним свою судьбу, говори твердо — нет. Но не издевайся, не смейся, не ставь экспериментов. Конечно, человек может и не догадываться об этом, но тебе самой потом будет противно… Или ты еще не решила, что будешь делать?
— Я вообще так не думала. Я теперь не знаю… Мне иногда интересно с ним, и я не хотела бы его терять совсем.
— Значит, четко определи для себя "расстояние" душевной близости и твердо не позволяй его нарушать. Не позволяй давить на себя, если тебе это неприятно. Однако не отмахивайся оттого, что он говорит. Знаешь ведь, — выплескивая воду, не выплесни вместе с ней и ребенка. Ты ведь не считаешь себя человеческим совершенством? И потом… Всегда важно при взаимодействии с человеком, определить для себя, что ты хочешь: судить или понять его. Легче судить или осудить. Тут критерии известны, — меряем по себе, по своей шкале ценностей. А что бы понять человека, надо много думать о нем и анализ его слов и поступков делать исходя из его ценностей.
— Вот в том и дело, не хочу я думать о нем.
— Что за парадоксы в нашей жизни! Нам не надо заставлять себя думать о человеке, если мы его любим или ненавидим. Это получается само собой. А если не испытываем сильных чувств, то трудно или лень. Не кажется ли тебе, что думать о человеке, пытаться понять его — это в какой-то степени проявлять милосердие. Юность спешит и не хочет думать, и бывает немилосердна. Что, Татьяна, на этом и простимся сегодня? И думай, думай — это не вредно.

***

— Здравствуй, Танюша. Как твой мыслительный процесс?
— Плохо. Начну думать о чем-то, а мысли все время уходят в другую сторону. Думаю не над тем, о чем надо, а над тем, что приятно. Часто даже не замечаю, как перескакиваю с одной темы на другую. А потом вообще начинаются какие-то грезы, мечты.
— Да, умение концентрировать свое внимание, надо воспитывать в себе. Следить за собой, не позволять себе увиливать в сторону. Но прежде важнее определиться, — зачем — думать, что такое — думать, и как — думать. Для меня думать — это не просто перебрасывать в уме некоторые мыслиштампы. Для меня думать — это работать над решением каких-либо жизненных силлогизмов. А результатом думанья является мысль. Мысль человека — это его личное новое знание, выраженное словами. Т.е. результатом твоего думанья должно явиться какое-либо новое знание для тебя. И не важно, что половина человечества земного шара или больше об этом уже знает и давно! Важно, что в этот момент ты об этом узнала, и узнала сама. Ты можешь потом об этом прочитать в книгах и удивиться тому, что смогла сама додуматься до каких-то важных и неочевидных вещей. Ты можешь даже погордиться немножко собой. Это ведь так здорово, — узнать самой, догадаться самой… Любую мысль надо четко и ясно формулировать, а для этого и надо ее домысливать до конца. Мы часто попадаем в жизненные ситуации, требующие принятия какого-либо решения. Ситуацию надо обрисовать, проанализировать, сделать вывод, и потом принять решение. Вот вывод и решение я называю мыслью, додуманной до конца и одновременно новым знанием. Мы не додумываем мысли до конца, на мой взгляд, по двум причинам. Нам не хватает ума или мы боимся. У меня в жизни встречаются часто то и другое, и с этим я, как умею, борюсь. На что не хватает ума? На детальный анализ. Думаю, что большие ученые, изобретатели, тем и велики, что сумели додумать свои мысли до конца при решении конкретной проблемы. Все научные открытия — это мысли доведенные до конца и принявшие вид формулировки закона, правила, математической формулы. Человек часто проходит мимо открытий, потому что не может додумать свою мысль до конца. Многие ошибки людей — недодуманные мысли. А чего мы боимся? Понимаешь, способность додумывать мысли до конца сопряжена с умением говорить правду себе о себе. Это бывает очень нелегко. А вдруг правда окажется "некрасивая"? И в свете этой правды я буду "плохой". А как мне жить со мной "плохой", если одна из насущных потребностей человека — быть хорошим? Сознание блокируется. Действует какой-то закон самосохранения. Человек нормально живет, если он в своей системе отчета хороший. Понимаешь в чем тут тонкость? Это ведь мы оцениваем извне людей, исходя из своих внутренних представлений. Мы пытаемся своим внутренним миром измерять внешнее проявление внутреннего мира других людей. Вот как! И общество тоже умеет и любит раздавать ярлыки. Один добрый и порядочный, другой — подлец, врун. В этом есть некая объективность. Но… Даже, если человек знает, что его считают мерзавцем, он найдет в себе такие оправдания, чтобы остаться в мире с собой, чтобы можно было считать себя хорошим, дать общую положительную оценку самому себе. Если он не сможет этого сделать, согласится с тем, что он «плохой», не найдет в себе сил исправить что-либо или не увидит необходимости в этом, то может встать под сомнение дальнейшее продолжение его жизни.
— Так, что? Надо себе врать и жить припеваючи?
— Нет, надо научиться говорить себе правду. Хотя, Господи, что такое — правда? Как проверить? Наверное, это тогда, когда чувствуешь, что не врешь себе даже на самую малую каплю. И опять же, все это так субъективно! Видишь, как мы запутались, Татьяна. Вот. Иногда просто страшно сказать себе правду. Не хочется додумывать мысли до конца потому, что мысль — это решение, которое зовет к исполнению. Мысль, додуманная до конца, объективно реальна. Ну что с ней сделаешь? Она существует, не зависимо от породившего ее, с ней приходится считаться. Возникает необходимость в действиях: что-то менять, исправлять в своей жизни, образовывать новые или разрывать старые связи с миром, людьми, конкретным человеком. Наше подсознание не любит энергоемких решений. Лучше оставить все как есть. А может само как-то образуется? Можно и так попробовать. Вот и тебе, Татьяна, я хочу сказать, додумай ситуацию с твоим другом до конца. И если решишь остаться в состоянии устойчивой неопределенности, то пусть это будет твоим сознательным выбором. И, … до свидания.

***

— Здравствуйте, Ирина Викторовна.
— Здравствуй, моя хорошая. Ну что? Разобралась, додумалась?
— Додумалась. Только ничего хорошего из этого не вышло. Я ему все честно и откровенно рассказала: что сейчас вообще никого не люблю, что он мне нравится и, если не будет на меня давить, то мы с ним можем остаться хорошими друзьями. Он вроде бы согласился, хоть и без радости. А вчера пошел провожать после дискотеки, а у подъезда наши парни дворовые стояли. Так, перебросились парой слов, посмеялись, а он психанул, начал дуться. Я тоже психанула. Он ушел. Потом я упокоилась, позвонила ему домой, а он мне заявил, что я его никогда не полюблю, кто попало мне дороже, и вообще, это надо кончать, и не о чем говорить. А я ему так спокойно сказала, что тогда — прощай и будь счастлив. Потом мне стало как-то не по себе. Вроде как меня бросили, но ведь обманывать ожидания тоже подло.
— Может еще наладится у вас?
— Да, как оно наладится? Условия нам обоим не подходят.
— А если найти какой-нибудь компромисс?
— А кто его искать будет? Уходя, — уходи. Не надо ничего. Все к лучшему. Это бьет по самолюбию, но это честнее. У меня как будто душа на место встала.
— Связи всегда обрывать больно, даже если они не приносили много радости. А давай-ка, сменим тему. Ты ведешь дневник?
— Сейчас нет. Раньше вела, сестра нашла его, прочитала и все маме рассказала. Та надумала себе всего, устроила допрос с пристрастием. Неприятно даже вспоминать.
— Бывает. Трудно защитить себя от любопытства близких, еще труднее избежать беспокойства, страха за себя, особенно со стороны мамы.
Нельзя запретить любить себя, и тревожиться. Хотя, конечно, волнение родителей бывает тяжело переносить, у них часто не хватает выдержки.
— Это все только красиво говорится, а на самом деле мама не за меня беспокоилась, а за себя. Чтобы ей не стыдно было. Как она тогда мне говорила? "… Для твоего же блага. Как лучше хочу…" Я ни сестре, ни ей этих разборок не забуду. Откуда они знают, что мне лучше? Поговорка такая есть, — благими намерениями выложена дорога в ад. Не зря ее люди придумали. Почему хотят как лучше, а выходит хуже? Потому, что человек, который хочет сделать благо для другого, сам того не осознавая, стремиться сделать
благо для себя или с меньшими потерями для себя.
— Ну-ка, поясни свое открытие.
— Да сколько таких примеров-то? Родители всегда стремятся к тому, что бы им меньше беспокоиться. А объясняют, что это на благо мне, и я еще должна радоваться! Я хотела ходить в художественную школу, а запихнули в музыкальную. Мне объяснили, что это лучше, престижнее, на будущее может быть дополнительная профессия. На самом же деле в художественную надо было ездить на автобусе, а музыкальная почти во дворе. В результате я все равно через три года бросила музыкальную школу. И всегда так.
— Думаю, что ты преувеличиваешь, но чувствую, что какое-то рациональное зерно в твоих размышлениях есть. А за собой ты наблюдала такое?
— Мне кажется, нет, но теперь, когда я все это высказала словами, сомневаюсь. Может, я себе вру. Может, я то же кому-то желала блага с наименьшими потерями для себя?
— Мне кажется, что если ты хорошенько проанализируешь некоторые ситуации, то найдешь и у себя такой грех. Сложно оценивать свои действия и побуждения. Нам кажется, что мы хотим "как лучше" для человека, а это оборачивается для него худшим потому, что это "как лучше" на самом деле не для него, а для нас. Вот и получается, что нашими благими намерениями выложена дорога в ад для него. Платить-то будем за благо не мы. А посильна ли ноша для наших близких, мы не задумываемся. Мы собственно подставляем их, как теперь говорят. Вот тебе и всем известная поговорка, — избитая истина! Кстати, — об избитых истинах. Ты знаешь, на определенном жизненном этапе, я для себя открыла удивительную вещь. Я как-то внезапно поразилась, какой оказывается глубокий житейский, даже философский смысл содержат в себе так называемые "избитые истины". Если хочешь, мы в следующий раз поговорим об этом. А теперь я бы хотела, чтобы ты попыталась справиться со своим самолюбием, и, значит, стала мудрее.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:36 | Сообщение # 11
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 3.


— Здравствуйте.
— Здравствуй, Татьяна. Как чувствуешь себя после каникул?
— Неохота учиться, на уроках сплю.
— Давай просыпайся. Осталось около пяти месяцев, и школа станет воспоминанием.
— Я пока не могу собраться.
— Что твой друг?
— Здоровается издали.
— А ты? Как считаешь, — правильно ли поступила?
— Я чувствую, что правильно.
— Ай, да молодец! Так мне и надо. Ответ твой не в бровь, а в глаз.
— Не поняла?
— Ну, как же. Ты только подумай! Я тебя попросила произвести логическую оценку своего поступка, а ты мне выдала чувственную. Не думаю, что бы они (оценки) отличались. Я на эти вещи так смотрю: люди познают мир умом и чувствами. Я вот не обладаю ни многообразием, ни мудростью чувств. Чаще ищу причинно-следственные связи, произвожу анализ, и свои знания пытаюсь выразить в логических символах, описывающих и объясняющих ход явлений. Мне кажется, что есть другие люди, у которых знание выражается в определенном наборе и последовательности чувств. И тогда, знание не облекается в короткую сжатую формулу (не обязательно математическую, физическую, химическую и т. д., формула может быть в виде общеизвестной истины, крылатой фразы, пословицы, поговорки; одним словом, мудрость бытия, выраженная коротким предложением), а существует в виде определенной совокупности и последовательности чувств, что, возможно, и лежит в основе интуиции. Вот! Видишь, что я тебе тут накрутила? Я это плохо умею объяснить. Мне кажется, что чувственный метод познания так же обладает своей логикой, позволяющей исследовать мир и ориентироваться в нем. Люди, познающие мир чувствами не всегда могут передать свое знание логикам словами, но это совсем не значит, что они не обладают знанием о мире. Другое дело, что чувственный метод познания так же однобок и ущербен, как и логический, если он преимуществен. Так к чему это пространное отступление? Мы с тобой в прошлый раз остановились на "избитых истинах". К ним окольным путем я и хочу вернуться. Помнишь, мы говорили, что любая поговорка, пословица — это формула — мудрость поколений, сжатая до нескольких символов — слов. Некоторые (а может быть многие, не берусь сказать — все) пословицы и поговорки, крылатые слова становятся «избитыми истинами».
Почему собственно" избитые истины"? Кто их "избил"? … Или об них бились не один человек, не одно поколение? И почему — истина? И что есть истина? (или думаешь, мне уже по возрасту такой вопрос задавать стыдно?). И все же? Всеобщее кровью и потом добытое знание и есть истина? И одномоментная ли она? И какие необходимы условия для ее постижения? А может истина, как народная мудрость, высказанная пословицей или поговоркой, будет существовать сама по себе, отчуждаясь от источника происхождения и существуя вневременно? И она, как некое достижение человеческой цивилизации, становится частицей гуманитарного знания? А знание вообще, мне представляется морем, конечно, синим, — бесконечным, бескрайним и бездонным. Человек плавает в этом море, и в его воле постигать окружающие его истины или нет. Собственно, чем хуже космос, полный информации, которую человек берет или нет. Но мне труднее придумать аналогию для "избитых истин". В синем море знаний они мне представляются большими белыми айсбергами. У них видна лишь макушка, остальное скрыто под водой. "Избитые истины" гипнотизируют нас своей знакомостью, своей кажущейся известностью и доступностью. Однако большая и главная часть айсберга остается не познанной или познается человеком при некоторых условиях. Наверное, существует психологический барьер в постижении основной смысловой части общеизвестной истины. Он и заключается в кажущейся знакомости. Ну, скажи, кто не знает таких простых вещей, что все проходит, что за все надо платить, что все получится, если захотеть? Кто не знает, что самый дорогой сыр в мышеловке потому, что плата — жизнь? И т.д. Коварство расхожих истин заключается в общеизвестности. Фраза — формула у всех на слуху и когда мы ее произносим, то делаем это без особого раздумья. Эти общеизвестные истины узнаваемы, что создает иллюзию понятности, никому и в голову не приходит в них сомневаться. Наше сознание скользит по верхушке айсберга, не проникая в глубь, потому, что нам кажется, что вот, — истина вся тут на поверхности. На самом деле не у истины отсутствует глубина, а у нас отсутствует субъективный опыт, подтверждающий или опровергающий данное утверждение.
Чем больше наш субъективный опыт, тем многомернее становится смысл, вложенный в данную словесную формулу житейской мудрости. Но наличие субъективного опыта не означает автоматического понимания. Этот опыт необходимо как-либо упорядочить. Необходим своеобразный житейский ряд Римана. Это из математики. Переводя на обычный язык, это значит, что всегда можно события в жизни сложить таким образом, что они будут подтверждать какое-либо правило, или же его опровергать. Наличие этого ряда в сознании и образует в нем некий вектор, на который нанизывается жизненный опыт.
Вот и получается, Татьяна, что скользит наше сознание по общеизвестной истине или постигает ее в полном разнообразии, зависит от того, готов ли конкретный человек к ее восприятию. Иногда понимание истины происходит как озарение, иногда как мучительный вывод. И что стоит за формулой человеческой мудрости для каждого из нас? Когда истина выстрадана до последней буквы, то она становится или осознается как философия жизни, как один из жизненных принципов. А если жизненного опыта мало, если душа и мозг не готовы, то житейская истина так и остается словесным штампом. Им можно перекидываться в разговоре, в своих мыслях, но эта истина так и останется для человека "понятной всем абстракцией", отражающей чужой исторический опыт. Например, слова Соломона, что все проходит. Они долгое время были для меня словесным штампом, т.е. сообщали вполне всем известную закономерность. Понимание пришло как откровение на уровне логики и чувства. Как будто логика и чувство пришли в резонанс и усилили друг друга. (Может понимание — это и есть результат резонанса ума и души?) Я почувствовала смысл фразы, "все проходит" каждой клеткой, каждой своей молекулой. Для меня это стали не просто слова, а мое миропонимание. Да, все проходит, и это надо было испытать на себе. Набраться мужества и смириться с этим. Набраться мудрости и не жалеть об этом. Набраться ума, что бы научиться осознавать это. Впрочем…, тебе еще рано об этом задумываться. Не буду тебя загружать.
И все же, не надо торопиться перелистывать страницы книги, что бы скорее узнать, что там, — в конце. Закончим на сегодня.

***

— Здравствуй, Татьяна. Я сегодня хотела бы поделиться с тобой очень важными для меня вещами. Если бы ты смогла набраться терпения выслушать, и желания понять меня, я бы была тебе очень благодарна. Видишь ли, бывает полезно поговорить о том, о чем много думала. Иногда приходит что-то новое и неожиданное на ум, или просто более глубокое понимание.
— Давайте попробуем.
— Понимаешь, мне почти сорок один год пришлось идти по жизни, чтобы понять смысл фразы — творчество приносит радость. И сейчас я не уверена, что постигаю его до конца. Понимание очередной истины для меня все равно, что освещение фонарем глубин моря, не ведомых мне. И всегда, когда я в этой жизни что-либо постигала, мне казалось при этом, что теперь-то мне открылась вся философия жизни, что теперь-то я знаю и вижу рычажки, движущие человеком. И каждый раз это оказывалось лишь мизерной частью целого. Мне казалось, например, что определением шкалы ценностей и вектором желаний человека я могу объяснить направленность жизни человека и результат его достижений. Мне казалось, что постижением смысла фразы "все проходит" я вылечу себя от страха смерти (если хочешь, мы об этом еще поговорим). Мне казалось, что пониманием истины "за все надо платить", я выберу оптимальный путь собственного развития. А теперь мне кажется, я открыла для себя (понимаешь, в чем уникальность жизни человека, — он делает массу открытых открытий, и они не становятся менее важными от того, что кто-то уже сделал их для себя) формулу счастья. Правда. Не больше, ни меньше… Не смейся, я ведь ее открыла только для себя. Все началось с анализа сетований по различным поводам близких и не очень близких мне людей. Я часто слышала: мне нужен отдых, нет в жизни радости, никто меня не любит, — просто стон или крик о помощи. Всем известная мысль, что творчество приносит радость, объединила эти сетования в одну логически связанную конструкцию. Когда человеку нужен отдых? Когда он устает. А от чего он устает? От работы, которая не приносит радость. А что есть работа, приносящая радость? Это работа творческая, когда в привычные, хорошо освоенные операции человек привносит что-то новое, оригинальное, непривычное. А потом анализирует, — хорошо ли получилось? И может насладиться плодами своих рук или головы, а может огорчиться, — бывает всякое. Вспомни хотя бы закон взаимодействия неподвижных точечных электрических зарядов. Как здорово Ш. Кулон применил крутильные весы для оценки сил взаимодействия зарядов. А. Попов изобрел свое радио, собрав примитивный приемник из деталей, которые применяли и до него. Понятно, что работа может быть не только физическая или умственная, а и психическая, душевная. Помнишь — "душа обязана трудиться". Творческая работа это то, чего человек еще не делал, но знает, что нужно делать и ищет пути, как это сделать.
— Не всегда знает.
— Ну, в общем-то, да… А может у него это знание в подсознании?
— Ага, на подсознание все сейчас любят ссылаться.
— Согласна с тобой. И все же. На мой взгляд, творчество — это создание чего-то известного новыми методами, создание нового старыми технологиями, или новое по-новому. Осознание, — я это могу, или, я это смогу, приносит радость. Реализация задуманного приносит радость еще большую. Радость, которую испытывает человек, как эмоциональная награда ему. Счастливый человек — радостный человек. Вот и получается, что творчество приносит с собой радость и счастье. А творческие искания и метания? Хлеб без соли не вкусен.
— А любовь?
— Любящий человек особенный, избранный, безусловно, — счастливый. Любовь — это творчество души. Видишь, Татьяна, как я тебя закрутила? Зато, теперь понятно, будет творчество — будет и радость. Будет радость — будет и счастье. Приготовься Татьяна, я тебя сейчас еще больше закручу. И я сразу согласна, что могу быть не права, что, как человек, имеющий отношение к физике, слишком увлекаюсь различными моделями. Поделюсь с тобой своим самым сокровенным. Для меня счастье это осознание полного слияния с миром, когда мир — это я, а я — это мир, растворение в мире и обесценивание собственного "я". Солнце для меня физическая модель счастья. Многотонная потеря вещества ежесекундно, превращение солнца в мир и мира в солнце (знаешь ведь, что солнце звезда второго поколения?). Растворение в мире и полное отождествление с миром. Что есть "потерянный рай" в этом смысле? (Даже не спрашиваю тебя, Татьяна, про Мильтона, читала ли. А надо бы…) "Потерянный рай" — это момент открытия сознания у человека и ощущение собственного "я", с его проблемами, слабостями, болезненным самолюбием. Ощущение и осознание маленького "я" в большом и агрессивном мире… Долгий путь к счастью. Может быть в человеке заложен инстинкт поиска собственного рая — счастья? Ощущение счастья, переживание чувства счастья кратковременно, как и любое переживание, но оно возможно, когда для этого есть основания. Основанием же является творчество. Любая форма познания мира — творчество. Апофеозом чувств является переживание, связанное с осознанием того, что у человека растет КПД познания мира. Счастье, на мой взгляд, и есть переживание, сопряженное с рефлексией этого возрастания. На твой немой вопрос отвечаю: КПД познания мира равно отношению отрефлексированной информации к общему ее потоку. Человек живет в информационном поле. Степень развития человека определяет качество и количество обрабатываемой информации. Познание мира мне представляется как процесс обработки информации на чувственном и логическом уровне, которая становится новым знанием для конкретного человека. Переживание им чувства любви странным образом становится катализатором, повышающим КПД познания мира. Наблюдается цепочка: любовь увеличивает КПД познания мира, а это переживается как счастье. Любящий счастлив. Цепочка замкнулась. Человек счастливый, как губка, которая впитывает в себя мир.
Мир — это человек.
Человек — это мир.
Отождествление с миром и потеря личного "я", насколько это возможно, приводит к выполнению еще одной жизненной задачи человека, — научению не бояться смерти. Если человек — это мир, а мир — это человек, то смерти нет. Мир существует вечно.
— Зачем тогда идти по дороге, теряя и приобретая рай? Зачем вообще нужно было появление человека с его "хождением по мукам"?
— Сначала, ты, Татьяна, ответь мне на вопрос. Можно ли увидеть луч света в вакууме?
— Он же там не на чем не рассеивается! Как его увидишь?
— Вот именно. Человек — система, в которой преломляется мир. Через человека Кто-то видит бесконечное его многообразие. Человек как призма, преломляющая свет и превращающая его в чудо — радугу. Но это моя особая и еще не додуманная теория. На этом пока и остановимся.
До свидания. Отдыхай от меня.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:37 | Сообщение # 12
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 4.


— Здравствуйте, Ирина Викторовна. Я снова веду дневник и даже спорю там с вами.
— Вот это интересно. Ну-ка, выдай мне чего-нибудь этакого!
— Вот вы говорите, что счастье — это когда растворяешься в мире, отчуждаясь от себя, как бы исчезая в нем. Вот этого я не могу понять.
— Я тоже понять не могу, я так чувствую. Выйди в ясную звездную ночь под открытое небо, увидь умом и сердцем его бесконечность и бескрайность, раскинь руки ладонями вверх и слушай. И скажется само: "Господи, как Мир сотворенный тобой прекрасен, а я молекула этого Мира. Господи, научи меня любить Мир, а значит быть в гармонии с ним". И приходят еще другие слова, но и они не могут до конца объяснить блаженства вмещения в себя всей Вселенной и одновременного ощущения себя маленькой частицей в ней. Вот видишь, как пересекается понятие бесконечно большого и бесконечно малого в физике с ощущениями человека и их непостигаемость для нас на логическом уровне. Что трудно понять на уровне логики, прекрасно понимается на уровне чувств. — Я тоже люблю звездное небо. Когда я на него смотрю, оно как бы льется в меня. И мне становится грустно. Сколько тысяч людей смотрели на него до меня, и сколько людей будет смотреть после. И может, чувства у них будут те же, что и у меня? И вообще, мне кажется, что люди только думают по-разному, а чувствуют одинаково. Это как трава, листья. Каждый год новые, но все те же. Помните, вы говорили про сезонную повторяемость леса? И так же люди. Рождаются, умирают, а чувства всегда одинаковые. Может и правда в одинаковости чувств заключается бессмертие человека?
— Татьяна, ты поднимаешь очень сложные для меня темы, очень интимные, мне нужно собраться для такого разговора.
— И вы сможете поговорить со мной о смерти? Мне даже страшно думать о ней. Я не знаю, как побороть этот страх? Труднее всего мне понять, что сейчас "я" есть, а потом меня не будет. Будет кто-то другой, не "я". Мне страшно, что это буду не "я". А может и хорошо, что это буду не "я". Тот другой может быть преступником, подлецом, мразью какою-нибудь, кем угодно. Я заметила, что даже явные дураки не догадываются о том, что они дураки. Мир таков, что даже последний негодяй находит в нем основания считать себя хорошим. А если возможно перерождение? Какой я буду? Не хочется рождаться и жить негодяйкой! И вообще, когда рождается человек — это что, игра природы или теория вероятностей в чистом виде? А когда остынет солнце, что будет? И зачем Природе нужен человек, если все равно будет конец?
— Загрузила ты меня. Во — первых, не ты первая мучаешься, пытаясь понять законы мироздания. На каком-то этапе жизни, так или иначе, все задумываются о чем-то подобном. Все это терзало и меня. Давай-ка я тебе расскажу, как я думаю и лечу себя от страхов. Сначала очень коротко. Я поняла, чтобы не бояться смерти надо очень, очень любить жизнь и очень, очень хотеть жить. Как бы это парадоксально не звучало, и какие бы противоречия не вызывало. Я так чувствую. (Опять — таки, поняла чувством.) Татьяна, разговор будет долог и труден, и не только о смерти. Хватит ли тебя для больших порций, иначе и не назовешь, душевного стриптиза?
— Я очень постараюсь.
— Ну, вот и ладно. Для начала я прочитаю тебе свои записки из дневника шестилетней давности.
( "Долгая дорога в дюнах" — бегство от страха смерти.) ….сегодня ночью проснулась от своего крика: "Я не хочу умирать!" Опять этот беззащитный детский страх перед неизбежностью, непоправимостью, невозвратностью. Сейчас, когда бабушка умерла
(… бабушка, а все люди умирают?
— да, все.
— а я не хочу умирать!
— когда время придет, тебе надоест жить.
бабушка умерла в восемьдесят лет, и ей еще очень хотелось жить), а я сама сильнее боюсь за своих детей, чем за себя, отчаянным криком донесся из моего детства мой страх. Я уже надеялась, что нашла от него защиту, что научилась жить с мыслью о смерти и даже временами, испытывая усталость и безрадостность своего существования, примерялась к вопросу, какой смысл влачить дальше свою жизнь? Детский страх притупился, отошел на задний план, но засел на горизонте моего сознания. Но я боялась не только смерти. Я боялась жизни. Я так боялась смерти и жизни, что стала тем, кто я сейчас, — без полета и фантазии, серенькая мышка с претензией на самоуважение… Я и теперь боюсь жизни. Я все еще боюсь жизни, и страх перед будущим отравляет мое настоящее…" А теперь, Татьяна, послушай мое посвящение в дневнике той, которая придет, возможно, за мной, если верна теория о том, что мы являемся на Землю не единожды. Это для той девочки, которая будет мною, но ты можешь считать, что это я написала и для тебя тоже. «…Дело в том, что я не знаю, кем и когда приду на эту Землю снова. Но имеет ли это значение для того, что я хочу сделать? И нужно ли это делать? Говорят, что жизненный опыт накапливается, запоминается и передается при перевоплощениях, что моя душа тоже им обладает. Наверное, он в подсознании, и я смогу его использовать, если научусь работать со своим подсознанием. У меня есть чувство, что мое подсознание содержит много знания и опыта, но использовать их я не научилась. Я напоминаю себе человека в темноте. У него есть фонарик. Он может осветить некоторые места, выхватывая их из темноты. Он смутно понимает, куда светить и что искать. А ему хочется много увидеть и понять, и он боится, что не успеет. Так и мне кажется, что в моем подсознании очень много потенциального знания, но я не умею искать, и во мне живет страх, что, пройдя свой путь, я многого не узнаю, что вдруг завеса приподнимется, но уже будет поздно. Если бы ты, следующая, уже не тратила время на то, что мне известно! Если бы ты была более открыта миру, жизни. Если бы ты не замыкалась в скорлупу страха, если бы глаза твои были широко открыты, видели бы далеко и глубоко. Как хотела бы я, что бы сердце и ум твои работали в резонансе. Какие тайны мира ты смогла бы постичь!
…. Но если опыт накапливается и запоминается — зачем я тебе пишу это посвящение? Может, ты этого никогда не прочитаешь. Я пишу для того, что бы понять, отрефлексировать (модное слово теперь) свои знания и в процессе писания узнать еще больше. И мне не нужен сюжет, мне не нужно выдумывать чужие жизни чужих людей. Что я за них могу решить? Весь мой сюжет, — это ты, которая еще только будешь и я, что была и пока есть. Я хочу быть всего лишь твоей ступенькой, на которую ты встанешь и пойдешь дальше. Куда тебе идти — твой выбор. Но ступенька тоже важна в жизни, она задает начальный уровень. Конечно, со ступеньки можно пойти не вверх по лестнице самосовершенствования, а вниз. (Только энергия зависит от выбора начального уровня, работа от выбора не зависит.) От того, как я работаю сейчас, а ты после меня, будет зависеть эволюция нашей души. У меня есть обязанность, — быть твоей ступенькой.
Еще я пишу (и разговариваю с тобой, Татьяна), чтобы увеличить свою открытость миру. Замкнутые системы не прогрессируют, ты это знаешь из истории. А моя изначальная замкнутость привела к тому, что степень творчества и фантазии в познании мира у меня оказалась низкой. Образовался узкий и неяркий спектр чувств (опять сбиваюсь на физические аналогии). Мир по ту сторону меня был закрыт полупрозрачной пленкой. Оттого мне и нравился процесс перевода цветных картинок. Сначала они неяркие, затем убираешь верхний тоненький слой бумаги, и сочные краски проявляются, как маленькое чудо. Во мне всегда билось подспудно желание, — снять пленку. Увидеть настоящее. Мне всегда хотелось увидеть. И мне хотелось увидеть тогда, когда еще есть время исправить, а не в последний миг перед уходом, когда уже все поздно. В мире нет ничего непоправимее смерти. И то, что я еще могу исправить сама, не должна перекладывать на твои плечи. И вообще, почему пишут? Возможны другие причины. Например, посредством писания продлить свою жизнь. Бегство от смерти, если не физической, то какой-то другой. Когда не примиряет с небытием ни жизнь в памяти близких, ни какие-нибудь другие памятники о своем существовании. И тогда хочется, чтобы жили хотя бы какие-то части тебя, — слова, мысли, фантазии, образы, — некоторые слепки исчезнувших матриц. В этом смысле, моя любовь к фотографии есть ни что иное, как страх перед исчезающими мгновениями. Фотография — бледный отпечаток, слабая попытка остановить мгновение, которое и прекрасно отчасти потому, что остановить его нельзя. Вот стоит двухлетняя кривоногая девочка, с льняными кудряшками и трогательно прижимает к себе мягкую игрушку, — зайца. Она смущенно улыбается, потому что ей сказали: " Ира, улыбнись!" Чтобы скрыть свое смущение, она подняла к лицу руку. Дети думают, что если закрыть лицо руками, то можно закрыться от мира. На обратной стороне фотографии корявыми детскими буквами написано — Ира, это чтобы никто не перепутал, чтобы все знали и не забыли, — это я. Когда же я начала составлять фотографический календарь своей жизни? Каждая моя фотография подписана годом, месяцем, а то и числом. Что это как не, в явном виде, маниакальная боязнь смерти, и попытка по своей дороге, — жизни расставить вешки, по которым можно вернуться в любой момент жизни в своей памяти. Глядя на фотографию, я могу вспомнить даже запахи, не говоря о том, что и кто меня тогда окружали. Я могу вспомнить предшествующие и последующие события, свое настроение и самочувствие. Я часто ловлю себя на том, что, вспоминая что-либо или кого-либо, я вижу образ на фотографии. То ли фотография дает возможность лучше запомнить, то ли память, надеясь на фотографию, перестает выполнять свои функции в полном объеме?
Как случилось, что самой сильной эмоцией моего детства стал страх перед смертью, а не любовь к жизни? Как это у других детей? Или это зависит от общей ауры, окружающей ребенка? И как дети борются с этим страхом? И как они после стресса, связанного с осознанием необходимости смерти, выживают потом? Кем после этого становятся? Не является ли этот страх отправной точкой в существовании и развитии человека? Не есть ли вся его последующая жизнь следствием разрешения этого вопроса? Не бывает ли страх смерти так силен, что не радует жизнь? И не наступает ли у некоторых людей смерть сразу после осознания ее необходимости? Монтень говорит, что философствовать — это, значит, учиться умирать. Не является ли одной из главных целей существования человека научиться достойно завершить свои дела и уйти?… Никто из окружающих меня взрослых не помог мне победить этот страх.
Хорошо, если бы мы рожали своих детей после решения вопроса о том, как их защитить от этого страха. Сейчас, когда половина моей жизни (надеюсь на половину) позади, я уже понимаю, что страшна не сама смерть, не то, что не увидишь солнца, цветов, не услышишь пения птиц, не вдохнешь морозный воздух, не растворишься в синеве неба, не обнимешь звездную даль, не почувствуешь непрерывность природы и дискретность своего существования. Страшно, когда наступит твой час, и ты с безжалостной ясностью поймешь, — приходил зря: не любил, не творил, не понял, не сказал, не сделал, не почувствовал, не дал и не взял.
Так люби, дари, испытывай, думай, работай, твори, — трать себя, не жалей. Отдай все хорошее, исчерпайся до дна, реализуй, что заложено в тебе, — прояви картинку».
На этом кончается часть посвящения, где я пытаюсь проанализировать, интересующий нас вопрос…
Мы обе устали. Продолжим в следующий раз.

***

— Татьяна, здравствуй. Ты меня еще терпишь? Мне хотелось теперь перейти к тому, до чего мне удалось додуматься недавно. Я сделала для себя сногсшибательное открытие — мое сознание не стареет (твое, — тоже). Сейчас я попробую это объяснить. Сознание имеет свойство расширяться или сужаться. Охватывать мир более или менее полно. (Как будто зажигаются или гаснут лампочки.) С возрастом открывается все больше каналов, посредствам которых мы воспринимаем мир. К старости некоторые каналы закрываются, но сознание не ветшает, не портится, не разрушается (если человек здоров), оно не детское и не взрослое. Оно просто есть. "Я" — есмь. И абсолютно не важно, когда вспыхнула первая лампочка, — осознание своего отдельного "я". Собственно, настоящее рождение происходит с открытием сознания миру. Не важно, когда погасла последняя лампочка, — перекрылся последний канал связи с жизнью. Сами по себе точки открытия и закрытия сознания не важны, разве что в историческом смысле: когда, в какую эпоху и где удостоилась ты чести стать зеркалом мира. Имеет значение плотность событий в жизни, плотность переживания жизни, интенсивность жизни. Причем событием является не только конкретное дело или взаимодействие с миром в самом широком смысле, а мысли, чувства, эмоции тоже. Ты понимаешь, о чем я толкую, Татьяна? Не важно, когда закроется сознание, а важно, как ты проживаешь каждый миг. Начало и конец нашей жизни, открытие и закрытие нашего сознания, по большому счету, от нас не зависит.
Стоит ли на этом зацикливаться?… И вот еще — со страхом смерти сопряжен страх неумолимости хода времени. Но это только кажется, что время неумолимо. Ты замечала, как человек переживает чувство прекрасного, как он созерцает красоту, как он устремляется к ней в едином порыве, как он погружается и растворяется в ней. Тогда в мире нет ничего, кроме этой красоты, и мне кажется, в такие мгновения субъективное время останавливается. Не надо бояться хода времени и того, что ты не успеешь реализоваться. Ты все сделаешь вовремя. Верь в это и будет так. Радуйся и восхищайся, безоглядно вбирай мир в себя и растворяйся в нем. Тогда исчезнет щемящее чувство потери при созерцании прекрасного, поразительного в жизни.
И, последнее… Ты сама натолкнула меня на это. Смерть — милосердие природы, поверь. Давай посмотрим на это глобально, на метагалактическом уровне. Даже вселенные смертны. Если рассмотреть более малый временной отрезок, то Земля бессмертна в своей непрерывной возобновляемости. Человек так же возобновляем своими чувствами. Возобновляются эмоции, чувства, даже мысли, отражая мир во внутреннем "я" человека. Вечно возобновляемые чувства, — это мир, который смотрится в душу человека, как в зеркало.
Так что, мы — люди — просто зеркала, отражающие мир, тела, преломляющие мир, резонирующие с миром и еще страстно его любящие. И так будет всегда. Мы будем приходить, уходить, любить. В этом и есть наша жизнь.
И только наше сознание не хочет смириться с потерей собственного «я». Ну что с ним делать?!
Пожалуй, на сегодня хватит. До свидания, моя хорошая.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:42 | Сообщение # 13
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 5.

— Здравствуй, Танюша. Что это голос у тебя какой-то странный?
— Я вчера ночью, когда все уснули, ходила гулять, и сделала, как вы говорили. Сначала было небо, как небо, а потом оно из плоского стало объемным, глубоким, уходящим в бесконечность. Мне даже показалось, что я понимаю, какие звезды ближе, а какие дальше. Они как будто говорили со мной. Потом я пыталась понять, о чем они говорят, но не поняла, а ощутила какой-то восторг, как будто и я тоже звезда, и вместе с ними. Даже мурашки побежали по коже. Потом я не помню, что было, не могу описать, но я почувствовала, что плачу, и что мне стало легко, как будто я освободилась от чего — то. Мне стало спокойно, какое-то умиротворение разлилось внутри, и, кажется, дошло до каждой моей клетки. Я так долго стояла, что не могла идти. Потом кто-то хлопнул дверью в подъезде, и я побежала домой.
— Ты молилась?
— Я не умею, но мне хотелось сказать: " Господи, как прекрасен мир, как здорово, что все это есть, что есть я. Спасибо тебе, Господи".
— Значит, такая у тебя получилась молитва. Слова приходят сами. Чувства обязательно облекутся в слова, если ты захочешь понять себя.
— А еще я подумала, что такое же действие на меня оказывает музыка. Она во мне пробуждает что-то такое, что мне трудно выразить словами, но мне бывает очень хорошо. Но не любая музыка. В ней должно быть что-то особенное, не знаю, как это точно сказать. Сейчас попробую. Мне кажется, что человек живет в своем ритме. Ритм жизни — ритм речи, течения мыслей, действий и музыки, наверное, как-то соответствуют друг другу. Есть какая-то особенная музыка, особенные мелодии, которые меня потрясают, завораживают. Когда я их слышу, я ни чего не могу сделать, что-то происходит со мной, как будто все у меня внутри распрямляется, освобождается и очищается. Мне хочется плакать, смеяться, я становлюсь сильнее, начинаю верить в себя, в то, что у меня все получится. Музыка уводит меня в какие-то прекрасные фантазии. Еще когда не было никаких видео клипов, я сама себе их делала. Музыка всегда вызывала у меня цветные образы, из которых получалась маленькая новелла. Я пыталась определить, что общего между этими мелодиями, но не могла. Я бы хотела привести примеры, но мне трудновато это сделать, так что бы вы меня поняли. Можно из тех, какие вам, может быть, более знакомы?
— Давай, не стесняйся, мой сын говорит, что я уже отстала от современной музыки и, наверное, от жизни. Так что не осторожничай.
— Ну, например, что общего между "Музыкой под снегом" Макаревича и "Ты в армии" Статус — кво, что общего между Рафаэлем и Мишелем Жаром? Люблю мессы Баха, "Времена года " Чайковского. Очень люблю флейту. Кстати, кое-что Кенни Джи.
Могу часами слушать шум леса, журчание ручья, плеск набегающих волн.
— Все в миноре.
— Чаще да, почему-то. Может это у меня минорное восприятие жизни?
— Может быть. На меня некоторая музыка тоже сильно действует, но я о таких вещах не задумывалась.
— Я вот о чем подумала: для тела есть точечный массаж, а для души? Меня, например, успокаивает шум дождя, плеск волн. Может такой дробный звук в определенном диапазоне частот массирует нашу психику?
— Эк, тебя понесло! Не знаю…
— Да? А вот я как-то видела передачу о пианисте. Он проводит сеансы музыкального экспромта. Говорит, что слышит музыку из космоса и передает людям. Я слышала ее, попробую описать. Она такая дробная, как капли дождя, нейтральная, быстрая, но одновременно с такой темой развивается параллельно второй мотив медленный и тягучий. Развиваются и сливаются одновременно два мотива одной темы. И между ними какая-то гармония. На фоне медленного что-то быстрое, дробное, точечное. Звуки, как разноцветные шарики, летят откуда-то, сталкиваются между собой и рассыпаются в разные стороны. Это так красиво и завораживает.
— Музыкальная дискретность и непрерывность в природе. Так что ли?
Не знаю, но под эту музыку можно думать, о чем хочешь. И очень отдыхаешь. Мысли не суетятся, не перепрыгивают, а текут медленно. Или вообще ни о чем не думаешь. А иногда появляются какие-то картины, фантазии, будто сам себе делаешь видеоклип. — Понятно. Ты вначале говорила о ритме жизни. У музыки тоже свой ритм. Может, определенная музыка резонирует с тобой, и поэтому не все музыкальные произведения сильно на тебя действуют, некоторые оставляют равнодушной, а некоторые раздражают. Я не могу больше ничего придумать.
— Значит, опять резонанс?
— Значит, так.

***

— Ирина Викторовна, у меня появилась новая привычка. Я сижу и разговариваю сама с собой. Я чувствую, что мне не хватает ясности мышления. Я даже не могу иногда проанализировать ситуации, в которые попадаю, делаю это задним числом, когда бывает поздно. Я такая наивная, меня все подставляют, и моя родная сестра, и моя лучшая подруга. Я всегда думала, что с близкими людьми надо быть искренней, правдивой. Если честно, то я и незнакомым людям не могу соврать… Вот меня все и используют. Мне отводят какие-то роли, внушают что-то, а я все принимаю за чистую монету. И вот теперь я заставляю себя думать. Я говорю себе, сиди и думай. Думай. Мне тяжело, мысли мои перескакивают, я пытаюсь не сбиться. Теперь я анализирую, кто что сказал, зачем сказал, чего от меня хотят этим добиться, нужно ли мне это? А еще я заставляю теперь продумывать свои действия. Я хочу научиться размышлять, решать оптимально свои проблемы. Я хочу стать умной, рассудительной и скрытой.
— Как это, — скрытой? Как скрытая масса во Вселенной, что ли?
— Я не знаю ничего про скрытую массу во Вселенной. Я хочу скрыть свои слабые места, чтобы не знали, куда больнее давить. Мне надо научиться выдержке и молчанию. Не говорить и не делать шагов, которых от меня добиваются другие, но мне вредящих. Я часто не владею своими эмоциями, не могу отступить, если чувствую недостаток сил, не могу избегать конфликтов, принимаю неправильные решения, даю обещания и выполняю их, даже если мне это противно. Словом, даю другим давить на меня и выжимать из меня то, что им надо. А я хотела бы сама управлять ситуацией. Знаете, как в шахматах, рассчитывать многоходовые партии. А пока, я, как пешка.
— Значит, защита тебе понадобилась? Самый первый и простой совет, — изучай Карнеги. Когда-то эта книга была моей настольной. Она многому меня научила. И я сейчас намного увереннее чувствую себя среди людей. Научить себя общению с людьми конечно очень важно, но еще важнее научиться управлять собой. Только потом ты научишься управлять ситуацией. И ты права, тонко подметила, — ничто не делает человека таким тяжелым для манипуляций, как его замкнутое молчание. Раковина молчания скроет своего моллюска. Улыбка Джоконды не поделится своей тайной. Молчание — мощная защита и мощное оружие, смотря, для чего ты его применяешь. Почитай "Женщину в песках" или "Человек ящик" — это мои любимые вещи у Кобо Абе, больше люблю "Женщину". Казалось бы, две противоположные проблемы он пытается высветить, но они дополняют друг друга и образуют единое целое. ("…Противоположности — не противоречия, а дополнения…"— принцип дополнительности Бора — опять физика). С одной стороны, мучительное для человека непонимание и равнодушие других людей, с другой стороны, желание отгородиться от них, защитить свое самородное "я" от грубых чужих прикосновений, закрыться от мира, спрятаться. Желание стать личностью и обезличиться. Раковина молчания и коробка ящика играют схожую роль.
И конечно, ты права, надо научиться думать, молчать, говорить и управлять собой. И самое главное, — никто не может быть хозяином твоих мыслей, кроме тебя. Ты никому не обязана давать в них отчет, кроме себя.
Ты имеешь право на свое мнение и на то, чтобы его не высказывать(!).
Ты имеешь право на свое замкнутое пространство и свои законы в нем.
Ты имеешь право подумать перед ответом, и не позволяй себя торопить, когда принимаешь решение.
Ты имеешь право быть собой и не стесняться этого.

Разберись со своими недостатками и работай с ними, но не комплексуй, верь в себя. И еще. Обрати внимание, нас часто критикуют, чтобы навязать свою волю. Очень осторожно обращайся со своей и чужой критикой. Люди, критикующие нас, сами далеко не образцы, но умей выделить основное зерно. Какой бы злобной и несправедливой критика не казалась, в ней есть доля правды. Вот эту долю найти труднее всего, а надо. И пока ты не научишься говорить себе правду, все будет зря. Не будет расти твой дух, не будет становиться сильнее твоя личность, не научишься владеть собой, не научишься ставить цели и добиваться их реализации. Понимаешь, именно для определения собственных целей и необходимо быть предельно откровенной с собой. Почему одни добиваются успеха в жизни, а другие прозябают? Ответ простой до крайности, — они сами этого хотели. И все. Потому, что в каждый момент нашей жизни мы выбираем. И из этих точек выбора образуется траектория нравственного и материального движения к тому, кто мы есть, и что у нас есть. И здесь нельзя себе врать. Потому, что выбор мы делаем сами, как бы на нас не давили обстоятельства, люди. Можно пойти на панель, можно на фабрику чернорабочей, можно, стиснув зубы, долбить по ночам матанализ, а можно воровать и грабить. Что будешь делать ты, если будет очень трудно?
Симон Соловейчик считал, что безвольных людей не бывает. (А, — то! Знаешь, как тяжело двоечнику быть двоечником? Для этого надо регулярно прогуливать школу, не сидеть над уроками, не слушать в классе учителя, врать, изворачиваться, быть лишенным компьютера, телевизора, прогулок, да мало ли проблем у простого двоечника! Где же взять столько воли, что бы изо дня в день это все терпеть? И ведь выдерживает. Потому, что больше всего на свете он хочет быть свободным от учения. И это ему, при большом напряжении воли, удается. Ты, понимаешь, о чем я говорю?) Другое дело, что воля, как и цель, может быть осознаваемой или нет. В этих всех бессознательных вещах я не сильна, поэтому углубляться не буду. Я призываю тебя к определению с предельной откровенностью своих сознательных желаний, вытащить на свет Божий свои подсознательные устремления, определить среди них главные и сформировать сознательные цели, а потом направить на их реализацию сознательную волю…

***

— Здравствуйте, Ирина Викторовна. Теперь вы меня прошлый раз загрузили. "Учение с увлечением" С. Соловейчика я прочитала. Честно скажу, для меня это было интересно, но поздновато. А "Женщина в песках" тяжело идет. Замкнутость пространства, безысходность нервируют, раздражают. Сочетание каких-то фантазий с натуралистичностью поражает. Напрягает меня эта повесть.
— Подожди, дочитай до конца. Там очень тонко подмечен один психологический момент, отражающий наше восприятие действительности: зачем бежать, если успех побега стопроцентно гарантирован (зачем бежать, если можно бежать)? Каково, а? Интересная трансформация дома в тюрьму и тюрьмы в дом на уровне сознания человека. Больше я нечего не скажу, читай и думай сама.
А как на счет сознательных желаний?
— Хочу в Питер на весенних каникулах с классом.
— А сильно хочешь?
— Больше всего на свете.
— Значит поедешь.
— Это вы серьезно?
— Абсолютно. А мне дожить бы до каникул, что-то четверть тяжелая.
— А зачем вы вообще в учителя пошли? Вот уж кем не хочу быть!
— Да и я не хотела.
— А стала. Противоречие.
— Да ведь желания осуществляются не одномоментно. Каждый раз был выбор. Попала я в школу, можно сказать, случайно, но осталась в ней сознательно. Я не жалею о своем выборе и работу свою люблю, и не боюсь даже в этом признаться, зная, насколько непопулярна теперь эта профессия. Но было время, когда я ее ненавидела. Это было тогда, когда я не верила в себя, не уважала себя, потому, что плохо знала предмет и методику. Видишь ли, когда я училась, университеты не ставили себе основной задачей готовить учителей. Это сейчас не поймешь, где кого готовят. И я не хотела быть учителем (терпеть не могу слово учительница — образ прибабахнутой дурочки, созданный нашей культурой). И у меня ничего не получалось, и я не хотела, чтобы получалось, потому что не хотела оставаться в школе. Но когда я встала перед окончательным выбором, и, может быть, впервые в жизни сознательно, без вранья, прикрас и пудрения мозгов проанализировала ситуацию, свои желания и способности, то решила остаться в школе. И с этого момента началось мое мучительное карабканье, иначе и не назовешь, к образу учителя, которым я бы хотела быть. Я определила для себя несколько заповедей, которые я обязана была неукоснительно выполнять, что я и стараюсь делать до сих пор:
уважать любого ученика;
не лгать;
быть самой собой;
личные проблемы оставлять за порогом кабинета;
не халтурить.


Так уж сложилось, что только в классе я — это я. За дверью классного кабинета, я играю какие-то роли. И только приходя в класс, я прихожу к себе. И мне не надо отгораживаться ширмой. Я снимаю все экраны, я открыта и беззащитна. Мне иногда делают больно, и тогда я страдаю. Но!… Вот блаженство, когда мои ученики смеются над моими шуткам, когда мы понимаем друг друга глазами, и не надо слов. Когда, в принципе, не важно какой ты ведешь предмет. Ведь дело не в предмете, а в том, что мы вместе учимся жить. Когда я не знаю, где кончаются мои ученики и начинаюсь я, и наоборот. Когда они — это я. Мои ученики приходят и уходят. И кто-то, может быть, захочет забыть меня, кто-то не любит, не уважает меня, конечно на это есть причины. Кого-то я угнетаю, кого-то раздражаю. Некоторые при встрече захотят отвернуться, так было уже. Может быть, я обидела кого-то, и меня не простили. Было на моем учительском пути всякое, и каждый ученик, до которого я не достучалась, с которым мне было тяжело, учил меня трудной науке — понимать людей. И как бы кто из моих учеников ко мне не относился, я навсегда останусь с ними в их жизни, а они — в моей. Я вошла в них и прошла сквозь них, как комета через солнечную систему. Их жизнь после пересечения со мной будет не такой, как, если бы этого пересечения не было. Я каждому из них отдаю, отдаю и отдаю себя. И чем больше я отдаю, тем больше становится того, что можно отдать…
Я люблю наблюдать, как девчонки и мальчишки превращаются в девушек и юношей, как растут и самоопределяются их личности. И я до сих пор влюбляюсь в своих учеников, и мне очень тяжело с ними расставаться.… В общем, поняла, почему я работаю в школе? Потому, что люблю я это дело. Вот так. И все. Пока, Татьяна, всего тебе хорошего.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:47 | Сообщение # 14
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 6.

— Здравствуйте, Ирина Викторовна. Фрейда читаю, — "Толкование сновидений". — Ну, ты взялась! И что, получается?
— Не очень.
— У меня тоже только с третьего раза стало получаться. Образования потому что не хватает, а интересно. Сны, ведь это то же наша жизнь, причем не малая ее часть. И если будешь понимать их, то может быть, лучше разберешься в тайных пружинах, движущих тобой. Вот на что я обратила внимание. Мы сон не видим, а чувствуем. Нам снятся не картины, события, действия, а нам снятся наши дневные чувства. Мы почему-то ночью снова их переживаем. Причем, как правило, это не сильные, всепоглощающие, а какие-то скользящие, едва коснувшиеся нас, не завладевшие нами в полной мере чувства. Такое впечатление, что наше подсознание днем собирает их, откладывая полноту чувствования на ночь. Как будто днем не хватило возможности осознать эти чувства, и сознание отложило этот процесс на ночь. И мы ночью снова переживаем эти второстепенные, мимолетные чувства, а все действия во сне как видеоряд с них. Конечно, чувственная матрица наших снов зависит от впечатлений дня и от общего нашего состояния. Но вот что мне не понятно: какой такой закон, и какой механизм объединяет во сне несоединимое какой-то, зачастую, сюрреалистической логикой? Что и зачем управляет нашим сознанием во сне, заставляя помнить, знать, верить в то, чего никогда не было. Что это? Фантазии на тему наших мимолетных дневных чувств? Не знаю. Но мне кажется, что мы видим во сне то, что чувствуем, а не чувствуем то, что видим. Т. е. именно наши чувства и их анализ превращаются в общую картину сна. И еще я заметила, что даже беглый анализ сна позволяет определить общий жизненный тонус на будущий день. По каким-то, тебе одной известным кодам, ты чувствуешь, — сегодня все получится, или сегодня по жизни, — как по тонкому льду. Я пытаюсь прислушиваться к своим снам, правда, не всегда успешно.
— Мне никогда не снится тот, кого я сильно хочу увидеть.
— Когда ты хочешь увидеть его хотя бы во сне? И он не снится…. Ты знаешь, мне сейчас пришла в голову мысль, а может это защитная реакция? Я имею в виду то, что нам не снятся наши сильные переживания. Если от потрясений не уходить ни днем, ни ночью, то выдержит ли наша психика? Не сойдешь ли с ума от боли? Когда-то мне было очень тяжело, и только ночь и сон спасали меня. В это время я сочинила гимн ночи.
"Как бы трудно день ни начинался, чего бы ни нес с собой, — настанет благословенная ночь. Она даст отдых, она успокоит, она примирит, она поможет привыкнуть к тому, чего нельзя забыть. Бывают в жизни особые долгие часы, которые с радостью бы я выкинула, вычеркнула из своей жизни и памяти, но их надо научиться терпеливо проживать. Надо проходить данный путь мужественно и без суеты, шаг за шагом, минута за минутой. Как бы не была тяжела ноша, ее надо нести. И если я еще жива и здорова, то, какие бы неприятности не ждали меня днем, придет неторопливо ночь, и будет лечить мою душу. Она обнимет мое сердце, смягчит его удары. Она коснется горящего лба, успокоит мои мысли, она поможет превозмочь боль. Пока я жива и здорова, наступит благословенная ночь и убаюкает меня в своих нежных объятиях и даст мне силы идти завтра снова".
Вот такой у нас сегодня получился разговор. Радостных снов тебе, Татьяна.

***

— Здравствуйте, Ирина Викторовна. Вы оказались правы, — я еду в Питер. Я не могу ничего терпеливо проживать, хочу скорее сесть в поезд, только об этом и думаю. Хорошо бы закрыть глаза и открыть их уже в Питере.
— Ах, какие мы щедрые!
— В каком смысле?
— А в прямом… Не торопи время. У него есть удивительное свойство, когда его торопишь, оно идет медленнее. Зато потом, когда оглядываешься назад, оно стягивается в точку. Время, прожитое во всепоглощающем ожидании, как бы выпадает из жизни. Чувство ожидания вытесняет любые другие чувства. Потом этот отрезок жизни как провал, как будто его не было. Приведи себя в порядок, войди в нормальный ритм жизни, делай привычные дела и получай от них удовольствие.
Все придет и уйдет в свое время, не торопи щедрой рукой драгоценные мгновения своей жизни, но не ударяйся и в другую крайность. Не бойся хода времени.
Пойми одну вещь, — не имеет значения, сколько ты живешь, имеет значение плотность, качество твоей жизни.
— Хоть мне это мало понятно пока, но надо попробовать.

***

— Ирина Викторовна, как вы думаете, если мне не нравится Платонов, можно мне за это двойку ставить?
— Ты задаешь очень интересный вопрос. У меня сразу возникла мысль, а почему я не спрашиваю у своих учеников, нравится ли им, скажем, закон Ома для участка цепи или уравнение Менделеева — Клайперона? Ведь сказал Эйнштейн о постулатах Бора, что это наивысшая музыкальность в области мыслей. Надо мне подумать об эмоциональном отношении к физическим законам и явлениям.…
А на твой вопрос отвечаю, — я не знаю, за что вам на литературе ставят двойки, но я бы не поставила бы тебе двойку за то, что тебе не нравится этот писатель, более того, я не поставила бы тебе двойку и за то, что ты не понимаешь его. Но когда хорошо знаешь творчество писателя, разве его не понимаешь?
— Можно понимать, но не принимать.
— Тогда давай по порядку. Почему тебе не нравится Платонов?
— Да у него же на каждом слове спотыкаешься. У всех нормальных писателей в предложении речь идет о чем-то одном. Например, о погоде, об одежде, о чувствах. У него же так наворочено, что пока разберешься, час пройдет. А как он слова подбирает друг другу? — "… терпеливо дружили, заспав утомление от мысли, срабатывать каменное горе"! И людишки у него какие-то убогонькие, и все их проблемы вывернуты изнутри.
— Вот, вот. Это ты хорошо сказала. Самую суть его уловила, а не заметила. Именно обычный человек и его внутренние проблемы. Я тебе скажу честно, когда я впервые открыла его рассказы, у меня с первых строчек захватило дух. Я никогда ничего подобного не встречала. Чевенгур был для меня откровением.
— Вы что, это читали просто так, потому что нравилось?
— Ты даже не можешь представить, какое я при этом получала удовольствие. Я прочитала в один присест все, что у меня было, и что я смогла найти Платонова. Ты только подумай, у него каждое предложение, каждое словосочетание как мини поэма. А эффект-то от чего? От кажущегося, на первый взгляд, несообразия, противоречия. Потом улавливаешь смысл, который от этого становится еще глубже. Как стереокино. Непривычное объединение, кажущееся противоречие создает объемность образа. Скажем, та же фраза — "терпеливо дружили". Ну, зачем терпеливо дружить? Не дружи. А ведь дружим и терпим, и чем прочнее дружба, тем большего обоюдного терпения она требует…. Подожди, я возьму Чевенгур, там у меня отмечены наиболее интересные «потрясные» места, как вы говорите. Вот — …"негромкое издевательство", — каково?! Разве такое бывает? А если подумать — бывает. Или — "не капали во всеуслышанье слезы". Эта фраза вызывает внутренний протест, потому что какими-то физическими характеристиками (слышание — звук), осуществляется попытка описать такую тонкую материю, как чувства. И, однако же, эта попытка Платонову удается. А вот платоновские шедевры — "опечалился взором, однообразие задумчивости, глаза… испортились от впечатления обойденного мира". Это самое малое! На каждой странице необычный взгляд на обычное, но тайное, что не всем на показ.
Платонов описывает человека маленького, но проблемы у него большие, потому что величина проблемы определяется тем, как близко она нас касается. И знаешь, есть элитарное искусство, которое понимают немногие, а есть народное творчество. Платонов для меня как яркая сочная вышивка на деревенском полотенце, замысловатая вязь красными петухами по белому. Он как будто словами вышивает образы, — каждое слово с другими сочетается как отдельный узор.
— Меня он просто утомлял, я начинала читать и бросила. Не интересно и скучно…
— Я тебе сейчас прострою логическую цепочку, а ты попробуй, найди в ней изъян. Скучно, потому что не интересно. Не интересно, потому что не понимаешь. Не понимаешь, потому что не хочешь понять. Стоит барьер, — не хочу, не буду. Вот и получается, не захотела разобраться и записала автора в неинтересные. Так что я думаю, что два ты получила за то, что не захотела понять Платонова. А? Кстати, часто ли тебе скучно?
— Сейчас, когда я начала вести дневник и думать, мне почти не бывает скучно. Даже когда я одна. А на уроках иногда, — такая скукотень!
— А я долгое время вообще не понимала, что это такое, — скука? То ли ритм жизни был напряженным, то ли постоянное самокопательство не давало скучать? А как ты себе определяешь, что такое скука?
— Думаю, что это когда надо делать то, чего не охота, или вообще делать нечего.
— А вот в словаре Ожегова написано: — "скука — томление от отсутствия дела или интереса к окружающему". Я думаю, что скука — это отсутствие интереса к жизни в данный момент.
— Я не согласна. К примеру, я сижу вчера на истории. Историк у доски мельтешится, что-то выписывает, на карту показывает, а мне так скучно, так домой охота. Интерес-то к жизни есть, ведь охота домой, а скучно.
— Правильно, но дело в том, что если тебе здесь и сейчас не интересно быть (я имею в виду урок), ты ждешь, когда это все кончится, то ты теряешь время на томительное ожидание. Ты ждешь, когда тебе будет интересно. А в процессе этого бесполезного ожидания ничего не происходит, и жизнь как бы замирает, останавливается. Но остановка в жизни это маленький шаг назад. Отсюда я делаю вывод: скука это деградация.
— Вот это уж слишком. Что, гении, не скучали что ли?
— Ты задаешь вопрос, на который я не смогу дать вразумительный ответ. Во-первых: я просто не знаю, скучают гении или нет. Во-вторых: гений для меня это что-то запредельное, и как развивается его личность для меня, — тайна. Тебе не кажется, что мы начинаем слишком глубоко копаться. При слишком глубоком проникновении в проблему можно дойти до абсурда. Приведу простой пример тебе. Передо мной лежит ученическая линейка. Я тебя спрашиваю, из чего она состоит? Ты начинаешь перечислять структурные формы материи, а потом будешь вынуждена признать, что линейка состоит из пустоты. Помнишь, — " атом невероятно пуст!". Конечно абсурд кажущийся, на самом деле мы доходим не до абсурда, а до границы своего понимания. Вот мы до нее и дошли.
И давай на этом отдохнем. До свидания.

***

— Здравствуй Татьяна, как дела?
— Да так. Ни шатко, ни валко. Сплошная неопределенность. Не знаю теперь, поеду ли в Питер. У родителей напряженка с деньгами. Еще не знаю, куда поступать? И с подругой не мир и не ссора.
— В общем, как сказал бы наш друг семьи, выпускник МФТИ — устойчивая неопределенность в жизни.
— Именно, устойчивая.
— И как ты ее переносишь?
— Злюсь.
— Я тоже раньше сильно нервничала, даже из-за малейшей неопределенности. Теперь мне кажется, что такая реакция есть разновидностью истерии определенного рода («определенного рода» — означает этакое размазывание смысла при недостатке знаний). Но ты сильно не пугайся, маленький истеризм даже полезен. А если говорить серьезно, то вполне можно научиться спокойно жить в условиях устойчивой неопределенности. Вся проблема в том, чтобы неопределенность из бессознательного раздражителя перевести в сознательный, т. е. в определенную неопределенность. Вот так. Ни больше, ни меньше. А для этого надо сначала думать, а потом ждать. После некоторых событий, если произойдут, снова думать и снова ждать. Получишь пошаговое "разрешение" неопределенности. Думать и ждать — занятие не из легких. Надо уметь становится сторонним наблюдателем за самой собой, что поможет охладить страстное желание решить все здесь, немедленно и так, как тебе сейчас хочется.
Чтобы научиться ждать, надо научиться хорошо владеть собой (задача все усложняется). Да и думать надо уметь. Видишь ли, думать — это не перекидывать мысли-штампы с места на место в своем сознании, не смаковать свои чувства, не составлять прогнозы, а что скажет Мария Ивановна из соседнего подъезда. Думать — осуществлять попытку построить общую теорию по частному вопросу. И все должно быть как в настоящей теории: основные положения, опыты и наблюдения, выводы и следствия. Творческий этап думанья находится в выявлении основных закономерностей и в правильно сделанных выводах, в разработке стратегического плана жизни в ситуации неопределенности. Одним словом, необходимо продумать, выверить варианты поведения по схеме: если — то, и рассчитать возможности развития ситуации. Причем, мой опыт говорит о том (к сожалению), что ни один рассчитанный вариант, с какой бы большой долей вероятности не был определен, все равно в точности не идет. Т.е. при прогнозе всегда надо закладываться на непредвиденные или неучтенные обстоятельства. При таком подходе сознательно выжидаешь, когда ситуация созреет для действий или, чтобы действия не потребовались вообще. Надо научиться рассчитывать многоходовые партии, как ты говоришь.
Я всегда любила определенность, но "разложив себя на множители", пришла к выводу, что моя любовь к определенности — прямой путь к ограниченности. И я сознательно стала себя учить жить в состоянии неопределенности. Я заставляла себя рассчитывать свои шаги и чужие, продумывать многоходовые и разновариантные партии. Для меня такое поведение было трудно осуществимо потому, что я не коварна и излишне искренна по своей природе. А многие мои проблемы были результатом действия закона Беллингса: "— половина трудностей происходит оттого, что мы слишком быстро говорим "да" и недостаточно быстро "нет"". И еще я не злопамятна, но это не моя добродетель, а лень или жадность. Не знаю. Мне не хочется тратить свою энергию на собирание чужого зла, — легче простить и забыть, чем помнить и воздавать по заслугам.
И вот что получается. Человека устойчиво неопределенного (таких не очень любят, помнишь, — я с детства не любил овал…), как большой шар, трудно схватить, удержать. Им трудно манипулировать. Он сам знает, как ему управлять собой. В своих действиях он руководствуется не определенными для окружающих мотивами. Устойчивая неопределенность может быть и прикрытием, и внутренней политикой человека. То и другое требует и сил и ума.… Видишь, Татьяна, как далеко мы с тобой ушли? Давай отдохнем на этом. До свидания.

***

— Здравствуй, Татьяна. Почему у тебя сегодня такой кислый голос?
— Ситуация из устойчивой неопределенности перешла в устойчивую определенность.
— Тоже хорошо. Определенность энергетически менее емкая. А что случилось?
— Мои родители получили какой-то очередной аванс, и я понесла деньги за путевку. А там, у классной, я узнала, что моя лучшая подруга не едет с нами потому что едет с другой группой. Я не поверила и позвонила ей. Мы с ней так мечтали об этой поездке!.. Она мне сказала, что я сама в этом виновата, она не хочет ехать со мной, что я ее не понимаю, я грубая, эгоистка, я плохой друг; поэтому она не поедет со мной. Вот так.
— Да подожди ты, не реви.
— Она же предала меня, предала! Как вы не понимаете?
— Да, понимаю я! Наверное, все мы через это проходим. Вот, послушай. В детстве у меня часто менялись подруги. Я с ними не ссорилась, но, утратив к ним интерес, переставала с ними общаться, и отношения прекращались сами собой. Одна женщина, — соседка это заметила, что является фактом для меня до сих пор удивительным, и сказала мне об этом. Я не знаю, что ею руководило, но в моем сознании ее слова засели и разрослись в комплекс, — я — плохая подруга, и я не умею дружить (Господи, каких только комплексов тебе не постараются привить окружающие, если ты внешне не защищена, а внутренне зашуганна). Развитие данного комплекса явилось благоприятным обстоятельством для того, чтобы моя новая подруга навязала мне свои представления о дружбе. Они были так жестки для меня, что походили на моральное, эмоциональное и даже интеллектуальное рабство. Возможно, это слишком сильно сказано, но как еще назвать то, что я всегда должна была соответствовать неким ее идеальным критериям друга и дружбы. Я должна была относиться к ней, как к самому главному человеку в моей жизни и, следовательно, принадлежать ей. На самом деле, возможно, она этого не осознавала, и требования ее были не намеренны. Перечитывая ее письма, я нахожу много тепла и заботы обо мне. И теперь мне кажется, что я была несправедлива к ней. Но тогда я чувствовала свою полную зависимость от нее и это угнетало, а ты ведь знаешь, что чувства самое главное для человека, и, в конечном итоге, именно они нами руководят. Короче говоря, я должна была и то, и то, и то… Ведь я друг, а стало быть, должна соответствовать… В противном случае, — проповеди, объяснение моих обязательств, ошибок, обиды. А обиды — самое тяжелое. Это теперь я взрослая и знаю, что обида — это эмоциональное переживание по поводу неудавшейся попытки навязать свою волю другому. Несколько лет тому назад я запретила себе испытывать это чувство (у меня теперь два запретных чувства: обида и презрение). Я либо могу навязать свою волю, либо нет. И все. Другой человек здесь ни причем. И уж если я обижаюсь, то на себя. Мне как-то подложили свинью, а потом спросили: "Вы, что, Ирина Викторовна, обиделись?", — "Нет, я не обиделась, я приняла к сведению". Я понимаю, что такая постановка вопроса тоже не хороша, т.к. я в себе воспитываю своего рода злопамятство, помня и принимая к сведению, как этот человек может себя повести в той или иной ситуации. С другой стороны, — почему я должна быть доверчивой и наивной? И все-таки, недавно анализируя свою жизнь на предмет, — когда и как сильно меня обижали, я пришла к выводу, что меня никто и никогда не обижал. Все оскорбления, предательства, унижения были мне во благо. Все люди, встречавшиеся мне на пути и явившиеся причиной долгих и горьких минут в моей жизни были мне во благо. Ведь все они способствовали моему самосовершенствованию и более глубокому пониманию мира. А если это так, и каждый человек мне учитель, то "обижая" меня, он меня учит. И спасибо ему на этом. Но я не пропагандирую непротивление злу насилием. А вот что, — надо набраться мужества и разрешить в своем сознании людям иметь право на приоритет собственных интересов. Мы должны научиться уважать право людей на собственные интересы… Видишь, как далеко я ушла от темы. Вернемся к моей подруге. Подразумевалось, что она свои обязательства по отношению ко мне выполняла. Мне было больно от ее упреков, но не потому, что они ограничивали мою свободу, а потому, что я такая плохая, не умею дружить и не умею любить своего друга, — а должна. Я верила ей безгранично, считала ее своим духовным наставником. И я действительно очень благодарна судьбе за то, что она появилась в моей жизни. Я верила, что только она одна понимала меня лучше других, только она одна говорила мне настоящую правду про меня. Но она и мучила меня этой правдой. Она следила за каждым моим душевным порывом, как в микроскоп (этот пресловутый микроскоп!). Ее чувствительность, ее своеобразное восприятие мира, бесконечная любовь к литературе, заставляли более внимательно относиться к ней и к жизни вообще. Общаясь с ней, мне все время приходилось работать над собой (и ей очень, очень благодарна сейчас!). Я не замечала, как она помыкает мной, кричит на меня, каким тоном она разговаривает со мной. Я хотела стать хорошим другом, интересным человеком, я хотела соответствовать ее требованиям. Я верила ей и была преданна безоговорочно, а ее поведение объясняла озабоченностью моим совершенствованием. Я не сомневалась, что нужна ей и дорога, и она хочет сделать меня еще лучше, — детский максимализм (зачем ей это было надо?). Дело доходило до того, что я вообще переставала верить себе и в себя, я теряла свои контуры и очертания, я становилась — никто. Она выворачивала меня наизнанку. И я уже не знала, есть ли во мне что-либо хорошее? В наших отношениях было мало легкости и много претензий. Она упрекала меня в том, что я не люблю или мало люблю ее. И в этом она, наверное, была права. Я врала и ей, и себе.
Я дорожила ею, была преданна ей, считала ее превосходство надо мной вполне обоснованным, но не испытывала к ней того чувства, которого она требовала. (Я только недавно поняла, что подчиняться с удовольствием или без него, но спокойно и сознательно может позволить себе только достаточно сильная личность, какой я тогда конечно не была, да и сейчас, — это еще вопрос.) Может, это явилось одной из причин ее предательства, как я тогда считала, и окончанием моего добровольного рабства. Мой деспот был поставлен перед выбором другой ее подругой: я или она. Я не выдержала конкуренции и меня ждала отставка, — явная, сознательная, с " объявлением в газетах". Официальная версия была такова: я не достойна дружбы по причине моего несносного характера и плохого отношения к подруге (возможно, это было правдой, но трудно в нее верить, когда сильно стараешься быть хорошей).
Получилась какая-то двойная правда. Мне дали отставку потому, что я плохая. Поскольку я верила своей подруге, то сочла справедливым, что она меня обвинила в нашем разрыве (я еще не знала тогда, что от меня просто избавились, — есть лучше, достойнее). И вот тогда, Татьяна, со мной произошел первый душевный коллапс. "… Что же мне теперь делать? "— спросила я вслед за отставкой. " Вот видишь, тебя волнует, что делать, как себя вести и больше ничего", — сказала она. А я оказалась в шоке, в эмоциональном ступоре. Что ж, — меня бросили. Ладно. То, что я далека от совершенства, она и раньше говорила мне об этом. То, что внешне мои эмоции не проявили моих чувств, тоже было поставлено мне в минус. Потому что это лишний раз доказывало, что я черствая эгоистка. Итак, — я плохая. Со мной из-за этого не хотят дружить. Как же мне, — плохой жить дальше?
Несколько дней вселенная моей души падала и падала сама в себя. Коллапс души — это очень больно и страшно. Хорошо, что рядом оказались мама и школьные подруги, они не дали мне загрызть себя окончательно. Я училась жить без нее, я училась ценить и любить себя, но еще совсем не могла научиться быть милосердной. Я мучительно выходила из коллапса. Потом были ее попытки примирения, наши отношения внешне вроде бы наладились, но главное было оборвано. Моя подруга не смогла пробудить во мне уважение к чужой воле, но сладостный вкус свободы дала почувствовать, хоть и таким нелегким способом. В этом сладостном духе свободы, конечно, содержалась некоторая опасность. Я почувствовала какое-то странное удовольствие от разрыва связей. Сначала больно, зато потом хорошо. Когда душа восстанавливает свой баланс, наступает некоторая эйфория чувств, состояние с избытком энергии. Связь исчезла, а любая связь с людьми требует энергии. Хорошо, если отношения складываются с тождественным обменом. Но если связь тяготит, это означает, что человек вынужден на поддержку этой связи выделять больше энергии, чем хочет. Освобождение от таких связей и создает временное состояние с избытком энергии, что и воспринимается как эйфория чувств. Вдруг понимаешь, что без этого человека можно радоваться солнцу, весне, ветру, наслаждаться музыкой, видеть и любить других людей, делать что-то хорошее потому, что хочется, а не потому, что, — обязан.
Разрыв прочной, энергетически емкой связи тяжел, и он переживается как болезнь. Но после болезни наступает выздоровление и это возвращение к жизни обостряет и обновляет чувства. Пережив болезнь душевного разрыва, я стала сильнее. Мой строгий судья сам оказался не на высоте. Осуществилось свержение кумира.…Таких близких подруг у меня больше не было. Обжегшись на молоке, — дуешь на воду. Ни у кого из людей не было со мной расстояния душевной близости равным ее… Она меня многому научила, я вспоминаю и скучаю, и хочу сказать ей спасибо за то, что она была в моей жизни. А на счет предательства так скажу, — его не было. Сейчас, наверное, я бы смогла ее любить. Если человек ценит свои интересы выше твоих — это его право. А у тебя есть право ценить этого человека, и относится к нему сообразно этой цене. И все. Наберись сил стать самодостаточной (для решения проблем хватит тебя одной потому, что все твои проблемы внутри тебя), люби и уважай себя, разреши себе быть такой, какая ты есть, верь себе.
Увидишь, подруга вернется к тебе. Всего хорошего, Татьяна.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:49 | Сообщение # 15
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 7.

— Здравствуйте, Ирина Викторовна.
— Как Питер, живой?
— Куда денется. Только сыро очень. С погодой не повезло. Очень много экскурсий. В конце я уже начала путать, где и что видела. А вообще мне больше понравилось просто гулять по городу. Разве можно почувствовать город, когда знакомишься с ним на автобусе? Мы один раз маленькой компанией сбежали от руководителей, нам, конечно, попало, но не будешь ведь толпой гулять, — а охота. Мы дали здоровенный крюк: по Дворцовой набережной к Летнему саду, потом все обошли возле Михайловского замка, вернулись к Спасу на Крови, вышли на Большую конюшенную, нашли церковь, в которой отпевали Пушкина, потом вернулись на Невский и в метро. Мне эта прогулка помнится больше всего. И вот, что странно. Я помню дворцы, решетки, мосты, пронизывающий ветер, воду и даже уток в каналах, но не помню людей. Такое впечатление, что я одна, наедине с городом.
— Город так поглотил твое внимание, что на людей его уже не хватило. Слишком много впечатлений.
— Не знаю, но раньше так не было. Я очень рада, что съездила туда, но очень жаль, — пять дней пролетели слишком быстро. А сколько еще не увидела, теперь хочется ехать еще.
— Да, этот город привязывает. Ни в одном я не была так часто и ни в один меня не тянет так сильно.
— У нас некоторые девчонки поступают туда, и я бы хотела, но родители не потянут нас двоих с сестрой. Но все равно, мне надо будет уезжать в Челябинск или Екатеринбург. Вместе с сестрой жить не получится.
— Что, вместе тесно?
— Не то слово. Ссоримся почти каждый день.
— А перемирия бывают?
— Очень редко, когда ей от меня что-нибудь надо.
— Из-за чего конфликты?
— В основном из-за порядка в комнате и одежды. У нас одна комната на двоих. Она может не заправлять кровать до обеда. Не убирает со стола свои учебники, конспекты. Даже свое нижнее белье, грязные расчески бросает, где попало.
— А тебя это бесит?
— Очень. А еще она без спроса берет мои вещи и одевает их. И когда они мне нужны — их нет или они грязные. Если я так сделаю, она меня может отлупить. Хорошо, что еще у нас размер ноги разный… Когда родителей дома нет, она и на лекции не ходит. Может весь день смотреть телевизор и специально делает его на всю громкость. Тогда я уроки совсем не могу учить и делаю их ночью, а потом в школе сплю.
— Родители о ваших проблемах знают?
— Да, знают. Им на это наплевать. Они между собой разобраться не могут. Мама говорит, что и так в доме напряженка — не лезь со своими глупостями.
— Может она права? Вам бы самим наладить свои отношения. Не маленькие уже.
— Не хочу я ничего налаживать с этой дурой!
— Да, да, мы это уже проходили. Я так понимаю, она у тебя единственная родная сестра?
— Единственная! Иногда чужие ближе, чем родные.
— Верно. И все же это не значит, что свою сестру нужно делать своим врагом.
— Да она сама ведь все портит.
— А она, может, думает, что это ты все портишь. Кончай, Татьяна, воевать. Это самое неблагодарное дело. Война между близкими, как впрочем, любая война, забирает много сил, она изматывает, как болезнь, превращает жизнь в ад. Она лишает нас радости, открытости. Мы все время в броне, наши мысли вертятся только вокруг того, как бы насолить, что бы такое сделать и сказать больнее. Чтобы не в бровь, а в глаз и под дых. Я в свое время, по своей дурости, много повоевала и поверь, ни одной войны не выиграла. И не потому, что противник был сильный, а потому, что не война решает проблемы, а решение проблем. Улавливаешь? Война — совершенно лишние энергозатраты. И она мешает нам любить своих самых близких людей. Тебе, наверное, кажется, что была бы твоя сестра хорошей — вот тогда бы ты ее любила. И если она исправится, то ты к ней будешь относиться хорошо. Но, откладывая на завтра хорошее отношение к своим близким, можно опоздать. Не надо ждать, когда наступит подходящее время и близкий человек будет "достоин" твоих чувств. Возможно, в твоих глазах, этого не случиться еще очень долго. Ты же не все еще в жизни понимаешь хорошо. Требуя от сестры, чтобы она соответствовала твоим идеалам, ты становишься ее тираном (конечно, ты же хочешь, чтобы твоя сестра стала лучше — благие намерения!). Ты подумай, на что тратишься?!
— А что делать-то?
— Для начала хотя бы задать этот вопрос. А потом, объясни мне, какие такие железобетонные основания ты имеешь считать себя совершенством?
— А я не считаю себя совершенством.
— Правда? Мне, значит, показалось. А кем ты себя считаешь? Я понимаю, что очень трудно посмотреть на себя со стороны, трудно быть к себе объективной. (Нельзя, находясь в инерциальной системе отсчета, ни по каким признакам определить, движется она или покоится относительно другой инерциальной системы. Помнишь два поезда на станции, ты смотришь в окно и не поймешь — который из поездов начал движение? И ты, чтобы понять это, смотришь на небо или на землю?) Но можно посмотреть на себя чужими глазами. Например, своей подруги, но лучше глазами человека, который тебя не любит. Уж поверь, он имеет на это веские причины. Попытайся рассказать сама себе, за что такая немилость? Видишь ли, Татьяна, существует одна простая и очень сложная для понимания истина: хочешь изменить других — изменись сам. Это все равно как, хочешь взять — дай. Ты себе даже не представляешь, как мучительно до меня доходил смысл этих слов. Еще мучительнее я постигала то, что человек сам является источником своих проблем. Какой мерой измерить одиночество ответственности человека перед самим собой? Однажды я поняла, что никто не хочет отвечать за меня. Я поняла, что осталась один на один сама с собой. Ситуация сложилась так, что из-за ложной стыдливости (разновидность гордости) я не могла поделиться своими затруднениями ни с кем. Я оказалась в полном и безысходном одиночестве, когда нет душе нигде приюта, холодно кругом, как будто в пустоте. Когда ты сама себе опора и подмога. Когда все силы для жизни нужно найти только в себе. Когда за все поступки, события, свой характер и поведение, свое будущее и прошлое ты отвечаешь сама. Наступает время, когда только ты ответственна за себя и больше никто, не за кого спрятаться, укрыться. Все твое при тебе и ты за это отвечаешь. Ты осознала свое одиночество, значит, ты стала взрослой. И только после этого можно вернуться к людям, став достаточной сама себе. И ты знаешь, Татьяна, раз уж речь зашла об этом, скажу — очень полезно человеку периодически оставаться наедине с собой. Для того, что бы послушать себя, поговорить с собой. Конечно, для каждого существует свой минимум одиночества. Я знаю, что есть люди, которые вообще не могут оставаться одни. Почему так? Может им так легче? Может, они бегут от своих неприятных мыслей? Или им вообще не о чем думать? Не знаю. Наверное. Так вот, если принять за основу, что ты взрослая и сама отвечаешь за себя, что ты сама являешься источником своих проблем, то, что мы имеем? Посмотри на себя глазами своей сестры. Она изо дня в день видит твое злобное лицо, слышит твой недовольный голос. У нее в зубах навязла твоя педантичность. И она специально включает громко телевизор, чтобы тебе досадить. А может ее еще что-то в тебе раздражает? Знаешь, жить вдвоем в мире в ограниченном пространстве — огромное искусство. Мы с моей институтской подругой едва не стали злейшими врагами после того, как прожили один год в двухместной комнате в общежитии. Наши отношения сохранились хорошими только потому, что мы вовремя разъехались.
— И вы ни чего не могли сделать?
— Что значит — не могла? Я была уверенна, что во всем виновата она, а я всего лишь страдательный элемент. Зачем я бы стала что-то делать? Слава Богу, что у меня хватило мозгов хоть переехать в другую комнату. И я думала, что приняла тогда единственно верное решение. Возможно, тогда я ничего лучшего и не придумала бы. Потому, что тогда я еще не сформулировала для себя закон о том, что в каждой ситуации есть, как минимум, два выхода. И тогда я еще не испытывала сознательной нелюбви к словам: единственно верное, никогда, всегда, невозможно, и т.д. Это слова ограничители, об них спотыкается наше сознание. Ты знаешь, вся моя жизнь — это сплошной бег от ограничений и сопутствующей им серости (но постоянное бегство — это тоже ограничение)…
Что, Татьяна, идем куда-то не туда? Поздно уже. Подумай до следующего разговора, как тебе стать лучше. Может одновременно с тобой начнет изменяться и твоя сестра?
До свидания.

***

— Как дела, моя хорошая?
— Сегодня уже лучше. Я спокойно и доброжелательно попросила сестру постирать после себя мою кофточку, (решила проверить — получится или нет) и она это сделала. Честное слово, в первый раз. Еще я заправила ей кровать, просто, молча. Она заметила и сказала спасибо. Я пыталась весь день с утра улыбаться, хвалила ее за прическу, и она ни разу на меня не заорала.
— Да, твоя сестра перерождается на глазах! Если и дальше дело так пойдет, то вы станете прекрасными сестрами. Дело все в том, Татьяна, что нельзя заставить людей любить и уважать себя в приказном порядке. Они относятся к нам так, как мы этого заслуживаем — на их взгляд. И если к тебе относятся плохо, то ты сама в этом виновата. Ты знаешь, я для себя вывела несколько простых правил, которые, может быть, повторяются где-то по смыслу, но они мне очень помогают жить.
Правило №1: ко всему, что происходит со мной, я приложила свои ручки;
Правило №2: за все, что я делаю, я отвечаю сама;
Правило №3: все люди хорошие и я хорошая;
Правило №4: люди имеют право ставить свои интересы выше моих;
Правило №5: я имею право регулировать свои отношения с людьми, исходя из своей шкалы ценностей;
Правило №6: в повседневной жизни люди всегда стремятся навязать свою волю друг другу, надо уметь относиться к этому терпимо.

У меня еще есть правила, но они частного характера. О некоторых мы с тобой уже говорили. А эти были постигнуты мной большим набиванием шишек, а последнее правило далось мне особенно дорого. И во всем виной мой неуемный характер. Видишь ли, меня не приучили подчиняться. Стремление же быть независимой у меня патологическое. Поэтому, естественно, я относилась к навязыванию воли негативно и очень хорошо для себя разработала вопрос об отрицательной стороне этого дела. И действительно, навязывание нам чужой воли — неприятно, оно ограничивает свободу наших действий, суждений, желаний, чувств. Навязывание чужой воли является основной причиной любого конфликта. Ты обрати внимание, Татьяна, на конфликты в школе, дома, с сестрой, друзьями. Изначально, какой бы ни был конфликт, в его основе лежит чье либо желание навязать свою волю. Конфликт будет развиваться до тех пор, пока кто-либо не отступится. Потом, конечно, может наблюдаться эффект перекачки энергии, как у нитяных маятников при резонансе, но это уже совсем особый случай. А все же без навязывания воли не возможен процесс обучения, воспитания, управления. И это бы все ничего… Но у меня есть подозрения, что без навязывания воли невозможно любить и быть любимым. Ведь что есть наша забота о любимом или требование, что бы он соответствовал нашим идеалам? " …Если я тебя придумала, Будь таким, как я хочу". Рассуждая, таким образом, мне пришлось вывести еще одно Правило №7: если хочешь, что бы тебя любили, — позволяй навязывать себе волю.
Вот так. А остальное додумаешь сама.



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Умные вещи (Светланы Вальтер)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz