Вторник, 04.10.2022, 14:23
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум » Чердачок » Жемчужины » Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей" (волшебное)
Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей"
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:09 | Сообщение # 46
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Тринадцатая

Сказка о падающей звезде


Случилась эта история в стародавние времена, когда мир был спокоен и чист, как воздух после грозы. И в этом сказочно прекрасном мире их было двое: Он и Она. Нет, конечно же, они не были одни, просто они никого не замечали вокруг, и от этого казалось, что во всем огромном мире есть только они. И вовсе не потому, что пустой эгоизм заполнял их души, нет, просто они были влюблены друг в друга. Любовь настигла их внезапно, отгородив своим прочным щитом от суеты и проблем, а они даже не сразу поверили в нее, но, поверив, отдались ей целиком и понеслись в ее бурных волнах навстречу друг другу. И, встретившись, в каком-то безумном вихре чувств, захлестнувшем их, они протянули друг другу руки. А когда их руки встретились в пенящихся волнах, они крепко переплели пальцы, чтобы не дай Бог не потерять друг друга в этой бешеной круговерти. И казалось, что нет большего счастья, чем смотреть в глаза друг другу и чувствовать ответный взгляд, в котором светится такая нежность и забота, что сердце становится сказочно легким, невесомым, и хочется петь и смеяться от счастья, наполнившего тебя до краев. И делиться этим счастьем со всеми, а в первую очередь, конечно же, с тем, кто протянул тебе свои руки.

- А ты знала их, Соня? - прервал я рассказ глюка.

- Нет, их знал Немой, именно он рассказал мне эту историю.

- А кто они были?

- А так ли это важно? Разве если я назову Ее - Принцессой, а Его Принцем, их чувство станет выше, чем любовь Пастушки и Мастера?

- Да нет, я ведь совсем о другом!

- Тогда слушай и не перебивай!

Он был Мастером и всю жизнь делал в своей мастерской то, что было нужно людям, и всегда то, к чему прикасались его умелые руки, было сработано на совесть. Именно за это и прозвали его Мастером. А теперь, когда он встретил свою Пастушку, и их руки встретились, а души сплелись в неделимый клубок, все, что он делал, стало как будто светиться изнутри теплым ласковым светом. И свет этот нес доброту и радость, спокойствие и уверенность. Так случилось потому, что Мастер полюбил, и его Любовь помогла ему, даря счастье и блаженство. И он был готов на все для свое милой. Стоило Пастушке хотя бы вскользь упомянуть о каком-нибудь желании, как через какое-то время оно выполнялось. Конечно же, Мастер не был волшебником, но ему так хотелось сделать свою Пастушку счастливой! А она сладко жмурилась, когда видела, как исполняются ее прихоти, и радостно улыбалась, с нежностью глядя на Мастера.

Однажды, поздним летним вечером, после тяжелого дня и прекрасного ужина, приготовленного Пастушкой, Мастер вышел на крыльцо. Огромный купол неба накрыл его, и он словно растворился в густой жаркой темноте, пронизанной миллиардами тонких холодных лучиков от бесчисленных звезд, висящих в этой бархатной тьме. Это было так красиво и торжественно, что Мастер на какое-то мгновение даже лишился дара речи. А тут еще одна из звездочек покачнулась и ринулась к земле, оставляя за собой яркий огненный свет, на миг озаривший окрестности.

- Милая, иди скорей сюда! - позвал Мастер, залитый мерцающим огнем падающей звезды.

Но жизнь таких звезд коротка, мгновение, другое, - и все. А потому, когда Пастушка выскочила на крыльцо, только ночь окутала ее. Ночь, которая стала даже темнее после падения звезды. А может быть, это просто показалось Мастеру, кто знает. Пастушка очень огорчилась, узнав, что она пропустила. Оказалось, что это была ее давняя мечта увидеть падающую звезду, и что в ее роду есть старое поверье, что, будто бы, тот, кто увидит такую звезду, всегда будет счастлив и удачлив во всем. Правда, увидеть нужно обязательно в свой День рождения, а не просто так, но ведь она-то, как назло, вообще не видела ничего подобного. И горькие слезы сами собой полились из ее прекрасных глаз. Мастер обнял Пастушку и, положив ее голову к себе на плечо, утешал так, как старый дедушка утешает свою любимую внучку. Он утешал ее, а в его глазах вместе с умилением и жалостью появилось то непередаваемое выражение, которое загоралось каждый раз, когда он узнавал о тайных желаниях своей любимой. "А ведь до ее Дня рождения не так уж и далеко, только-только можно успеть, если, конечно, очень постараться". И, успокоив горько плачущую возлюбленную и уложив ее спать, Мастер принялся за сборы.

Когда солнце выпустило свои первые утренние лучи, и они вспороли темноту, наполняя мир живым светом и теплом, Мастер был уже далеко от своего дома. Он шагал легко, привычно неся за спиной свой видавший виды походный мешок. Впереди его ждали высокие горы, которые, согласно легенде, подпирали небо, а следовательно, доставали до самих звезд. И хотя он вовсе не был альпинистом, но иного пути добраться до звезд у него не было. А потому он шел быстро, ни разу не оглянувшись назад, туда, где осталась ждать его возвращения Пастушка.

Надо сказать, что она хорошо знала своего Мастера, и совсем не удивилась его исчезновению, хотя и не подозревала, что же он задумал для нее на этот раз.

А Мастер был уже в Высоких горах и забирался все выше и выше. Холод, снег и лед, предательские трещины, лавины и камнепады выматывали его, сбивали с пути, но так и не смогли остановить. Вот уже только один пик остался перед ним. Подняться на него - и небо будет уже под ногами, небо, по которому он сможет ходить так же спокойно, как и по земле. И отдохнув совсем немного, Мастер ринулся на этот пик. Восхождение оказалось неожиданно долгим и сложным. В конце пути он уже утратил всякое чувство реальности, какой-то предательский туман застилал глаза, но Мастер упорно карабкался вверх, к небу. У него кончились все припасы, все веревки и крючья, но он все равно полз по стене, обламывая ногти и вгрызаясь зубами в неприступные камни. Казалось, что этому пути не будет конца, но когда силы уже покинули Мастера, и осталась только воля, - стена исчезла. Мастер мучительно потряс головой, и когда рассудок прояснился, он с удивлением понял, что стоит на самой вершине этого проклятого пика, а под ним простирается небо, необыкновенно прозрачное и бездонное. "Полдела сделано, - устало подумал Мастер, глядя вниз, - теперь осталось только найти звезду, и тогда все действительно будет в порядке". И Мастер оглянулся кругом. Но везде, куда бы не упал его взор, царил таинственный полумрак. "Не может быть, ведь должны же здесь быть звезды, ну хотя бы одна! Может быть, этот полумрак скрывает их от меня?" - и Мастер бегом кинулся вперед. Но сколько он ни метался в поисках звезд, утонувших в этом таинственном полумраке, все было напрасно. И тогда, отчаявшись, он заставил себя остановиться и подумать. А подумав, он медленно поднял голову и со страхом взглянул вверх. Взглянул туда, где на немыслимой высоте висели фантастически прекрасные звезды. Звезды были бесконечно далеки и потрясающе красивы. Они весело и без умолку болтали о чем-то своем, только им ведомом, и лишь украдкой с любопытством посматривали на Мастера. Он глядел на них, с ужасом понимая, что эти звезды ему никогда не достать. И дело тут даже не в том, что они висят так высоко, а в том, что он не в состоянии разрушить ни одно из этих чудесных созданий. И от этого неожиданного удара рухнула воля, дававшая ему силы, и Мастер, сгорбившись, склонил голову. Воздух под ним был такой прозрачный, что, к своему удивлению, Мастер заметил, что может разглядеть внизу каждый домик, каждую тропиночку и стежку, каждый цветок, растущий в поле. А главное, он увидел свой дом и Пастушку, которая, выйдя на крыльцо, с надеждой и тревогой глядела в небо прямо на него! И увидев ее нарядное платье, Мастер понял, что сегодня пришел тот самый день - День ее рождения, и именно сегодня она надеется увидеть падающую звезду, чтобы стать счастливой и удачливой во всем. Ерунда, конечно, старое поверье, предрассудок, но ведь она так в него верит! Если он сможет это сделать, то подарит ей такое мгновение, которое она не забудет никогда, и, чем черт не шутить, может быть она без этого действительно не сможет быть счастлива? И оперевшись на Любовь, которая одна осталась в его душе, он поднялся и, напоследок взглянув на звезды, прыгнул вниз, широко раскинув руки.

Огненная дуга прочертила небо, высветив на мгновение маленькую Пастушку, с замиранием сердца глядящую на это фантастическое зрелище, прекрасный метеор, озаривший для нее весь небосвод. Сбылось! Теперь-то уж она точно будет счастлива!



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:11 | Сообщение # 47
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Шестнадцатая

Сказка о Тени


По разному в этом безумном мире мы получаем волшебные дары. Кто-то за добродетель свою, кто-то обманом, хитростью, а кто-то и вовсе покупает их за деньги. И между прочим, способ получения - это далеко не самое важное, ведь главное начинается потом, когда ты становишься обладателем этого бесценного дара. Вот тут-то как раз и надо смотреть в оба! Почему, спросите вы, да потому, что те, кто дарит нам эти чудесные способности ничего не делают просто так. И получая от какого-нибудь волшебника или чародея способность врачевать людские души, предсказывать будущее или рассказывать сказки нужно быть очень и очень внимательным и осторожным. Впрочем, судите сами.

Так случилось, что однажды, в горах на стыке Долины Вершин с Неприступными Кручами, сошла большая лавина. Она была страшна своей неукротимой мощью и ее не смог остановить даже старый Карош, правда бывший в те времена совсем еще юным волшебником. Лавина поглотила его и, безжалостно швырнув на камни, унесла вниз. Но судьбе было угодно чтобы Карош остался жить и жизнью своей стал обязан человеку. Спас его один из тех немногих безумцев, что бесстрашно штурмуют Вершины в Долине. В тот раз Человек опять сорвался, но, несмотря на многочисленные раны, как проклятый разгребал снежный курган воздвигнутый лавиной над беспомощным Карошом. Он работал до тех пор, пока не откопал волшебника и не убедился что тот жив. После чего в изнеможении откинулся на спину и заснул. А проснувшись, почувствовал себя здоровым и отдохнувшим, но с удивлением увидел, что Карош исчез. И невдомек было Человеку, что перед тем, как уйти, благородный Карош подарил ему, как это принято у нас, бесценный волшебный дар. Он оживил его тень.

Если вы не поняли, то постараюсь объяснить. У каждого из вас, людей, есть тень, когда есть свет, разумеется. Обычно это нечто мертвое, холодное и плоское, слепо следующее за своим хозяином, и никогда, и ничем не могущее ему помочь. Но некоторым из людей волшебники дарят настоящую, живую тень. Такую тень, которая не пропадает в темноте, которая становится верным и надежным спутником. Тень, которая может защитить и предупредить о грозящей беде, укрыть от нескромного взгляда, выполнить тайные желания и многое, многое другое. И при всем при том она умудряется оставаться скромной и незаметной тенью, которую непосвященный никогда не отличит от обычной серой пустышки. Вот такой необычный и дорогой подарок сделал Карош своему спасителю.

Человек не сразу понял что же изменилось в окружающем его мире. Только почти перестали предательски выскакивать из под ног камни, когда лихорадочно ищешь опору, вися на отвесной стене. А из трещин, за которые судорожно цепляешься пальцами, куда-то бесследно исчезали снег и лед, а порой эти трещины как будто еще хранили тепло человеческих рук, за-ботливо подготовивших их для него. Но, несмотря на это, он опять сорвался.

Дома, весь в бинтах и гипсе, Человек внезапно заметил, что лекарство и газеты, очки и тапочки, да и вообще все, что ему могло бы понадобиться всегда оказывалось под рукой. Это было чертовски приятно и очень удобно. И, что самое главное, Тень не ограничивалась мелочами, после выздоровления, дела на работе пошли в гору, все кругом твердили, что он стал прекрасно выглядеть, удача, которая зачастую зависит лишь от того, как сложится ситуация, теперь почти постоянно сопутствовала ему. Но, по большому счету, работа и прочее -это были мелочи, главное же заключалось в том, что теперь рядом с ним всегда был надежный друг на плечо которого можно было опереться изо всех сил. Это было тем более приятно, что в наше время таких друзей не так-то просто найти. А Тень и Человек понравились друг другу и теперь посторонние часто удивлялись, не понимая, чего это вдруг Человек, бе-ря со стола зажигалку или еще что-нибудь, говорит, ни к кому не обращаясь: "Спасибо!" или нечто подобное. А Тень буквально расцветала слыша это и моментально куда-то испарялась вся ее усталость.

Шло время. Человек привык к Тени, он уже полностью выздоровел, отдохнул и вновь стал собираться в горы. И, конечно же, опять в Долину Вершин. Ну что с этими людьми поделаешь! Он долго и тщательно подбирал себе снаряжение, обучал Тень пользоваться им, и, наконец-то, они вернулись туда, где Человек обрел свой чудесный дар. Вершина, которую Человек штурмовал прошлый раз уже была покорена другим, но Тень помогла ему пережить и это. Сейчас перед ними была новая, Вершина ослепительно сияющая своими ледниками коварно скрывающими бездонные трещины-ловушки. Но ничто не могло остановить Человека и восхождение началось.

Он и не рассчитывал на то, что эта Вершина покорится с первой попытки, но когда он сорвался в пятый раз подряд, Человек начал злится. А разозлившись, решил сменить тактику и изменить маршрут восхождения. Он пошел к самой неприступной, отвесной на всем протяжении стене и начал готовиться к штурму. Еще никто и никогда не пытался так покорять Вершины и Человек знал, что он будет первым. Если дойдет. И чтобы хоть немного отдохнуть, перед тем как начать восхождение, он разжег у основания Вершины огромный костер. Солнце уже зашло и в сгущающихся сумерках Тень выросла до гигантских размеров и, повинуясь яростной пляске огня, фантастически извивалась по скале, усердно вбивая стальные крючья в мертвый холодный камень. И Человек с удивлением заметил, что это восхождение для него значительно проще других, потому что руки всегда нащупывали заботливо вбитые впереди крючья и ему оставалось лишь проворно подниматься вверх.

Но чем выше они поднимались, чем меньше становилось расстояние до Вершины, тем тяжелее становилось Тени. И совсем не потому, что костер уже превратился в едва различимую мерцающую точку, а потому, что за весь тяжелый день, как впрочем и за многие предыдущие, она не услышала от Человека ни слова благодарности и признательности. Человек привык к Тени, она как-то постепенно превратилась для него в нечто само-собой разумеющееся, а это-то как раз было не так. В этом и заключалась оборотная сторона подарка. Благодарность и внимание были также необходимы для Тени как воздух для Человека. И сейчас, задыхаясь от усталости, почти ничего не различая перед собой, она уже просто механически один за другим вбивала в скалу крючья. Вбивала до тех пор, пока судорга не свела окоченевшие руки и кровоточащие пальцы окончательно перестали подчиняться. Тень замерла, чтобы перевести дух и хоть чуть-чуть отогреть заледеневшие руки. Она хрипло дышала на них, думая только о том, что до Вершины осталось совсем немно-го. А когда они все-таки взберутся, когда Человек покорит Вершину, она наконец-то услышит долгожданные слова благодарности. И тогда все будет иначе, будут новые силы, силы чтобы ждать следующих, ставших теперь такими редки-ми слов признательности и любви.

А Человек поднимался вверх не обращая на Тень ни малейшего внимания. Вершина была уже рядом и, экономя время, он даже перестал страховаться, просто подтягиваясь на крючьях, которые рука уже привычно находила впереди. И когда карабин обиженно клацнул не найдя следующего крюка, а в животе возникла какая-то странная и холодная пустота, Человек не сразу осознал что он сорвался. Он поднимался слишком быстро, Тень не успела вбить очередной крюк и теперь только свист рассекаемого воздуха отделял Человека от страшного мгновения удара о камни.

Увидев это Тень метнулась вниз, туда, где исчезал в темноте удаляющийся силуэт Человека. Она знала, что горящий внизу костер не даст ей обогнать Человека, отбросит назад, к Вершине, но она знала и то, что Человек в опасности. И, опровергая все законы физики и магии, она достигла земли раньше Человека. А той сотой доли секунды на которую она его обогнала хватило чтобы успеть помочь.

Под упавшим Человеком что-то страшно хрустнуло и будто чьи-то ласковые руки приняли его в свои мягкие объятия, заботливо укутав облаком мягкой снежной пыли искрящейся в свете костра. Когда пыль осела Человек поднялся, подбросил дров в костер и вновь шагнул к стене. Пламя, вспыхнувшее за его спиной, ярко осветило неприступную скалу и длинную цепочку крючьев теряющуюся в вышине. Кроме крючьев на стене больше ничего не было. Человек злобно сплюнул себе под ноги и взяв новый молоток для забивки крючьев начал очередной восхождение в одиночку.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:13 | Сообщение # 48
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Восемнадцатая

Cвеча 3


Волны, накатываясь одна за другой, сотрясали корабль увесистыми шлепками, но опытная команда знала свое дело, и Капитан был спокоен. Не первый шторм на его веку, и если бы не предстоящий заход в бухту, о нем вообще не стоило бы упоминать. В давние времена какой-то шутник назвал эту бухту "Легкая смерть", намекая, что лишь самоубийца решится бросить в ней якорь, столь коварен и непредсказуем был местный форватер. Но несколько часов искусного кораблевождения стоили тех преимуществ, которые дарила эта спокойная бухта, полностью скрытая от моря. И в те же давние времена местный правитель, дабы не тратиться на возведение морских бастионов, повелел основать тут свою столицу. И с тех самых пор моряки ежедневно рисковали жизнями, играя в орлянку со смертью. Но сейчас Капитану предстояло куда более серьезное испытание.

Вчера его Король, довольно вздорный и бестолковый, принимал важных заморских гостей. Гости, сами искусные мореходы, были поражены сложностью форватера бухты, и поинтересовались, почему Король не заведет маяка.

- Нам эти фокусы ни к чему! Мои моряки могут войти в бухту даже с завязанными глазами! - рассмеялся в лицо гостям Король.

Гости изумились и очень недвусмысленно высказали свое недоверие. И тогда Король, постеснявшийся сказать, что ему просто жаль денег на маяк, заявил, что завтра ровно в полночь его личный капитан, и он выразительно посмотрел на Капитана, продемонстрирует гостям свое искусство. Заморские принцы с недоверием уставились на Капитана, ожидая подтверждения, что он решится на эту глупость. Надо сказать, что Капитан не был знатен родом и честь присутствовать на королевских приемах заслужил в море и хорошо знал, что такое настоящая работа и как она ценится. А потому он даже с Королем держал себя достаточно независимо , не лебезя и не угождая. Не будь за столом иностранцев, он бы отговорил Короля от этой безумной затеи. Но сейчас речь уже шла о достоинстве державы, и ему волей неволей пришлось принять условия игры.

- Пожалуй я смогу это сделать, но мне все же потребуется один маяк

Гости насмешливо загалдели.

- Ваше Величество ,- обратился Капитан к Королю,- прошу Вас распорядится, что бы завтра в течение всей ночи на окне спальни Вашей дочери была выставлена зажженная свеча. Именно она и будет моим маяком.

Смех и шутки разом смолкли, и все потрясенно смотрели на Капитана, не в силах поверить услышанному. А Король в отличие от прочих глядел на дочь, мертвенно бледную, даже закусившую от волнения губы. А затем перевел взгляд на Капитана и вновь посмотрел на дочь, которая теперь уже прятала глаза и нервно теребила салфетку. И недоумение во взгляде Короля сменялось досадой и раздражением.

Условие Капитана было принято. Но право, нельзя же всерьез считать маяком крошечный огонек свечи. И вот сейчас Капитан уже подводил свой корабль ко входу в "Легкую смерть". Он был расслаблен, даже прикрыл глаза, отдыхая перед предстоящей работой. Ровно в полночь должна зажечься свеча, и вот тогда то понадобятся все его умение и опыт, вся интуиция и везение , дарованные ему морем.

Заморские гости во главе с Королем стояли на просторном балконе королевского дворца и с нетерпением ждали начала необычной забавы. А в порту толпились тысячи горожан с тревогой всматривающихся в непроглядную черноту моря, в котором где-то далеко-далеко едва виднелись огни корабля Капитана. Ратушные часы пробили полночь и в окне Принцессы тот час же зажглась свеча, рядом с которой тревожно вглядываясь в ночь стояла сама Принцесса. Но уже через мгновение во всем городе вспыхнуло множество других свечей. Гости, придворные, горожане в ужасе наблюдали как один за другим загораются все новые и новые огни и крик бессильной ярости повис над портом. Как же теперь найти ту единственную путеводную в этом море огней?! Во всеобщей суете никто не заметил как глядя на эти вероломные маяки злорадно ухмыльнулся Король. На балконе принялись яростно обсуждать происшедшее, а заморские гости предложили немедленно выслать солдат, чтобы потушить лишние свечи. Король охотно согласился и вскоре многие из самозванных маяков погасли, но им на смену загорались другие и видя этот сумасшедший каледойскоп гости в бессилии схватились за головы. Но Капитан казалось не замечал этой дикой свистопляски огней и уверенно вел свое судно вперед. И когда под восхищенные возгласы заморских гостей и восторженные крики горожан корабль вошел в бухту и салютовал королевскому дворцу из пушек Король яростно ударил кулаком по перилам и под удивленные взгляды гостей удалился к себе. А Принцесса глядя на этот чудесный корабль радостно улыбалась, ведь она-то ни на секунду не сомневалась в том, что сердце не обманет Капитана и точно подскажет ему какая же из бесчисленных свечей зажжена ею.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:15 | Сообщение # 49
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Девятнадцатая

Наваждение


Что вело его сквозь дикие иллюзии, которые обрушило на него Наваждение? Удача, Отвага или же все-таки Любовь? Летописцы до сих пор спорят об этом, но так ли это уж важно? Главное, что Он преодолел все преграды и победил.

Наваждение было страшным проклятием королевства. Оно обрушилось по воле последнего из Великих еще в те времена, след которых уже давно стерся из памяти. Обрушилось, безжалостно наполнив мир бесконечной чередой безумных видений и галлюцинаций. И жители Королевства оказались погребенными под неистощимым потоком чьей-то дикой фантазии, обретшей в их мире силу и власть. Стерлась граница между реальностью и воображением, все стало предательски зыбким и не устойчивым. Нельзя было верить ни во что кроме плотной стены призраков, не выпускавших никого за пределы Королевства.

Конечно же, Наваждение можно было снять, и все знали как это сделать. Но поколения смяли друг друга, а никому так и не удавалось одолеть злые чары. Все смельчаки бесследно исчезали в ненасытной пелене видений и иллюзий. До тех пор, пока не появился Он.

Трудно сказать, что заставило его примерить на себя роль спасителя. Обещанный трон, дух авантюризма или звенящий голос Принцессы, молившей его об этом? Не знаю, но только и Он ушел в, населенную жуткими звуками, таинственную пелену.

Как водится, о Нем забыли почти сразу же. Но на третий день из тумана донеся отвратительный нечеловеческий вопль. Вопль, который даже в этом безумном мире заставил похолодеть сердца. И все как-то сразу поняли, что на этот раз все будет иначе. Настал столь долгожданный миг победы!

Рухнула и испарилась, не долетев до пола стена тронного зала, а вместе с ней исчезли и все те безумные иллюзии в которых жили люди. Возбужденные толпы высыпали на улицы приветствуя своего спасителя, подарившего им настоящий, реальный мир. Мир, который был относительно незыблем и в который можно было верить.

Так что же все-таки помогло Ему победить все те безумные видения, которые подготовило Наваждение? Удача, Отвага, Любовь? Да не все ли равно, если он победил, пройдя все испытания. Победил, чтобы проиграть.

Наваждение сгинуло и встретившись глазами с настоящей Принцессой Он пошатнулся. Как от удара и, не говоря ни слова, выбежал прочь. Все были так растерянны, что некому оказалось остановить одинокого всадника во весь опор несущегося подальше от королевского дворца. В истории Королевства он так и остался безымянным, потому что впоследствии так никто и никогда не похвалялся победой над Наваждением.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:18 | Сообщение # 50
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
П О С В Я Щ Е Н И Я

"В чарах звездного напева..."


Сказочка навеянная волшебной песней Оксаны Николаевой.


Первые капли дождя, упавшие ему на лицо сразу же вырвали Рыцаря из тяжкого забытья. Он приподнялся и , напряженно оглянувшись по сторонам, облегченно вздохнул и отбросил в сторону уже ненужный меч. Теперь ему больше ничто не угрожало - королевский замок горды вздымал свои неприступные стены всего в двух шагах от той лужайки, на которой лежал Рыцарь. Правда, он совершенно не помнил, как же ему удалось сюда добраться, но сейчас это было совсем не важно. Главном было то, что ему все удалось! Он прошел Испытание! Единственный, кому это удалось и теперь нужно лишь добраться до замка.

Рыцарю здорово досталось. Испытание потребовало от него всего мужества и отваги, которые он имел, всего мастерства и умения, а главное, непоколебимого желания победить. Десятки раз он был на волосок от смерти и только память о Принцессе, о ее беззащитных, испуганных глазах придавала ему силы твердо смотреть в лицо многочисленным опасностям. Но каждый новый шаг был страшнее предыдущего и, прорываясь сквозь разнообразные препоны Испытания, он кровавыми ошметками оставлял на них и мастерство, и выдержку, и волю, и все остальное. Единственное, что он так и не отдал этому проклятому Испытанию была любовь. Она стала его спасительным щитом, укрывавшим от смертельных ударов и беспощадным мечом, без устали прокладывающим себе дорогу. Любовь стала для Рыцаря всем, и может быть, именно поэтому он и выдержал все, что пришлось на его долю и остался жив. И теперь его последним соперником стало время, ведь сегодня на закате истекает последний день из отведенных ему на Испытание. Он должен успеть вернуться в замок до смены вечерней стражи, но это уже, вообщем-то будет не сложно. До замка ведь теперь рукой подать. А там его ждет Принцесса и, даже не верится!, долгожданная свадьба. Ничто теперь не сможет помешать их любви, ведь Король сам сказал, что тот, кто в назначенный срок пройдет Испытание, получит в жены Принцессу. Так что осталось лишь в последний раз забыть о разрывающей тело боли и усталости, собраться и идти вперед.

То ли солнце садилось слишком быстро, то ли он сам шел слишком медленно, но замок почти не приближался. В какой-то момент Рыцаря охватило беспокойство, он понял, что может не успеть до заката. Это было бы мучительно глупо - пройти такое и ткнуться носом в закрытые ворота. Нет уж, дудки! Не может быть, что бы все это было зря! Испытанию не одолеть его, даже пусть и на последних метрах. Рыцарь достал кинжал и, не замечая боли, безжалостно срезал с себя изрядно покореженные и залитые кровью доспехи. Идти стало значительно легче и, ловко обманув боль, он даже заставил себя перейти на бег.

Королевский замок, словно издеваясь над ним, извивался в едкой пелене пота заливающего глаза. Это был какой-то дикий танец, но Рыцарю уже было не до того. Главное - успеть добежать до этих шершавых стен, а там уж мы и с этими танцульками разберемся. Главное - добежать!

И опять его выручила любовь. Мерцающий контур замка в одно мгновение превратился в такое знакомое и дорогое лицо Принцессы. В одночасье забыв обо всем, он видел теперь лишь ее глаза, яркие, как утренние звезды. Не было для Рыцаря большего счастья, чем следить за игрой этих волшебных глаз, в которых он каждый раз беспомощно тонул, когда они обращались к нему. Такие неуловимые и такие родные, то лукавые и смеющиеся, то серьезные и до краев заполненные чужой болью и страданием, которые она так хорошо умела лечить...

Рыцарь погружался в них все глубже и глубже, ничего не замечая вокруг. Он шел, как ходит слепой по хорошо знакомой дороге, и даже не понял, когда он миновал главные ворота и вошел в замок. Он не упал без сил, как ему хотелось ранее, а пошел дальше, влекомый этими волшебными глазами куда-то вперед. Но достигнув их дна Рыцарь неожиданно окунулся в обжигающе ледяные растерянность и испуг, таившиеся там. Он остановился, встряхнул головой и сбросил с себя это наваждение.

Он стоял на рыночной площади, а навстречу ему, из ратуши, в сопровождении пышной свиты шла сама Принцесса. Боже, как она была прекрасна! Рыцарь никогда еще не видел ее столь прелестной, так шло ей подвенечное платье. Он хотел подойти ближе, но едва сделал первый шаг, как на него вновь обрушилась растерянность переполнявшая глаза его возлюбленной. Рыцарь заставил себя остановиться и, разрывая стянувшую его тугими обручами боль, наконец-то вырвал сознание из пелены беспамятства и огляделся кругом тяжелым взглядом.

Он, словно впервые увидел растерянную Принцессу глядящую виноватыми, полными слез глазами, удивленную королевскую чету, недоуменного незнакомца, держащего под руку Принцессу и звенящую тишину, повисшую над площадью. А еще он увидел, как Король подал знак тайному советнику и из-за ратуши выбежали латники и, боязливо поглядывая на Рыцаря, обнажили мечи.

И тогда (откуда что взялось?), Рыцарь хрипло рассмеялся и, кроваво сплюнув под ноги, развернулся и пошел прочь.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:19 | Сообщение # 51
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка о прекрасной принцессе Атиль

и ее безобразном шуте


Московскому Казанове


Каждый из нас взрослеет по-своему. Одному для этого хватает и пяти минут, а другой всю жизнь остается милым и непосредственным ребенком, воспринимающим окружающий мир, как собственную детскую площадку. А главное, никогда нельзя быть уверенным в том, что ты уже навсегда простился со своим детством и, аккуратно протерев, упрятал свои розовые очки далеко-далеко в карман. Но тем и прекрасна жизнь, что не угадаешь, через сколько же пар этих самых очков ты на нее смотришь...

Случилось так, что в числе подарков, полученных прекрасной принцессой Атиль на День рождения, оказался и маленький карлик-шут в забавном клетчатом колпаке, расшитом серебряными бубенчиками. От всех прочих карл он отличался тем, что был как-то неповторимо уродлив. Неестественно изломанные руки и ноги, безобразное морщинистое лицо с глазами бусинками и огромным носом, большущие уши и сгорбленная спина - все это по отдельности было просто отвратительно! Но собранное воедино совсем не делало карлу страшным, даже наоборот, этот неказистый коротышка оставлял забавное впечатление невольно напоминая о вашем собственном совершенстве. А уж если добавить сюда и потрясающую природную мимику, словно кривые зеркала, сворачивающую его лицо в неповторимые гримасы, то сразу же станет ясно, почему Карла прочно занял место в свите Атиль. И с тех самых пор весь двор с веселым смехом наблюдал, как по королевскому дворцу, смешно переваливаясь и методично звеня бубенчиками бегает маленький Карла, исправно исполняя все поручения принцессы.

Так продолжалось достаточно долго. Все уже начали понемножку привыкать к Карле, пока в замок не пожаловал известный Художник, нанятый, чтобы написать портрет принцессы. Когда Карла вошел в зал, следуя за принцессой и увидел краски и кисти, разложенные у Художника, с ним случилось что-то невообразимое. Его просто затрясло, и, пронзительно крича, Карла метнулся через весь зал к мольберту. Он сгреб в охапку, сколько мог, баночек и пузырьков с красками и, отбиваясь от опешившего Художника кистью, забился в самый дальний угол, никого к себе не подпуская. Все это было настолько комично, что с несколькими фрейлинами от смеха просто случилась истерика, и их пришлось долго отпаивать водой. Король хохотал до слез и, отсмеявшись, приказал подать еще красок, и Карлу оставили в покое.

Художник принялся за работу, все затаили дыхание, наблюдая за чудом рождения портрета, а Карла, стараясь не звенеть бубенцами, потихоньку выскользнул из зала. В своей каморке он бережно выложил на столик все краски, сорвал с головы колпак и, взяв в руки кисть, начал расписывать стены. Карла работал, забыв обо всем, работал так, как никогда прежде, работал, не помня времени, не видя и не слыша ничего, что могло бы вырвать его из этого волшебного мира красок. Он пришел в себя только услышав восхищенный вскрик, а, обернувшися, увидел Атиль и изумленного Художника, стоящих в дверях каморки.

Карла растерялся, выронил кисть и попытался закрыть собой все то, что успел нарисовать, но он был слишком мал, чтобы заслонить диковинные пейзажи на фоне которых веселились, пели, плясали и любили друг друга десятки таких же уродливых карликов. И сейчас все эти карлы как живые, настоящие с укоризной глядели на незваных гостей. Они были настолько реальны, что казалось - еще одно мгновение, и они сойдут со стен и, окружив Карлу плотным кольцом, никому не дадут в обиду. Атиль уже не могла отличить, где кончается настоящий и начинается нарисованный мир, а Художник... Художник подошел к Карле и, встав на колени, протянул ему этюдник с красками.

- Прими от недостойного подмастерья и знай, что я буду счастлив если ты позволишь мне растирать для тебя краски.

А Атиль прошлась по каморке, недоверчиво прикасаясь тонкими пальцами к нарисованным лицам, и, повернувшись к Карле, торжественно изрекла.

- Надо будет показать это папе и всем-всем-всем! А потом, потом ты напишешь мой портрет!

Художник поднялся с колен.

- Оставьте его, принцесса, и никогда никого не водите сюда. Это его мир, так оставьте ему хотя бы эту отдушину. Ему и так нелегко жить среди уродов!

Атиль отшатнулась, как от пощечины и, побледнев, с ужасом взглянула на Карлу, потом на фрески и метнулась прочь из каморки.

Больше никто и никогда не видел во дворце Карлу. Говорят, что его отправили домой, а по всему королевству запретили держать Карлов в шутах. Еще сказывали, что его каморку заперли на замок, ключ от которого хранится у самой принцессы, и она наведывается туда время от времени. Но верить тому или нет опять же зависит от того количества розовых очков, через которое вы смотрите на это мир...

Март 1992 г.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:20 | Сообщение # 52
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Менестрель и принцесса


Диме и Алене в День свадьбы.


Последние аккорды песни еще дрожали в теплом вечернем воздухе заворожив стоящих тесным кружком слушателей, а Менестрель уже опустил лютню. Он не спешил кланяться публике по опыту зная, что еще несколько долгих мгновений она будет жить в волшебном и таинственном мире сотворенном его песнями. И, честно говоря, он и пел-то всегда именно ради этих чудесных мгновений отделявших последние касание струн от звона первых монет падающих в его шляпу. Этот звон с треском разрывал на мелкие кусочки все то, что он так бережно возводил часами. И как птицы, испуганные дружными одобрительными возгласами и летящими со всех сторон деньгами, кусочки этого фантастического мира суетливо кидались в разные стороны повсеместно попадаясь в искусно расставленные публикой силки. А потом, аккуратно извлеченные из ловушек, они еще долгие годы бережно хранились в душах тех, для кого он пел. И ради этого, черт побери, стоило жить!

Отрезвляюще звякнула первая монета.

"Ну вот и все на сегодня, - подумал кланяясь Менестрель, - третье представление за день, будет." Он с достоинством раскланивался глядя на улыбающиеся лица, сияющие благодарностью глаза, но мысли были уже совсем о другом.

"Ну что ж, сегодня я совсем даже неплохо заработал. Экая куча денег! Хм, правда это смотря для кого ... Кому куча, а кому и ... Да, никак не привыкну к тому, что теперь я уже не один. - И он украдкой взглянул на свой фургон.- Господи, каково же ей трястись в эдакой развалюхе?"

Фургон его и вправду, что называется, видал виды, но до недавнего времени вполне устраивал Менестреля. Но сегодняшний день, первый день его женатой кочевой жизни заставил Менестреля на многое взглянуть совершенно иначе. Все что раньше казалось таким привычным и простым, то, о чем собственно можно было даже и не задумываться (раньше) приобретало теперь первостепенное значение. Сейчас это уже были серьезные проблемы, которые никак не шли у него из головы: что купить на завтрак, что купить на обед, не говоря уж об ужине; когда это все успеть приготовить, как и на что обновить фургон, и еще добрая сотня самых разных вопросов маячила перед Менестрелем и не давала ему покоя.

"Да, будь у меня жена селянка, то все было бы проще, - улыбнулся он про себя, - но Судьба распорядилась иначе. Она подарила мне ту, о благосклонности которой грезили сотни самых достойных женихов по всей Глюкарии. А эта проказница выбрала меня. И я счастлив! Только вот как же все-таки умудриться создать ей дворец в фургончике? Ведь не может же Принцесса жить как обыкновенная торговка! Хотя, ведь я не единожды предупреждал ее, что я не переодетый принц и вся моя жизнь - дорога."

Публика начала понемногу расходиться и Менестрель нагнулся, чтобы собрать выпавшие из шапки монеты.

"Ну, предупреждать это одно, а вот наяву познать все "прелести" кочевой жизни, это совсем другое. Я вон тоже вначале думал, что смогу во дворце прижиться, а ить не вышло. А ей-то каково? Эта-то задачка куда как посложнее будет - из дворца, да на дорогу! Сдохну, а все сделаю, чтобы она смогла это выдержать!"

Менестрель выпрямился с полной шапкой монет и направился к лоткам торговцев снедью. "Сейчас прикуплю вина и хлеба, и домой, к милой. О черт! Какого хлеба, какого вина?! Па-ри-ду-рок! И как только она такого идиота себе в мужья выбрала, а? Или все остальные еще хуже были?" Менестрель засмеялся и поспешил к лотошникам.

Он купил все самое лучшее, непроизвольно отметив, как полегчала шапка и торопливо зашагал к фургону. "Теперь бы еще все это побыстрее приготовить, а то ведь она уже заждалась меня совсем, проголодалась наверное. Правда, повар из меня не ахти какой, нет, друзья, конечно, хвалили; но то ж в дороге, на привале, а каково ей после дворцовой-то кухни придется? Потом ведь еще всю ночь трястись по дороге. С утра опять представление, а после опять трястись, а потом еще представление и еще ... И видеться мы будем только вечерами, да в дороге...

А если ей все это осточертеет через пару недель? - в груди как-то противно похолодало и опустело, - Да ну, нет! - отогнал он эту леденящую черную мысль, - Она не из таких!"

Но мысль эта поганая не уходила и, как навязчивая собачонка, все крутилась и путалась под ногами.

"Да нет же, нет! - Менестрель уже почти бежал к фургону. - В лепешку расшибусь, а все для нее сделаю!" Но злобное тявканье не стихало: "Что ж она на представление-то не пришла, а? В фургоне осталось, может уже все надоело, а? Досыта твоих песен наелась!"

Внутри уже все окончательно замерзло и кое где даже покрылось тоненькой корочкой льда. Менестрель едва не поскользнулся на ступеньках фургона. "Все что угодно, только не это!" Он рывком распахнул дверь и, словно ураган, ворвался внутрь.

На него пахнуло теплом и ноздри защекотал сладкий аромат свежеиспеченного теста. Принцесса в простеньком полотняном платьице, с косынкой вместо короны, быстро захлопнула толстый фолиант и смущенно улыбнулась.

- А я тут ужин готовлю, - и посмотрев на мужа виновато добавила, - по книжке.

Менестрель бросил на стол все принесенные пакеты и кулечки, и подхватив на руки жену закружился с ней по фургону.

- Подожди! Да пусти же! - маленькие кулачки изо всех сил заколотили ему в грудь, - Оладьи сгорят!

Никогда прежде в своей жизни Менестрель не ел ничего вкуснее этих недожаренных оладий. И никогда прежде он не был так счастлив.

22-23 апреля 1992 г.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:21 | Сообщение # 53
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Дракон


О.А.Д.


Дорога была не из лучших, и карета, подпрыгивая на ухабах, то и дело угрожающе заваливалась на бок, а Принцесса, испуганно охнув, обеими руками судорожно цеплялась за сиденье.

- Это все дракон! - еле переведя дух после очередной колдобины пояснил ей паж, сидевший рядом. - В последнее время совсем ошалел, каждую ночь налетал и дорогу похабил! - и, видя как смертельно побледнела и без того достаточно напуганная Принцесса, поспешно добавил,- Да вы не бойтесь, Ваше Высочество, Король выслал войска, и теперь эта нечисть не отваживается появляться в наших краях.

Принцесса неуютно поежилась представив себе этого огромного ужасного дракона и, забившись в самый угол кареты, вдруг мучительно остро почувствовала свое одиночество и страх.

Сколько Принцесса себя помнила, она всегда была одна. Эпоха Больших Войн унесла с собой жизни ее родителей и лишила королевства. Невеселое детство в замке троюродного дяди отца, лишь ради приличия терпящего ее присутствие; вечные упреки и насмешки, тайная и явная зависть дядиных дочерей, абсолютно не способных примириться с ее красотой и сноровкой. Именно эта зависть и, как нельзя кстати подоспевшее совершеннолетие, и побудили дядю выдать ее замуж за первого же посватавшегося к ней короля. Да и то это был не сам король, а всего лишь его послы, и вот теперь Принцесса тряслась на развороченной каким-то сумасшедшим драконом дороге, подъезжая к совершенно незнакомому замку, в котором ждал ее неведомый суженый, свадебный обряд и пугающее своей неизвестностью будущее...

Замок встретил ее толпами горожан, высыпавших на разукрашенные мириадами разноцветных лент улицы, королевской гвардией, выстроенной во всей своей красе и огромным, заполненным сотнями придворных, тронным залом. Принцесса сумела по достоинству оценить как сам прием, оказанный бедной бесприданной невесте, так и того, кого с этого дня она будет называть мужем. Король был молод и достаточно хорош собою, высокий, широкоплечий, с копной густых черных волос и, как сразу же заметила Принцесса, с печальными, глубоко запавшими глазами. Он был с ней неожиданно нежен и предупредителен, и Принцесса, незаметно постучав по дереву, подумала о том, как же хорошо все складывается.

Первый гром среди ясного неба прозвучал вечером, когда Король, проводив ее до спальни, вдруг резко развернулся и стремглав бросился прочь, оставив ее растерянно глядеть ему в след. Он скрылся за ближайшим углом, и обида брызнула слезами из ее прекрасных глаз. Так началась ее семейная, взрослая жизнь. Жизнь, в которой затаилась какая-то дикая и страшная нелепость: ее супруг, такой нежный и внимательный днем буквально шарахался от нее и стремительно исчезал едва лишь земли касались легкие вечерние сумерки. И ничто - ни уговоры, ни слезы, ни ласки Принцессы не могли ничего изменить. А самым страшным во всем этом было то, что за время прошедшее после свадьбы она успела по настоящему влюбиться в того, кого назвала перед алтарем своим мужем. Он заполнил все ее сердце, все ее мысли, больше всего на свете ей хотелось быть рядом с ним и помогать ему так, как может помочь только любящая женщина. Но замок вновь окутывали сумерки, и Король опять бежал прочь запираясь в своих покоях.

А тут еще в окрестностях замка вновь появился все тот же дракон. Он был удивительно хитер и, ловко обходя все замысловатые ловушки и искусно расставленные засады, совершал внезапные ночные вылазки, все ближе и ближе подбираясь к замку. И теперь Король все дни напролет занимался укреплением обороны замка и безуспешной охотой на дракона, словно бы радуясь тому что теперь у него есть веская причина не проводить так много времени с женой.

А Принцесса, выплакав все глаза, бесцельно бродила по замку, безуспешно пытаясь заглушить съедающую ее тоску и понять, что же все-таки происходит. И, отчаявшись самостоятельно во всем этом разобраться, она решилась на крайность. Едва очередные сумерки похитили ее супруга, она, завернувшись в неприметный серый плащ и прихватив все свои ценности, незаметно выскользнула из замка и поспешила в лес, туда, где, как объяснила ей ключница, жила старая и могущественная колдунья.

Колдунья хозяйничала у плиты и сделала вид, что не заметила появления незваной посетительницы. Принцесса нерешительно топталась у порога, не зная как обратиться к хозяйке, но, в конце концов, не выдержала: "Помогите мне!!! Пожалуйста!!!" И торопливо, боясь что ее немедленно прогонят, она высыпала на стол все свои драгоценности: "Умоляю вас!!!"

Колдунья усмехнулась, лишь мельком глянув на драгоценности.

- Не слыхала что ли, что мы золотом не берем? Чем платить-то будешь, а? - сварливым тоном спросила старуха.

Вообще-то о колдуньях в Глюкарии ходили самые невероятные слухи, но Принцесса старалась не думать об этом, тихо прошептав: "Чем скажете..." Колдунья понимающе закивала головой и, подойдя к Принцессе, заглянула ей прямо в глаза. Она долго и пристально разглядывала в них что-то лишь ей одной ведомое, а затем взяла Принцессу за руку и усадила на лавку.

- Не бойся, милая, ничего с тебя не возьму. Ждала тебя, знала что прийдешь и даже зелье уже сварила! - и, видя как Принцесса рвется ей что-то сказать, лишь прикрыла ей рот рукой. - Молчи. Все знаю: где боль твоя, в чем кручина. Проклят твой суженый, как есть, проклят.

Принцесса в ужасе отшатнулась.

- И проклятие его в том состоит,- продолжила как ни в чем не бывало Колдунья,- что каждую ночь он превращается в ужасного и коварного дракона и остается им до самого рассвета.

Принцесса закусила губу, чтобы не закричать и побледнела.

- И ладно бы, хоть не помнил поутру ничего, так ведь нет же, все помнит: и как дома жег и все остальное. И ничего тут поделать нельзя. Вот потому-то Король и не может того дракона споймать, что сам себя ловит.

- А как...- начала трясущимися губами Принцесса.

- Полюбить и понять, милая. Ты, я вижу, полюбить-то полюбила, теперь остается понять. Это правда посложнее будет, но уж если сможешь, то и про проклятие это мерзкое забудешь. Я вот тут приготовила зелье особое, только вот что тебе надобно будет... - И, склонившись к самому уху Принцессы, Колдунья с жаром зашептала.

Сумерки уже затопили замок, и Король сидел у распахнутого окна ожидая своего ежевечернего превращения, которому он к сожалению не мог противиться. Еще несколько мгновений и, после вспышки дикой невыносимой боли, в него ворвутся мысли и желания жестокой и беспощадной твари. И он вновь полетит во тьму, чтобы сеять ужас и смерть. Правда, до сих пор ему кое-как удавалось обходиться без жертв, но сил на это оставалось все меньше и меньше. Видимо, близок час, когда суждено будет полностью сбыться его страшному проклятию: он, будучи в обличье дракона, убьет всех кого любит и кто ему дорог. Король в ужасе закрыл глаза, представив себе как смыкаются огромные челюсти на его Королеве и застонал от бессильной ярости. В этот момент в его мозгу вспыхнула ежевечерняя молния, и, когда Король вновь пришел в себя, то с удовольствием и ненавистью оглядел свое большое чешуйчатое тело и, легко оттолкнувшись от подоконника, взмыл в воздух.

Он не успел раствориться в сгустившейся мгле, как где-то совсем рядом раздался леденящий душу крик, и, наперерез ему, скользнул гибкий крылатый силуэт. Король опешил от неожиданности, и, зависнув в воздухе, с изумлением следил за невесть откуда взявшимся собратом. А когда тот приблизился, Король окунулся в его огромные желтые горящие глаза и все понял. Их хвосты переплелись, и драконы полетели в темноту подальше от замка.

С тех пор минуло уже много лет, Король счастлив со своей Королевой, и они воспитывают четырех прелестных ребятишек, а жители королевства уже давным-давно перестали бояться двух огромных крылатых ящеров каждую ночь парящих вокруг королевского замка.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:21 | Сообщение # 54
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Лес


Андрею Германовичу Тильману,

его "Синдереллой" навеянное ...


Лес притягивал к себе и манил... Его нежный, трепещущий шелест, его первозданная свежесть и аромат каким-то колдовским туманом заполняли все помыслы юной Принцессы, заслоняя собой весь остальной мир. А потому, она старалась использовать любую, даже самую маломальскую возможность, чтобы, обманув бдительность своих наставников, удрать под его могучие вечнозеленые своды. Навряд ли она могла бы объяснить, что влекло ее в этот волшебный неповторимый мир, с самого детства бывший для нее средоточием всех сказок и легенд, которые только бывают на свете. И потому, невзирая на строжайший запрет Королевы-матери, Принцесса старалась проводить в Лесу каждую свободную минуту.

Лес, плотным зеленым кольцом окружавший замок, раскинул свои обширные владения во все стороны на много-много дней пути. Поговаривали, что в его таинственных глубинах таится множество всякой нечисти, но Принцесса лишь посмеивалась над этими сплетнями, свято веря в доброту и мудрость Леса, и все дальше и дальше проникала в его тайны. Она бесстрашно окуналась в зеленую чащу, где звери и птицы почтительно уступали ей дорогу, словно признавая ее королевское происхождение. Принцессе удалось достаточно хорошо изучить все ближайшие подступы к замку, и теперь она прекрасно знала здесь каждую тропинку и чувствовала себя тут полновластной хозяйкой. Освобождаясь от тяжелых, гнетущих каменных стен, и окунаясь в этот прекрасный мир Принцесса словно бы растворялась в сладковатом смоляном запахе растущих деревьев, впитывая его каждой клеточкой своего тела.

Вот и в тот день она уже была готова отбросить прочь от себя все чужое и лишнее, что налипло на душу за день, и погрузиться в невообразимо чарующую нежность Леса, когда позади нее громко хрустнула ветка. Принцесса проворно обернулась и удивленно уставилась на коренастого, широкоплечего парня, пристально глядящего на нее из-за кустов. Прежде она никогда никого не встречала в Лесу и потому смотрела на незнакомца с некоторой опаской. Но что-то неуловимое в его глазах убедило Принцессу в том, что у него нет дурных намерений, и она приветливо улыбнулась. Парень широко улыбнулся в ответ и вышел на поляну.

Он оказался королевским егерем и очень удивился, встретив в Лесу Принцессу. Поначалу Егерь решил, что она заблудилась, и с жаром предложил свою помощь. Они разговорились, усевшись на поваленное недавней бурей дерево. Егерь с удивлением отметил, что, оказывается, она очень даже неплохо разбирается в жизни этого таинственного зеленого мира, хотя на самом деле Лес не был столь тихим и спокойным, как это ей представлялось. А Принцессе как-то сразу понравился немногословный и уверенный в себе парень, всю свою жизнь проведший под сенью вековых исполинов. Ей понравилась его неуловимая кошачья грация и степенность, обстоятельность и простота, и она с удовольствием расспрашивала Егеря обо всем, чего еще сама не знала о Лесе. А когда вечерние сумерки поглотили просветы между деревьями, он проводил Принцессу до замка и бесследно растаял в темноте. И возвращаясь к себе, Принцесса с удивлением чувствовала, что вместо обычной щемящей грусти расставания с Лесом, ее переполняет какая-то неудержимая тихая радость.

В следующий раз, когда ей вновь удалось отделаться от своих воспитателей, она стремглав бросилась на ту же самую поляну, где впервые повстречала Егеря, но, конечно же, его там не оказалось. А Принцесса явно почувствовала, что как-то неуловимо и непонятно изменился окружавший ее Лес. И бесцельно бродя среди деревьев, она вдруг радостно осознала, что же изменилось в этом лесу: из его бескрайнего зеленого моря полностью исчезло чаровавшее ее раньше ощущение безбрежного одиночества. Ведь теперь-то Принцесса точно знала, что где-то рядом, в этой бездонной чаще, живет Егерь. А осознав это, она уселась на то же самое бревно и просто сказала: "Ну, выходи же, не прячься!" Нигде не шелохнулся ни один листок, не хрустнула ни одна ветка, но рядом с Принцессой, словно бы из ниоткуда, появился Егерь. Они взглянули друг на друга и - расхохотались.

С тех пор все свое свободное время Принцесса проводила в лесу. И конечно же, Королева-мать узнала об этом. С этого дня все выходы из замка были закрыты для Принцессы, но это нисколько не помешало ее привычным прогулкам. Егерь дал ей ключ от старой потайной калитки, которой пользовался еще его отец. Кстати, выяснилось, что их отцы погибли в одной и той же битве, сражаясь под одним и тем же знаменем, и это еще больше сблизило Принцессу с Егерем. Теперь она уже не представляла себе, что еще совсем недавно не знала этого парня и не вела с ним долгих и задушевных бесед. И почти каждый день, достав из тайника заветный ключ, она убегала в Лес на встречу с Егерем.

Но однажды, Принцесса привычно сунула руку в тайник и внутри у нее все похолодело: ключа не было. Принцесса растерялась, и тут сзади раздался голос Королевы-матери: "Тебе нужен ключ?" Принцесса обернулась, как ужаленная, и в ужасе прижалась к калитке. Но в голосе матери, в ее глазах не было ни зла, ни упрека.

- Зачем тебе ключ, доченька? Лес коварен и опасен, никогда не знаешь откуда ждать беды. - Она печально улыбнулась и, взглянув прямо в глаза Принцессе, тихо и задумчиво произнесла, - А я и не заметила, как ты выросла. Наверное стоило рассказать это все тебе гораздо раньше.

Я была тогда примерно твоей ровесницей и ужасно гордилась тем, что я принцесса и первая красавица в округе. Однажды мы ехали через лес и попали в дикую бурю. Карета сбилась с пути и, в конце-концов, утонула, опрокинувшись в болото. Мы едва спаслись, с трудом выбравшись на маленький убогий островок и провели страшную ночь под проливным дождем. Под утро мы совсем выбились из сил и пали духом, когда из леса появился он. Господи, - неожиданно горько молвила Королева,- какая же я была тогда дура! И словно бы оправдываясь она продолжала,- Ты понимаешь, я ведь с детства привыкла к почитанию и восхищению, к тому, что я - Принцесса, а он, он лишь небрежно изобразил подобие какого-то поклона и сразу же начал действовать. Я так на него взъярилась, я орала как ненормальная, грозя ему самыми страшными карами, но он лишь улыбался в ответ и молча возился с ветками. Потом неожиданно вспыхнул костер и Егерь предложил нам обогреться и обсушиться пока готовится завтрак. А когда мы ели он из своей куртки и двух толстых веток соорудил носилки для нашего кучера, сломавшего ногу, и приказал моим пажам нести его. А когда те отказались тащить на себе простолюдина Егерь, все так же улыбаясь, сильно ударил каждого из них в лицо. Больше возражений ни у кого не возникло и мы пошли к замку.

Знаешь, я лишь впоследствии поняла, - вдруг вновь очень-очень тихо и как-то проникновенно произнесла Королева, - что наш проводник был настолько заботлив и внимателен ко мне, насколько это вообще было возможно в тех условиях. И к концу этого трехдневного похода я уже просто привыкла к тому, что в трудный момент рядом всегда окажется его плечо или рука на которые можно будет смело опереться изо всех сил. Да вобщем-то я и продержалась-то в этом аду лишь благодаря его помощи. Когда мы вышли к замку я, на радостях, потеряла сознание и очнулась лишь через несколько дней. Я была безгранична счастлива что все ужасы Леса остались позади, но уже через несколько дней вдруг стала замечать насколько фальшивы и мелки многие из моих кавалеров. Ведь теперь вольно и невольно я сравнивала каждого из них с Егерем, прикидывала как бы они повели себя там, в Лесу. А еще через пару недель я неожиданно для себя самой осознала, что ужасно соскучилась по этому немногословному парню и попросила отца розыскать и доставить его в Замок.

И вот он стоит передо мной, - глаза Королевы затуманились, - та же потертая куртка, те же светлые, умные глаза и непокорные русые волосы стянутые широким кожаным ремешком. Он стоит и молча смотрит мне в глаза, а я ... я долго несла всякую чушь, а потом и вообще начала оправдываться, но Егерь прервал меня: "Не утруждайте себя, Принцесса, я все понимаю. Я и Замок - понятия не совместимые, так же как Вы и Лес. Будьте счастливы!" И он ушел и навсегда исчез в этом проклятом Лесу. А я даже не попыталась его вернуть.

Только повзрослев я поняла какую же я совершила глупость, ведь больше никогда в жизни мне так и не удалось испытать то восхитительное чувство спокойствия и уверенности возникавшее когда он был рядом. И сейчас я не хочу чтобы ты повторила мою ошибку. Егерь и замок - понятия не совместимые, так что нужно решать совместима ли ты с Лесом. Не на день, не на два - на всю жизнь! А потому - вот тебе ключ, - мать положила его на дорожку, - и хорошенько подумай, доченька, прежде чем ты возьмешь его.

И она ушла прочь, а Принцесса, как завороженная, долго-долго глядела на большой кованый ключ лежащий у ее ног.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:22 | Сообщение # 55
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка о безобразной принцессе Лали

и Повелителе карл


Сергею Михайлову.


Жизнь в Долине Сказочных Королевств такова, что нет-нет, да и прогневит кто-то из ее обитателей какую-нибудь злую колдунью или ведьму поганую. Ну а та, разумеется, нашлет на обидчика своего проклятие мудреное да коварное, вот тут-то все и начинается... И в этой истории все развивалось по давным-давно заведенному сценарию. Одна старая и ужасно вредная колдунья не могла смириться с прелестью и красотой принцессы Лали и прокляла ее, в одночасье обезобразив до неузнаваемости. А чтобы еще больше досадить несчастной сохранила колдунья молодость и красоту Лали в ее зеркальных отражениях. И каждый, кто видел в зеркале это хрупкое и нежное чудо в ужасе бежал прочь от той которая его порождала. С тех пор и запретили в Холмистом королевстве держать на видных местах зеркала. Даже в самом замке оставили лишь три зеркала - в спальнях родителей и у самой принцессы. И когда ей становилось совсем невмоготу Лали отдергивала занавес, скрывающий зеркало, и любовалась своей изящной фигуркой, нежной розовой кожей, и густыми черными волосами, блестящим водопадом спадавшими на плечи. А потом всю ночь горько рыдала уткнувшись в подушку. Как назло, случилось это все в том возрасте, когда девушка только начинает мечтать о поклонниках, а потому не было у бедной Лали кавалеров способных разрушить ведьмины чары и вернуть ей утраченную красоту юности. И когда приходила пора сватовства никто не стучал в ворота замка и не просил руки принцессы, ведь сами-то вы не стали бы жениться на зеркальном отражении, правда? И хотя никто никогда в замке и не ждал приезда женихов, но все равно, где-то в глубине души и Королева, и сама Лали тайно надеялись, что рано или поздно это все же случится. И вот однажды, когда весенние грозы объявили о начале ежегодного сватовства в ворота замка Холмистого королевства настойчиво затарабанили.

В замке поднялся страшный переполох, а Король с Королевой и принцессой Лали с трепетным страхом ожидали доклада церемониймейстера. Но он был явно растерян и, беспомощно подойдя к тронному возвышению, не смог произнеси ни звука. Повисла томительная, тревожная пауза, Лали даже привстала от напряжения и в это мгновение дверь в зал распахнулась, и Королева испуганно вскрикнула. В окружении немногочисленной, но чрезвычайно богато одетой свиты стоял маленький уродливый карлик увенчанный массивной золотой короной.

Первой обрела дар речи Королева.

- Чужеземец, ужасное проклятие нашей дочери еще не повод свататься к ней таким ... она замешкалась подыскивая подходящее слово.

- Уродам. - спокойно закончил Карла. Он прямо и открыто смотрел на королевскую семью, а потом с достоинством поклонился и, опережая Короля пытавшегося обратиться к нему, пояснил. - Гроза застала нас в дороге и я прошу Вас о ночлеге для меня и моей свиты. И простите, Ваше Высочество, я не знал что у вас сейчас пора сватовства и не коим образом не желал задеть честь вашей дочери. Я - Повелитель карл, еду к друзьям в одно из королевств Долины. А что касается проклятия, то лекари моей страны гораздо искуснее здешних и я был бы рад помочь вам, если, конечно, это будет в моих силах.

Король, в свою очередь, извинился перед столь знатным гостем за возникшее недоразумение и радушно предложил ему свое гостеприимство. А Королева, при первом же удобном случае, стараясь не замечать уродства Повелителя карл, поведала ему о семейном несчастье и попросила о помощи. Карла охотно согласился, предупредив, что для этого ему, возможно, прийдется пробыть в замке достаточно долго. На том и порешили.

Первые дни принцесса Лали, да и все остальные со страхом и неприязнью следили за столь необычными и уродливыми гостями. Но день шел за днем и постепенно страх начал проходить, а принцессе, лишенной до этого нормального общения, даже стало нравиться беседовать с Повелителем карл. Обычно они встречались в саду и целый день бродили по его тенистым дорожкам болтая о всякой всячине. Карла оказался на редкость умелым рассказчиком и Лали, затаив дыхание, как завороженная слушала самые невероятные и обыденные истории. А еще он был необыкновенно почтителен и любезен с Лали и принцесса все чаще и чаще чувствовала себя настоящей светской дамой. В такие мгновения она забывала о своем несчастье и сладко нежилась в лучах поклонения исходивших от карлы. Однажды, когда это забытье уже было готово превратиться в вечность, Лали звонко засмеявшись, откинулась назад, уронив в фонтан украшавший ее пышный венок. Машинально потянувшись за ним она взглянула в воду и уведенное отражение тотчас же взорвало все ее фантазии испуганным криком. Но уже через мгновение к ней вернулась обычная собранность и, повернувшись к Повелителю карл, она мужественно взглянула ему в глаза.

- Зачем вы здесь? - и после горькой паузы добавила,- Я что, красивее ваших девушек?

Карла спокойно улыбнулся в ответ.

- Если Ваше Высочество имеет ввиду внешность, то, по вашим меркам, Вы не настолько уродливы чтобы быть красавицей у нас.

Принцесса закусила губу, а карла продолжал как ни в чем небывало.

- Но я достаточно долго прожил в обоих мирах чтобы придавать внешности хоть сколько-нибудь серьезное значение. А отвечая на Ваш первый вопрос, Принцесса, я постараюсь быть предельно откровенным. Я здесь от того, что никогда прежде я не получал такого удивительного наслаждения от женского общества. Я любуюсь Вами, Принцесса, и стараюсь сохранить в памяти каждый Ваш жест, каждое движение. Наши прогулки и беседы доставляют мне невыразимое удовольствие и это все от того, что Вы воистину прекрасны.

Лали попыталась броситься прочь, но карла властным жестом остановил ее, и она стояла, и слушала, глотая слезы.

- Вы прекрасны, Принцесса! Редкая женщина сравнится с Вами по обаянию и грациозности, по присущим Вам прелести и задору. Поверь мне, девочка, я знаю что говорю.

- Ложь! Ложь! Ложь! - только и смогла прошептать сквозь слезы принцесса.

- Каждая женщина по своему прекрасна, нужно только суметь разглядеть ее красоту. Увидеть и показать другим. Мне даровано это умение, искусство видеть то, что скрыто под маской внешности. По правде говоря обычно это лишь несколько ярких и сочных мазков на общем блеклом фоне, но Вы, Лали, совершенно уникальны. Когда всевышний рисовал Вас, в его палитре не было серых тонов. Вы вся лучитесь изнутри таинственным радужным светом, который и вызвал-то злобную завись колдуньи. Но от ее проклятие свет Ваш лишь стал ярче.

- Зачем, зачем вы лжете, зачем издеваетесь надомной?

Повелитель карл подошел вплотную к Лали и, привстав на цыпочки, отнял ее руки от заплаканного лица.

- Каждый раз, расставшись с Вами я возвращался к себе и рисовал Ваш портрет. Порой я писал его всю ночь напролет, пытаясь запечатлеть Вас такой, какой увидел впервые, там, в тронном зале. Я писал его по памяти, писал так, как я Вас помню, как я Вас чувствую. Если я лгал Вам, то лжив и портрет.

Карла как-то странно щелкнул пальцами, в кустах что-то зашуршало и тотчас же смолкло.

- Обернись! На сморщенном безобразном лице зажегся едва различимый огонек надежды. Ежесекундно оглядываясь на Повелителя карл Лали неуверенно повернулась и беззвучно вскрикнула.

За ее спиной во всю ширину аллеи стояла огромная, обрамленная золоченной рамой картина. Но Лали не увидела ни великолепия тронного зала, ни мать с отцом, ни многочисленных придворных, ничего. Ничего, кроме божественно прекрасной девушки стоящей в центре картины. Она стояла у трона и с трепетным волнением смотрела на Лали. Никогда в своей жизни принцесса не видела никого прекрасней чем эта девушка с картины. И тотчас же она с изумлением осознала, что уже не раз видела эту потрясающую красавицу в зеркале своей спальни. И хотя там отражение было не столь прекрасно, но на картине несомненно была она.

- Но как? Откуда ... - изумлению Лали не было предела.

- Теперь Вы верите мне, Ваше Высочество? Принцесса плакала навзрыд, но нашла в себе силы кивнуть. А потом, взяв себя в руки и судорожно зажав в кулачке промокший насквозь платок, она долго и внимательно разглядывала эту необычную картину.

- Но ведь я не так красива как она, там ...

Карла довольно засмеялся.

- Вы еще прекраснее, ведь Вы живая, настоящая, а это была лишь картина, да и то написанная на мертвом холодном стекле! - и подняв с земли камень он с силой метнул его в портрет.

Раздался характерный звон и картина тысячью осколков осыпалась на аллею.

- Зеркало!!! - в ужасе закричала Лали и, оттолкнув Повелителя карл бросилась прочь, подгоняемая его торжествующим смехом. Она бежала до тех пор, пока, обессилив, не упала на землю и только тогда позволила своему горю излиться жгучими слезами на молодую и нежную траву. Она плакала и клялась себе никогда никому не верить.

А Повелитель карл долго смотрел вслед принцессе, а потом, грустно улыбнувшись, подошел к остаткам того, что еще недавно было ее портретом. Он ужасно не любил рисовать на стекле, но в эту картину карла вложил все свое мастерство, всю душу, и теперь, с горьким сожалением, ковырял башмаком острые осколки. Но сделанного не воротишь, а значит он должен как можно быстрее покинуть этот гостеприимный замок. Покинуть его до того, как Лали, умываясь, вновь ощутит под руками нежную бархатистость кожи, до того, как наполнится он толпами восторженных поклонников, а в глазах Принцессы не вспыхнет жаркое пламя благодарности, которое, тоскующему сердцу, так легко принять за любовь...



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:24 | Сообщение # 56
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Хранитель


Ладке-шоколадке.


Привычно устроившись в седле, Отважный Король, с любовью следил за тем, как размеренно вышагивает, возвращаясь домой, его дружина. Это были храбрые и умелые бойцы, не раз сходившиеся со смертью лицом к лицу. Вот и вчера, они вместе рубились в жестокой сечи, наголову разгромив и опрокинув незваных гостей. И сейчас, глядя на проплывающие мимо панцири и кирасы, шлемы и щиты, Король испытывал настоящую нежность к их обладателям.

Отважный Король был Воином. С самой большой буквы. Битва, азарт схватки, бескомпромиссность боя были для него самым желанным в этом мире. И стоило хоть где-то поблизости раздаться звону мечей, как Отважный Король немедленно покидал замок и стремглав мчался на этот ласкающий душу звук. В сражениях и на турнирах ему не было равных, его боялись и боготворили, зачастую одно его появление на поле брани решало исход битвы. Да и сам Король не единожды говорил, что по настоящему он живет только сражаясь. Лишь сутки минули с момента последней схватки, а он уже явственно ощущал обступающую со всех сторон скуку. Конечно же, ее можно будет слегка развеять вечером, рассказывая придворным о вчерашней стычке. Потом можно организовать парочку хороших турниров, но это уже все так, детские забавы.

Обычно он никогда не посылал гонцов с известиями о своем возвращении, но в замке, как всегда, все уже было готово к встрече победителей. Его жена, прелестнейшая Нежная Королева, каким-то непостижимым ему образом заранее узнавала об этом, и Отважному Королю еще ни разу не удавалось застигнуть ее врасплох. Сейчас она уже хлопотала во дворе отдавая последние распоряжения прислуге накрывавшей огромные дубовые столы для уставших и проголодавшихся солдат.

Король спешился, и Нежная Королева, мигом пpо все забыв, метнулась к нему. Она обвила его руками и, жарко прильнув всем телом, замерла на груди. Король покровительственно обнял ее и внимательно оглядел приготовленные столы.

- Вдоволь ли мяса и вина? - спросил он, отстранив жену.

- Да, мой господин, - ее глаза блеснули,- я велела зажарить пять быков и выкатить четыре бочки вина.

Отважный Король одобрительно кивнул и отправился к конюшням. Убедившись, что там вдоволь заготовлено овса и свежего сена, Король поднялся в свои покои. Жена заботливо помогла снять запыленные доспехи и принялась обтирать его влажной губкой. Ее ласковые пальцы нежно, почти невесомо касались тела напрочь сметая налипшую за время похода усталость и боль, до краев заполняя мышцы свежей живительной силой. Затем Королева сама облачила мужа в парадный камзол, тщательно расправив все складочки и с гордостью и какой-то трепещущей нежностью оглядела супруга. Отважный Король всегда заставлял учащенно биться даже самые стойкие женские сердца, а сейчас и вовсе был великолепен. И Королева, не выдержав, порывисто схватила руку мужа и припала губами к его ладони. Король снисходительно глянул на жену, потом высвободил руку и, потрепав Королеву по щеке, отправился в тронный зал, где уже все было готово к пиршеству.

Сидя во главе стола, Король с увлечением рассказывал придворным о недавнем сражении, а Королева заботливо подкладывала ему в тарелку самые лакомые кусочки, и лучше всякого виночерпия внимательно следила за тем, чтобы не пустел его кубок. А Король, радуясь тому, что рядом сидят его боевые друзья, вновь и вновь подымал тосты за их доблесть. Шумное празднество продолжалось всю ночь, и все было бы просто прекрасно, если бы не тревожные, молящие взгляды Нежной Королевы, которые он ловил на себе время от времени. Эта мольба рождала в душе мутную волну раздражения и, в то же время, какое-то чувство вины, только усиливающее это раздражение. Ну ведь не может же он вот так просто покинуть тех, кто бок о бок бился с ним в смертельной битве!

Вообще-то ему грех было жаловаться. Сколько достойнейших рыцарей пытались покорить сердце его возлюбленной, но она подарила его лишь ему, вызвав тем самым жгучую зависть всех соседей. Она, словно ласковым солнечным светом, окружила его нежностью и заботой, освободив от всех рутинных забот. Но в ответ Королева ждала от него что-то такое, что, интуитивно чувствуя, Отважный Король ну никак не мог ей дать. А вобщем-то, на самом-то деле, для полного счастья Королю не хватало всего лишь того, чтобы жена его поняла, что все эти сентиментальные нежности пpостительны только слабым и неразумным женщинам, а не суровым и закаленным в битвах мужчинам.

А поутру, когда празднество уже почти закончилось, в замок примчался обезумевший от ужаса гонец. С трудом придя в себя, он сообщил, что в окрестностях замка объявился ужасный дракон, опустошающий всю округу. Король мигом поднял свою дружину и, махнув на прощание жене, исчез за воротами.

Нежная Королева, закусив губу, долго смотрела ему вслед тщетно пытаясь сдержать текущие по щекам слезы. Она так ждала, так устала быть одна, так соскучилась... Переполнявшая душу обида рвалась наружу горькими рыданиями, но Королева заставила себя успокоиться, ведь иначе там, куда умчался любимый, может случиться непоправимое. И, утирая слезы платком, она направилась в Потайную башню. А там, заложив дверь тяжелым засовом и став на колени у ярко горящей свечи, Королева, закрыв глаза, лихорадочно шептала слова древнего заклятия, которому научила ее много лет назад одна старая колдунья. Тогда, еще до замужества, безумно влюбившись в Отважного Короля она пришла к могущественной колдунье и попросила защиты от всех ратных бед для своего любимого. Цена запрошенная колдуньей была ужасна, но, стиснув зубы, Королева судорожно кивнула и сделка состоялась.

С тех самых пор, стоило Отважному Королю выехать за ворота замка, как Нежная Королева, уединившись в этой комнате, вновь и вновь твердила древнее заклинание. И вырастал за спиной у ее возлюбленного незримый и непобедимый дух-хранитель, отводящий в сторону всю смертоносную сталь, направленную в Короля. Но каждый удар мечом или копьем, каждая стрела или вражеский кинжал, предназначенный супругу, разрывали ее тело дикой мучительной болью. Но все равно, даже корчась в ужасных муках, она, как в бреду, не переставала твердить волшебные слова. Когда же опасность отступала, словно пелена спадала с Нежной Ко-ролевы, и она вновь ясно различала колеблющееся пламя свечи и каменные своды башни. Вот и сейчас ее совершенно неожиданно выдернуло из этого безбрежного океана боли где ее, словно утлую лодчонку жестоко мордовали свирепые волны. Она с трудом поднялась на ноги и, пошатываясь от изнеможения, отправилась вниз готовиться к встрече супруга.

А вечером, сидя в тронном зале, Король с жаром повествовал о своей битве с драконом. В самый разгар схватки под Королем пал от страшных ран конь, придавив его своим телом. Дракон немедленно бросился на беспомощного воина и не жить бы ему, если бы чудовище совершенно неожиданно не споткнулось на ровном месте и, нелепо перевернувшись, не рухнуло на землю. А пока оно поднималось, подоспевшие рыцари вызволили своего короля, и все вместе они быстро прикончили дракона.

А Нежная Королева, обреченная всегда быть одна, тоскующим взглядом ласкала своего любимого и, как о манне небесной, молила Господа хоть на несколько дней задержать в пути следующего гонца.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:24 | Сообщение # 57
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказочник


(С искренней признательностью KVS за все то доброе, что он для меня сделал.

И с извинениями за маленький плагиат.)

Ксюше ...


Всю свою жизнь он писал сказки. Добрые и веселые, грустные и лирические, они заставляли слушателей плакать и смеяться, и удивленно раскрывать глаза, замирая от неожиданной развязки. И как у всякого Мастера, была у Сказочника страна, в которой жили герои его захватывающих историй. Страна полная приключений и волшебства, мужества и благородства, и непримиримых схваток со злом. Но даже ближайшие друзья вряд ли догадывались, что все эти сказки не были лишь плодами его фантазии. На самом-то деле висело на стене у Сказочника большое магическое зеркало, через которое он, как через окно, наблюдал все то, что происходило в волшебной стране. И каждый вечер, усевшись в старое дубовое кресло и положив перед собой бумагу и перо, он пристально, почти не мигая, смотрел в зеркало, лишь изредка делая какие-то пометки на листах. А потом, словно бы очнувшись от долгого и тяжелого сна, принимался лихорадочно записывать самое интересное из увиденного и, как правило, к утру уже были готовы одна, а то и две сказки. Конечно же, он мог и не писать никаких сказок, а просто сидеть и смотреть в свое удовольствие. Но, во-первых, очень уж ему хотелось поделиться увиденным; во-вторых, он никогда не брал за это денег; а в-третьих, Сказочник писал их чтобы увидеть искорку интереса в глазах той единственной и самой прекрасной, которую встречают лишь раз. И когда сказка удавалась и любимая замирала, сопереживая ее героям, Сказочник был счастлив.

Он так и любил свою милую, от сказки к сказке, от искорки к искорке, от улыбки к улыбке. И каждая новая сказка становилась еще одним признанием, но милая лишь внимательно слушала, склонив голову на плечо, и молчала. И потому Сказочник вновь и вновь усаживался перед зеркалом и окунал свой взгляд в зазеркалье, надеясь, что уж на этот раз он выберет такую историю, что любимая не сможет не ответить. Дописывая последние строки, Сказочник замечал что ночь уже давно кончилась и пора на работу. И, тяжело вздохнув, он уходил в пыльную затхлость серого дня перекладывать бумажки в какой-то скучной конторе. Но впереди был вечер, а в нем искорки в любимых глазах и ночь в мире волшебства и опасностей.

Но сказка сменялась сказкой, а любимая так и не хотела слышать тех слов, которые он находил для нее в волшебной стране. И однажды, отчаявшись и завесив зеркало одеялом, Сказочник выплеснул на бумагу то, что переполняло его душу. Но даже сейчас любовь и нежность, тоску и одиночество он облек в сказочную форму, просто он не умел иначе. Только уж на этот раз и слепому было ясно, кто такие Принцесса и Рыцарь. И желая побыстрее прочесть любимой свою, по-настоящему первую, сказку, он бросился к ней со всех ног.

И вновь светятся лукавые искорки, пьянит ее манящая улыбка, а Рыцарь признается в любви и повисает в воздухе немой вопрос, ответить на который может только Она, ведь без этого сказка так и останется незавершенной. Мучительно долго тянется так и не прерванная ответом пауза, и не выдержав, Сказочник, неловко извинившись, уходит прочь.

Он не вышел на работу на следующий день, а через неделю, обеспокоенные его исчезновением друзья, взломали дверь его дома. Они с удивлением увидели беспорядочно разбросанные вещи и кровать, густо усыпанную осколками вдребезги разбитого зеркала. Но больше всего их удивил клок, вырванный из старой штормовки Сказочника, непонятно каким образом зацепившийся за резную раму разбитого зеркала...



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:32 | Сообщение # 58
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка об одиноком художнике


Анюте.


Солнце еще только едва позолотило крыши окрестных домов, а Художник уже пристраивал на обочине Главной дороги свои многочисленные полотна. Сегодня мимо них пройдут тысячи, а может быть даже десятки тысяч жителей коро-левства съехавшихся на Большой базар. И может быть (ну всяко же бывает!), хоть кто-нибудь все-таки увидит, разглядит среди суеты его гениальные полотна. И купит их. Хотя бы одно. Пусть самое маленькое. Пусть самое крошечное, пусть даже без рамочки, лишь бы купили! Тогда, Художник мучительно сглотнул, можно будет наконец-то убить или хотя бы просто приглушить мучающий его уже четвертые сутки голод. А если действительно повезет, то еще останутся деньги на новые холсты и краски.

В том, что он гениален, Художник ни сколько не сомневался. И это не пустое бахвальство, не глупый самообман, отнюдь! Это была всего лишь трезвая и в меру объективная оценка собственных способностей. Его талант был столь же очевиден, как ежедневный восход и заход солнца. И именно сознание собственной исключительности и не позволяло Художнику зарабатывать себе на кусок хлеба. Он просто не мог заставить себя опуститься и попусту тратить время на ремесленную мазню кабацких и гостиничных вывесок. И живя тем, что подаст бог, он писал все новые и новые шедевры. Писал, твердо веря в то, что в свое время они еще обессмертят его имя.

А пока, стоя у обочины, он заискивающе вглядывался в струящиеся в суетном потоке глаза прохожих, надеясь заметить в них хотя бы мельчайшую искорку интереса. Солнце теперь висело прямо над головой, а спешащая на базар толпа все так же равнодушно текла мимо его вернисажа. Голод уже разорвал своими когтистыми лапами все внутренности, и Художник, даже устав сплевывать заливающую рот слюну, начал медленно сходить с ума. Проплывающий мимо калейдоскоп торопливых фигур торговцев как-то само собой сменился мешками свежайшего хлеба и фруктов, кусками нежнейшего мяса и сыра, вместительными бутылками прекраснейших вин и молока. Не выдержав этого соблазнительного зрелища Художник торопливо схватил первую подвернувшуюся картину и ринулся с ней в толпу.

- Возьмите! Возьмите картину! За хлеб возьмите! За сыр, за сыр отдам! Возьмите, любую возьмите, только поесть, поесть что-нибудь дайте!

Он метался среди насмехающихся над ним торговцами до тех пор, пока один из них грубо (- Да уйди ты отсюда!) не оттолкнул его прочь в придорожную пыль. Художник упал, опрокинув с десяток своих картин, а толпа сгрудилась вок-руг зло хохоча над тем, как неуклюже он пытается поднять сразу несколько упавших полотен. Этот смех был как последний приговор для Художника, и душа неестественно съежилась, сжалась, безвольно поникнув. Но тут самодовольный, сытый смех толпы как-то странно сменил свой тембр, окрасившись злобой и истеричностью. Художник затравленно обернулся.

Между ним и заходящейся в мерзком раже толпой стоял ужасно уродливый и какой-то весь скрюченный карла. Он был настолько безобразен, что, не будь на его камзоле охранного королевского значка, толпа позабавилась бы с ним совсем иначе. А так, она лишь обрушивала на него град насмешек и оскорблений, вдоволь куражась над убогим. А тот, не обращая на это никакого внимания, запрокинув голову, пристально смотрел прямо в глаза Художника. И так был мудр и внимателен этот взгляд, проникающий в самую душу, что Художник даже отшатнулся и закрылся рукой. И, одновременно радуясь, тому что толпа сменила свою мишень, он тоже засмеялся тыча в карлу пальцем.

А тот, вызвав новый взрыв хохота, грустно улыбнулся и достав из дорожной сумы большой каравай хлеба разломил его пополам. Смех замер, примерз к горлу Художника, и он ошалело смотрел на здоровенный шмат хлеба протянутый ему сморщенной, узловатой рукой.

А когда Художник молниеносным броском схватил эту краюху и судорожно впился в нее зубами, карла развернулся и быстро пошел прочь. Подальше от этой безумной какофонии красок окружавшей Художника, от радостно гогочущей толпы, подальше от этого злого и жестокого мира. Домой, скорее домой!



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:33 | Сообщение # 59
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Родник


Ксюше

или Девочке, которая не любила ...

писать письма ...


Это поистине было чудом, - самый настоящий Родник с прохладной, ломящей зубы, свежайшей водой посреди бескрайней жестокой пустыни. Палящий, немилосердный и нескончаемый солнечный дождь выжег все своими яркими каплями, превратив эту пустыню в край смерти и безмолвия. И лишь в одном месте этот жестокий зной оказался бессилен перед крохотным Родничком, без устали питающим свой скромный оазис живительной влагой. Самые страшные и долгие засухи ничего не могли с ним поделать, и, в конце-концов, пустыня сдалась, уступив Роднику маленький пятачок зелени. И Родничок день за днем исправно наполнял свое небольшое озерцо и с нетерпением ждал прихода настоящего, живого Дождя. Дождь очень редко заглядывал в пустыню, а потому Родничок очень хорошо научился ценить эти визиты, и, стоило упасть на песок всего лишь нескольким его каплям, как Родничок сразу же присовокуплял их к своим многочисленным подземным запасам. Раз в несколько лет Дождь обязательно всерьез наведывался к Роднику и основательно пополнял его кладовые принесенной влагой. Так и текла размеренная жизнь Родника: от Дождя до Дождя - в непрерывной, ставшей уже привычной, а от того практически незаметной борьбе за жизнь, пусть и в таком крохотном оазисе. Несколько самых настоящих деревьев, густой кустарник и удивительно зеленая трава составляли главное богатство и радость Родничка.

Но однажды в его размеренную жизнь вторглись люди, которые шли через Пустыню большим караваном. Они впервые были в Пустыне, а потому, конечно же, совсем не знали ее законов. Запасы воды у них давно кончились, и если бы не Родник, им пришлось бы навеки остаться в этой проклятой Пустыне. Но к счастью, Родник вовремя заметил этих бедолаг и вывел на поверхность прямо на пути каравана один из своих подземных ручьев. И тогда-то он впервые познал людскую благодарность. Родник видел, как плакали от радости женщины, поя измученных детей, как улыбались суровые мужчины, доверху наполняя походные фляги родниковой водой. Ему пришлось хорошо потрудиться, отдав людям немалую часть своих запасов, но он нисколько не жалел об этом.

С тех пор Родник сам стал искать в Пустыне караваны и дарить им свою драгоценную влагу, - а в Пустыне это равносильно тому, что подарить жизнь. Его запасы таяли, но он, не дожидаясь прихода Дождя, сам наполнял их, проникая все глубже и глубже под землю и высасывая оттуда живительную влагу. А потом подоспел и Дождь, досыта напоивший Родничок и подаривший ему новые силы. И Родник без устали помогал всем нуждающимся. Какое это было блаженство - видеть отражающиеся в воде иссушенные зноем глаза, в которых опять появляется живой дерзкий блеск и надежда. Сотни путников припадали к нему, посылали самые жаркие молитвы Богам в благодарность за дарованную воду.

Шли годы... Посреди слепящего зноя Пустыни Родник все так же исправно поил людей свежей водой, только вот люди стали другими. Нет, они все так же ценили живительную прохладную влагу Родника и даже помогали ему, одев каждый из колодцев в крепкую каменную одежду и закрыв от палящего солнца. Правда, это лишило Родник возможности видеть глаза спасенных людей, зато он мог прекрасно слышать, как они восхваляли необычайный вкус его воды. Они говорили, что одного глотка этой волшебной влаги хватит, чтобы забыть о многодневных переходах, оставшихся за спиной, и вновь отправиться в путь. Уже за одно это Родник был готов простить им то, что порой кое-кто из них швырял в него всякую гадость или, еще хуже, смачно сплевывал, перегнувшись через край колодца. Но таких было немного. Остальные же по-настоящему ценили его воду. И даже нашлись те, кто не захотел уходить от него, и стал селиться рядом с его колодцами, основывая маленькие деревушки, свято хранящие каждую каплю воды, дарованную Родником. А потом эти бе-режливые люди придумали собирать дождевую воду в огромные железные баки. Родник вначале даже порадовался такой изобретательности, но после первого же выпавшего Дождя всерьез забеспокоился. Ну еще бы, щедрый трехдневный дождь едва-едва наполовину наполнил его подземные кладовые. Все остальное попало в ру-котворные хранилища. А караваны все шли и шли...

Родник работал как проклятый, стараясь напоить всех страждущих. И ему удавалось! Но новые люди строили новые баки, и каждый следующий Дождь дарил ему все меньше и меньше воды. А однажды наступил день когда ни одна капля пролившегося Дождя, не заглядывавшего в Пустыню уже третий год, так и не попала к Роднику. Но он не сдался и продолжал делать все что мог, но Пустыня непреклонна: нет воды - нет жизни. И один за другим иссыхали колодцы Родника, иссыхали до тех пор, пока он не вернулся к своему маленькому оазису.

А люди с тех пор пили противную, отдающую ржавчиной воду и с недоверием слушали рассказы стариков о волшебном источнике бившем когда-то в самом центре жестокой Пустыни.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:35 | Сообщение # 60
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
"О коварстве героев и верности крыс ..."


Юльке и Казанове.


Еще один день осады подходил к концу, но Принцесса ясно чувствовала, что именно сегодня произойдет нечто ужасное. Последние дни она уже даже перестала покидать свои покои, дабы не наталкиваться на недобрые, тяжелые взгляды придворных и слуг. Но сейчас атмосфера страха и злобы, окружавшая ее все это время, явно сгустилась и наконец-то обрела зримые очертания - двери с гро-хотом распахнулись и в комнату вошел Первый министр. Принцесса побледнела и судорожно закуталась в мантию.

- Ваше Высочество, - Министр был взволнован как никогда, - Старейшины города решили подчиниться ультиматуму Шавка.

- Значит вы изгоняете меня?!

- Принцесса, уже шесть недель город в осаде. Лучшие воины и самые отважные рыцари пытались победить Шавка, но всех уничтожил магический Черный вихрь. Мы бессильны перед этим колдовством! Шесть недель никто не покидал город, и никто не приезжал к нам. Запасы на исходе! Еще пару дней и начнется голод.

Принцесса молча кусала губы.

- Мы не можем жертвовать целым городом! После того, как мы отречемся и изгоним из города, Шавк снимет осаду, Черный вихрь исчезнет и, я обещаю Вам, мы сделаем все возможное, чтобы спасти Вас!

- Этот город был создан моим отцом. - Неожиданно тихо начала Принцесса, а Первый министр сразу же замолчал. - Он победил и изгнал Шавка, установил закон и порядок и все были счастливы. Вы все были счастливы здесь! выкрикнула она в лицо Министра. - И вот сейчас, когда его дочери нужна помощь, город отказывает мне в этом. Он изгоняет меня прочь, подчиняясь ультиматуму какого-то колдуна!

- Все друзья Вашего отца, все Ваши поклонники, все рыцари, откликнувшиеся на наш призыв, погибли, едва выехав за ворота города. - В отчаянии закричал Министр. - Все, все погибли! Вы понимаете это? Все!

- А ты? А они? - И Принцесса кивнула на конвой стражников, ждущих у дверей.

Министр осекся на мгновение, а потом зло прошипел.

- Да Вы готовы всех послать на смерть, только бы самой выжить!

Принцесса недоуменно взглянула на Министра.

- Ты, кажется, забыл кто я! Я - дочь Зигмунда Счастливчика, и, пока его потомки правят, город будет процветать! Так гласит придание.

- Расскажи это Шавку! Стража! Взять ее, пока она не погубила нас всех!

- Трусы! Жалкие трусы! - раздался вдруг тонкий пронзительный крик, и через комнату внезапно метнулась стремительная серая молния. Министр вскрикнул, схватившись за ногу и, потеряв равновесие, упал, оборвав тяжелые и толстые портьеры, накрывшие его с головой. Стражники, оторопев, смотрели на маленького крысенка, по-собачьи скалившего обагренные министерской кровью зубы.

- Предатели! - И, легко оттолкнувшись от пола, крысенок прыгнул вперед, всем телом врезавшись в высокую точеную подставку. Она пошатнулась, и большой десятирожковый подсвечник рухнул вниз. Через мгновение огонь уже жадно вгрызался в ковры, разбегался прочь по гобеленам и шторам, пожирая все на своем пути.

- Пожар! Горим! - стражники в ужасе бросились прочь, даже и не подумав спасти копошащегося под дымящимися портьерами министра.

- Бежим! - растерявшаяся Принцесса почувствовала, как ее тянут за подол мантии. Она глянула вниз и увидела крысенка, влекущего ее к открывшейся в стене потайной двери. Времени на раздумье не было, и Принцесса, внутренне содрогнувшись, шагнула за крысенком. Дверь тотчас же захлопнулась, и они очутились в темноте.

- Не бойтесь, Принцесса! - прозвучало где-то над ухом. Тотчас же послышались удары огнива и уже через секунду мрак отступил перед маленьким свечным огарком который держал в руке крысенок. Сейчас он смешно сидел на задних лапках в небольшой нише вырубленной в стене на уровне лица Принцессы.

- Не бойтесь! - еще раз повторил он и поморщился, когда первые капли раскаленного воска упали на его лапы. К счастью, Принцесса никогда не боялась ни мышей, ни крыс (хотя и не питала к ним особой приязни), а потому только лишь удивленно спросила: "Откуда ты взялся?"

- Помогите мне зажечь факел, Ваше Высочество! - крысенок подал ей огарок, и кивнул в сторону старого смоляного факела, торчащего из стены. Нам надо идти отсюда и как можно скорее.

Принцесса послушно выполнила просьбу и пошла по коридору вслед за крысенком, освещая себе дорогу чадящим факелом.

- А что это за секретные переходы? - удивилась она, осматривая неведомые ей дотоле места.

- Ваш отец был крайне предусмотрителен, и весь замок просто нашпигован такими переходами, как хорошая буженина - чесноком.

- Да ты гурман! - засмеялась Принцесса.

Крысенок остановился и с достоинством произнес - Мы питаемся на королевской кухне! - а затем продолжил, - Но знают о них лишь избранные, да мы.

- Кто "мы"?

- Мы, крысиный народ.

Принцесса от изумления даже остановилась.

- Крысиный народ?

В этот момент они свернули в очередной раз, и Принцесса оказалась в небольшой комнатке. Колеблющиеся пламя высветило десятки крысиных глаз, черными бусинками блещущих в темноте.

- Я привел Принцессу! - Крысенок подбежал к сидевшей на возвышении старой седой крысе.

- Молодец! - и старая крыса вежливо склонила голову. Ее примеру последовали все остальные. - От имени крысиного народа приветствую Вас, Ваше Высочество! Я Старейшина общины, живущей в Вашем городе, и, таким образом, мы в некотором роде также являемся Вашими подданными.

- Я никогда раньше не слышала о вас!

Крыса засмеялась кашляющим смехом.

- Разумеется, иначе бы нам пришлось платить подати и подчиняться законам. Да и потом нас ведь никто особо не жалует. Мы - крысы. А сейчас извините, мне нужно еще о многом распорядиться, мы покидаем город.

- Но почему?

- Вы же знаете предание: "Пока потомки Зигмунда Счастливчика правят Городом, он в безопасности." Сегодня Вас изгнали, значит завтра Шавк уничтожит город.

- Неужели же его нельзя спасти?

- А зачем? - глаза крысы безжалостно блеснули. - Город не достойных и трусливых, кому он нужен кроме Шавка?

- Отец завещал мне защищать и заботиться о них!

Крыса долго смотрела в глаза Принцессе, а потом устало произнесла: "Жаль, что Вы так непреклонны. Мы можем помочь, точнее - обязаны. Я дам Вам лучших воинов, а мой внук, - тут он кивнул на крысенка, - выведет Вас за город. Шансы на успех малы, но это уже не наше дело." И повернувшись к окружавшим его сородичам, он начал отдавать ясные и лаконичные приказы.

Принцесса почувствовала, как ее вновь теребят за мантию.

- Идем быстрее, Шавк уже близко!

Крысенок бросился прочь из зала. Принцесса едва поспевала за ним. - Но как мы выберемся из города, ведь Черный вихрь ...

- Шавк слишком глуп,, вихрь ведь совершенно безопасен под землей.

Принцесса даже остановилась.

- Подземный ход?!

- Конечно же! Бежим!

Крысенок вывел ее из подземелья в сумерках достаточно далеко от города. Черный вихрь, набросившийся на Принцессу, был вял и лишь сорвал клочья паутины прилипшие к ее одежде. Она уселась прямо на траву рядом с мерно журчащей рекой, и крысенок указал на мост видневшийся неподалеку.

- Шавк пройдет именно здесь. Идеальное место для засады. Ты спрячешь меня под мантией, а потом кинешь прямо ему на грудь. Это будет сигналом к атаке. - И, отвечая на немой вопрос Принцессы, крысенок засмеялся, - Вокруг нас здесь сейчас триста самых свирепых воинов.

- А почему же Старейшина сразу же не захотел мне помочь?

- У нас тоже есть свои предания. Одно из них гласит, что наступит день, когда у нашего народа появится своя настоящая Принцесса, лишенная королевства. Вот дед и проверял, не пришло ли это время. Выяснилось, что еще нет.

- Зачем вам человеческая принцесса?

- Мы - крысы. Опасности подстерегают нас повсюду. Мы слишком недолговечны, чтобы править самим, а великие Древние уже давно умерли. Так что теперь мы ждем Принцессу, лишенную королевства, вместе с ней мы вновь будем единым народом.

В этот момент в траве зашуршало и крысенок напрягся.

- Шавк! Бежим к мосту!

Все произошло именно так, как и предполагал крысенок. Принцесса что было сил метнула маленькое серое тельце на грудь колдуну, тот отшатнулся, и со всех сторон на него кинулись воины. Принцесса отвернулась, чтобы не видеть как они покрыли его свирепым шевелящимся ковром. Через несколько мгновений все было кончено.

Принцесса вернулась в город пешком. Недоумение и стыд, растерянность и страх, только вот уже иного рода, встретили ее на улицах. Прохожие отводили глаза, виновато улыбаясь. Но тут кто-то закричал: "Да здравствует Принцесса!" и тотчас же толпу прорвало. Ликованию народа не было границ, славя свою спасительницу на улицы вышли все жители города. Принцессу подхватили на руки и так и понесли во дворец. Женщины плакали, показывая ее детишкам, мужчины смущенно смеялись, хлопая друг друга по плечам. Принцесса вернулась домой. Радостное шествие захлестнуло весь город и, глядя на него из окна тронного зала, она вдруг вспомнила о тех, кто сидит сейчас в норах и подземельях. Она долго смотрела на веселящихся горожан, а потом тихо позвала: "Крысенок!" И тотчас же смутилась, осознав, что ведь она так и не знает имени своего спасителя.

- Крысенок!

Он появился бесшумно и вскарабкавшись по портьере смешно уселся на подоконнике. Принцесса осторожно погладила его серую шкурку и спросила: "А вы сделаете мне корону?"



Всегда рядом.
 
Форум » Чердачок » Жемчужины » Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей" (волшебное)
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2022
Бесплатный хостинг uCoz