Среда, 20.09.2017, 19:39
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Умные вещи (Светланы Вальтер)
Умные вещи
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:54 | Сообщение # 16
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8837
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 8.

— Здравствуй, моя хорошая. Голос невеселый и давно не звонила.
— У меня с сестрой неприятности.
— Опять? Вроде бы все налаживалось?
— Теперь по другому. Вообще не знаю, что делать. Последние дни она какая-то дерганная была, а позавчера прихожу домой — телевизор орет, дома не убрано, сестра сидит в кресле с абсолютно пустыми глазами. Сначала меня взбесило, что опять в доме бардак, а потом я испугалась. Подхожу к ней, а она меня не видит. Я так тихонечко по плечу ее погладила: Надь, а Надь, что случилось? Смотрю, а у нее глаза быстро наполняются слезами. А потом она как заревет в голос, я еще больше испугалась и с ней заревела. Посмотрела на нее, а она всю тушь и помаду по лицу размазала, нос распух. В общем — страшная и смешная. И я — честно не нарочно, стала смеяться, а она посмотрела на меня и тоже рассмеялась. Потом мы разом замолчали, и она ушла в нашу комнату. Я выключила телик и пошла к ней. Она стояла у окна, прижавшись лбом к стеклу.
— Я ему все сказала. Я сказала, что люблю его, а он сказал, что знает, еще сказал, что любит другую. Так что — все кончено.
— Как же ты решилась на это?
— Ну, сестренка, ты же знаешь, — я храбрая. Только теперь уже все, понимаешь? Все… Сестра уже плакала беззвучно, не вытирая слез.
— Он держал меня за руку, когда говорил это, как будто хотел, что бы мне было легче перенести. Он гладил меня по голове, он не хотел, что бы мне было больно. Он меня жалел. Жалел! Вот так. Значит, мне уже ничего не поможет. Безнадежно. Все безнадежно. Господи! Как будто время остановилось и всем своим грузом лежит на сердце. И так тяжело, и давит к земле, как-будто все замерло и ничего, ничего уже не важно.
Я посмотрела на сестру. Распахнутые глаза уставились в одну точку и в них такая тоска, что только и выть и биться об стенку, чтобы боль превознемогла тоску…. Тут с работы пришла мама и заглянула к нам в комнату — " что опять подрались? Нет дома покоя". Я не стала включать свет, закрыла дверь и пошла к маме на кухню, что бы сестре никто не мешал быть одной. Вот такие мои дела…
— Растревожила ты меня, разворошила мою память, подняла такое мое давнее, как-будто из другой жизни.
— У вас тоже была несчастливая любовь?
— Ну что ты, Танюша. Кто тебе сказал, что бывает несчастливая любовь? Любовь бывает невзаимной, но не несчастной. Любовь — редкий подарок судьбы, а взаимная она или нет — второй вопрос. Ты сама-то как?
— Да так себе. Не думаю, что это было настоящее.
— Ясно. Не пришла еще твоя пора.
— Все равно. Я не хочу, как у сестры. Она так переживает, боюсь, — крыша поедет.
— А я благодарна своей судьбе за свою "несчастливую" любовь. Мне тогда было четырнадцать — пятнадцать лет. И я уже несколько раз (ты знаешь, я очень влюбчивая) влюблялась, но это было так себе, как ты говоришь. В этот раз было все гораздо серьезнее. Я писала стихи, сочиняла песни, рисовала его портреты… Вообще, удивителен сам процесс зарождения любви. Ты видела в замедленном кино, как раскрывается цветок? (Кстати, парадоксально на первый взгляд, чем больше частота кадров, тем медленнее развивается сюжет. Как будто, чем больше дробить время, тем медленнее оно идет.) Представь себя в саду в летнее, умытое дождем, утро. Ногам холодно от росы и сырой земли, а солнышко уже пригревает. На небе ни облачка. День обещает быть жарким, но не знойным. Ты наклоняешься над розовым кустом, от дурманящего запаха у тебя слегка кружится голова. Некоторые розы уже теряют свою прелесть, а этот бутон еще только набирает силы. Упругие лепестки хорошо скрывают сердце цветка, но навстречу солнцу тянется все его естество. И начинается сокровенное таинство — раскрытие бутона. С чем еще сравнить зарождение любви? Разве что с тем, как веселый горный ручей, пробив себе новое русло, вырывается на свободу? Одно я знаю точно, — зарождение любви это одно из самых нежных, самых хрупких и прекрасных состояний души. Мир становится особенным, люди хорошими, человек как будто рождается снова, прощая всех и винясь перед всеми. Зрение физическое и душевное обостряется. Происходят какие-то странные процессы. Зарождение любви как катализатор познания мира. Человек начинает видеть и понимать то, на что раньше не обращал внимания. Думаю, что именно в моменты зарождения любви человек может ощутить и осознать по настоящему, как прекрасен мир. У меня не хватает умения описать и понять это. Лучше пережить, чем слушать, а если хочешь, можешь прочитать об этом в "Войне и мире" у Толстого или у Айрис Мердок в "Черном принце". Извини, что я этих авторов ставлю рядом — они так не схожи. Но я очень люблю Айрис Мердок… Да…, такое состояние длится недолго. Когда оно проходит, некоторые люди воспринимают это как охлаждение или исчезновение любви. Так бывает. По каким-то причинам цветок увядает не распустившись. Или чувство переходит в другую фазу, более спокойную и устойчивую, что ли? …И любящий человек, конечно, страдает, если не видит отклика на свое чувство.
— Как у вас просто получается. Все по полочкам разложили и — привет!
— Да нет. Любить и страдать, — совсем непросто. А в первый раз особенно. Но надо пройти через это. Надо научиться не терять себя.
— Думаю, что моей сестре уже наплевать на все.
— Тяжелое состояние безнадеги. Но так не будет продолжаться долго. Обязательно что-то случится и даст слабую надежду. Или самообман, как защитная реакция, поможет выйти из кризиса. Но когда минует кризис, совсем не обязательно, что кончатся страдания. Они станут выносимыми. Это все тяжело, но выжить можно. Мои первые глубокие чувства тоже оставили без ответа. Я пережила состояние безысходности, тягучей тоски, беззвучного крика, плача без слез. Это даже не душевный коллапс, когда душа падает сама в себя. Это состояние когда теряешь полное физическое и душевное зрение, а душа растекается, как нефтяная, черная пленка. И нет сил себя собрать, потому, что ты и себе становишься не нужной. Душа теряет свои измерения. Черная нефтяная пленка живет своей, не подвластной никому жизнью, а под ней гибнет живая вода. Когда ты лишняя, когда ты не нужна, как выжить?… Кем я казалась ему? Каких частот не хватило мне, что бы душевный резонанс расцвел взаимной любовью?.. Что теперь гадать. Кто постигнет таинство первой любви? Это скорее грезы о чем-то большом и красивом, мечта о воплощении и самореализации. Ведь, если нас любят — значит, мы есть. Любовь, как подтверждение нашего объективного существования. Отсутствие любви к нам ставит под сомнение саму нашу жизнь. И это сомнение настигает нас не только когда мы очень молоды. Конечно, когда-то мы дорастем до того, что поймем — гораздо важнее искать не любви к себе, а искать любить самому… Что же сказать твоей сестре, если ее не любит тот, кто всего дороже? Чем утешить и обнадежить? Нечем. В то, что будет другая любовь, она не поверит. Что ее любят другие, ей не важно. Я бы спросила у нее, может ли она любить его еще сильнее? Может ли она его любить так, что бы забыть про себя? Если да, то пусть полюбит его так сильно, что бы хватило сил отпустить от себя. Пусть полюбит его так сильно, что бы смогла пожелать ему счастья даже без себя, даже с другой. Пусть любит за двоих и отпустит его, разрешит ему жить без себя. Пусть любит так сильно, что бы не страшно было быть нелюбимой. Я бы сказала ей — люби еще сильнее, когда тебя не любят… Сейчас я не знаю более достойного выхода из такого любовного кризиса.
— Ничего себе, — выход. А что, нельзя от этого чувства избавиться, запретить себе?
— Не знаю. У каждого это чувство убывает или не убывает по-своему. Если очень сильно захочешь заглушить любовь, то это, наверное, получится. Боль потери терзала меня очень долго, но и потом, когда все, казалось бы, успокоилось, при встречах, у меня земля уходила из — под ног. Сердце бешено билось, а в ногах образовывалась пустота, и они отказывались идти. Вот тогда я поняла, что такое «ватные» ноги. Думаю, я волновалась тогда потому, что взвалила на себя непосильную задачу: поздороваться, сделать вид, что он твой обычный знакомый, и тебя совсем не волнует, с кем он идет. Я была очень самолюбивой и не хотела, что бы кто-то знал, как мне больно. И я гнала от себя это чувство, а когда прогнала, на его месте образовалась пустота. И ты знаешь, пустота тоже бывает тяжелой… Что-то мы с тобой сегодня заговорились. Уже поздно. Всего тебе хорошего. До свидания.

***

— Здравствуй, Татьяна. Как сестра?
— Слушает музыку, молчит, не смеется, а если улыбается — глаза грустные.
— Ничего. Обойдется.
— Не хочу себе такого.
— А ты хотела бы спустить любовь на тормозах?
— Как это?
— Очень просто. Пусть сама идет на закат, и никаких следов своего существования, даже пустоты.
— Я ничего не понимаю.
— Я и сама плохо понимаю, думаю, что если любовь была, то душа должна быть отмечена ею. Любовь как пожар. После нее остается пепелище, оно дымится и долго не зарастает. А когда пойдет новая поросль, она будет очень нежной… Но если любовь сравнить с пожаром, то это будет неполное сравнение. И вообще, любые аналогии страдают тем, что не могут передать полной сути явления, а только какую-то его сторону. Любовь — это процесс (прости за формализм), который активизирует строительство лучших качеств души. Человек учится понимать красоту мира, формирует или частично меняет свою шкалу ценностей. Я думаю, что когда человек любит и страдает, у него душа растет, дух мужает. Значение безответной любви в ранней юности неоценимо.
— Короче, любите и страдайте дети — вам это полезно.
— Примерно так.
— По-вашему, любовь — это как корь или скарлатина, которыми надо переболеть в детстве?
— Ты сообразительная. Только для меня понятие любви на столько глубоко и на столько сложно, что я не берусь ничего обобщать.
— После такой "скарлатины" можно и не выжить. Моя сестра сказала мне, что она плохая и никому не нужна, и ей незачем жить. Я даже не знаю, что ей говорить.
— Я бы сказала твоей сестре — послушай, когда ты познала своим нутром бесконечность одиночества и уже поняла, какая ты плохая, и смысл твоей жизни ускользнул от тебя, когда ты сама себе стала неценной, когда ты сказала сама себе, что у тебя один выход — умереть, ты замри и послушай Вселенную.
Она тебе скажет, что ты нужна и любима этим миром. В любой жизненной ситуации есть, как минимум, два выхода. (Дополнение к закону, — по прошествии времени обязательно выяснится, что был еще выход, и лучше. Некоторые психологи утверждают, что это не так, что для человека выбор, который он сделал, является оптимальным в данной ситуации, с этим можно поспорить.) Додумай ситуацию до конца. Ведь додумать — значит принять решение, которое может быть очень трудным, а смерть — самое простое и тривиальное решение… — Я одинока, я плохая, я никому не нужна, мне не зачем жить… — Не ной. Полюби себя сама. Найди опору в себе. Не бойся одиночества. Если трудно тебе, если ты не живешь, а перемалываешь жизнь, поиграй с собой. Найди как можно больше выходов из лабиринта жизни, пусть даже заведомо абсурдных. Раскрепости свое сознание.

Масса выходов — это так здорово, это лекарство от депрессии и пессимизма.
Хочешь, я тебе предложу несколько выходов из кризиса?
Поживи некоторое малое время своими самыми радостными воспоминаниями, окунись в них, забудь реальность, уйди в мир грез, отдохни душой. И снова возвращайся обновленной, сильной, уверенной. Ведь, если в твоей душе живет любовь, все равно к кому, к чему, она и есть твоя душевная сила.
Займись своим любимым делом: рисуй, пой, пиши стихи, слушай музыку, танцуй, читай, шей, вяжи (лучше не смотри телевизор).
Изучай что — либо новое: архитектуру, стили, жанры, историю, научись разбираться в творчестве какого-либо художника, поэта, пойди в спортивную секцию, найди новых друзей.
Устрани факторы, мешающие тебе существовать, разорви не нужные связи, перестань ссориться с родителями, не учи нелюбимый предмет (временно).
Разреши себе не делать то, что не нравится. Прояви стойкость и мужество в отстаивании своих прав и свобод.
Займись тяжелым физическим трудом, который к вечеру валит с ног.
Уезжай куда-нибудь и поживи в одиночестве с неделю.
Помоги другому человеку хоть чем-нибудь (это самое, на мой взгляд, лучшее средство.
Выбирай любой путь или сразу несколько. Какой выбор ты бы ни сделала — ответь на главный вопрос, — чего ты хочешь, и как ты этого будешь добиваться. Верь своему подсознанию. Пока ты будешь идти по одному из направлений выхода из кризиса, оно само решит и подскажет, как и зачем тебе жить. Вот что я бы сказала твоей сестре, Татьяна… Я знаю, что ты сейчас готовишься к экзаменам, а у меня конец учебного года. Я хочу пожелать тебе счастливого поступления и верю, что так и будет (чужая вера в нас укрепляет нашу собственную). Если будет совсем невмоготу — звони



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 16.11.2014, 13:59 | Сообщение # 17
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8837
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
(К девушке) Часть 9.

— Да?
— Здравствуйте, Ирина Викторовна.
— Ох, какие люди звонят! Ты откуда взялась?
— Приехала домой….
— Совсем ближний свет. Что это, ты?
— Тяжело…. Не могу.
— Ну-ка, ну-ка, не кисни. Что еще случилось?
— Все так плохо, так тяжело, так давит. Каждый день снится дом, родители, сестра, друзья, даже запах в моей комнате. Вчера снилась школа, кабинет биологии.… В общем, все. Я не поеду. Никуда. Остаюсь дома. Ничего не хочу. На фиг мне этот институт…. И не надо меня воспитывать!
— Слушай, подожди, я еще ничего не сказала. Я не собираюсь тебя воспитывать, давай только поговорим, как раньше. Помнишь? У нас с тобой был уговор: как бы ни было больно и горько, — не бросать трубку и говорить только правду. Попробуем снова?
— Ну, давайте, попробуем.
— Сначала по порядку составим иерархию твоих тяжестей. Итак, первое?
— Полный завал с английским…. Полный. Начиная с произношения и заканчивая переводами технических текстов.
— Что это вас так? С первого курса сразу технические тексты?
— Да, считают, что это нормально.
— А у вас в группе есть ребята, у которых нет проблем с языком?
— Есть, у тех, кто из английской школы. А некоторые занимаются с репетиторами и знают язык довольно прилично. А двоих из нашей группы вообще освободили пока. Они учились год в Америке, у них американский вариант. Для них хотят особую группу сделать. На других факультетах есть еще такие продвинутые.
— Комплексуешь, стало быть, по поводу языка? Так, дальше.
— Завал с физикой. На термехе я полный ноль. Теперь я не понимаю, учила ли я физику в школе? И физика ли это была?
— А как же ты в заочной физмат школе училась?
— Задачки-то вместе решали, а некоторые на факультативе.
— Понятно, отправляли плод совместного труда?…Еще что?
— Город. Этот Челябинск! Не люблю его.… И одногруппники. Приезжие еще ничего. А местные, — сплошное высокомерие. Пальцы веером. Кого на занятия привозят, кто сам приезжает на иномарках. Во всем презрительная снисходительность, в лучшем случае.
— Понятно, сплошная чернуха в жизни. Ну, а что-нибудь хорошее, приятное есть? Хоть зернышко. Маленькая крупица — за что зацепиться?
— Девчата в комнате ничего. Даже, можно сказать, повезло мне. Одна девчонка из моей группы. А другая — с третьего курса. Она иногда нам помогает…. Еще с математикой у меня в группе почти лучше всех.
— Ну вот, видишь! Оказывается, не все так уж плохо. Есть в жизни и светлые моменты.… Слушай, а как там у вас теперь? Работает филармония или глухо на реставрации? Картинная галерея вроде бы открылась?
— Не знаю я.
— Что так? Не интересуешься? И напрасно. А в органном зале была на Алом Поле? Я все мечтаю туда попасть, да не получается.
— Нет, я не была, но тоже хочу сходить.
— Вот и сходи… Ты знаешь, нельзя полюбить город, если в нем нет уголков, где тебе было хорошо, очень хорошо. Должны быть места, согретые твоим теплом. Мне тоже не удалось полюбить Челябинск. После солнечного и жаркого Казахстана, он мне показался серым и угрюмым. Для тебя же контраст не столь велик. Сейчас Челябинск становится все интереснее, ярче. Возможно, теперь я бы смогла полюбить этот город, а не только его осенние парки.
— Почему — осенние парки?
— Люблю осень. Ничего не видела более красивого, чем осень на Урале. Представляешь, желтые листья на фоне пронзительного голубого неба, мягкий шелест под ногами, умиротворение и покой, грусть увядания. Природа как бы получила передышку в замедлении ритма жизни. Время в осеннем парке словно дрожит, дробится и застревает в падающих листьях. Видишь, опять дробность в медленном ритме, кажущееся удлинение интервалов времени.…Это я пытаюсь свою любовь объяснить какой-то логикой. Ерунда полная! Короче, я собственно пытаюсь тебе сказать, что тебе в городе не будет так одиноко, если найдешь себе в нем приятные для сердца занятия и места. А знаешь, сейчас в Челябинске очень много художественных салонов и магазинов. Я очень люблю в них бывать. Такая красота в них иногда продается! Все это очень дорого конечно, но ведь и не обязательно покупать, можно хотя бы полюбоваться. Панно, гобелены, рельефные ковры, макраме удивительных узоров и красок, — просто потрясают. Краски бывают такие сочные, яркие, горящие своим внутренним светом, что кажется, будто они льют свою энергию в пространство, насыщая его собой. Думаешь, ну где это художник подсмотрел, как он умудрился так самовыразиться, — непередаваемое наслаждение от простого созерцания чужого творчества. И радость, — как же человек смог! ( Ай, да Пушкин, ай, да сукин сын! Помнишь?) Поразительно. А еще мне нравится керамика. Знаешь, гончарный круг и руки, формирующие вазу из куска глины, — завораживают. Недавно видела маленькие вазочки разной формы из простой обожженной глины: круглые, квадратные, вытянутые, — как бутыли, и разрисованные геометрическим рисунком в пастельных тонах: как-то совершенно наивно, по-детски, но притягательно. Не удержалась и купила себе одну, поставила в нее пучок сухой травы и теперь люблю и вазочку, и эту траву, и даже системный блок, где они стоят… Такая приятная мелочь… Опять меня куда-то унесло.
— Я хотела бы, что бы меня унесло еще дальше.
— Ну-ну, от себя не убежишь. Процесс надо повернуть в другую сторону. Лучше искать себя и идти к себе. Ведь кроме тебя тебе никто не поможет. Вот в чем все дело. И так будет всегда. Ты должна научиться быть сама себе опорой в любых ситуациях. А вот как это сделать я не знаю. Вернее, я не думала над этим вопросом обстоятельно. Позвони мне завтра. И мы поговорим об этом.

***
— Здравствуй, Татьяна. Сегодня мне твой голос нравится больше. Я обещала тебе подумать над вопросом, как стать опорой самой себе и пришла к выводу, что вряд ли смогу сказать тебе что-либо новое, такое, о чем бы мы с тобой не говорили. Если только попытаться обобщить как-то все? И, еще, — почему надо отказаться от опоры на других людей? Это довольно сложный вопрос. Видишь ли, лучше сразу же не рассчитывать на нее. Не потому, что люди не поддержат, — хотя и это вопрос, а потому, что все равно отвечать за себя тебе придется самой. Исходя из этого, ты попробуй, пойми умом и почувствуй сердцем своим свое Вселенское одиночество. Это важно. Это первое. Увидь огромный и безграничный космос, а в нем себя. Ты — вот она, то ли игра случая, то ли воплощение некоего замысла и, — Космос, — непостижимо огромный. А все же ты мыслящая и чувствующая часть его, и, главное, наделенная собственной волей. Вот ведь отличительная особенность человека от всего живого, — наделенность сознанием и волей. А после стресса от осознания своего одиночества, падения вовнутрь себя, такого, что ты стала почти не видна, замкнувшись на себя, — откройся. Откройся Миру, почувствуй любовь к себе всей Вселенной. Ты нужна, потому ты и есть. Мир не может быть враждебен к тому, кого любит…. Постой, я знаю, ты хочешь со мной спорить, но это все слова, а не чувства. Услышь Космос, почувствуй его, — ты космическая молекула: бесконечно большая и бесконечно малая. Вот второе, что поможет тебе опереться на себя — любовь Мира к тебе, и твоя любовь к Миру, ты верь в это непоколебимо. Третье: верь в себя, в свою значимость, нужность, особенность, талантливость, мудрость (она придет, и, надеюсь, не принесет с собой много печали). Четвертое: научись держать себя в узде и снимать с себя узду. Научись владеть собой, чтобы тобой не владели другие…. А все в конечном итоге сводится к нахождению гармонии в отношении с собой и Миром. И вера, надежда, любовь, — как видишь, ничего нового. А чтобы у тебя все получилось, вспомни заповеди Христа. Они помогут тебе, если постигнешь глубинный скрытый их смысл, поймешь, какой пласт человеческих отношений и судеб лежит за ними.
— Всю жизнь надо прожить, чтобы понять их.
— Лишь бы ты хотела!
— Я так хочу научиться быть сильной!… вы знаете, я так рвалась домой. Думала, приеду, и все встанет на свои места. А тут уже многое не так как было. Хоть и прошло-то всего ничего. Дома тесно. Все милое, дорогое, но как будто не мое. Родители озабочены чем-то. Сестра пытается завести роман. Не долго она печалилась. У друзей свои интересы и новые знакомые, чувствуется отчуждение. Я не вписываюсь в новую структуру, а старой уже нет. Вот такие дела. Я становлюсь чужой.
— Не надо паниковать. Это естественный процесс. И ты не совсем права. Ты не становишься чужой, просто теперь ты дальше.
— Видимо придется возвращаться.
— Да…. И надо будет научиться любить свою новую жизнь и себя в ней. Мне хочется раскрыть тебе один маленький секрет. Знаешь, какой закон мне помогает выжить в тяжелых, прессинговых ситуациях? Только реагируй адекватно, — философский закон перехода количества в качество. Он как будто специально был сформулирован для таких истеричек, паникерш и трусих, как я. Когда у меня что-нибудь не получается, что-то совсем плохо и дело не идет, я говорю себе: не надо дергаться, делай спокойно и упорно то, что в твоих силах; настанет день первой твоей победы, не бойся отстать и не успеть, у тебя свой ритм жизни, своя скорость роста; нарабатывай количество и, однажды, ты и окружающие тебя, увидят новое качество. А может и не однажды, а совсем скоро. Причем, окружающие тебя люди это увидят еще раньше тебя. И так во всем, за что бы ты ни бралась. Так можно менять свой характер, манеру одеваться, жизненные принципы, отношение к учебе, уровень понимания предмета, взаимодействие с одногруппниками и друзьями. Здесь все дело в постепенности и упрямой настойчивости. Процессы идут медленно и незаметно для тебя и окружающих. И вдруг (ничего вдруг не бывает) ты начинаешь приобретать новые характеристики. Например, самая обаятельная или самая умная на потоке девушка (как тебе больше нравится?). Если поставить цель, то можно стать совсем другим человеком. Но для этого надо знать, чего ты хочешь, и кропотливо, шаг за шагом работать над этим. Пусть, на первых порах, тебе будет очень трудно, покажется в этом что-то искусственное, не твое, но постепенно ты найдешь гармонические связи… Все эти пространные рассуждения вот к чему: ты комплексуешь перед одногруппниками, но скорее перед одногруппницами, волнуешься по поводу завалов по английскому и физике. Давай-ка, мы отделим одно от другого. Начнем с твоих провинциальных комплексов. Что тебя волнует: одежда, прическа, манера держать себя, речь, жизненные принципы, материальное обеспечение?
— Одежда меня не волнует.
— Вот видишь, значит, по одежде теперь трудно увидеть разницу между «городом и деревней». И это радует. Раньше было не так. Во всяком случае, мне пришлось много работать над своим внешним видом.
— Прическа и макияж — вообще просто. Были бы деньги и решимость тратить их, и время. Тебе все сделают.
— Хорошо, идем дальше.
— А дальше, хуже. Мне сложно это объяснить.
— И все-таки, попробуй. Объясни свое состояние словами. Ты увидишь, что чувства, облекшиеся в слова не так уж страшны.
— Ладно, пробую. Девчонки как будто старше, у них больше жизненного опыта, они более независимы. Они выживали в условиях большого города, где никто ни товарищ, ни брат. Они высокомерно снисходительны. Они даже не могут искренне смеяться. Все время держат тебя и себя на расстоянии.
— Ну, наверное, не все так. Есть же среди них нормальные девчата и ребята?
— Наверное есть, но их девчатами и ребятами трудно называть, это просто молодые снобы. Они не пускают к себе. Мы очень трудно привыкаем друг к другу. Вернее, это я трудно привыкаю. И еще много агрессии. Я прямо иногда кожей чувствую.
— Высокомерие, агрессия, — ничто не ново под луною. И главное, корень у этих проявлений один, — боязнь, трусость, тайная неуверенность в себе и своих силах. Ты знаешь, агрессоры в чистом виде, т.е. люди сознательно захватывающие чужие территории, ради собственных интересов, встречаются редко. Ими тоже движет боязнь, но они откровенны в своей подлости. На мой взгляд, гораздо чаще встречаются агрессоры с благородной окраской. Они «защищают» свои интересы на чужой территории. Под чужой территорией надо понимать не только физическое пространство, но и эмоциональное, интеллектуальное, духовное пространство. Может, я коряво выражаюсь, но я имею в виду все сферы деятельности человека, которые могут подвергнуться посягательству агрессора. Благородные агрессоры объясняют свои действия защитой себя. А часто и вовсе не объясняют, а действуют на автомате. Чуть где-то, как им кажется, ущемили их интересы, идут сразу в бой. Сначала стреляют, а потом спрашивают, кто идет. Не даром говорят, что лучшая защита — нападение. Агрессор, нападая, защищается. Вот в чем тонкость. Поэтому понятно, что в основе любой агрессии лежит трусость. Какими бы благородными целями не объяснялась агрессия, в основе ее всегда лежит боязнь. Именно, боязнь, а не страх. Т.к. страх я рассматриваю как безусловный рефлекс, связанный с инстинктом сохранения собственной жизни. А боязнь приобретенный рефлекс, надуманный. Страх логически не объясним, он вспыхивает как костер, — это обережение природы. Боязнь — результат воображения. Татьяна, агрессивный человек боится, а еще он боится бояться. Получается трус в квадрате. Лучше с такими не пересекаться. И уж во всяком случае, не запугивать их еще больше. А давай теперь поговорим о высокомерии. Почему оно смущает тебя?
— Когда человек высокомерен со мной, то мне кажется, что я не так одета, не так говорю, что я дура и ничтожество. Меня такой вид оскорбляет. Я стараюсь не общаться с такими людьми, чтобы не делать себе больно.
— Вот значит как? Здесь есть, как минимум, два аспекта, на которые я хотела бы обратить твое внимание.
Люди относятся к тебе не лучше, чем ты относишься к себе! Это однозначно и это очень важно.
Твоя внутренняя неуверенность и закомплексованность будет чувствоваться даже на уровне биополя. Если ты не веришь себе, не любишь себя, то кто же это будет делать за тебя? Я тебе уже говорила, разреши себе быть такой, какая ты есть и полюби себя такую. Ты имеешь право существовать такая, какая ты есть. Но… и другие имеют это право. Разреши в своем сознании и другим людям существовать такими, какие они есть.
Поэтому любить себя это не означает осуждать, презирать других людей, относится к ним высокомерно. Я думаю, что высокомерные люди не любят себя. И тут начинается второй аспект. Не кажется ли тебе, что высокомерие это маска, которой человек пытается защитить некую духовную и душевную неразвитость и, соответственно, слабость. Такие люди думают, что высокомерный взгляд, выражение лица (следи за собой) демонстрируют их силу, значимость и превосходство. На самом же деле, это всего лишь попытка спрятать свои уязвимые места. Сильному человеку не нужны эти упражнения с мимикой лица. Сильный человек внимателен и вдумчив, его мысли направлены на того, с кем он общается, а не на себя; на анализ ситуации, а не на наблюдения за собой. Явная демонстрация превосходства является следствием боязни. Если кто-то разговаривает с тобой высокомерно, — он тебя боится. Может не тебя лично, а той ситуации, которую ты создала или вызванных ассоциаций. Да мало ли чего. Надо покопаться, чтобы это выяснить. А оно тебе надо? Если ваша встреча случайное событие, скажем, продавец или кассир в магазине, или еще кто-то, помни, что не надо бояться того, кто сам тебя боится. Пусть его, ее. Оставь человека жить со своими страхами. А вот если ваша встреча всерьез и надолго, то придется поработать. Надо выяснить, почему человек боится тебя или чего-то связанного с тобой. Попытайся изменить отношение к себе, будь внимательной, доброжелательной, искренне интересуйся им, вызови доверие к себе. А для этого наращивай свою душевную емкость. Да… Ну, это уже отдельный разговор.
Позвони мне завтра. Пока. И думай, всегда думай.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 17.11.2014, 04:04 | Сообщение # 18
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8837
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Часть 10.

— Здравствуй, Татьяна. Когда ты едешь?
— Послезавтра. Купила билеты. И туда не хочу и здесь не могу. Я как будто толкаю сама себя и двигаюсь с таким скрипом. Как будто мелется что-то во мне, и так тяжело на душе.
— Ничего, ты справишься с этим. Ты ведь растешь. Наступает момент в жизни человека, когда он начинает расти, вполне сознательно, и по собственному желанию выбирает направления роста. Так вот, о душевной емкости. Человека с большой душевной емкостью трудно обидеть или оскорбить. И!.. Да, да. — Ударили по одной щеке, подставь другую. О чем-то подобном мы уже говорили с тобой. И снова возвращаемся к заповедям Христа. Хоть и трудно их понять, но еще труднее жить по ним. Где набраться силы духа для этого, как растить свою душевную емкость?
Очень трудный для меня это вопрос. Но попробую. Если душевную емкость Бога считать бесконечной, тогда любовь Бога это есть высшая справедливость. Человек создан по образу и подобию Его, и он обладает душевной емкостью. Так. Может душевной емкостью меряется любовь (что это меня все тянет определить да померить)? Или любовь определяет душевную емкость — щедрость сердца? Опять же все вокруг да около. Понимаешь ли, что я хочу вместить в это понятие, — душевная емкость? И силу духа, и любовь к людям, доверие и открытость миру, щедрость сердца. Так вот, как все это в себе растить, увеличивая емкость души, я не знаю. Но я хотела бы знать. И я пытаюсь узнать.…
А, кстати, я сейчас занимаюсь ликвидацией пробелов в собственном образовании. Возможно, тебе это покажется странным, но я читаю Петрарку. Канцоньере на меня мало произвели впечатления. Я вообще плохо понимаю поэзию. Возможно потому, что ищу в ней смысл и логику, а надо искать чувство. А вот его « Моя тайна или книга бесед о презрении к миру» меня поразили. Когда начинаешь чем-либо интересоваться, то этот интерес, как расходящиеся круги, захватывает все большую область. До этого я искала «Мысли» Паскаля, а наткнулась на «Исповедь» Св. Августина. « Исповедь» — это совсем отдельный разговор. Так вот, Петрарка свою « Тайну» пишет в виде диалога с Августином. О чем эта вещь? Да все о том же. Как жить, как умирать, как стать счастливым. А от «Книги писем о делах повседневных» я вообще не могла оторваться. И если обыкновенно я читаю несколько книг одновременно, выбирая их по настроению, то с этой книгой сочетать было нельзя ничего. Чистая, ясная, звонкая проза. На ум не идет ничего, кроме писем Пушкина. Их я люблю у него больше всего. Четкие образы, короткие и емкие словесные формулы. Я конечно, не знаток ни того, ни другого, но это первое, что мне подумалось. Конечно, может быть, сказались особенности перевода В. Бибихина, но сомнительно. Я тебе прочитаю два отрывка, а ты почувствуй их внутренний ритм. Петрарка — о том, почему пишет: «Другое делать трудно, ничего не делать дурно и для меня к тому же невозможно и непривычно…». Теперь сравни кусок из письма Пушкина к брату из Михийловского: «…Вот уже четыре месяца, как нахожусь я в глухой деревне — скучно да нечего делать; здесь нет ни моря, ни неба полудня, ни итальянской оперы. Но зато нет — ни саранчи, ни милордов Уоронцовых. Уединение мое совершенно — праздность торжественна». Но это так, мои попутные впечатления. Главное, я хотела поговорить о содержании. «Тайна» Петрарки настолько близкой оказалась моему теперешнему миропониманию, что у меня сложились впечатление разговора самой с собой. И у него я нашла не малую часть ответа на мой вопрос. Не все, но многое уложилось на полочки моего сознания. Например, о времени: « … Избыток склоняет к расточительству, скудость к бережливости; часто только под конец начинает проясняться, что надо было делать вначале, да и почти всегда мудрость и сила ходят врозь: та прозябает, когда эта цветет, а когда та пробуждается, эта увядает, — иначе человеческие начинания были бы удачливей, исход предпринятого благоприятней, а теперь человек обычно начинает знать, когда перестает мочь »…Утомлю тебя еще немного. Вот послушай. Это самое малое, что я хотела бы тебе почитать. Возможно, когда-нибудь ты и сама это сделаешь: «…одна только добродетель здесь имеет силу, благодаря ей достигаешь того, что везде будешь жить радостно и счастливо и посреди зла злу не будет к тебе никакого доступа, не желай ничего, кроме того, что делает счастливым; не бойся ничего, кроме того, что делает несчастным, — и знай, что счастливым или несчастным можно стать только в душе; ничто внешнее тебе не принадлежит, все твое всегда с тобой; ничто чуждое не может тебе придано, ничто твое не может быть у тебя отнято; выбор жизненного пути у тебя в руках….». Вот… И я не устаю удивляться. Можно сказать, нахожусь в шоке (возможно, этого бы не было, будь я более образованной). В этот же ряд я ставлю письма Сенеки, ставшие для меня таким же откровением в свое время. Сюда можно много еще чего поставить такого, что мне и не осилить. Но картина получается следующая, — веками, веками!, ты понимаешь, мы говорим об одном и том же. Об одних и тех же нравственных ценностях, об одних и тех же проблемах человека. И все завязано на его смертности. И осознание этого, как красная нить бытия. Ну, не может и не хочет смириться сознание человека с тем, что оно произвольно или непроизвольно открывается при осознании собственного «я», и закрывается при потере последнего канала связи сознания с миром. И вот что я подумала. А не может ли человек так нарастить свою духовную мощь, что она приведет к некоему пробою, не знаю чего. Приведу аналогию с лазером. Чтобы пучку когерентного излучения вырваться через полупрозрачное зеркало наружу, ему необходимо набрать определенную мощность. Какую мощность должен иметь наш дух и сознание, чтобы пробиться, — то ли к Мировому сознанию, то ли к Богу, то ли не знаю куда, чтобы наше тело физическое вообще не имело никакого значения и перестало быть необходимым, как материальная оболочка?… Видишь, как я тебя накрутила? А все потому, что мое сознание тоже не хочет закрываться. Вот и ищет лазейки, как сохранить себя. А может все дело в несохронении? Сейчас на Земле существуют миллиарды человеческих сознаний, каждое отдельно друг от друга. И сознание одного человека не может отождествиться с сознанием другого. Оно даже проникнуть в сознание другого не может. И когда мы говорим, что понимаем друг друга, то, что мы на самом деле понимаем? Некий неясный профиль (ассоциации с Ф.Саган)? Я не говорю о разных эзотерических вещах, а об обычных процессах. И когда у тебя, у меня или кого-то еще открывается сознание, оно надежно отгорожено от других, заблокировано. И вот человек умирает. Его сознание закрылось. Ну и что? Ну и что из того, что это конкретное сознание закрылось? Откроется в тот же момент или позже другое. И оно тоже будет «я». И тоже будет горевать, боясь исчезновения, и тоже будет метаться в поисках своей правды. Вот ведь. Возобновляются и исчезают эти собственные «я», а где же тогда эта уникальная индивидуальность и зачем она? И встает вопрос о душе, — что она такое? И когда сознание пробивается, куда не знаю, что будет с душой? Сплошные вопросы без ответов. Может, Татьяна, ты это додумаешь и получишь ответы? А я чувствую, что на данном этапе дошла до предела своего понимания. Бьется сознание мое над этой проблемой, и сама я себе напоминаю модель абсолютно черного тела. Большой сосуд и в нем маленькая дырочка. Попадает в него излучение и бьется в нем, отражаясь от стенок, и выйти не может. Вот и сознание мое бьется-бьется, а понять и объяснить не может мне многих вещей.
Ты скоро едешь, Татьяна. Береги себя и помни, что счастье человека величина безотносительная. Есть оно или нет, зависит только от самого человека.
Я хочу, чтобы ты научилась быть счастливой.



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Умные вещи (Светланы Вальтер)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz