Вторник, 04.10.2022, 13:10
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум » Чердачок » Жемчужины » Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей" (волшебное)
Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей"
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:22 | Сообщение # 31
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка третья.

Королева


Ожидание затягивалось и Королева стала нервно прохаживаться по залу, то и дело бросая нетерпеливые взгляды на дверь. Положение складывалось совсем не ахти, соседи в который уж раз грозили войной, нашествие крыс уничтожило почти все запасы зерна и голодные толпы осаждали дворец в ожидании чуда. Чуда, которое по их разумению должна была сотворить она, Королева, их единовластная правительница и защитница. А она ведь всего-навсего женщина, волей судеб оказавшаяся так высоко и с трудом удерживающая на своих хрупких плечах эту тяжкую ношу власти.

Подойдя к окну Королева глянула вниз на бурлящий водоворот подданных и с грустью подумала о тех чудных временах, когда ничего этого не было и в помине.

Это было ужасно давно, может быть двадцать, а может и все тридцать лет назад. Она была тогда совсем еще юной девушкой, любимой и единственной дочерью могущественного Короля. И будущее было столь лучезарно и безоблачно, что она даже никогда и не задумывалась о нем. Действительно, зачем, если все уже предопределено заранее. Все, включая и то, что в положенный срок ей предстоит выйти замуж, жить в достатке и роскоши, окруженной всеобщей любовью, заботой, избавленной от всяческих тревог и волнений. И она действительно свято верила в это, пока не повстречала Шута. Точнее, ей подарили его на семнадцатилетие. Он был чуть старше своей хозяйки, но проворен как обезьянка, и главное, что называется от Бога, наделен талантом смешить и развлекать. И в тот день, когда юная Принцесса впервые увидела Шута, она до самого вечера хохотала над его проделками. Он был так мил и забавен, что Принцесса не пожелала с ним расставаться и с тех пор всегда и везде ее сопровождал Шут. Но больше всего поразило Принцессу то, что ее родители, такие умные и образованные, зачастую до слез хохотали над многими его шутками, которые она зачастую даже не понимала. Правда со временем, повзрослев, она стала замечать в этих остротах и розыгрышах скрытый от посторонних смыл, и поразилась насколько они порой были точны и глубоки. И неожиданно Принцесса открыла для себя то, что общение с Шутом ей во сто крат милее чем визиты всех ухажеров вместе взятых. А осознав это она ужаснулась: "Какая банальная и пошлая история - влюбиться в собственного шута! Это она-то, Принцесса, по которой сходят с ума сотни знатнейших женихов со всего света, та, которая должна свято беречь фамильные традиции и ни на йоту не уронить чести королевской семьи!" Это горькое и страшное открытие потрясло Принцессу и она в растерянности не знала, что же ей теперь делать. Открыться Шуту она не могла, у любых стен есть уши, да и потом воспитание не позволяло сказать, пусть даже лучшему из шутов:" Я люблю тебя!" Тогда она решила избавиться от этого чувства, отослав Шута в Охотничий домик и запретив себе даже думать о нем. Но только лишь две недели разлуки смогла вынести Принцесса. Всего четырнадцать дней полных слез и бесцельных метаний по дворцу, срывания злости на слугах и нескончаемого тоскливого ожидания хотя бы случайной встречи, которая, конечно же, ну никак не могла произойти. А потом, не выдержав этой пытки, она приказала вернуть Шута во дворец. И когда он вошел, весело позванивая бубенчиками и сопровождаемый взрывами смеха, его новые шутки не смогли обмануть Принцессу. Все дело в том, что всего на какое-то краткое мгновение, но ей удалось заглянуть ему в глаза и увидеть там такую же невысказанную тоску и безграничную радость встречи, которую она испытывала сама. Принцесса обмерла от неожиданно нахлынувшего счастья и тревоги, и спрятала свой сияющий взгляд, что бы никто не смог прочесть в нем то, что теперь стало ее главной тайной.

Но она была принцесса знатного рода, а он - потомственный королевский шут и еще его прадед веселил прадеда Принцессы. А потому оба они хорошо знали что дозволено простому шуту, а чего он не должен делать ни при каких обстоятельствах. И потому единственное, что позволил себе Шут когда они остались наедине, был взгляд наполненный любовью и нежностью. Их глаза встретились и все рассказали друг другу. Так зародилась их любовь. Как ни странно, но они были счастливы просто будучи рядом, хотя ни одним поступком, ни единым жестом или взглядом они не могли рассказать друг другу о своих чувствах. Они довольствовались тем, что просто были вместе, они научились любить издалека, без слов, цветов и пылких объяснений.

Но даже и такое куцое счастье было недолговечно. Принцесса повзрослела и пришла пора выбирать из осаждающих ее женихов одного единственного. И как не обманывали сами себя Принцесса и Шут, втайне друг от друга придумывая десятки способов избежать этого, день помолвки настал. Конечно же, она выбрала достойнейшего из всех, но разве же он мог сравниться с ее Шутом!

Выбор дочери так понравился родителям, что они не стали долго тянуть со свадьбой и сыграли ее вскоре после помолвки. А после шумного пира, уже став Королевой, она отправилась вместе с мужем в его земли оставив Шута дома. Королева старалась быть примерной женой и всячески ублажать своего избранника. Надо сказать, что он был очень доволен, только лишь с недоумением и беспокойством следил за тем, как день ото дня чахнет его любимая. Ничто не могло развеять ее грусти, все старания мужа были напрасны. Молва об этом докатилась до ее родового замка. И то ли родители ее давно уже все поняли, то ли так вышло случайно, но только на годовщину свадьбы они прислали ей Шута. И второй раз за время их тайного "романа" они обменялись взглядами дарящими нежность и безграничное счастье встречи.

Но так уж вышло, что приезд Шута начисто разрушил тот тихий и спокойный мир в котором жила Королева. Буквально на следующий же день лавина Больших войн, налетевшая на их коро-левство, лишила ее мужа - и вся тяготы правления разоренной страной легли на нее. Но как не странно она с честь вышла из этого трудного положения. То были тяжелые времена, особенно для нее, еще вчера избалованной девчонки, а сегодня уже единственной правительницы огромной страны. Но Королева показала себя достойной дочерью своего мудрого отца. Но только-только все вошло в свою колею, едва она смогла перевести дух, как новые напасти обрушились на ее голову. Как-то надо унять толпу беснующуюся перед входом во дворец и успокоить воинственных соседей. А у нее уже, сказать по чести, совсем не осталось никаких сил для этого. Слуги еще совсем разленились и она вынуждена уже целых десять минут ждать пока они удосужатся выполнить ее распоряжение! И не в силах сдержаться, благо никто не видит, Королева заплакала от собственного бессилия.

В этот момент позади нее скрипнула дверь и Королева услышала мелодичный перезвон. Желая скрыть слезы и сохранить достоинство королевы она подавила в себе жгуче желание повернуться и, забыв обо всем, броситься к вошедшему Шуту, которого наконец-то соблаговолили позвать эти лентяи. Она стояла не оборачиваясь, каждой клеточкой своего тела впитывая в себя волшебное тепло его любящего взгляда, чувствуя как он возвращает ей силы и былую уверенность в себе. Украдкой смахнув слезинки Королева обернулась, ответив Щуту долгим и внимательным взглядом. Господи, сколько же раз за последние годы эти глаза удерживали ее от падений и поражений, подсказывали выход из самых безнадежных ситуаций. Они служили ее надежным пристанищем, последней соломинкой за которую она хваталась и которая еще ни разу не подводила. Вот и сейчас, глядя в эти добрые и любящие глаза она нашла в них тот единственный правильный ответ этой неразрешимой задачи, которую задала ей судьба. Мысленно поблагодарив Шута и расцеловав, конечно же тоже мысленно, каждую морщинку на этом бесконечно дорогом лице, она настежь распахнула двери и вышла на балкон к своему народу.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:23 | Сообщение # 32
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка четвертая.

Создатель Музыки


Моему соавтору с любовью и нежностью.


Создатель Музыки, а именно так мы будем называть его, сидел в своей комнате за роялем и наигрывал что-то тихое и печальное. Честно говоря, комната - это слишком сильно сказано, так, пыльная и темная каморка на чердаке, где кроме кипы старых газет, заменявших постель, и рояля ничего не было. Но уж зато рояль... Это действительно было нечто замечательное! Огромный старинный инструмент, сработанный древними мастерами, отделанный красным деревом и увенчанный двумя замысловатыми бронзовыми канделябрами. Правда, на два канделябра была лишь одна свеча, но и ее трепещущего света хватало для того, чтобы записывать рождающуюся в этой убогой комнатенке музыку на полях старых газет. Создатель Музыки был очень беден, хотя вряд ли он сам догадывался об этом, ведь кроме Ее Величества Музыки для него не существовало ничего. И прикрыв глаза, он бережно ласкал черно-белые клавиши и рояль благодарно отзывался нежной и таинственной мелодией. Создатель Музыки был счастлив и печален.

- Какая прекрасная музыка! - раздался рядом чей-то нежный голос.

- Правда? Вам нравится? - улыбаясь спросил Создатель Музыки не открывая глаз, но вдруг встрепенулся и удивленно огляделся по сторонам, - Кто здесь?

- Я! - прозвенел тот же голосок.

- Что зна... - начал было Создатель Музыки, но осекся на полуслове, застыв с открытым ртом. Прямо перед ним, на свободном канделябре, сидела невероятно прекрасная девушка, такая маленькая, что она легко бы могла уместиться на раскрытой ладони. Ее точенную фигурку окутывал легкий плащ густых волос, а на миниатюрном личике как два волшебных изумруда ярко светились удивительно добрые и лукавые глаза. Девушка улыбалась ласково и немного загадочно.

- Кажется начались галлюцинации! - пришел наконец-то в себя Создатель Музыки.

- Вот еще глупости! - обиделась девушка, - И ни какая я вам не галлюцинация.

- Нет? А кто же вы? - изумленно спросил музыкант.

- Я фея, младшая из дочерей Вдохновения. Пролетала мимо и вдруг, слышу - Музыка. А Музыку, тем более такую красивую, я люблю больше всего на свете!

- Правда?! - обрадовался Создатель Музыки, как-то сразу и безоговорочно поверив незнакомке, - Я тоже считаю, что настоящая Музыка - это самое прекрасное, что есть на свете!

- Ну тогда играйте же, у вас это так хорошо получается.

И Создатель Музыки заиграл. Он играл для неожиданной гостьи все свои самые лучшие произведения и чудесные мелодии лились из-под его пальцев, преображая эту грязную каморку в прелестный дворец, окутывая все кругом какой-то полупрозрачной розовой дымкой. Эта легкая и воздушная музыка смеялась и плакала, грустила и радовалась заставляя забыть обо всем сущем и слушать, слушать, слушать, боясь пропустить хотя бы одну ноту, хотя бы один звук.

И завороженная этим фантастическим калейдоскопом мелодий, Фея не могла отвести глаз от Создателя Музыки.

Так они и подружились. С тех пор Фея прилетала, (а как известно, феи пешком не ходят) к Создателю Музыки каждый день с самого раннего утра и была с ним до позднего вечера. Им было очень хорошо вдвоем, они понимали друг друга с полуслова, полувзгляда и просто молча, даже не глядя друг на друга. Они могли часами ни о чем не разговаривать, а лишь сидеть рядом и чувствовать это божественное состояние переполняющего тебя счастья. За время их дружбы Создатель Музыки оборвал в городе все клумбы с цветами и сочинил для Феи сотни прекрасных мелодий. А Фея слушала их, вдыхая цветочные ароматы, и загадочно улыбалась.

Это продолжалось довольно долго, но, к сожалению, всему на свете приходит конец. И вот однажды Создатель Музыки проснулся и с удивлением увидел, что Фея уже сидит на канделябре, терпеливо ожидая его пробуждения. Такого раньше никогда не бывало и он обрадованно бросился к роялю, чтобы показать ей ту волшебную музыку, которую написал сегодня ночью. И в радости своей он не заметил, как бледна сегодня его Фея. Но едва лишь пальцы коснулись клавиш, как вместо привычного сочного глубокого звучания его рояля раздалось нечто, более напоминающее пронзительный кошачий концерт.

- И ты называешь это - Музыкой? - неожиданно зло засмеялась Фея, Нечего сказать, Творец! Да тебе только на базаре играть!

Создатель Музыки опешил от этих слов и ничего не понимая ошарашено глядел на Фею, которая не щадя его, била изо всех сил. Ведь когда любишь, всегда знаешь самые слабые места любимого. И Фея била по ним безо всякой жалости.

Создатель Музыки в ужасе отпрянул от нее, а потом, не выдержав, резко вскочил на ноги, зайдясь в каком-то диком крике боли и, потеряв сознание, повалился навзничь.

А, очнувшись поздно вечером, он увидел, что Фея исчезла. Дрожащими руками он коснулся клавиш, но звуки, освобожденные этим прикосновением, ужаснули его. И тогда, аккуратно сняв с рояля канделябр, на котором так любила сидеть его Фея, и крепко держа его в руках, он закутался в старый плащ и ушел из дома в кромешную темноту, поглотившую город.

Откуда же ему было знать, что Фея все так же любит его и обидела только для того чтобы спасти. Просто Черная зависть и Беспросветная тупость вкупе с Человеческой подлостью, ведущие извечную войну с Вдохновением и Творчеством, ворвались в замок, где жила Фея с сестрами. Они уничтожали все и всех на своем пути, особенно стараясь добраться до тех, к кому прилетали феи. Фея знала, что ей самой не спастись, но ведь оставался Создатель Музыки, который не должен был из-за нее погибнуть. И хотя она была младшей из дочерей Вдохновения, она первая поняла, что надо делать для спасения тех, кто им дорог. Она прилетела к Создателю Музыки и пока он спал, расстроила рояль, а потом обидела, обидела так, чтобы он, как ей тогда казалось, навсегда забыл и о ее существовании, и о Музыке вообще. И хотя при одной только мысли об этом из ее прекрасных глаз текли слезы, Фея пересилила себя и довела задуманное до конца.

Остальное можно рассказать в двух словах. Фея не могла долго оставаться в нашем мире и вернувшись домой, в замок где хозяйничали Зависть и Подлость она погибла. Погибла, чтобы возродиться в других дочерях Вдохновения, но ее мучители так и не смогли найти дорогу к тому, кому Фея дарила мгновения радости и счастья. А через несколько месяцев в местных газетах промелькнула заметка о том, что в местной психиатрической лечебнице скончался некий молодой человек, так и не пожелавший ни разу за время своей долгой болезни выпустить из рук старый бронзовый канделябр.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:24 | Сообщение # 33
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка пятая.

Воин


Конечно же, никто не мог предсказать, что все сложится именно так. И то, что уже у Каменного моста он нарвется на патруль черных рыцарей и то, что в Священном источнике не найдет ни капли воды. И еще много других мелочей, каждая из которых сама по себе была смехотворно мала, как крошечная песчинка. Но, сложенные вместе, они обрушились на Воина предательской лавиной, которая сковывала движение, в которой увязали ноги, и стоило лишь один раз оступиться, как она наваливалась сверху неимоверной тяжестью, заслоняя собой весь мир.

И вот вместо блистательной победы, поверженного Врага и освобожденной Царевны - темная сырая камера с маленьким зарешеченным окном и холодными каплями воды, падающей с потолка. Все рухнуло, и лишь недолгая ночь, наполненная тоской и одиночеством, отделяет его от эшафота. Но страшен ни этот, грубо сколоченный эшафот, а то, что его Царевна, его милая, родная девочка, теперь уже вряд ли дождется своего спасителя.

Воин закрыл глаза и тотчас же перед ним возникла Она. Воин увидел Царевну такой, какой запомнил с их первой, случайной встречи. Легкий румянец, быстрый взгляд, простенькое беленькое платьице облегающее стройную девичью фигурку и, главное, улыбка. Задорная и лукавая, обаятельная и манящая, улыбка, с которой все и началось. Именно она-то и свела с ума Воина, и заставила, позабыв обо всем, совершать бесшабашные чудачества, веселящие и восхищающие весь царский двор, и конечно же, его Царевну. Воин стоял прижавшись лбом к холодной кирпичной стене, и перед его мысленным взором уносила прочь свои бурные воды река его жизни. Он помнил все, каждое слово любимой, даже оброненное как-то так, невзначай, каждую улыбку и жест, все их тайные и явные встречи, все обиды и радости, все ее обещания и пожелания, все, что в этом мире называется таким простым и загадочным словом - любовь.

За стеной протрубили смену караулов и Воин инстинктивно вздрогнул, открыв глаза, но, вспомнив где он, грустно усмехнулся и возвратился к своим мыслям.

Да, он действительно помнил все и именно эта память дала ему силы рассмеяться в лицо Врагу, когда тот предложил ему в обмен на жизнь отречься от Царевны. При воспоминании об этом пальцы сами собой сжимались в кулаки. Но безудержная ярость, захлестнувшая Воина, вдруг куда-то исчезла без следа, потому что перед ним вновь возникла Царевна. Воин почувствовал, как ее руки обвивают его шею, услышал жаркий шепот и ощутил нежное прикосновение губ. Он спрятал лицо в ее волосах и опьянел от их сладкого, драгоценного аромата. Ее руки ласкали его кудри, отгоняя все тревоги, и Воин все глубже и глубже погружался в безграничное блаженство окутывающее их обоих. Уже не существовало ничего кроме их двоих, никакие стены и темницы не могли не разъединить, не разрушить эту близость. А приближающаяся смерть лишь подхлестывала, заставляя ценить отпущенные им мгновения. Воин даже не заметил, как исчез, растворившись в их любви, весь мир. Вместе с ним ушли в небытие холод каменных стен Вражьего замка. А сам он очутился посреди бескрайнего цветущего луга щедро залитого солнечным светом. Удивленно оглянувшись он едва не закричал от радости, увидев свою Царевну, бегущую к нему навстречу широко раскинув руки. Воин кинулся к ней, подхватив на бегу, Царевна прижалась к нему всем телом, а он все сильней и сильней обнимал ее. И прильнув друг к другу они слились в одно целое, став тем, что не может разъединить жизнь и против чего бессильна даже сама смерть.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:26 | Сообщение # 34
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка шестая.

Скульптор


Томительные дни и ночи работы в мастерской слились в один нескончаемый серый день. Он не помнил точно, когда в последний раз ел или спал. Он трудился не покладая рук, но все было напрасно. Работа не шла. Весь двор уже был завален обломками его неудачных творений, а он вновь и вновь брал в руки кувалду и крушил новых каменных уродов рожденных его воображением. Не за горами уже маячил скорый срыв, за которым - опять пьяное одиночество и поиск заветной поллитровки. Скульптор же совсем не хотел этого и потому работал изо всех сил, тем более, что заказов у него сейчас было немало и сроки их сдачи уже поджимали. Но вновь и вновь обрушивалась тяжелая кувалда на гипсовые фигуры, вся вина которых и состояла-то в том, что их автор не гениален. И хотя непосвященный взгляд не замечал изъяна в этих творениях, сам Скульптор знал, что в них нет главного, того, что в просторечии называется вдохновением. А самое обидное было то, что ему удавалось разглядеть самому и открыть для других таинственный божественный огонек сок-рытый в камне. И вспоминая свои прошлые успехи он с мрачным отчаянием принимался переделывать все созданное им за последнее время.

Работая, он никуда не выходил из дома. Друзья тоже не заглядывали к нему по опыту зная, что в такие моменты его лучше не тревожить. И, привыкший к своему одиночеству, Скульптор был весьма удивлен, услышав как-то раз настойчивый звонок в дверь. Вытирая руки мокрой тряпкой он подошел к двери, с раздражением открыл ее и обмер, пораженный увиденным. Сама богиня любви Венера стояла на его пороге, зябко кутаясь в поношенное пальтишко. Она была так прекрасна, что Скульптор забыл обо все на свете и только жадно глядел на нее во все глаза. И лишь когда она в третий раз повторила: "Вам телеграмма, распишитесь!", - он очнулся и, засуетившись, принялся искать ручку. Потом, внезапно осознав, что как только ручка найдется, то через мгновение это божественное создание исчезнет, извинился и предложил прекрасной незнакомке войти в дом и подождать немного, пока он найдет чем расписаться в бланке.

В доме был страшный бедлам. Скульптор жил один и когда работал, то забывал обо всем. На столах, вперемешку с горами грязной посуды то тут, то там валялись различные зарисовки, наброски, модели и при виде этого хаоса, гостья звонко расхохоталась: "Все ясно, мужчина без женщины!" Скульптор смущенно улыбнулся, согласно кивнув. Потом, заметив плоды его творческих раздумий, незнакомка с удивлением вскинула брови: " А Вы художник..." - и по тону ее нельзя было догадаться спрашивает она или утверждает. А потом, лукаво улыбнувшись она повернулась к Скульптору и спросила: "Хотите, помогу убраться, Вы у меня сегодня последний адресат, так что я свободна." И, предвосхищая его протесты, она добавила: "А потом Вы покажите мне вашу мастерскую, ладно?" И он только радостно улыбнулся в ответ.

Позже, сидя за столом и глядя на то, как ловко она управляется на кухне, любуясь грациозностью ее движений, он внезапно почувствовал, как в душе возрождается нечто, так долго от него ускользавшее. Он хорошо знал это чувство, теперь уже почти забытое, это состояние подъема, легкости и уверенности в том, что все ему по плечу и нечеловеческой твердости руки, держащей зубило. И, покинув эту удивительную женщину, он бегом бросился в мастерскую.

Мир исчез, растворился, распался, оставив после себя лишь глыбу мрамора, зубило и молоток. Скульптор работал, не замечая ничего кругом, не делая ни одного лишнего движения, потому что теперь он твердо знал, что же он хочет сделать. И лишь когда один из осколков вылетел из-под зубила и, просвистев мимо, превратился в чье-то испуганное "Ой!", Скульптор отвлекся и удивленно обернулся. Она стояла в дверях и держалась рукой за щеку.

- Простите, Бога ради, - встревожился Скульптор, кидаясь к ней.

- Нет, ничего, я вот тут Вам чаю принесла, да только он уже остыл. Я боялась Вас отвлечь, Вы были такой ... , - тут она осеклась на полуслове, увидев то, что он успел высечь. Глаза ее испуганно раскрылись. Она вся подалась вперед и только хотела что-то сказать, как Скульптор внезапно закричал: "Стоп! Не двигайтесь, ради всего святого, не двигайтесь! Ну, хотя бы одну минутку!" И, рванувшись назад, принялся лихорадочно работать. А Почтальонка стояла на носочках, широко раскинув руки и с удивительной легкостью сохраняя равновесие, следила за Скульптором.

Поразительно, но будучи вместе всего несколько часов, они как-то сразу поверили друг в друга и научились понимать все без слов.

Она не ушла от Скульптора в тот день, а через неделю и вообще перевезла к нему свои вещи. А он, пожалуй, даже и не заметил этого, потому что никуда не выходил из мастерской, погрузившись в работу, словно стараясь наверстать упущенное. Вскоре статую была готова.

Он выставил ее в самой престижной галерее и публика была просто покорена этой юной богиней, высеченной из чудесного розового камня. Скульптора называли наследником древних мастеров, специалисты захлебывались от восторга, описывая все достоинства этой работы, а признанные мэтры уважительно снимали шляпы. И все, буквально все, включая тысячи молодых людей влюбившихся в эту скульптуру просили представить им натурщицу, послужившую моделью для этого шедевра.

И вот в зал, залитый ослепительно ярким светом, под пристальными взглядами коллег и репортеров Скульптор ввел ту, чей образ он увековечил. И публика с недоумением, удивленно смотрела на хрупкую, ничем не примечательную женщину с удивительно добрыми зелеными глазами и Скульптора, гордо идущего рядом со своей Венерой. Он шел уверенно глядя вперед, туда, где в зыбких контурах будущего уже ясно вырисовывалось множество новых творений в которых он воспоет всю прелесть своей возлюбленной.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:26 | Сообщение # 35
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка седьмая.

Трубочист


А вы никогда не задумывались над тем, что порою скромность настолько близка к мазохизму, что и границу-то четкую не всегда проведешь?

Он был всеобщим любимцем. Нет, правда, не было в Тенистом городе более популярной личности, чем Трубочист. Ну сами посудите, когда в каждом доме печи да камины, как же обойтись без Трубочиста. Вообщем-то, конечно, можно и без него, но тогда извольте забыть о весело потрескивающих поленьях и ласковом тепле, растекающемся по комнате. Да к тому же Трубочист тот был весел и приветлив и от его визитов всегда оставалось какое-то необычное светлое ощущение радости и спокойствия. Но самое главное заключалось в том, что встреча с ним приносила удачу и счастье. А если еще при встрече с Трубочистом прикоснуться к одной из блестящих пуговиц на его куртке, сказав при этом имя своего избранника, то все сердечные заботы и горести исчезали сами собой, и немало семей в городе были обязаны ему своим счастьем.

Именно за это и любил Трубочист свою работу. И каждый вечер, спустившись с крыш, он не очень-то торопился домой, выбирая самые немыслимые окольные маршруты, только бы повстречать на своем пути как можно больше горожан. Идя по улицам и с улыбкой раскланиваясь с прохожими, он внимательно смотрел по сторонам, чтобы невзначай не пропустить тех, кто ожидал его помощи. Порой это были совсем еще юные, краснеющие от смущения девчонки, порой - юноши с тайной надеждой во взоре, а порой и суровые воины или знатные дамы. Трубочист не отказывал никому, и лишь когда город засыпал, сбросив с себя дневную суету и заботы, он возвращался к себе, усталый, но довольный тем, что смог еще кому-то помочь. А может быть он до темноты бродил по улицам по-тому, что дома его никто не ждал? Не знаю, врать не буду, но только это действительно было так.

Прийдя домой, Трубочист аккуратно вешал свою куртку на стул и, первым делом, смывал с себя всю грязь, налипшую за день. Потом, посвежевший и отдохнувший, он доставал коробочку с мелом и суконной тряпочкой и принимался начищать пуговицы на куртке. Без этого было нельзя, ведь тусклые пуговицы ну никак не смогут впитать в себя живительный солнечный свет, заливающий крыши. А не насытившись им они не приобретут своей волшебной силы и не смогут помочь тем влюбленным, которые видят в них свою последнюю надежду.

Как следует начистив все пуговицы и придирчиво оценив результаты своих трудов, Трубочист отправлялся спать. Но каждую ночь он просыпался в холодном поту от одного и того же кошмара. Милое девичье лицо, огромные глаза, полные слез и надежды, и дрожащие пальцы протянутые к его мундиру. Робкое прикосновение к сверкающим пуговицам и ... Ничего! Все осталось по-прежнему, он бессилен помочь, волшебная сила пуговиц иссякла. И, вскочив посреди ночи, Трубочист судорожно пил холодную воду и долго еще не мог прийти в себя. Ведь только он знал, что рано или поздно это должно было произойти на самом деле. Ему доподлинно было известно, что наступит момент, когда он не сможет больше начистить пуговицы, как бы он не старался. А потеряв свой блеск, они утратят волшебную силу, и наступит тот страшный миг неотступно преследующий его по ночам, миг бессилия и разочарования. Конечно же можно было спрятать куртку в сундук и доставать лишь в особых случаях, но тогда кто же поможет всем этим влюбленным, с надеждой ищущих встречи с ним. И потому Трубочист каждый день облачался в свою привычную форму и бродил по улицам до тех пор, пока последний прохожий не отправлялся спать.

Он даже не позволил себе самому коснуться пуговиц и назвать имя, когда защемило в груди и опустошающая душу тоска стальными руками сдавила сердце. С тех пор каждый его день начинался и заканчивался мыслями о Ней, и Трубочист совсем извелся. Конечно, никто бы не осудил Трубочиста, если бы он дотронулся до пуговиц для себя, но мысль о том-которому-не-хватит не позволили ему воспользоваться этим волшебным даром. И крепко сжав зубы и поглубже загнав свою боль, он, как и прежде, каждый день выходил на улицы, даря горожанам счастье и радость. Тем более, что бродячий театр, на подмостках которого играла его любимая покинул город оставив ему лишь воспоминания и мечты.

Однажды вечером, когда Трубочист остался один на один с собой, его боль и печаль, переполняющие душу, вырвались наружу. Такого не случалось уже давно, и, загоняя их обратно, до крови закусив губу, он не сразу заметил, что столь усердно начищаемые им пуговицы никак не приобретали своего привычного блеска. Внутри все похолодело и даже тоска отпрянула, съежившись и заиндевев от испуга. Трубочист схватил новую горсть зубного порошка и с остервенением принялся за дело. Но порошок был бесполезен. Волшебство пуговиц иссякло. И тогда Трубочист достал нож и одну за другой аккуратно отпорол с куртки все пуговицы, и пришил вместо прежних, волшебных, обыкновенные, металлические. Правда, внешне-то они ни чем не отличались от старых, и сразу никто ничего заметить не должен, а вот потом... Но об этом лучше было не думать.

В ту ночь Трубочист не сомкнул глаз, а утром, идя по просыпающимся улицам он, впервые в своей жизни, прятал глаза, стараясь ни с кем не встретиться взглядом и оттянуть как можно дольше тот страшный миг беспомощности и обмана, который непременно должен был наступить. И, поглощенный этими мыслями, он едва не налетел на маленькую хрупкую девушку, стоящую на тротуаре. Трубочист невольно поднял взгляд и увидел такие знакомые огромные глаза, полные слез и надежды, растерянную смущенную улыбку и дрожащие пальцы, тянущиеся к его куртке. Он словно впал в какой-то транс, не в силах пошевелиться, с ужасом наблюдая за тем, как она прикасается к пуговицам, и пытаясь понять, как же он умудрился пропустить афиши о повторных гастролях, почему она здесь и, главное, как, как он теперь сможет помочь ей?

А когда она, вцепившись в его пуговицы, прерывающимся от волнения голосом чуть слышно произнесла: "Трубочист!", он неожиданно ощутил неведомую дотоле легкость и силу, и изумился тому как ярко вспыхнули и засветились привычным волшебным светом простые металлические пуговицы на его куртке.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:27 | Сообщение # 36
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка восьмая.

Маркитантка


Привычно грохоча и подпрыгивая на ухабах разбитой проселочной дороги катился, поднимая облако пыли, вместительный маркитантский фургон. Летний ласковый ветер легло подхватывал пыль и уносил прочь, чтобы не мешала ему беззаботно играть густыми черными кудрями молодой девушки правящей повозкой. Девушка, время от времени, с улыбкой поправляла растрепавшиеся волосы и, взмахнув вожжами, погоняла лошадей. Хотя, вообщем-то, особенной нужды в этом не было, лошади и сами знали дорогу, да и до полкового бивуака было уже рукой подать. Просто нужно же ей было хоть как-то отвлечься от этих мыслей неотступно преследующих ее уже который день. Но это не помогало, они навязчиво лезли со всех сторон и, не в силах больше противостоять их натиску, Маркитантка откинулась на мешки, и, закрыв глаза, всецело отдала себя во власть дороги и этих невеселых мыслей.

А подумать ей действительно было о чем. Ведь приехав в лагерь и развернув свою торговлю, среди толпы бравых гвардейцев вечно осаждающих ее повозку, она обязательно увидит Его. Замрет и оборвется куда-то вниз сердце, оставляя после себя в груди пугающую холодную пустоту, и, почему-то, начисто исчезнет ее знаменитая находчивость и остроумие уже вошедшие у солдат в поговорку. Прийдется унимать предательскую дрожь пальцев, чтобы невзначай не рассыпать табак и сахар, покупаемый этими лихими рубаками, и звонко смеяться их шуткам и неуклюжим комплиментам. Господи, сколько же нужно будет делать всяких глупостей, тогда как душа будет криком кричать прося одного. Только бы подойти к нему, обнять и, прижавшись изо всех сил, стоять так вечно, ощущая какое-то чудесное чувство спокойствия и светлой радости наполняющей до краев душу. Просто стоять и слушать как бьется его сердце. Но это все в мечтах, а наяву... Наяву она даже не представляла себе как сможет подойти к нему и что-то сказать, объяснить. И вовсе не потому, что не могла побороть свою девичью скромность, отнюдь. Просто в лагере, куда бы она не направилась, ей не давали прохода многочисленные поклонники, благодаря наличию которых и шла успешно ее торговля. Никакие уловки и хитрости Маркитантки не могли избавить ее от этой напасти, которую, впрочем, она сама же и породила. Маркитантка молила судьбу послать ей хотя бы единственную возможность увидеться с Ним наедине. Она твердо знала, что не упустила бы этот шанс, ведь жизнь научила ее бороться за свое счастье. После их встречи все стало бы значительно проще. По крайней мере исчезла бы терзающая душу неопределенность - любит он ее или нет. Конечно, мало в полку найдется солдат которые не вздыхали бы о ней, но Он-то не такой как все. Это Маркитантка знала наверняка. По другому и быть не могло, иначе как объяснить то, что она влюбилась? "А вдруг у него на примете другая? " - внезапно обожгла ее страшная мысль и, напуганная такой возможностью, Маркитантка съежилась и оцепенела. Она не видела и не слышала ничего, лихорадочно выискивая все мыслимые и немыслимые способы обойти и это препятствие на пути к своему возлюбленному. Она была так поглощена этим поиском, что даже не сразу заметила, что фургон давно уже стоит посреди солдатских палаток. Позванивая шпорами и лихо подкручивая усы, к нему со всех сторон бежали радостные гренадеры.

Только лишь Маркитантка пришла в себя и изобразила на лице радостную улыбку, как совсем рядом зазвучал сигнальный рожок, пропевший тревогу, и все ее ухажеры, тотчас же позабыв о ней, кинулись седлать коней. Забили барабаны, вдалеке ударила пушка и Маркитантка с ужасом поняла, что большое сражение, о котором так много говорили в полку, началось. И в суете охватившей лагерь она лишь один раз, мельком, увидала своего милого скачущего куда-то на лошади. Маркитантка вскочила на ноги и взмахнула рукой, но пороховой дым скрыл от нее эту маленькую и такую дорогую фигурку.

Это была не первая битва на ее памяти и вскоре, по доносившейся канонаде, по количеству раненных и по их рассказам Маркитантка к своему ужасу поняла, что неприятель более силен чем они предполагали. Страх за жизнь друзей, а главное за Его жизнь, сковал все остальные мысли и дал силы работать не покладая рук, перевязывая тех несчастных, которых приводили с поля боя. Она помогала раненным и с тревогой всматривалась в их лица с ужасом и надеждой ожидая, что вот сейчас, в следующее мгновение принесут Его. Так продолжалось до самого вечера, пока ночь не успокоила сражающихся. Маркитантка спряталась у себя в фургоне, чтобы никто не видел ее слез последний из раненных вскользь упомянул о том, кто поднял упавшее знамя и теперь она точно знала что Он жив, ведь это было дело Его рук. Он заменил убитого знаменосца и повел друзей в последнюю яростную контратаку. И, если верить рассказу, только темнота спасла неприятеля. Но она уже не слышала этого, лишь одна мысль заполняла ее всю: "Он жив, жив!" Никогда прежде она не была так счастлива, как в то мгновение.

Но несмотря на многочисленные жертвы итоги сражения оказались плачевны, неприятель почти полностью окружил их и командующий отдал приказ вывести из кольца всех штатских и раненных. Следующий день не обещал ничего хорошего и поэтому приходилось поторапливаться. Лучшие разведчики отправились на поиски безопасной дороги, но лишь одному из них удалось ее найти. Нельзя передать радости и гордости Маркитантки, когда она узнала, что этим смельчаком оказался ее возлюбленный. Но главное состояло в том, что раз Он нашел эту дорогу, значит и обоз поведет тоже Он. Маркитантка увидит Его, будет рядом с ним и, быть может, на этот раз никто не помешает им поговорить и объясниться. Глупо конечно лезть в такое время со своей любовью, но когда Его могут убить в любую секунду она не может позволить себе ждать.

Все получилось совсем не так, как она видела в своих мечтах. Маркитантка была уверена, что будучи проводником Он поедет впереди обоза и потому попыталась попасть в начало колонны. Но, как назло, ее фургон поставили замыкающим, пропустив вперед повозки с раненными. Когда обоз прошел самый опасный участок, и она, едва не плача от досады, уже решила бросить свой фургон и бежать вперед, к Нему, рядом раздался стук копыт и Он осадил лошадь рядом с фургоном. Их глаза встретились, и Маркитантка сразу же забыла все слова которые приготовила для этой встречи. Да вообщем-то слова уже были и не нужны. Какие слова могут сравниться со взглядом, открытым и честным взглядом в глубине которого живет любящее, страдающее в разлуке сердце? И, замерев на секунду, Маркитантка порывисто вскочила и, бросившись ему на шею, не замечая слез струящихся по щекам, целовала и целовала его лицо черное от копоти и соленое от пота.

Позже, в фургоне, когда они уже могли говорить Маркитантка спросила о том, как ему удалось найти эту дорогу сквозь бесчисленные посты и засады. Она лежала, прижимаясь к его плечу, с удивлением прислушиваясь к дотоле неведомому ощущению блаженства и будущей тревоги, ожидая рассказа о подвигах своего любимого. А он помедлил с ответом, а потом, наклонившись нежно поцеловал ее в лоб и сказал просто: "Тебе нельзя было здесь оставаться, вот и все."

Когда солнце подарило миру новый день обоз был уже в полной безопасности, а оттуда, где остался их лагерь, донеслись звуки яростной канонады. Услышав гром орудий Он вскочил в седло, намереваясь вернуться на позиции, крепко поцеловал ее, шепнув: "Береги себя, родная моя!", и уже вонзил шпоры в бока лошади, когда Маркитантка повисла у него на поводьях.

- Стой, я с тобой! Я не отпущу тебя одного!

- Дуреха, - Он мягко, но властно освободил поводья, - там будут очень много стрелять, а для тебя это сейчас очень вредно. Ты теперь должна себя беречь.

- Но вас же там всех убьют! - в отчаянии закричала Маркитантка понимая, что кончается краткий миг ее счастья. - Ты же один ничего не сможешь изменить!

Он мягко улыбнулся и наклонившись еще раз поцеловал ее заплаканные глаза: - Ты же не хочешь чтобы я стал предателем, правда?

Маркитантка в ужасе замотала головой.

- И обещай мне, что сбережешь наше счастье и радость.

И глотая слезы Маркитантка кивнула, закусив до крови губы чтобы не зайтись в истошном беспомощном крике, видя, как в утреннем тумане тает, исчезая навсегда, его родной силуэт. И когда в этой пелене уже совсем ничего нельзя было разобрать, она уселась на козлы и тронула фургон, унося под сердцем трепет новой жизни и свою вечную боль и печаль.

P.S. Потаскуха-жизнь редко когда останавливается на полдороги. Маркитантка, поглощенная своим горем, не слышала свиста шального ядра неизвестно откуда залетевшего в эти края. И через мгновение лишь бешено несущиеся перепуганные лошади с оборванными постромками, да горящее колесо катящаяся вслед за ними напоминали о вместительном маркитантском фургоне только что ехавшем по дороге.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:28 | Сообщение # 37
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка девятая.

Сокольничий


Ночь близилась к концу и скоро ему предстоит последнее серьезное испытание. Но он не боится его. Не боится ни толпы злорадных зевак, ни сотен липких любопытных взглядов, ни холодных и равнодушных рук палача. Сокольничий твердо знал, что выдержит все до конца, до того последнего момента, когда, ярко сверкнув на утреннем солнце, на повидавшую виды плаху опустится остро отточенный топор. Возможно перед смертью он вскрикнет, может быть даже заплачет, но, ни за что на свете, не попросит пощады и прощения. Вот уж дудки!

А ведь как все было прекрасно всего лишь три месяца назад! Он, молодой и красивый, полный честолюбивых замыслов и мечтаний, впервые въезжал в королевский замок. По традиции все мужчины из их семьи служили сокольничими короля и вот теперь пришло и его время. Он мечтал о интригах и приключениях, схватках и подвигах, но первая же встреча с королевской семьей перевернула все его планы. И с той поры его единственным желанием стало быть всегда рядом со старшей из дочерей Короля, быть ей другом и советчиком, надежной опорой и пристанищем, защищающей от любых напастей. Хотя какие уж тут напасти, в королевском-то замке? И все дни напролет Сокольничий проводил в покоях старшей Принцессы, ловя мимолетные случайные взгляды и загадочные улыбки, с радостью выполняя даже самые мелкие ее поручения. Но когда прошло первое опьянение любви и он, наконец-то, смог трезво оценить положение, лишь безграничная досада заполнила его душу. Ну надо же было так дешево попасться на крючок! И растолкав плотную толпу поклонников, окружавших Принцессу, он покинул замок. Как не странно, уход его не остался незамеченным и уже на следующее утро Сокольничий получил приказ сопровождать Принцессу, дотоле не жаловавшую эту забаву, на королевскую охоту. Он и сейчас отчетливо помнил все, что случилось на этой злосчастной охоте.

Трудно сказать определенно - действительно ли все это произошло случайно или же Принцесса воистину была самой искусной обольстительницей, но в тот момент, когда ее лошадь неожиданно испугалась и понесла, кроме Сокольничего рядом не было никого. Только он мог помочь Принцессе. И, нещадно погоняя своего испытанного скакуна, он, словно метко пущенная стрела, помчался вслед за Принцессой. Сокольничий настиг ее у самого обрыва и, сумев-таки в самый последний момент остановить ее лошадь, сам не удержался в седле и рухнул вниз.

Упругие ветки орешника смягчили удар и спасли ему жизнь, но он этого не помнил. Смешно конечно, но то время когда он, весь в гипсе и бинтах, лежал в королевском замке стало самым счастливым в его жизни. Принцесса сама ухаживала за ним и, хотя она не обмолвилась ни одним словом о своих чувствах, все было и так ясно. Ее глаза, полные тревоги и заботы, ее нежные руки, бережно меняющие повязки, ее осторожная, боящаяся потревожить его сон походка выдали Принцессу с головой. А когда, разгадав ее, Сокольничий, путаясь от волнения в словах, открылся ей, Принцесса счастливо улыбнулась и, ни сказав ни слова порывисто прижалась к нему.

Но радужные картинки грядущего счастья, которые он рисовал в своем воображении, разбились как хрупкое стекло, когда Сокольничий пришел к Королю просить руки его старшей дочери. Принцесса лишь рассмеялась в ответ на вопрос отца о ее отношении к этому дерзкому юноше. Сокольничий твердо знал, что он не безразличен Принцессе, но не мог объяснить почему она так поступила. И оскорбленный в своих мечтах и любви, он не нашел ничего лучшего, как дать Принцессе пощечину. Она удивленно ахнула, откинувшись назад, чудесные глаза наполнились слезами и задрожали губы, но он уже не видел этого, борясь со стражниками, повисшими у него на руках. Теперь его ждет палач, а душу переполняет неожиданно острое желание жить. Но жить, забыв о чести, которая стоит гораздо дороже жизни, а уж тем более жизни без Принцессы, увы, невозможно.

В этот миг за спиной заскрипели засовы и Сокольничий удивленно обернулся: еще же рано! Но вместо стражников в его темницу вошла Принцесса, которую он безошибочно узнал, несмотря на огромный черный капюшон, скрывающий лицо.

- Вы?!!

Принцесса долго молчала глядя на него, а потом как-то глухо произнесла.

- Отец помилует тебя если ты попросишь прощения.

- Вам-то что до этого?

- Не говори так! - в голосе ее слышались живая боль и страдание. Она осторожно, словно боясь обжечься, коснулась рукой его лица.- Попроси пощады!

- В нашем роду никто никогда не просил пощады и не мне нарушать эту традицию.

- Никто и никогда не смел поднять руки на дочерей Короля!

- А может быть Вы заслужили этого?

Принцесса как будто не слышала вопроса.

- Если ты не хочешь умереть, то должен смириться!

- Значит я хочу умереть.

- Но я не хочу этого! - она в отчаянии закричала, но, спохватившись, прикрыла рот рукой.

- Как это ни странно, но я тоже не очень этого хочу, но нужно уметь отвечать за свои поступки. Мне - за данную Вам пощечину, а Вам... - он умолк с болью и нежностью глядя ей в глаза. - Вам... Зачем Вы пришли сюда? Вам мало того, что меня сегодня казнят, Вам захотелось еще раз взглянуть на дело рук своих? Но у меня тоже есть гордость, и хотя я по прежнему люблю Вас, Принцесса, я никогда не попрошу пощады. А теперь - уходите! - и он отвернулся к зарешеченному окну, в котором уже гасли последние ночные звезды.

Утром, когда толпа зевак, захлестнувшая площадь, диким ревом встретила его восхождение на эшафот, Сокольничий был собран и спокоен. Даже не взглянув на королевскую ложу, на сгрудившихся у эшафота придворных, он подошел к монаху и, трижды поцеловав крест, опустился на колени и положил голову на пла-ху. Было ужасно страшно и очень хотелось плакать, но он крепко зажмурился и судорожно сжал зубы.

Палач поплевал на руки, взял топор, и глубоко вздохнул, занося его вверх в безбрежное небо. Время остановилось. "Ну... Не может же он так долго держать топор на весу!"

- Руби же! - не выдержав, закричал Сокольничий.

Тяжеленный остро отточенный топор со свистом опустился вниз, и мощный удар потряс эшафот. Сокольничий еще несколько секунд был неподвижен, а потом осторожно поднял голову и, открыв глаза, недоуменно взглянул на блестящее лезвие, глубоко вонзившееся в помост рядом с плахой. Толпа бешено ревела, и этот шум заглушил слова палача. Сзади подскочили стражники, и он услышал, как с грохотом рухнули вниз кандалы, и, еще ничего не понимая, ошарашено огляделся по сторонам.

Он увидел беснующихся горожан, недовольного Короля и его дочерей, радостно хлопающих в ладоши. Сокольничий не успел удивиться тому, что Принцессы нет в ложе, как услышал восхищенные возгласы горожан. Толпа, окружавшая эшафот расступилась, и к нему через всю площадь бежала заплаканная Принцесса. И, осознав, что отныне они теперь всегда будут вместе, он легко спрыгнул с эшафота и, подхватив ее на руки, крепко прижал к сердцу.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:29 | Сообщение # 38
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка десятая.

Штурман


Моторы гудели ровно и мощно, их монотонный рокот успокаивал, вселяя надежду на то, что сегодня они не подведут и все пройдет успешно. Кроме их самолета в воздухе не было никого, маршрут известен до тонкостей, до цели еще больше часа лета и, потому, спокойно можно откинуться на спинку кресла и, ослабив ремни, предаться размышлениям.

В который раз они летят на бомбежку этого чертова форта, будь он трижды проклят, и все бестолку! Сколько ребят потеряли, тонны взрывчатки сбросили, а он стоит себе как ни в чем не бывало. Да еще эти, умники из разведки: "Для того чтобы уничтожить форт достаточно всего одной бомбы". Ага, достаточно, только попасть надо в цель размером с деревенский колодец, и ни на сантиметр в сторону, а точно в скважину! Да тут и на полигоне-то замаешься, не-то что в бою, когда по тебе со всех сторон зенитки с земли шпарят, да еще какая-нибудь сволочь на хвосте висит. Крутишься, как уж на сковородке, какой колодец, просто бы в форт не промахнуться! Ну да ладно, он-то чай не из последних мастеров будет, не таких прикладывали, не зря же его считают лучшим штурманом в полку. Так что глядишь, может быть и повезет. Вот, вот, везение это главное, что ему сейчас позарез необходимо. И не только в бою. Который уж день нет писем. Сказанул, день! А третью неделю не хочешь? Двадцать два дня, черт, уже четвертая неделя пошла, а она все не пишет. Неужели же что-то случилось? А вдруг ... Нет, тогда бы уже давно сообщили, с чем-чем, а с этим они никогда не тянут. Ну, ладно, почта сейчас плохо работает, письма долго идут. Хотя, причем здесь почта? Между ними всего ничего - каких-то жалких пятьдесят километров. Если бы не летал каждый день на бомбежки, давно бы уже смотался проведать.

Вот ведь чудеса какие бывают, кто бы ему сказал еще год назад, что он будет так убиваться из-за какой-то сестрички из госпиталя? В лицо бы рассмеялся, а теперь, теперь только в сторону того госпиталя и смотришь, орел-орденоносец. Только и думаешь: "Жива ли? Все ли в порядке? Где она? С кем?". Вот-вот. Именно этот поганый вопросик и не дает тебе жить спокойно. Где уж ей устоять, когда кругом столько мужиков вертится. Кто-нибудь да обязательно приглянется и плакало тогда ваше счастье, товарищ лучший штурман. Только она вас и вспомнит. Да нет, вспомнит, не сможет она забыть. Думаешь? А что ж сейчас забыла? Или ты ее письма сам от себя скрываешь, а может цензура их конфискует, а? Молчи уж лучше. Да нет же, не сможет забыть, так не лгут! Значит случилось что-то, раз не пишет. Всяко бывает, война все-таки. Может машину с письмами разбомбило, или в реке утонула. Совсем с ума сошел, какие тут, к черту, реки? Ну не могла ведь она не соскучиться?! Вот он, на что уж кремень-мужик, а стоит лишь закрыть глаза и отвлечься от суеты, как будто из какого-то густого тумана ясно вырисовывалось ее лицо. Она смеялась, лукаво улыбаясь, забавно щурилась показывая язык и легко встряхивала пышной копной волос, поправляя прическу. И он, как ребенок по матери, тосковал по ее нежным, ласковым прикосновениям, мимолетным взглядам, по возможности просто уткнуться в ее густые волосы и, беспорядочно перескакивая с одного на другое, рассказывать обо всем, что волнует и тревожит. А выговорившись, ощутить в себе новые силы для того, чтобы выжить и выслушивать такие же рассказы своих друзей. Он и не знал никогда, что можно так соскучиться, думал врут все в книжках, когда о таком пишут. И вот она, милая, взбалмошная девчонка, перевернула все его представления о жизни. И ведь самое главное, она ...

- Внимание, подлетаем. Всем приготовиться! - голос в шлемофоне был собран и тверд.

Штурман вздрогнул от неожиданности и прильнул к прицелу. Началась работа.

- Пять минут до цели. Высота... Скорость... Ветер ... - доклады шли непрерывно и привычно ведя расчеты он, тем не менее, никак не мог отключиться от своих невеселых мыслей. В море цифр, захлестнувших его, то и дело всплывало ее лицо, безнадежно разрушая все формулы и выкладки. Штурман лихорадочно загонял ее образ в самый дальний угол души и вновь оказывался один на один с хаосом цифр, оставленным ею.

- Вижу цель! Внимание штурману, если хотим унести ноги, то у нас только один заход, потом они очухаются и ... Не маленький, сам понимаешь.

- Давай, командир, пошли.

Самолет заложил крутой вираж и с воем, в глубоком пике, понесся вниз, к злосчастному форту. Запоздало заголосили зенитки, разорвав небо своими снарядами, но они уже проскочили самую опасную зону и теперь нужно лишь было прицелиться поточнее. Штурман слился с прице-лом, теперь они были одним механизмом, и аккуратно вращая ручки он тщательно наводил свой смертоносный груз точно в цель.

"Так, еще немножко и ... Сейчас..." - рука привычно легла на ручку сброса. И вдруг вместо вражеских батарей он увидел ее лицо, заполнившее собой весь прицел, увидел огромные тоскующие глаза и влажные, манящие губы. Штурман ошарашено мотнул головой и нажал на сброс: "Пошла! Уходим, командир!".

Самолет вышел из пике и уже начал вновь набирать высоту, когда внизу полыхнуло и хвостовой стрелок доложил: "Промазали, ...!".

- Заходим еще раз! - закричал Штурман, проклиная себя и ее последними словами, - Давай, командир, давай!

- Сейчас, только развернусь. - В голосе командира не было ни тени эмоций.

Натужно ревя моторами самолет начал разворот, когда в бомбовой отсек попал пущенный им вдогонку зенитный снаряд. Они погибли почти мгновенно, так и не успев понять, что же случилось. последнее, что запомнил в своей жизни Штурман, было лицо любимой с перекрестием прицела точно на переносице.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:29 | Сообщение # 39
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка одиннадцать.

Геолог


Он очень хорошо умел обманывать сам себя. Такая уж у него была странная особенность. И когда бывало совсем плохо и больно он уверял себя, что все идет как положено, все в норме, нужно лишь чуть-чуть потерпеть и тогда все будет о'кей. Самое удивительное, что так обычно и случалось. Стиснув зубы и напрягаясь изо всех сил он выбирался целым и невредимым из самых невероятных передряг.

Вот и сейчас, лежа на холодном снегу и тяжело дыша, Геолог находил все новые и новые аргументы, чтобы встать и идти вперед. Но предательская усталость заливала руки и ноги свинцом, делая их неправдоподобно тяжелыми, а мороз настойчиво уговаривал сладко уснуть не думая ни о чем. И если уж быть до конца честным, то он понимал, что на этот раз видимо уже не выкарабкаться. До поселка еще, минимум, километров тридцать, а с разбитой ногой, да не евши четвертые сутки он навряд ли их одолеет. Но то, что уже осталось позади требовало, чтобы он не сдавался вот так, без борьбы и Геолог вновь и вновь твердил себе, что он должен встать и идти, пока его окончательно не доконал этот собачий холод. Но сегодня ничего не помогало и, даже заплакав от бессилия, он применил последний, запрещенный прием. Он вспомнил о Ней, о девушке которую любил и от которой ушел. О той которая, к сожалению, не любила его. Геолог уже давным-давно пообещал себе не вспоминать о ней и, уехав из Города и шатаясь по тайге с поисковыми партиями, твердо держал данное слово. Он вообще никогда не нарушал своих обещаний. Но сейчас было необходимо сделать это и он с трудом отодвинул уже успевший заржаветь засов, и осторожно отворил самый сокровенный тайник своей души.

Воспоминания захлестнули его, он слишком долго не тревожил их покой и все плохое и болезненное давно уже ушло в глубину, как опускается вниз осадок, оставляя сверху прекрасное, чуть горьковатое хмельное вино. И пользуясь растерянностью охватившей разум и сладкой мучительной болью заполнившей все кругом, Геолог заставил себя поверить в то, что сейчас, именно в эту минуту, он нужен Ей, Она ищет его и ждет помощи. А поверив, он встал и тяжело хромая двинулся вперед. Он шел до тех пор, пока были силы, шел не думая ни о чем, ни о Ней, ни о себе, ни о тепле и пище. Была лишь боль, которую нужно было одолеть и направление, с которого нельзя было сбиться.

Но наступил момент, когда боль пересилила, и Геолог рухнул лицом в глубокий снег. Холодное прикосновение вырвало его из этой непрекращающейся битвы с болью и он как-то совсем равнодушно понял, что это конец. И никакие выдумки и уверения больше уже не смогут помочь и заставить подняться и идти. Незачем себя обманывать, тем более сейчас, Она не любит его и он Ей не нужен. Лучше уж лежать вот так, уткнувшись лицом в снег и спокойно мечтать, слушая как завывает ветер. И закрыв глаза он освободил свою фантазию...

Он стоит у до боли знакомой двери и, переведя дыхание, осторожно прикасается к кнопке звонка. Слышна ее легкая походка, клацанье открываемого замка и удивленно взлетают вверх брови: "Ты? Откуда?" Радостная улыбка сменяется возгласом восторга когда он достает из-за спины огромный букет из девятнадцати роз и молча протягивает их Ей. Она смеется и ... Стоп! Стоп!!! Розы! Конечно же, розы!

Ведь он же обещал подарить их Ей в первый день весны, а значит у него осталось лишь две недели для того, что бы сдержать свое обещание. И совсем не важно, что мы расстались, нельзя же из-за такого пустяка нарушать данное тобой слово! Это не по джентельменски и, в конце концов, что Она обо мне подумает? (Ни в коем случае не размышлять о том, что Она думает обо мне на самом деле!) Все! Сейчас главное - букет роз и то, что я должен его подарить! Я обещал, и я сдержу свое слово!

С трудом поднявшись он сделал первый шаг и теперь вместо боли все его мысли были заняты обещанным букетом и разрабатыванием самых невероятных планов, как умудриться послать его в Город из этой таежной глуши. Когда ноги окончательно отказали он пополз, изо всех сил цепляясь за то, что мы называем жизнью. Он не знал, что уже давно сбился с пути и упорно продолжал ползти вперед, оставляя на снегу кровавые пятна и что-то невнятно шепча о розах.

P.S. Он не помнил ни того, как выполз к охотничьему зимовью, где его и нашли егеря, ни того, как кричал на операционном столе в поселковой больнице. Он пришел в себя значительно позже и первое, что увидел - была лежащая у изголовья кровати толстая пачка писем исписанных ее почерком и огромный букет роз стоящих у кровати.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:30 | Сообщение # 40
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка двенадцать.

Принцесса


Все началось с того, что в Глухом лесу, том, что неподалеку от королевского замка, появилось страшное Чудище. Оно полыхало огнем, пугая мирных путников, и требовало, что бы в обмен на спокойную жизнь в королевстве, ему доставили местную Принцессу.

А Принцесса наша была красавица каких мало, видная такая девушка и потому сразу же нашлось много поклонников облачившихся в боевые доспехи и ускакавших в Глухой лес выручать свою возлюбленную. До самого утра не смолкал в том лесу лязг лат и звон мечей, прерываемый, время от времени, дикими предсмертными криками. Знатная видать была сеча, да только никто из ухажеров назад не воротился. На следующий день подоспели воздыхатели из соседних королевств, но и они все полегли в том проклятом лесу. Третий день тоже не принес радости, и, когда к вечеру в конюшни вернулось лишь несколько обезумевших от ужаса лошадей, Король наш пришел к своей дочери и так сказал, вытирая слезы.

- Дочь моя, не нашлось среди твоих женихов никого, кто смог бы одолеть чудище, и теперь, по нашим законам, мы должны либо отдать ему тебя, либо позволить безнаказанно хозяйничать в королевстве. Прости меня, старого, но я думаю, что ты сама должна выбирать.

Принцесса при этих словах тоже расплака-лась, но делать было нечего, и, увязав в узелок самые необходимые вещи, она, поутру отправилась в Глухой лес. Принцесса шла по разбитой дороге, и втайне мечтала о том дне, когда прискачет в этот страшный лес какой-нибудь отважный рыцарь и, убив это противное Чудище, освободит ее из неволи. Она все глубже и глубже погружалась в эту спасительную мечту, стараясь не замечать многочисленные останки тех, кто уже пытался убить Чудище.

Неожиданно где-то совсем рядом, на соседней поляне, раздался дикий рев и Принцесса с ужасом поняла, что она достигла цели своего путешествия. И тогда, собрав все силы, всю свою волю, что бы не уронить честь Принцессы даже перед этим Чудищем, она, глубоко вдохнув, будто прыгала в ледяную воду, вышла на поляну. Вышла и ... остолбенела от удивления.

Нет, Чудище было даже более безобразно чем она могла себе представить, но только оно не полыхало огнем, не крушило все вокруг и даже не брызгало ядовитой слюной, бегая по поляне в ожидании Принцессы. Вместо этого Принцесса увидела, как Чудище неуклюже, но очень осторожно и старательно пытается наложить повязку на ногу последнему из ее ухажеров, ускакавших в Глухой лес. Рыцарь лежал на спине и с испугом наблюдая за этим пытался незаметно дотянуться до большого двуручного меча лежащего рядом. Когда с перевязкой было покончено Чудище удовлетворенно крякнув потянулось так, что затрещали все его многочисленные хрящи. Но в этот момент оно заметило Принцессу изумленно наблюдающую эту сцену и стушевалось, как-то совсем по детски отвернув голову. Но переборов смущение оно оставило раненного и резво заковыляло к Принцессе.

В этот момент рыцарь дотянулся-таки до меча и, изловчившись, метнул его в Чудище. Хотя это и не очень-то удобно - лежа кидать тяжелый двуручный меч, ему это удалось и меч, хотя и неглубоко, но вонзился в шипастую спину Чудища. Оно рванулось, взревев от боли, и его огромный хвост с силой обрушился на ближайшее дерево. Дерево болезненно хрустнуло и рухнуло прямо на рыцаря, придавив его своим массивным стволом. Рыцарь вскрикнул и затих.

Принцесса испуганно и недоуменно следила за тем, как Чудище с мечом в спине, забыв о ней, кинулось к упавшему дереву и, приподняв его, вытащило рыцаря. Тот был уже мертв и Чудище, осторожно положив его на траву, обреченно опустилось рядом. Из шокового состояния Принцессу вывели огромные слезы текущие по щекам Чудища. Она осторожно приблизилась к нему и с удивлением услышала сдавленное бессвязное бормотание.

- Ну чего он ... Зачем? Я же не трогал его ... Хотел как лучше ... А он ... - И так неподдельно было горе этого странного Чудища, так не похоже все это на то, что она знала о чудищах раньше, что Принцесса растерялась и даже принялась утешать плачущее навзрыд Чудище. Но от первых же ее ласковых слов оно вздрогнуло и зарыдало еще горше. Было похоже на то, что оно слишком долго молчало и вот теперь его прорвало.

- Ну почему они все так?! Я же никого первый не трогал, я только поговорить ... Ты такая добрая, мне рассказывали ... я только поговорить хотел, а эти ... Придурки! По хорошему же просил, чтоб не лезли, так нет же, каждый норовит копьем ткнуть, да еще в глаза метят. И куда не пойдешь везде эти идиоты ... Просил, умолял, все бестолку. А этот? Ну почему он меня со спины ударил, я ведь совсем не хотел никого убивать, мне бы только поговорить с тобой, только поговорить...

Потрясенная Принцесса впервые в жизни столкнулась с такими искренними и тяжкими переживаниями, это было так не похоже на те обычные сетования и вздохи которые она достаточно наслушалась в замке. И эта боль и обида Чудища захватили, захлестнули ее и, в какой-то момент, она взглянула на все это его глазами. Принцесса была обескуражена и поражена увиденным, она внезапно ощутила все безмерное одиночество и тоску Чудища по самой малой крохе тепла, тоску ежесекундно разрывающую его душу. В ее сердце, известном своей добротой и уже не видящем уродства этого чудовища, родилась жалость, та самая жалость с которой, подчас, и начинается Любовь. И, уже нисколько не страшась грозного вида Чудища, Принцесса с нежностью погладило его по голове и осторожно извлекла из кровоточащей раны большой рыцарский меч.

Я слышал, что с тех пор несколько отважных воинов пытались освободить Принцессу из заточения в Глухом лесу, но каждый раз все они ни с чем возвращались обратно. И вовсе не потому, что Чудище было непобедимо, а просто в том лесу больше никогда не бывало битв. Чудище с загадочной улыбкой встречало очередного освободителя и, в ответ на вызов, предлагало ему самому побеседовать с Принцессой. Не знаю уж точно, что она им там говорила, да только возвращались они из этого леса какие-то уж очень задумчивые. И по дороге часто, с удивлением и уважением, оглядывались на страшное Чудище провожавшее их долгим внимательным взглядом.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 10:58 | Сообщение # 41
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Сказка тринадцать.

Мусорщик


Не было во всем Городе более грязной и непривлекательной работы, чем у Мусорщика. Хотя, конечно же, горожане понимали всю ее важность и полезность, но желающих занять это место как-то не находилось. Обычно на него назначали проштрафившихся солдат да ремесленников, но какая уж тут работа из-под палки-то. А потому вы наверное сами оцените как обрадовались все горожане, когда выискался доброволец пообещавший добросовестно выполнять обязанности городского Мусорщика.

Он пришел в Город откуда-то издалека и одного взгляда на его старый потрепанный солдатский мундир было достаточно, чтобы понять, что парень этот видал виды. А случилось это примерно через год после Большого сражения, подарившего Городу долгожданную Правительницу.

Дело в том, что в давние времена, когда Город только начинали строить, предсказано ему было, что настоящего расцвета и могущества достигнет он лишь тогда, когда править им будет женщина без прошлого и ее сын. С тех пор и искали горожане эту таинственную женщину, хотя никто и не знал точно, как это можно жить без прошлого. Но в самый разгар Большого сражения невдалеке от Города нашли, лежавшую в придорожной пыли, молодую красивую женщину. Она была баз сознания и лишь мастерство городского Лекаря вернуло ей жизнь. А когда она наконец-то пришла в себя по Городу поползли слухи о том, что начало сбываться пророчество. У этой женщины не было прошлого, она ничего не помнила о своей предыдущей жизни и вела себя как пятилетний ребенок. Лекарь предположил, что с ней случилось что-то страшное и поэтому она забыла обо всем, что было с ней прежде. Предсказание несомненно указывало на нее, последние сомнения отпали, когда стало известно, что женщина эта ждет ребенка. А потому горожане поставили ее во владычество Городом и с затаенным страхом стали ожидать результатов. И они не заставили себя долго ждать. Правительница очень быстро приходила в себя, возвращая утраченные навыки и умения, хотя ничего и не вспоминая о былом. Первым ее серьезным успехом стало спасение Города от нашествия мышей, грозившего уничтожением всех съестных запасов. Тогда, осваивая грамматику, она шутя начертила на грифельной доске остроумную схему мышеловки, при помощи которой впоследствии и были уничтожены все грызуны. И уже через год с небольшим после Большого сражения она окончательно пришла в себя и успела сделать столько хорошего, что горожане просто носили ее на руках.

Вот тогда-то и появился постоянный городской Мусорщик. Кстати, и это приписывали ей в заслугу, да впрочем Мусорщик и не возражал. С тех пор каждый день, гремя окованными колесами по булыжной мостовой, он, на своем тарантасе, разъезжал по Городу делая его чище. И никто даже не подозревал о том, что Мусорщик делает свою работу только ради возможности ежедневно бывать во дворце Правительницы. И каждый раз, грузя мусор на заднем дворе ее замка он незаметно оглядывался по сторонам в надежде увидеть Правительницу хотя бы одним глазком. Конечно же все это было ужасно глупо, ну что здесь делать Правительнице? Но все же она иногда заходила на задний двор отдать какие-нибудь распоряжения и порой в это же время там бывал и Мусорщик. В такие моменты он поглубже натягивал на глаза шляпу и, стараясь оставаться незамеченным, не отрывая взгляда смотрел на Правительницу. И хотя не часто ему удавалось ее увидеть, но каждый раз, когда он въезжал во дворец робкая надежда встречи согревала его душу.

Шли годы, все привыкли к Мусорщику и его ежедневным объездам, и мало уже кто мог поверить в то, что когда-то все было иначе. Сам Мусорщик постарел, но все так же пылал в нем негасимый огонек тайной надежды.

Как-то раз выезжая на свой ежедневный маршрут он с удивлением обнаружил какое-то странное оживление на улицах и всю дорогу до дворца Правительницы ловил на себе таинственные взгляды горожан. Что-то было не так и Мусорщик особенно остро почувствовал это въезжая на задний двор дворца. Но вместо ожидаемого подвоха на него неожиданно обрушился настоящий цветочный дождь. Мусорщик даже привстал от удивления наблюдая как утопает в прекрасных бутонах его повозка и как застревают они в лошадиных гривах.

- Что это? Зачем?

- В Вашу честь, уважаемый Мусорщик. Сегодня исполнилось ровно двадцать лет как Вы взяли на себя эту, хотя и не очень чистую, но благородную работу. Спасибо Вам от всех горожан.

Мусорщик стоял втянув голову в плечи, не в силах заставить себя повернуться к Правительнице поздравляющей его с этим печальным юбилеем.

- Это лишь малая толика нашей признательности и мы хотим сделать Вам скромный подарок.

Дольше стоять спиной к Правительнице было совсем неприлично, в толпе окружившей повозку и так уже начали недоуменно шептаться и Мусорщик, став в пол-оборота и низко наклонив голову что-то невнятно пробурчал в ответ и неуклюже протянул руку за подарком. Но и этого оказалось достаточно.

Правительница вздрогнула, зазвенел разбиваясь подарок и она кинулась к Мусорщику. Она даже не дала ему возможности сойти с повозки и обняв за ноги горько плакала уткнувшись лицом в его колени. Слезы текли по ее щекам и в их пелене она видела качающийся маркитантский фургон и маленькую беззащитную фигурку всадника растворяющуюся в утреннем тумане. Она вспомнила, вспомнила!

А Мусорщик дрожащими руками гладил ее волосы и изо всех сил старался удержать свои собственные скупые слезы.

- Но почему, почему? - захлебываясь плачем почти прокричала она вцепившись в Мусорщика.

- Вам здесь было лучше... Что я мог дать вам...

- Дурак, какой же ты дурак! - ласково прошептала Правительница и, повернувшись к опешившим горожанам, своим четким и властным голосом произнесла: "Властью мне данной передаю правление городом сим сыну моему, да будет путь его легок!"

- Зачем? А как же ты? - испугался Мусорщик.

- Ну я надеюсь на твоей повозке хватит места двоим? - и она звонко и задорно засмеялась крепко прижимаясь к своему возлюбленному.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:00 | Сообщение # 42
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
НЕРАССКАЗАННЫЕ

СКАЗКИ

Первая

Сказка о "Вечной" принцессе


Среди всех сказок, слышанных мною от Непоседы, есть немало грустных и поучительных историй. Я аккуратно записывал их и складывал в ящик стола, надеясь на то, что когда-нибудь пригодятся и они. И вот недавно, перебирая свои записки, я наткнулся на эту историю. Вобщем-то ничего особенного в ней нет, да только показалась она мне чуть-чуть забавной, вот я и решил рассказать ее вам.

Случилось это, как и следовало того ожидать, в Долине Королевств. Так уж сложилось, что одно из них осталось без принцессы. (Ходили слухи, что она сбежала из дома с бродячими актерами, да только точно никто ничего не знал.) Все бы ничего, да вот только принца в том королевстве тоже не было. Никакого, даже самого завалящего. А для Долины это непорядок - королевство без принца или принцессы. И объявили тогда по всей Глюкарии, что если найдется где-нибудь отпрыск королевских кровей без собственного государства, то милости просим. Да только не так-то много у нас принцев с принцессами, чтобы их на всех хватало. Долго ждали жители королевства пока хоть кто-нибудь откликнется.

И вот однажды вечером, во время сильного проливного дождя, в дверь замка настойчиво постучали. Слуги тотчас же бросились открывать. На пороге, промокшая до нитки, стояла молодая девушка, закутанная в темную накидку. Дождевые капли стекали по ее лицу, но она казалось совершенно их не замечала, стоя гордо, словно принимая парад. И одного взгляда было достаточно чтобы понять, что перед вами самая настоящая принцесса. Все несказанно обрадовались и началась обычная в таких случаях суета. Одни провожают Принцессу в ее покои, другие готовят ей новые одежды, третьи греют воду для ванной, четвертые пишут указ для народа, пятые ... Вобщем всем дело нашлось. И в этой суете никто как-то и не догадался даже спросить незнакомку кто она и откуда. А жаль, потому как потом, после всего того, что случилось, дознаться до этого не удалось даже Непоседе. Ну да об этом после.

Первое время, до коронации, у всех было слишком много дел и на Принцессу никто особенно внимания не обращал. Нет, конечно же сервис был на высоте, принцесса же, как никак, но вот все что касалось ее поведения абсолютно никого не волновало. Ну сами посудите, так ли это важно, ведь есть принцесса и срок коронации, значит нужно чтобы все было как у людей! А это, как вы понимате, совсем не просто.

Но вот закончились все протокольные мероприятия, отшумел пир на весь мир и Принцесса начала править этим маленьким, ухоженным королевством. И тут такое началось! Никто ничего понять не может. Налоги втрое подняла, да еще и количество их увеличила, с советниками своими хуже чем с собаками обращается! А главное, никто даже представить себе не может что она в следующее момент выкинет. Больше всех, конечно же писцы страдали - сегодня пиши указ о запрещении чихания в общественных местах, завтра о налоге на певчих птиц и белых хомячков, а послезавтра новый указ об отмене двух предыдущих и замене их всеобщим празднованием Дня рождения любимой собачки принцессы. Но и это бы еще как-то можно было бы стерпеть, да главная беда была в другом. О чем бы не зашла речь Принцесса демонстрировала просто фантастическое, если не сказать уникальное, знание предмета. По крайней мере ей так казалось. Хотя для многих из тех, кто слышал ее откровение впервые это действительно было серьезным потрясением. И день за днем Принцесса учила кузнецов как ковать подковы, поваров - мариновать мясо для тартюф-салата, а собственного шута - как острить и когда. И скоро не было в целом королевстве никого, кто не испытал бы на себе мощи ее могучего интеллекта. Долго терпели это безобразие подданные принцессы, но все на свете имеет предел. Когда Принцесса велела издать указ "О всеобщем изучении влияния продолжительности брачных игр фельдеперсовых гульдеперий на длительность замеса дрожжевого теста при полнолунии"." народ не выдержал и возроптал. Самые уважаемые люди были отряжены к Принцессе. Когда они вошли в ее покои она беззаботно играла со своей любимой собачкой.

- Ваше Величество, мы пришли к вам от имени вашего народа. Мы предупреждали, что вы неосмотрительны в своих действиях, но вы не слушали наших советов. Народ устал от ваших сумасбродных выходок и хочет возврата к нормальной жизни. Вы должны понять, что они хотят жить спокойно и не отдавать последнюю монету сборщику налогов. Вы должны ...

- Я должна? Я не ослышалась? - гнев ее был неподделен. - Мне плевать на то, что кто-то экономит, а кому-то захотелось спокойной жизни! Я - Принцесса и могу сама решать что лучше, а что хуже для моих поданных!

- Но вы не ставите никакой цели, все ваши указы не логичны и это раздражает народ! Вы никогда не задумывались что они говорят о вас на базарах и в пивных? Вот только один из куплетов, которые распевают сейчас трубадуры:

А если забыться, а если представить,

Что нашу Принцессу хотят обезглавить,

То, вас уверяю, она сгоряча

Примется тотчас учить палача!

- Все, что может сказать обо мне народ я зная значительно лучше него. И подобных стишков о себе могу насочинять по боле чем все ваши трубадуры вместе взятые! Мне плевать на их стишки, мне плевать на них самих, мне плевать на ваш народ! - и в доказательство этих слов Принцесса смачно плюнула на пол. - Я - Принцесса! И одного этого уже вполне должно быть достаточно для вашего неблагодарного народа! Возвращайтесь к нему и скажите что все будет так, как этого хочу я, что бы там обо мне не судачили! Или может быть мне лучше совсем уйти?

Только самые злые волшебники во всей Глюкарии говорили таким тоном со своими подданными. Но на то они и злые волшебники, а здесь обычная принцесса. Долго совещались между собой старейшины и в конце концов решили, что отныне все подданные принцессы должны вести себя по отношению к ней так же, как она относится к ним.

И вот утром следующего дня Принцесса не обнаружила у своей постели традиционного завтрака, ванна оказалась холодной, а фрейлины, которые должны были присутствовать при ее туалете, напропалую кокетничали с гвардейцами и не собирались отвлекаться от столь приятного занятия. Она приказала вызвать главного советника, но ей ответили, что он ушел на базар и будет только к вечеру. Разумеется никто и не подумал заложить для нее карету и взбешенной Принцессе пришлось пешком отправиться на поиски советника. И хотя королевство было не велико, а базар и того меньше, но Принцессе так и не удалось найти советника. А подданные даже не обращали на нее никакого внимания бесцеремонно толкая локтями и весело смеялись, когда она требовала почтительного отношения. Но самое главное, вечером, когда она уже изнемогала от усталости и с трудом вернулась в замок, Принцесса с изумлением увидела что все ворота надежно заперты.

И вот с тех самых пор ходит она по всему королевству, пытаясь доказать всем встречным, что она Принцесса. Она говорит, что это обязывает их беспрекословно ей подчиняться, не думая ни о чем другом. Продолжается все уже настолько давно, что в народе ее просто прозвали "вечной" принцессой (ведь кому же захочется сделать ее королевой?). Все уже привыкли к ее ежедневным посещениям и только детишки бегают за ней, во все горло распевая популярную некогда песенку:

А если забыться, а если представить,

Что нашу Принцессу хотят обезглавить...



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:01 | Сообщение # 43
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Седьмая

Сказка о Капризной принцессе.


Третий принц возвращался с Большой королевской охоты в приподнятом настроении. Еще бы, сегодня он в одиночку добыл зеленого дракона, а это порой и нескольким-то рыцарям сразу не под силу бывает. Да и к тому же, сей беспримерный подвиг совершил он в день своего Венчального бала. От этой мысли Принц даже замурлыкал себе под нос нечто легкомысленное и поудобнее уселся в седле. Взгляд его тотчас же окутала какая-то розовая пелена за которой ясно угадывалась гибкая фигурка его невесты. Прежде он целых четыре раза видел ее на различных балах и турнирах, и потому успел составить для себя самое лестное мнение о внешности своей избранницы. А потому Третьему принцу не терпелось приблизить тот час, когда закончатся все эти нудные официальные обряды, и в свои права властно вступит ночь.

Звук охотничьих рогов , возвестивших о въезде кавалькады в замок, прервал эти юношеские мечты и заставил Принца собраться. Как-никак, а почти все горожане высыпали на улицы встречать охотников и посудачить об их добыче. А тут уж, сами понимаете, надо ехать гоголем, лихо подбоченясь лишь изредка бросая по сторонам скучные взгляды пресыщенного жизнью владыки. И надо сказать, что Третий принц с честью справился с этой задачей, толпа осталась в полном восторге.

Ну, а потом понеслась, закружилась безумная карусель приготовления к балу. Это все было настолько нудно и тягостно для молодого и горячего Принца, что только лишь выдержка, воспитанная его отцом помогла спокойно выдержать всю эту ерунду. Но от бесконечных повторений самых разнообразных поклонов и расшаркиваний, набивших оскомину ритуальных вопросов и ответов он так утомился, что к вечеру даже мысль о встрече со своей прекрасной невестой носила уже не согревала Принца. Да и если уж быть до конца честным, то он пришел в себя от всей этой кутерьмы только лишь на следующее утро. Так что все его мечты о чудесах первой супружеской ночи так и остались мечтами.

Вдобавок ко всему еще оказалось, что жена его была настолько капризной и избалованной, насколько это вообще возможно для единственной наследницы, выросшей в большой и благополучной королевской семье. Постоянное окружение бабушек и дедушек, теть и дядьев, кузенов и кузин, а также всякой прочей дальней и близкой родни сделало свое дело. А Третий принц, на свою беду, был воспитан в полном уважении и поклонении своей абстрактной будущей жене, и заранее принял на себя обязанность свято любить какую-то принцессу, то с самого первого дня был готов выполнять любые ее капризы. Опять же, надо бы добавить, что поначалу это даже доставляло ему не меньшее удовольствие, чем самой принцессе. Захочет, например, жена бал устроить - пожалуйста, бродячих актеров позвать - пара пустяков!! Я уже не говорю о бесчисленных туалетах и прочих женских глупостях.

Это было странное, удивительное и счастливое время для Принца. Он даже научился предугадывать капризы своей ненаглядной, и то и дело приводил ее в восторг, выполняя то, о чем она еще даже и не успевала попросить. Но постепенно ее прихоти стали переходить и на самого Принца: то жена захочет видеть его во всем зеленом, то ее не нравиться, что он собирается с друзьями на охоту. И чем дальше, тем больше эти милые капризы сужали кольцо дозволенного, постепенно пеленая Третьего принца по рукам и ногам. Но как ни странно, а может быть и совершенно естественно для таких ситуаций, любовь Принца к супругу росла день ото дня. А сама Капризная принцесса, а именно так ее теперь все и называли даже не замечала, как выматывают мужа ее бесконечные прихоти. И вот однажды, сам того не ожидая, Третий принц вспылил. Только впоследствии, на коротких тревожных привалах он понял, что с самого первого дня женитьбы в нем копилось это темное, яростное бешенство. Капля за каплей падало оно на дно души до тех пор, пока не наполнило ее до краев и не взорвалось, словно вулкан, выбросив наружу весь сор и всю грязь накопившиеся в жерле за долгое время молчание. Причина для ссоры в общем-то была самая пустяковая: Принцесса самовольно перевесила прекрасную коллекцию рыцарских мечей, бывшую тайной гордостью Третьего принца. Слово за слово и вот уже брошен упрек, что от этих мечей все равно нет прока, только висят и ржавеют, ведь Принц не использует их в бою! В ответ на это Третий принц снял со стены свой самый любимый боевой двуручный меч и, глухо крякнув, надвое рассек тяжелый обеденный стол. Капризная принцесса побледнела, ее губы задрожали. Принц, словно не видя этого и безжалостно хлеща ее словами по щекам, заявил, что немедленно собирает дружину и уходит за Реку, в Пограничные королевства, где, как доносит Дозор, расшалились эрлины. "Ну и пожалуйста!" - передернула плечиком Принцесса, привыкшая к беспрекословному обожанию.

К утру гвардия была готова к походу и выступила из замка с первыми лучами солнца. А Принцесса, даже не попрощавшись с мужем, сделала вид, что ничего особенного не случилось, и жизнь в замке продолжала идти по все той же накатанной колее.

На свое счастье Принцесса бала одарена каким-то не объяснимым и не поддающимся описанию магическим очарованием, заставлявшим всех, кто с ней сталкивался, терпеливо сносить все ее многочисленные капризы. Именно это очарование и заставляло молчать взбешенного повара, по десять раз на дню пережаривать дичь для Ее Величества; фрейлин, по сто раз перекалывавшим ее бесчисленные банты, пряжечки и брошки; садовников, каждый час меняющих цветы в ее покоях; и всех прочих, прочих, прочих.

Но вдруг, совершенно неожиданно для себя, Принцесса стала замечать, как вокруг нее что-то изменилось. Нет, все по прежнему быстро и четко выполняли любые ее прихоти, да только вот в этой исполнительности теперь не хватало самой малости - желания сделать это только для нее. Внешне все было как прежде: по первому мановению ее руки готовилось новое угощение, менялись туалеты, устраивались была и турниры, но в действиях слуг исчезла та нежность, которую испытывают родители к своим больным, но расшалившимся детям. И от того, что она не чувствовала больше страстного обожания исходившего прежде от мужа, Капризная принцесса с каждым днем становилась все несноснее и противней. А Третий принц был теперь далеко-далеко и ничем не мог, или уже не хотел ей помочь. И тогда, сама измученная своими собственными выходками, Принцесса начала взрослеть.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:06 | Сообщение # 44
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Девятая

Краб и жемчужины


У мягкого и ласкового моря, дышавшего теплотой и негой, почти у самой воды росла высокая и стройная сосна. Под монотонный плеск волн гордо возносила она к жаркому солнцу свои крепкие ветви. В ее корнях, во влажной тени камней, жил маленький красный краб. Каждое утро он начинал с того, что деловито отгребал от своей аккуратной норки мусор нанесенный морем за ночь. И как всякий хороший хозяин делал он это степенно и со вкусом. Кроме того, крабик был еще ужасно любопытен. Ну, а что же может быть интереснее копания во всякой всячине которую, нет-нет, да и вынесет море на берег. И что ему только не попадалось - пустые коробки и банки из-под пива и всякой там колы, размокшие журналы и открытки, бантики и брелочки, короче всего и не перечислишь. У крабика была даже своя коллекция таких редкостей, которой он втайне очень гордился. Главным его сокровищем было маленькое изящное зеркальце вставленное в резную деревянную рамочку. Правда местами амальгама потрескалась и облезла, но в остальном зеркальце было действительно стоящей вещицей.

Вчера море, обычно такое тихое и нежное, разразилось внезапным штормом, и сегодня поутру крабик надеялся найти на берегу что-нибудь интересное. Потому-то и проснулся он ни свет, ни заря, и сразу же принялся за дело. Но, к сожалению, ничего особенного у входа в нору не оказалось. Так, обычный набор морских прелестей - водоросли, щепки, парочка обрывков газет и сигаретные пачки. Крабик уже начал подумывать, что день прошел зря, когда увидел ракушку. Казалось бы, ну что тут осо-бенного, у моря этого добра всегда полным полно, но в том-то и дело, что эта ракушка была не совсем обычная. Нет, на первый взгляд, внешне, она ничем не отличалась от сотен таких же ракушек рассыпанных по всему берегу. Но ищущий взгляд охотника за диковинками сразу же подметил нечто странное в этой серой ракушке. И только подбежав поближе, смешно переваливаясь с боку на бок, он понял в чем дело. Ракушка дышала, дышала медленно и тяжело, как выброшенная на берег рыба. Это было очень непривычно - ракушки, такие скрытные от природы, никогда не раскрывают на берегу своих створок. Тут ведь каждый готов тебя слопать или ножиком внутри поковырять, а то и просто ногой наступить, и раздавить. Как будто случайно. Бывает. А эта ракушка с трудом раздвигала створки, делала длинный, тяжелый вдох и также медленно смыкала их на несколько мгновений.

- Что-то здесь не так! - сказал сам себе крабик и осторожно ткнул ракушку клешней. Та мигом захлопнула створки и затаилась.

- Эй, внутри! - позвал краб, легонько постукивая клешней по темному, отполированному морем, боку ракушки. - Есть кто или нет? Отвечай! - и он еще раз ткнул ракушку.

Раковина не отзывалась. Тут крабик сообразил, что ракушке наверное нужна вода и именно поэтому она так мучается на берегу. И еще, ему было дьявольски любопытно заглянуть в узкую щель между створками чтобы узнать, а что же там, внутри. И затаив это желание он решил заодно помочь ракушке. Приглядев удобное местечко он с жаром принялся за дело. Сноровисто выкопал ма-ленькую ямку, тщательно выложил ее дно и стенки плоской галькой и получился очень даже симпатичный бассейнчик для ракушки. Потом он аккуратно столкнул ее туда, а сам побежал за водой. Надо сказать, что не так-то, просто таскать воду в жестяной баночке, удерживая ее двумя клешнями. Но крабик отлично справился и с этой задачей. И главной наградой для него был удивленный и радостный вздох раковины когда первые капли морской воды упали на ее створки. После десятой ходки к морю ракушка уже полностью оказалась под водой. И теперь, отдыхая, краб с любопытством наблюдал за тем, как сначала робко, а потом все смелее и смелее скакала ракушка по дну с силой захлопывая свои створки и подымая настоящую бурю в маленьком бассейне.

Так они подружились. И в один из летних вечеров, когда звезды только начинали боязливо прокалывать сиреневый полог неба своими ломкими лучиками, ракушка открыла красному крабику свой секрет. Они весело болтали о том, о сем, потом, почему-то разговор перескочил на их первую встречу и крабик спросил.

- А почему ты тогда так тяжело дышала, ведь я только поэтому и обратил на тебя внимание.

Ракушка помолчала, а потом тихо ответила. - А это все потому, что я не одна.

- Как это "не одна"? - недоуменно переспросил краб, даже клешни открыв от удивления.

- А вот так! - и ракушка неожиданно широко отворила створки. Сквозь прозрачную, слегка мерцающую воду крабик с удивлением увидел две маленькие сияющие бусинки лежащие в нежных розовых складках ракушкиной кожи.

- Что это? - каким-то осипшим голосом выдавил из себя крабик.

- Жемчужины! - счастливо засмеявшись отвечала ракушка.

- Жемчужины? Две? - изумлению крабика не было предела. - Но ведь такого не бывает две жемчужины в одной ракушке!

- Значит я тебя обманываю! - обиделась ракушка и начала медленно смыкать створки.

- Нет-нет, постой, что-то! Я ведь и про одну-то жемчужину только в сказках слыхал, а так что бы увидеть, да еще сразу две! Нет, ну надо же, а! Целых две! Ну теперь-то мне понятно почему тебе так тяжело было!

И ракушка рассказала крабику о том, как во время одного из штормов, много-много лет назад, попали к ней под створки две крохотные песчинки. Долгие годы во время ее бесконечных скитаний по воле волн, ракушка старательно выхаживала и пестовала их. И, говоря по правде, удалось ей это на славу. Хоть и маленькие получились жемчужины, но такие...! Они излучали какой-то чарующий матовый свет мягко обволакивающий все кругом. Свет этот манил и завораживал, и крабик просто не мог отвести от жемчужин свои черные бусинки глаз.

С тех пор они стали как-то ближе друг другу и не было для крабика большего удовольствия, чем сидеть вечером на камнях любуясь таинственным светом заливающим маленький бассейн. Правда эти ежевечерние посиделки не мешали ему как и прежде разгребать мусор в поисках диковинок подаренных морем. И что самое удивительное, после того как он увидел жемчужины в первый раз ему стало просто фантастически везти. Коллекция его увеличивалась день ото дня. Но главную добычу принесло ему все же не море, нет. Совсем рядом с его сосной разбили лагерь туристы. И сразу же вокруг их палаток появилось столько необычных и занимательных вещиц, что красный крабик даже растерялся по началу от такого разнообразия. Теперь целыми днями он деловито сновал от норки до палаток и обратно, перетаскивая к себе всякую всячину. Но как бы он не уставал за день вечером крабик обязательно приходил к бассейну любоваться жемчужинами. И, то ли от того что все его дневные мысли вертелись вокруг коллекции, то ли от необычно жаркого солнца палящего в то лето, да только и о ракушке, точнее о ее жемчужинах, он начал думать как о главных экспонатах своей сокровищницы. И когда он возвращался к себе в норку все его естество восставало против расставания с этим таинственным и манящим светом. Ведь с ним было так сладко и спокойно, что забывалось обо всем на свете. Крабик уже даже собрался попросить ракушку отдать ему жемчужины, но вовремя спохватился, что это только испортит их отношения. С каждым новым днем он все больше и больше запутывался в своих мыслях и желаниях, становясь угрюмей и раздражительней. Крабик дошел даже до того, что совсем перестал менять воду в бассейне и приходить по вечерам к ракушке. Он убеждал себя тем, что очень и очень занят, и у него совсем нет на это времени, но ведь на самом-то деле себя обмануть невозможно. И крабик ненавидел сам себя, когда прячась за камнями пробирался к бассейну, чтобы незаметно посмотреть не выбросила ли, задыхаясь, ракушка чудесные жемчужины. Ракушке было очень тяжело, даже хуже чем тогда на берегу, и она неподвижно лежала в теплой и затхлой воде. А крабик убеждал себя, что это все не его забота, и он здесь совершенно не причем. Но однажды ему на ум пришла мысль о том, что жемчужины могут испортиться и, не раздумывая ни секунды, он бросился к надежно припрятанной жестяночке, и в считанные мгновения сменил воду в бассейне.

При виде красного крабика ракушка радостно раскрыла створки.

- Я так боялась, что с тобой что-то случилось!

Тяжелая и холодная волна раскаяния окатила крабика смешав все мысли и чувства. Но в тот же миг на него упала чья-то тень и он едва успел юркнуть под камни.

- Ой, Сережа, смотри какая прелесть! Тут такой маленький бассейнчик, а в нем ракушка!

- Брось ты эту ракушку, лучше иди сюда я тебя еще раз поцелую! донеслось в ответ от палаток.

- Договорились, только потом я поведу тебя смотреть мою ракушку! засмеялась девушка и, легко перепрыгивая с камня на камень, побежала к лагерю.

"Что же делать? Ведь они вернуться и заберут ракушку! - панический ужас захлестнул крабика - Куда я ее могу спрятать и как? Да ведь они же еще и жемчужины заберут!!!" От этой мысли он даже подпрыгнул и мутный серый поток ворвался в его мозг и полностью захватил сознание. "Ракушке уже не поможешь, а вот жемчужины надо спасти!" План действий созрел практически мгновенно.

Он подойдет к ракушке и заговорит с ней как ни в чем не бывало. Потом, он попросит ее показать ему жемчужины и когда ракушка раскроет створки, только главное не спешить, дать ей раскрыть их полностью, так вот, когда она откроет их у него будет всего лишь одно мгновение чтобы схватить эти желанные жемчужины и не попасть под захлопывающиеся створки. Крабику до слез было жалко ракушку, все-таки они были друзьями, но лучше одному спасти общее сокровище, чем гибнуть обоим за просто так. Или просто смотреть как эти сокровища достаются людям!

И крабик подошел к бассейну и заговорил с ракушкой. И та открыла свои створки. У крабика была только лишь одна секунда, но уж ею-то он воспользовался стопроцентно. Вот уже зажаты в клешнях заветные жемчужины, а сам он проворно выпрыгивает из бассейна. Только оказавшись на берегу крабик оглянулся на ракушку. Ее створки были все также широко открыты! Но времени обдумать это не оставалось - от палаток к ним уже шли двое. Крабик последний раз оглянулся на ракушку и поразился тому как скорбно смыкала она свои створки. От этого страшного в своей безысходности зрелища крабику стало совсем не по себе, захотелось вернуться и протянуть обратно украденные жемчужины, но люди уже были рядом, и, чтобы не видеть развязки, крабик шмыгнул под камни.

- И в правду - бассейнчик, и в правду - ракушка. Царевна-ракушка! удивился парень доставая ракушку из воды.

- А давай посмотрим, может быть в ней есть жемчуг! - предложила девушка.

- Нет, в таких жемчуга не бывает, это я тебе как потомственный ихтиолог говорю.

- Ну давай посмотрим, ну пожалуйста! Сам же говоришь, Царевна-ракушка!

- Что с тобой поделаешь, давай посмотрим. - и парень достал из кармана перочинный нож. - Я же говорил тебе ...- начал он через мгновение и тут же вскрикнул, и, отдернув руку, зашвырнул ракушку далеко в море.

- Что такое?

- Да падец пдещемила, задаза! - прогундосил парень облизывая поврежденный палец.

- Тогда пойдем домой и будем опять целоваться! - капризно надула губки девушка. Тут камень на котором она стояла зашатался и из под него стрелой выскочил маленький красный краб.

- Ой, лови! Лови! - закричала девушка, а ее приятель рванулся вперед и ловко подхватил крабика за панцирь.

- А вот тебе, милая, и жемчуг, только я, убей бог, не пойму откуда он здесь взялся!

И они вдвоем с интересом разглядывали маленького красного краба судорожно сжимающего в своих клешнях две прелестные серебристые жемчужины.

Я вспомнил эту историю вчера, когда случайно зайдя в магазин "Подарки" увидел на витрине маленького красного краба. Он ярко блестел лакированным панцирем, грозно раскинув в стороны свои клешни и смотрел на мир двумя серебристыми жемчужными бусинками вставленными вместо глаз. На ценнике было написано: "Жемчуг натуральный, есть заключение ювелира."



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 07.08.2011, 11:07 | Сообщение # 45
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9581
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Двенадцатая

Маленькая сказка о любви


Когда-то я уже рассказывал вам о том, какие удивительные приключения случаются порой с игрушками в их реальной, волшебной жизни. А недавно мой друг Непоседа поведал мне еще одну такую историю, лишь подтвердившую мое мнение, что порою наша с вами жизнь намного беднее игрушечной. Или мы сами ее такой делаем. Впрочем, судите сами.

Сколько он себя помнил, за спиной всегда были вагоны. Такой маленький аккуратный составчик из двух пассажирских и одного товарного. Пассажирские вагоны были очень красивого темно-зеленого цвета с маленькими белыми надписями и стеклянными окошками, а товарный - темно-коричневый, словно бы из дерева и с одной большой дверью. Как только железную дорогу включали он сразу начинал крутить все свои колеса и резво тянуть за собой эти три вагончика. Он бежал впереди них потому, что сам был Паровозом. Эдаким черным, с большими красными колесами, блестящими шатунами и просторной кабиной - маленьким игрушечным Паровозиком. Он очень любил свою работу и с удовольствием таскал вагончики туда, куда приказывали. Правда иногда приходилось туго - то товарный перегружали, то в гору ползти, но Паровозик всегда справлялся и никогда не жаловался. Да и интересно ему было, ведь Хозяин непрерывно расширял дорогу добавляя все новые и новые участки рельсов, стрелки, мосты, переезды и прочее, прочее, прочее. Ему было интересно играть, а Паровозику следить как день за днем увеличиваются его владения и прибавляется ему работы.

Однажды, проснувшись и почувствовав как по рельсам побежал живительный ток, Паровозик весело загудел и поехал вперед. Но за первым же поворотом даже остановился от удивления, а такое с ним случилось впервые в жизни,прямо перед ним была настоящая станция! С вокзалом, несколькими путями, депо и вагонами. Вот это да! Паровозик даже подпрыгнул от радости и рванул на станцию. Ведь там должны быть новые друзья и может быть даже, чем черт не шутит, второй паровоз или, еще лучше, тепловоз!

Но едва он подогнал свой состав к перрону, как вагоны быстренько отцепили и кто-то укатил их, оставив его одного. Он сначала даже обиделся, но потом сообразив, что укатить их мог только кто-то из своих, призывно загудел. С другого конца станции раздался ответный свист. И радость переполнила Паровозик - теперь-то он не будет так одинок на этой большой дороге, наконец и у него появиться настоящий друг. Друг, вместе с которым, сцепившись намертво стальной хваткой, они будут тянуть свой состав вдвое быстрее или вдвое тяжелее. Но тут его отвлекли от этих приятных мыслей подавали новый состав. Не известный друг осторожно толкал вагоны, стараясь не ударить его в момент сцепки. Паровозику стало так приятно от этой заботы и лихо зацепив состав, он еще раз загудел и тихонько поехал вперед. Он специально тронулся не спеша, в надежде на то, что тот кто толкал вагоны, отцепившись, может обогнать его по боковой ветке. Так и случилось! Сзади раздалось чье-то веселое заливистое гудение и его обогнала маленькая юркая Дрезина. Правда Паровозик сначала расстроился, он-то надеялся на что-нибудь помощнее, ну хотя бы маневровый, а тут... Но, глядя на эту проворную Дрезину ловко снующую туда-сюда между вагонами и деловито растаскивающую их по путям, он невольно улыбнулся. А улыбнувшись заметил яркие кокетливые надписи на Дрезине, маленькую ладную кабинку лихо сдвинутую набок и множество других мелочей из которых мы все, вообщем-то, и состоим. И покидая станцию Паровозик уже с теплотой думал об этой малышке, которая одна управляется с таким хлопотливым хозяйством. И еще он думал о том, что стоит ему только пройти круг, как он снова вернется на станцию и снова увидит Дрезину. А там, всяко бывает, может быть ему удастся и заговорить с нею. И он проворно помчался вперед оставляя позади игрушечные километры да стук колес. Но когда он, наконец-то прошел весь круг выложенный Хозяином, и подъехал к перрону, все повторилось как и в первой раз. Дрезина подъехала сзади, осторожно отцепила один состав и, отогнав его в депо, бережно подцепила другой. И опять лишь на выезде со станции они увидели друг-друга, только теперь первой загудела Дрезина. Так и повелось с тех пор - круг с составом за плечами, небольшая передышка и краткий миг встречи, после которой опять круг. И со временем Паровозик стал замечать, что ждет этого последнего мига отъезда со станции со все большим и большим нетерпением. Поначалу он удивился и преписал это ощущение скуке, больше-то поболтать не с кем, не с ва-гонами же безмоторными разговаривать! Но потом, когда Дрезина стала притормаживать, обгоняя его, и они, познакомившись, могли даже весело болтать между собой какое-то время, Паровозик понял что виной этому была совсем не скука. Потому, что расставшись с Дрезиной он сразу же начинал ожидать следующей встречи. И ничто не могло отвлечь его от этого сосредоточенного ожидания подчинявшего себе все остальное. Вагоны даже стали жаловаться на Паровозик, что он перестал притормаживать на поворотах и от этого их нещадно трясет. А тут уж сами понимаете, от такой езды и до беды недалеко.

И она не заставила себя долго ждать. Правда я не знаю точно беда ли то была или счастливый случай. В один из своих бесконечных кругов Паровозик не заметил, что на новом участке разошелся один из рельсовых стыков. точнее заметить-то он заметил, да слишком поздно - вагоны не опрокинулись, но сам он с рельс сошел, и не вперед, не назад. И такая катавасия чувств на него накатила - и больно (А ну-ка, попробуйте-ка ногой об стену, да со всего размаха, да со всей силы; что больно? То-то же!), и стыдно (Сколько лет таскал эти чертовы вагоны и хоть бы что, а тут!), и обидно (Ведь не старый еще, а так в лужу сесть!). И за их круговертью он даже не сразу сообразил, что вагоны уже убраны и к нему, чтобы помочь вернуться на рельсы, приближается Дрезина. А увидев это он даже замер на миг, едва топку не погасил. Паровозик весь дрожал от напряжения, мысли смешались в какой-то один плотный клубок. Ведь они с Дрезиной даже никогда не разговаривали вволю, а тут такое... И потом, если он спешил к ней на станцию, то это еще совсем не значит, что она его там с нетерпением ждала. Хотя в это так хотелось верить. И не зная что сделать и что сказать он лишь потупил глаза и смущенно прогудел: "Я тут это... Ты уж извини."

- Ты не ушибся? Бедненький, не бойся, я помогу тебе! - неожиданно нежно прозвучало в ответ. - А я как почувствовала, что-то не то, ты ведь еще не разу не опаздывал на свидание.

И главное даже не в том, что она сказала "свидание", а в том, как смутилась и покраснела произнося это слово. Бесшабашная радость и веселье захлестнули Паровозик: "Свидание! Значит для нее наши встречи тоже были свиданиями!" И ему стало так легко и свободно, что он загудел на всю округу.

- Тише, тише, оглушишь, ну что ты...

Паровозик смутился, но увидев все понимающую лукавую улыбку Дрезины засмеялся и взглянул ей в глаза. Они впервые были так близко друг к другу, лицом к лицу, глаза в глаза. И этот взгляд сказал им все. И о бессонных ночах в ожидании встречи, и о сжигаемых в топке километрах, разделяющих их. Он рассказал о томительной тишине станции, когда затихнет эхо от последнего гудка удаляющегося Паровозика и жизнь концентрируется в станционных часах. И как ужасно медленно ползет их стрелка, и как несносны и нахальны бывают эти вагоны и платформы. Еще они узнали что, оказывается, хотят поговорить друг с другом об одном и том же, и что впереди у них, даже не вериться, долгая дорога на станцию, которую они проедут вместе. А это значит, что они успеют поболтать о стольком, что просто дух захватывает. Они впервые прикоснулись друг к другу и словно какая-то искра вспыхнула между ними в этот момент.

А потом, потом Дрезина надрываясь изо всех сил тянула Паровозик обратно на рельсы, а тот, упираясь что было мочи, помогал ей. Казалось, что у них ничего не получиться, казалось, что это просто невозможно, но тогда не будет и их совместного пути на станцию! От этой мысли Паровозик так рванулся вперед, что только искры посыпались из-под колес и он вмиг оказался на рельсах и даже Дрезину толкнул. От неожиданности она покачнулась, но Паровозик успел подхватить ее и крепко прижать к груди. Она вздрогнула и притихла, прильнув к нему. Так они и поехали на станцию. Тог-да-то Паровозик и понял впервые, что такое настоящее счастье. И даже не надо было ни о чем говорить, просто ехать вот так и все.

А потом наступили черные дни. Вслед за первой станцией на дороге появилась вторая, а кроме нее еще фабрика, поселок и, самое главное, несколько новых современных тепловозов. И беда была даже не в том, что новички были красивы и быстры, а в том, что теперь Паровозик перевели работать маневровым на новую станцию. И только изредка ему поручали таскать грузовые составы на фабрику и обратно. Он с нетерпением ожидал этих рейсов, потому что по пути проезжал мимо старой станции и мог хоть издали увидеть Дрезину. Они всегда долго-долго гудели приветствуя друг друга, да только много ли скажешь на таком расстоянии, да еще крича на весь мир. "Я люблю тебя!" - это понятно, но это лишь малая крупица того, что переполняло их!

И однажды, после особенно длинной и темной ночи Паровозик не выдержал и презрев все семафоры и стрелки, бросив все свои дела помчался на старую станцию. Он шел на всех парах, потому что понимал - времени у него в обрез. За непослушание накажут и может быть после этого он уже никогда в жизни не увидит Дрезину. Казалось, он выжимал из себя все что возможно. Но он ошибался. Паровозик понял это, когда внезапно услышал такой милый и родной его сердцу голос и увидел летящую ему навстречу Дрезину. Она тоже сбежала и ехала к нему! Паровозик и не подозревал, что может нестись с такой скоростью. Еще немного и они встретятся! И эта мысль помогала ему не ви-деть красных сигналов и не слушаться уводящих в сторону стрелок. Это конечно было очень больно, не сворачивать, но впереди была Она. И Паровозик мчался все быстрее и быстрее. Даже когда неожиданно отключили ток, и все остальные тепловозы остановились и заснули, они с Дрезиной не подчинились. Я не знаю, что за сила помогла им, но они лишь убыстрили свой бег. Ничто не могло остановить их и они встретились. Лицом к лицу, глаза в глаза. Встретились и прикоснулись друг к другу.

Тому, кто видел это со стороны казалось, что они погибли, ведь осколки от этого столкновения разлетелись по всей квартире. Но мне доподлинно известно, что это был самый чудесный момент в их жизни, такой долгой и счастливой. А разве могло быть иначе, ведь в тот момент они соединились навсегда. Навсегда вместе. И никакая разлука не смогла больше разъединить их, отнять друг у друга, потому что именно в тот момент они стали одним целым, имя которому - Любовь.



Всегда рядом.
 
Форум » Чердачок » Жемчужины » Евгений Кривченко "Лирические сказки для взрослых и детей" (волшебное)
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2022
Бесплатный хостинг uCoz