Суббота, 10.12.2022, 08:00
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: OMu4  
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » *Талантология* (общая тема для дружеской поэзии и прозы)
*Талантология*
LitaДата: Суббота, 29.08.2015, 15:41 | Сообщение # 106
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: nastyKAT

Тема: Не всем шутам везет на королей или От перемены места...

От перемены места...

Король однажды проснулся с утра,
И видит — на троне Шут!..
"Ужели тебе не мила голова?
Сейчас её с плеч снимут!"

"Ну, что Вы, — ему отвечает Шут, —
Моей в этом нет вины.
То Ваш был приказ, чтобы я сидел тут,
А снизу шутили Вы".

Король в удивлении на пол сел.
"Когда это было? И как?
Когда бы я трон уступить бы успел?
И кто в нём сидит? Дурак!"

На что Шут ответил, кивнув головой:
"Тут, знаете, как посмотреть.
На троне сидящий дурак — король,
А прочим — шутить и петь.

Собой развлекать дам, дворян, мужиков,
С презреньем глядящих вослед.
И будь ты хоть целый Король Дураков,
К тебе уважения нет".

"Но… как же… — Король не мог выбрать слова. —
На трон — и с башкою пустой?"
"Ах, что же я слышу? Вы, верно, едва
Понимали, кто я такой.

Кто тенью за вами всюду скользил,
Учился, слушал, вникал?
Под острые шутки тайком изучил
Придворных страстей накал?

Финансы, налоги, всё это узнал,
Весь быт Короля — от и до.
И вряд ли заметит хоть кто из дворян,
Что Король-то на троне другой".

Король уж подумал, что всё это сон,
Что это — загробный мир!
Но Шут спрыгнул запросто с трона на пол.
"Ну, Вашество, я пошутил!

Вчера вы действительно были пьяны,
Корону пытались отдать,
Но мне по душе мой колпак и штаны,
И ваших проблем мне ненать".

Король замолчал, багровея лицом,
И Шут, хохоча, убежал.
Король рассмеялся и сел на свой трон.
"Ну, что за бесстыжий нахал!

Проблемы мои, ему, ищь, не нужны!
Казнить бы сейчас дурака.
Но очень уж муторны нужды страны,
Так пусть хоть такая рука

Поддержит, утешит, слегка разозлит,
Нет, надо же, Шут — и Король!
Хм. Он говорил, что он знает мой быт.
И прям, что ль, меняться порой?.."



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 19.10.2015, 10:59 | Сообщение # 107
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Agata Argentum

Вслед за Творцами...

Уходя, Творец оставляет в Вечности свой след. Россыпь звезд или одинокая звезда, туманность или след кометы — все это остается после человека, храня память о нем, фиксируя глубинный слепок его личности, его мечтаний, его страхов и надежд.
Один за другим растворяются в Вечности те, кто держал над нами небо. Они исчезают, а высота становится все ниже, ценности — все мельче, и только звезды вдали, посылая нам одинокие сигналы, хранят память об истинном. Звезды не гаснут, оставаясь связующей нитью между нами и небом, между бренным и Вечностью… Мерцают, возвращая нам — нас, удерживая паутинкой памяти и надежды, храня и оберегая на грани. А иногда и — за гранью.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 19.10.2015, 11:01 | Сообщение # 108
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Agata Argentum



"Прикасаясь к воспоминаниям..."

Прикасаясь к воспоминаниям о том времени и о тебе, ощущаю покалывание в кончиках пальцев и медленно, мягко обволакивающее тепло. Невозможно объяснить, но иногда кажется, что только это и держит меня в холодном и сиротливом мире.
Интересно, помнишь ли ты наши игры и разговоры, где загадка сливалась с отгадкой, а от сплетения идей рождался изумрудный свет? До того ли тебе там, где ты сейчас, в мире вечного ослепляющего сияния? Есть ли там вообще воспоминания, или без них легче? И растворяешься в свете, не тоскуя по теплу, по звукам и голосам, по краскам и цветам…
А мне тут зябко и темно. Иногда, когда становится совсем невмоготу, и уже, даже привычно проводя стертыми пальцами по шершавой стене лабиринта, одолевает желание упасть, сползая по бетону, сдирая до крови руки и лицо, когда кажется, что вот-вот потеряю, избавлюсь от себя, — внезапно ощущаю это теплое покалывание на самых кончиках онемевших пальцев, и, скрутившись в клубок, убегаю-прячусь в сны. В сны о тебе.

Сегодня психолог в который раз пытался сказать, что тебя не существует, потому что ты — это я. Но как позволить себе роскошь верить человеку, у которого в кабинете кондиционер и камин, а дома — любящая жена, послушные дети и пушистая урчащая кошка? Ему-то всегда хорошо и тепло. А меня бьет озноб. Кажется, что лед разрастается изнутри, выламывая кости, выхолащивая душу… Он растет, превращаясь в ледяную пустыню. Кристаллы льда заполонили все, крутятся-переливаются перед глазами, пробиваясь под закрытые веки, они сплетаются в причудливые узоры калейдоскопа, и постепенно ко мне возращаются цвета. Солнечный теплый свет, бирюзовое дыхание теплого ветра, изумрудные узоры наших с тобой загадок. А еще — твоя рука. Ты протягиваешь мне какой-то кристалл — загадку, в которой и скрыта отгадка.
Прикрепления: 4328706.jpg(102.3 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 11.12.2015, 12:41 | Сообщение # 109
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Zarubin Alex
Стадии написания текста


0% А что, вроде неплохая маленькая идея. Надо записать по-быстрому, пока не забылось…
10% текста. А, что, неплохо получается…
11% По-моему, у меня сломались часы. Все сразу.
12% Нет, не сломались. Немедленно спать!
20% Хорошо идет. Только надо ещё обоснуй продумать.
25% И куда здесь вставлять обоснуй? Ладно и так сойдет.
30% Сколько-сколько килобайт? А у меня еще экспозиция не кончилась. Кто там про «записать по быстрому» говорил — убил бы гада… Ах, да… я же и говорил.
50% Герои, вы куда собрались? Что значит — куда надо? По плану вам туда не надо. То есть надо, но не туда… и не надо мне большой десантный загиб цитировать. Откуда вы его знаете, если его не знаю даже я? И что значит «там премия ?» А там сюжет… Понял… понял, не дурак.
55% — Верной дорогой идем, однако!
60% Здесь должен быть самый важный диалог…
61% Что? Эти два предлога и полтора междометия и есть самый важный диалог? А в воображении это было так красочно… блин…
70% Кой черт понес меня на эти галеры?
80% лучше бы это и в самом деле были галеры.
90% Еще немного, еще чуть-чуть…
95% — ну какая сволочь звонит? что сломалось? как — всё? и вправду — всё… эх, а финал был так близок.
96% — хорошо венерианцам — у них в сутках 5832 часа. Они все успевают. Наверное.
97% — перехожу на венерианское время. Отсюда, и до финала.
100% -Какая еще вычитка? Немедленно спать…




Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 13.01.2016, 13:16 | Сообщение # 110
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Caprika

С бумажным листом
Белизной соревнуется
Твой нежный лик.
---------
Валун в прибое
Бьется. Уже не молод,
Пойду, достану...
---------
Спина кривая...
Вернуть мне молодость?
Нет, не желаю



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 26.02.2016, 18:25 | Сообщение # 111
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Марина Медведева



Нетопырь

Кровь красная, горячая стекает по искалеченному телу, капает, прожигая снег. В зимнем лесу умирает нетопырь, и умирает мучительно. Подобно каждой живой твари, ищет он уединения и покоя на пороге смерти, поэтому упрямо ползет по белому снежному покрову, оставляя за собой алые пятна. След в след легкой поступью идет за нетопырем юная дева, и нет страха в ее глазах, лишь твердая решимость.
А нетопырю бы забиться и тихо умереть, но мощная его энергия еще бушует в теле, пронзенном насквозь пиками, не отпускает темную душу. И вот он уже не может ползти, а лишь скребет по снегу переломанными лапами, оставаясь на месте.
— Не уходи… — молит дева, тянет к нетопырю покрасневшие от холода руки, — Помнишь ли ты меня?
Нетопырь никого не помнит, да и речь человеческую не понимает, но уйти не может — нет сил. Глазами, подернутыми пеленой, он смотрит на худенькую девушку в белом платье. Острые скулы ее облеплены влажными от тающих снежинок светлыми волосами, а руки украшены массивными серебряными браслетами.
Нетопырь ослеплен яркостью обволакивающей ее ауры, щурится и мотает остроухой головой. Затем издает горловое рычание, скалит острые зубы в надежде отпугнуть назойливую девчонку, но безуспешно. Она подходит все ближе и ближе, аккуратно переступая по снегу ногами в тонких матерчатых сапожках, и вот уже касается нежными пальцами огромной уродливой головы нетопыря. Опускается на колени, пачкая кровью подол платья.
— Ты должна меня вспомнить. Я не верю, что ты могла все забыть! — в голосе девушки такая неподдельная боль, что нетопырь беспокоится, поводит узорчатыми крыльями. Какое может быть дело ей, человеку, до порождения тьмы? Убить бы ее быстрым росчерком когтистой лапы, порвать горло, налакаться крови напоследок. Но нетопырь не может, нет в нем больше ненависти и жажды отнимать чужие жизни, есть только усталость. Его битва закончилась, и он безропотно склоняет голову перед человеком.
— А я тебя почувствовала сразу. Ты и я, мы с тобой связаны, помнишь, ты говорила? И узнала я тебя сразу, как только увидела. Эти узоры на твоих крыльях, они такие же, как на твоей любимой мантии, — девушка ласково проводит рукой по горячей коже изорванных крыльев, по густому окровавленному меху, глубоко вдыхает мускусный запах нетопыря.
— Умираешь… Вспомни же меня, ну! Ты говорила, что я для тебя всё… На амулет посмотри, это ведь ты мне его подарила, — девушка простирает ладонь, на которой лежит золотой кругляшок с дырочкой для шнурка, перед самой мордой нетопыря.
Нетопырь раздувает ноздри, осторожно обнюхивает протянутую руку. Что-то неуловимо знакомое чуется ему в запахе девушке. Вдруг нетопырь резко вскидывается из последних сил — до его тонкого слуха донеслись топот множества ног, крики и треск факелов. Мучители, гонявшие его всю ночь по лесу, протыкавшие его тело пиками, нашли и здесь. Нетопырь растопыривает крылья, готовится защищать, но не себя — девушку. Зачем? Он и сам не знает. Просто чувствует — так надо. Должен.
На поляну, где нетопырь надеялся найти последний приют, высыпает разъяренная толпа. Охотники обнажают мечи и натягивают тетиву луков, готовясь к атаке.
— Нет!!! — вскрикивает девушка, раскинув руки и заслоняя нетопыря своим телом, — не трогайте ее!
И столько отчаяния в голосе, что ей становится подвластным остановить этих людей: разгневанных, уставших, яростно жаждущих смерти нетопыря.
Девушка обвивает мощную шею руками, плачет, уткнувшись лицом в темный мех. Нетопырь слаб, его уже не держат лапы, и он опускается на землю, бессильно раскинув в стороны крылья. Человеческая девчонка что, защищала его?
— Ты не пытаешься убить меня, а значит, помнишь… Мама… — шепчет девушка.
Такое простое слово. Чтобы его произнести, нужно всего лишь приоткрыть рот и два раза сомкнуть губы. Ма-ма. Нетопырь не понимает других слов, но это почему-то помнит. Он урчит, утыкается мордой в плечо девушки. Его захлестывает череда странных, ярких образов.
Графиня, темноволосая молодая женщина с изможденным лицом, стоит у окна, ссутулившись, и меланхолично смотрит на город. Яркими сполохами там сейчас расцветают пожары, и издали слышен тревожный набат. Который день стражники во главе с лучшими из ее воинов не могут подавить мятеж, но ей нет до этого дела. У графини в горячке ребенок, и она уже не надеется на помощь даже самых искусных лекарей. Не телесная немощь терзает ее единственную дочь.
— Графиня, она очнулась! — в комнату врывается юный круглолицый паж, трепещущий от счастья лично сообщить графине благую весть. Сердце графини чуть замедляет свое биение от холодного ужаса: "Нет, нет, я еще не готова". Но уже через миг она ненавидит себя за это малодушие так сильно, что хочет биться головой о стену.
Ее милая малышка: чуть вздернутый носик, золотистые кудряшки — легкие и пушистые, как облачко, и огромные голубые глаза. Прелестное дитя. Она родилась, и вдохнула новую жизнь в тусклые стены старого родового замка и безразличную ко всему после смерти супруга графиню.
А потом в замке начали погибать все растения и цветы. Дальше — больше, болели и умирали животные, вывелись мыши и крысы в подвалах замка. А когда графине показали уродца, что вытащили из чрева умершей, едва разрешившись от бремени, служанки, графиня забила тревогу.
Заезжий темный маг, которого графиня приказала тайно привести к ней, подтвердил самые страшные опасения. Ее доченька, ее маленькая, чистая девочка оказалась носительницей страшного дара прабабки — склонности к темным искусствам. Сама графиня прабабку не застала — та умерла еще до ее рождения, но люди шептали разное. Дескать, та наводила проклятия на недругов и, обращаясь огромным нетопырем, рвала воинов противника на поле боя на части. " Я научу ее обращаться с темным даром", — сказал маг, но графиня с гневом отвергла его предложение. Тогда тот за плату, равную цене небольшой деревни, наложил на ребенка мощное заклятие, блокирующее тьму, которая рвалась наружу из хрупкого тельца. Но подарил им лишь несколько лет спокойствия, и все стало много хуже.
— Доченька моя, счастье мое… — графиня прижимает к себе ребенка, целует светлую макушку, вдыхает сладкий, ни на что не похожий запах.
— Мамочка, я так долго спала! Мне снились страшные сны, мамочка! Виделось всякое, такое ужасное! Голоса мне нашептывали странные слова, рассказывали всякое гадкое! Мне так страшно, мамочка… — тонкий голос ребенка, спешившего поделиться пережитым, дрожит и срывается.
— Я уже говорила тебе — ты должна быть твердой духом, девочка моя. Судьба уготовила каждому из нас тяжкие испытания, и только если мы будем милосердны, праведны и благочестивы, свет не покинет наши души и убережет от зла. Добродетель вознаграждается, — графиня снимает с себя и повязывает на тоненькую шейку девочки медальон. Шепчет что-то ласково, напевает незамысловатую колыбельную, гладит укутанную в искусно вышитое одеяло спинку.
Еще некоторое время она сидит у детской кроватки, любуется безмятежно спящей дочерью, и думает, что это самое прекрасное, что она видела за всю жизнь. Затем набирается решимости и, обернувшись в последний раз, уходит. "Сейчас или никогда".
В коридоре ей преграждает путь давно поджидавший главный советник:
— Госпожа, подавить беспорядки не удалось. Наши люди терпят огромные потери! Прикажете посылать к королю за подмогой?
Графиня затуманенным взглядом смотрит на него, затем целует в щеку и мягко отстраняет с дороги:
— Я верю, что ты примешь верное решение. У меня нет повода усомниться в твоей мудрости. Спасибо тебе за все, мой верный друг!
Подхватив полы платья и тяжело дыша, графиня ступень за ступенью одолевает винтовую лестницу, что ведет на самую высокую башню замка. Скрупулезно, внутренне содрогаясь от отвращения, раскладывает в определенном порядке пучки пахучих трав, камушки с рунами, пузырьки с кровью, зажигает свечи из человеческого жира. Сверяется с пергаментом, куда загодя переписала из найденной в подвале книги прабабки приготовления к ритуалу.
Тускло горят гнилостно-желтые свечи, которые графиня расставила полукругом вокруг себя. Графиня преклоняет колени и сбивчиво, скороговоркой бормочет слова на незнакомом языке, что заучила ранее.
Трепещет. Прислушивается.
Тишина, которую нарушает лишь зловещее уханье филина.
"Не получилось" — облегчение окатывает графиню, и она готова стремглав бежать из каморки. Потом вспоминает светлую макушку дочери, доверчиво льнущее тельце и широко открытые глаза, в которых пока нет ни тени порока.
И в который раз молится, но молится так истово, как ни молилась никогда. И не тому, кому она молилась всегда.
Она сулит жизнь свою, тело свое, душу свое отдать в услужение.
И ее слышат, и ей отвечают.
Графиня неторопливо гасит свечи, снимает туфли и становится на окно. Подставляет ветру мокрое от слез лицо и с наслаждением вдыхает ночной влажный воздух. Делает шаг вниз.
Ощущение стремительного полета. Острая боль во всем теле.
И забытье.

Нетопырь встречается взглядом с девушкой: ее — острый, внимательный, и его — полуугасший, но с искрой узнавания.
— Я хочу, чтобы ты вернула мой дар, мама. Пусть и забрала ты его из добрых побуждений, — говорит девушка. Молчит некоторое время, потом добавляет горько:
— Не праведность моя мне помогла, когда ты пропала, и твой любимый советник пытался меня отравить. И все, лишь бы я болела и не мешала ему плести паутину интриг. Не милосердием я избавилась от мужа-насильника. Не добротой я обеспечила покой в городе на многие годы. А добродетель, мама… безнаказанной не остается. Уж я в этом убедилась, поверь.
Девушка встает, тщательно отряхивает снег, отлепляет от колен пропитанное кровью платье. В ее глазах горит отчаянная решимость, и она отходит прочь, бросив через плечо холодно:
— Прощай, мама.
А затем повелительно говорит охотникам:
— Добейте. Близко не подходите — тварь все еще опасна.
Оторопевшие, охотники расступаются перед ней.
Нетопырь пытается ползти за девушкой, и его прежде бессмысленные глаза наполнены почти человеческой скорбью. Он не издает и звука, когда арбалетные болты и стрелы разрывают его щеку, крылья, грудь. Нетопырь повержен, и его большое сильное тело беспомощно распростерто в луже липкой крови.
Никто не видит, как охает от боли и хватается за ствол дерева девушка в белом платье. Небесно-голубые радужки ее глаз окрашиваются в черный цвет, и зрачки становятся неразличимы. Но быстро оправляется от боли, и, не оглядываясь назад, идет по дороге, ведущей в замок.
Прикрепления: 1967350.jpg(31.8 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 27.02.2016, 08:23 | Сообщение # 112
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Эля К.



Сказка о желаниях


В озере нашем, согласно преданью,
Стайка магических рыбок живёт.
Каждая может исполнить желанье,
Только ничем не поймаешь её.

Здесь не помогут и крепкие сети,
Снасти, ловушки, крючки не нужны.
Верят у нас, что создания эти
Сами достойного выбрать должны.

Ну а нужны только хлебные крошки.
Следует туже мешочек набить
И тихой ночью, по лунной дорожке,
К центру волшебного озера плыть.

Там-то, примерно, и остановиться,
Крошки рассыпать. На свет фонаря
И угощение может явиться
Стайка красавиц — вот так говорят.

Вдруг замерцают во тьме светлячками,
Маленьким вихрем всплывая со дна.
Если к воде прикоснуться руками —
Быстро в ладони запрыгнет одна.

Пусть не найти этой рыбки дороже,
И обладать ею был бы ты рад,
Просто подумай о чем-то хорошем,
Да отпусти златоперку назад.

Только вот чудо не сразу случится.
Ты не ропщи, пусть хоть год пробежит.
И из желаний одно воплотится
В явь. А которое — рыбка решит.

Всякое было у нас, в самом деле:
Нищих сирот принимали в семью,
Бедные люди — те вдруг богатели,
Кто-то встречал половинку свою.

Все совпадало, возможно, случайно?
Только мне хочется верить в молву.
Тоже решусь и на лодочке, тайно,
В лунную ночь за мечтой поплыву.
Прикрепления: 0561996.jpg(158.1 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 27.02.2016, 08:28 | Сообщение # 113
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Считалка



Не конец света


Мы в спешке покидали город ночью,
Не захватив с собой обычный скарб.
И тот, кто закричал: «Конец нам, точно!» —
Не показался мне душою слаб.

Сносил дома поток метеоритный.
Срывался с неба раскалённый гнев.
К жене плотней в машине беззащитной
Прижались дети, разом присмирев.

Сирены выли. У метеоритов,
Как оказалось, жёлтые хвосты.
Смертельный звездопад пришел с орбиты.
Зарницы рвали небо в лоскуты.

Горела в поле зрелая пшеница,
Чернел у трассы свежий котлован.
Автомобили мчались вереницей,
Мы завершали скорбный караван.

— Останови! — крик дочки, будто выстрел,
Заставил резко выжать тормоза.
Среди теней на местности холмистой
Неразличимый кто-то брёл назад.

В руке фонарик — путнику подмога,
Прорезал мрак меж вспышками огней.
— Поможем, папа! — звонкая тревога
Дрожала в просьбе младшенькой моей.

Спасать глупцов в разгаре катастрофы —
То выживания попрать инстинкт.
Я вылез из машины, дверцей хлопнув,
На склон, где луч фонарика светил.

В отсветах грозной огненной лавины
Я разглядел: одет не как в поход,
И слишком юн, не многим старше сына.
В ногах парнишки тень — неужто кот?

Меня он видел, не было сомнений,
Но не свернул навстречу, как на зло.
Конец времён, а я теряю время.
Поймав, задам по первое число!

Мы поравнялись, но объект спасенья
Смотрел на город, тонущий в дыму.
— Я с вами не пойду, прошу прощенья,
Не думал быть обузой никому, —

Сказав, он смолк, и мы застыли оба.
Чёрт, это было слишком: на краю
Привычной жизни стражи— небоскрёбы
Теряли башни в пламенном бою.

И звезды. Никогда не видел ярче.
Я словно сам летел, как метеор,
И свет вмещал. Мерцанием охвачен
Раскинулся космический шатер.

Я произнёс: — Не просто мир разрушить.
Пускай огонь, потоп, пускай ледник,
Но лишь бы холод не забрался в души.
Вселенную спасти в короткий миг

Под силу нам — сберечь того, кто рядом,
И верить в лучшее, как верили до нас.
Дружок, я без тебя за руль не сяду,
Бежим, там ждут, умрём не в этот раз.

Он суть момента осознал, похоже,
Да, я нашел хорошие слова.
Мы ринулись назад. Секундой позже
Холм жаркий всполох в комья разорвал.

Свезло — вот доказательство от бога,
Что не напрасно взял я паренька.
Мы, запыхавшись, вышли на дорогу,
Испачканные, как из рудника.

— Постойте, — он замешкал у машины,
— У вас найдутся для двоих места?
И, чуть смущаясь, из под куртки вынул
Испуганного рыжего кота.
Прикрепления: 5462729.jpg(136.6 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 27.02.2016, 08:54 | Сообщение # 114
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Katriff



Подарок


Рыжий кот Васька лежал на траве и, щуря глаза, грелся на солнышке, хорошо ему было.
— Кар-р-р, — раздалось откуда-то сверху. Он продолжал нежиться в теплых лучах, не обращая внимания на происходящее.
— Кар-р-р, — послышалось еще раз.
— Если опять намекаешь, что хочешь поиграть в догонялки, то нет. Ты сначала бежишь, а потом взлетаешь. Это нечестно, я всегда вожу, — лениво перевернувшись на другой бок, промурлыкал Василий.
Он потянулся, открыл глаза и увидел на нижней ветке липы ворону, которая сидела и смотрела на него черными круглыми глазами. Жила она в соседнем лесу и прилетала к нему в гости, всегда хитрила и проказничала, а ругали кота.
— Кар-р-р, а ты вообще знаешь, какой год на дворе? — спросила ворона, почистив клювом перья от налипшей хвои. Она залетала в сосновый лес к знакомой сороке поболтать. Там нечаянно прижалась к стволу сосны, испачкалась смолой, иголки и прилипли.
— Какой? — нехотя спросил Василий, вставая с травы и переходя в тень дерева. Там уселся и стал облизывать лапку с таким видом, как будто важнее этого ничего не было.
— Год красной обезьяны наступил, неужели не слышал? Позор, кар-р-р-кой позор, — громко прокричала ворона, пытаясь пристыдить его за незнание.
— А ты откуда знаешь? И чего вообще ты о нем летом вспомнила? — поинтересовался кот, обиженно фыркнув.
— Мне знакомая сорока на хвосте принесла. А когда еще вспоминать, зимой ты на улицу почти не выходишь. Весной тебе некогда — днем спишь, по ночам на крышах песни орешь, талант, видите ли, просыпается. Самое время летом, — уверенно сказала ворона, считая себя умной птицей, способной разобраться в сложных жизненных ситуациях.
— Мне какая разница, какой год, — пробурчал сквозь усы Василий. Подошел к дереву, вытянулся во весь рост и стал точить когти.
— А кар-кар-как какая? На новый год положено подарки дарить тем, кому хочешь приятное сделать. Ты свою хозяйку порадовать должен, а то от тебя одни огорчения.
Василий задумался, вспомнив, сколько раз она расстраивалась из-за его проказ. То диван ободрал — лень было идти на улицу, а когти чесались, прыгнул за мухой — разбил вазу. А уж о том, что однажды ночью сделал лужу в уголке коридора, даже вспоминать стыдно. Подарки никогда не дарил, но свою хозяйку Милу и ее жениха Андрея порадовать хотел.
— А что я могу подарить? — вслух размышлял он. — Ну, промурлыкать песенку на ночь, чтоб уснули. Или потереться о них своей мягкой шерсткой, приятно будет.
— Не то, не то, кар-р-р, — прокаркала ворона, нетерпеливо шагая маленькими шажочками назад и вперёд по ветке. — Год красной обезьяны, значит дарить надо кар-кар-карсное.
— Что карсное? — не понял Василий.
— Вещь, вещь красную, — объяснила ворона, считая себя знатоком сюрпризов. Она брала вещи для подарков у своей знакомой сороки, яркие и блестящие. Взамен приносила кусочки колбасы и сыра, которые воровала, приходя к коту в гости.
— Ничего красного у меня нет, и денег, что бы купить — тоже. Где я возьму подарок? — расстроился Василий.
— Что бы ты без меня делал? — заважничала ворона. — Выручу, жди здесь, я быстро.
Сказала и улетела. Кот сел и стал терпеливо ждать, гадая, что она принесет. От скуки принялся приглаживать свою пушистую шерстку языком. Наконец вдали показался черный силуэт. Ворона летела, медленно махая крыльями, держа в клюве баночку. Села на ветку и бросила ее коту. Василий зашипел от испуга и удивленно посмотрел на непонятный предмет.
— Бери, для тебя старалась. Сорока надоумила слетать к художнику, она у него монетки иногда берет. Это красная краска, вещей, увы, не было, — объяснила она, видя, как кот осторожно обнюхивает баночку.
— Что с ней делать? — спросил он.
— Сейчас объясню. Возьмешь щетку для обуви, обмакнешь в краску и намажешь ботинки. Они станут красные, яркие, блестящие, — с довольным видом сказала ворона.
— Ты уверена? — спросил недоверчиво Василий. — Что-то это мне не нравится.
— Не сомневайся, хозяйка или ее жених, за такую кар-р-рсоту сметаны дадут. Не забудь меня угостить. На всякий случай с тобой схожу, посмотрю, что получится, — уверенно заявила ворона, надеясь что-нибудь стащить.
Василий очень любил свою хозяйку и ее жениха, который чесал его за ухом, поэтому взял краску и пошел делать подарок. Дома никого не было. Он достал из шкафа обувь, открыл коробочку, обмакнул щетку и стал натирать. Ворона тихонько пошла на кухню, взяла печенье, стоявшее на столе, и начала выкидывать в открытую форточку. «Потом прилечу и соберу, отдам за краску сороке,» — подумала ворона. Перетаскав все печенье, вылетела через форточку и отправилась по своим делам. Кот так увлекся, что не заметил ее исчезновения. Начистил ботинки и, устав с непривычки, улегся спать на кровати, во сне ему привиделась полная миска сметаны…
Заскрипев, отворилась дверь, Мила с газетой в руке и Андрей вошли в прихожую.
— Спасибо за приглашение в театр, сейчас переоденусь и пойдем. Подожди меня здесь. Да, совсем забыла, купила тебе ботинки в подарок, примерь, — улыбнулась Мила и пошла в комнату. Там она увидела на своей постели кота с грязными лапами, который спал, свернувшись калачиком. У него была такая довольная мордочка, что казалось, он улыбается во сне. « Какой ужас, вот негодник!» — испуганно подумала, пытаясь понять что случилось. Она была готова разреветься, потому что новое постельное белье, подаренное Михаилом на Новый год, пришло в негодность.
— Уходи сейчас же с кровати! – крикнула от обиды, пытаясь шлепнуть его газетой. Василий, услышав крик сквозь сон, приоткрыл глаза и увидел Милу, замахивающуюся на него газетой. Ничего не понимая, подпрыгнул от страха и, оставляя на кровати и полу красные отпечатки лап, с громким мяуканьем выбежал в коридор. Она побежала за ним и наткнулась на Андрея.
— Мила, что это? — спрашивал растерянно Андрей, держа ботинки в руках и не зная, что с ними делать. Он их примерил и невысохшая краска перепачкала его руки и одежду.
— Ну, Василий, вот проказник, уши тебе сейчас надеру, — разозлилась Мила, взяв веник, попыталась догнать кота. Кот метался по квартире, не зная, куда спрятаться. Андрей, жалея его, открыл дверь, и тот выбежал на улицу. Со всего разбега запрыгнул на дерево, залез на самую макушку и притаился. Тут только заметил, что лапы испачканы краской, он их забыл помыть… Голодный, с виноватым видом, домой пришёл через три дня. Мила уже успокоилась и отмыла следы красной краски, ботинки и бельё выбросила. Его простили, потом вымыли, но сметану не дали. Подарков он больше не делал. Гулять ходил вечером, днем садился на подоконник и смотрел в окно. Если прилетала ворона и начинала стучать клювом в окно, отворачивался и делал вид, что они не знакомы.
Прикрепления: 3294734.jpg(113.6 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 28.02.2016, 18:03 | Сообщение # 115
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Сарко Ли


Все варианты

Алексей устроился на новую работу вчера. Принёс все необходимые документы, всё подписал, получил пропуск. И сегодня, полный радостных ожиданий, пришёл в офис, чтобы продуктивно провести первый рабочий день.
— Доброе утро! — зайдя в кабинет, он поздоровался с коллегами, с которыми теперь предстояло работать в одном помещении.
— Добрый день, — не отрываясь от монитора, отозвалась задумчивая девушка со светлыми волосами, забранными в пучок.
— Вечер добрый, — сказала вторая девушка, смуглая и серьёзная, и чопорно кивнула, будто бы играла в гипертрофированные английские манеры.
— Доброй вам ноченьки! — заулыбался весьма пожилой человек с отсутствующими в некоторых местах зубами. Он мелко кивал и щурился, будто вспоминая, как делал это в недавнем детском мультфильме смешной китаец.
— Меня зовут Алексей, — представился новый член коллектива. Ему показалась забавной форма приветствия. Наверное, им как раз не хватало четвёртого, который бы говорил про утро.
— Оля.
— Анна.
— Евсей Егорыч, — представились коллеги в том же порядке, в каком отвечали на приветствие.
— Ну, я пойду, — вдруг сказала Оля, поднялась, улыбнулась всем, взяла с соседнего стула сумку и покинула помещение. Анна промолчала, глядя в окно, а Евсей Егорыч пожелал девушке «хорошего вечерочка».
Алексей хотел спросить, куда она пошла, но решил, что пока что у него нет такого права. Мало ли, что входит в её обязанности. Да и личных дел никто не отменял. А такая спокойная реакция прочих сотрудников говорит лишь о том, что они в курсе.
— А ты, Андрюшенька, каких будешь? — спросил, чуть подавшись вперёд, Евсей Егорыч.
Алексей немного растерялся и даже не подумал исправлять старика.
— Э-э… в смысле?
— Ну вот Машенька — та из Дорофеевских. Настасья — из Любанских. А ты чьих?
Алексей помотал головой.
— Моя фамилия Жаров. Наверное, я Жаровских?
— Ну-ну, ну-ну… — задумчиво покачал головой Евсей Егорыч и принялся что-то записывать в блокнот.
Алексей располагался на новом месте: доставал и раскладывал вещи, удобно расставлял аппаратуру, определял для себя оптимальное расположение канцелярских принадлежностей. И всё думал: зачем ему знать, «из каких» какая-то там Маша или Настя? Зачем ему об этом сказал новый коллега?
Работа была Алексею понятна, но, ясное дело, нет-нет да и спросишь какую-нибудь мелочь у тех, кто работает рядом с тобой. Всё же работа в коллективе.
— Евсей Егорыч, позвольте вопрос? — сказал он.
В ответ раздалось слабое похрапывание — и верно, старик вовсе не смотрел в блокнот, а дремал, опустив голову на грудь.
— Э-э-э… Анна? — Алексей переключился на вторую коллегу.
Она не отреагировала.
«Странно, вроде я неплохо помню, что она представилась Анной».
— Анна, вы не подскажете мне…
— К кому вы обращаетесь? — спросила девушка, слегка раздражённо глянув на Алексея.
— К… вам, — растерянно ответил он. — Я хотел…
— Меня зовут Люба, запомните это, пожалуйста.
Алексей замолчал. Он забыл, о чём хотел спросить.
Зато он прекрасно помнил, что девушка представилась Анной. С памятью у него всегда был полный порядок.
— Но сначала вы сказали, что вас зовут Анна.
— Я так сказала? — она приподняла чёрную бровь. — Вы уверены, что это было позавчера?
— Я ничего не… — Алексей просто напросто растерялся. Он не сказал ни слова о том, что это было позавчера. — Это было сегодня. Десять минут назад. Или пять.
— Так что же вы говорите ерунду? Я ведь только что вошла, — ответила Анна. Или Люба.
— А Сашенька дело говорит, — вдруг проснулся Евсей Егорыч. — С мёдом оно куда вкусней. Заказывай партию, я подготовлю бланки.
— Да, Сергей, — кивнула Анна-Люба и застучала по клавиатуре.
Алексей ещё несколько секунд сидел на месте, потом медленно поднялся и вышел в коридор.
Там было пусто, и он смог спокойно прислониться к стене и откинуть голову. Что здесь за странный стиль общения? К нему придётся долго привыкать.
В этот момент из-за соседней двери выскочила невысокая женщина с пухлой папкой в руке и устремилась по коридору мимо Алексея.
— Извините! — остановил её Алексей. Он хотел найти хотя бы один островок адекватности. Ну, хотя бы убедиться в том, что проблема есть только в его кабинете.
— Быстрее, Игорь, у меня прослушивание! — поторопила женщина и уставилась на Алексея.
— Я не Игорь. Я Алексей, — довольно спокойно, к своему удивлению, произнёс он. — В моём кабинете тоже все путают имена. Это у вас такой корпоративный стиль?
— Ты не продашь и фунта, если будешь так разговаривать, — с улыбкой покачала головой женщина. — Попробуй ещё раз. Володя тебе подскажет.
— Какой Володя?! — чуть ли не взвыл Алексей.
— Ну этот тощий юнец. Ты что, не знаешь, с кем работаешь?
— Не знаю! — взмолился Алексей. — Там пожилой человек, Евсей Егорыч, и девушка Анна! Так они сказали!
— Ну, таких у нас отродясь не было, — пожала плечами женщина. — Лену знаю, чёрненькая такая, и ещё Володя. Вдвоём они там работали всегда.
Алексей с тоской посмотрел вдаль.
— Спасибо, — убитым голосом проговорил он.
Женщина ушла. Алексей постоял ещё немного в коридоре и вернулся в кабинет, полный решимости выяснить, что же происходит.
И, судя по всему, ошибся дверью. В кабинете было два человека, но это были вовсе не те люди, которых он здесь оставил. Правда, по крайней мере это были мужчина и женщина. Женщина — лет пятидесяти, очень тонкая и с косой, переброшенной через плечо. Мужчина — румяный пухлый блондин неопределённого возраста, нечто между совершеннолетием и пенсией.
— Э-э… а где Евсей Егорыч и… Анна? — спросил Алексей. Сначала он собирался извиниться и выйти, но вовремя заметил свою собственную сумку на стуле.
— Егорыч!.. Ты ж погляди на него, — усмехнулась незнакомая женщина. Посмотрела на Алексея, потом на второго коллегу. — Ты у него теперь Егорыч! Ишь, зауважал!
— После вчерашнего, наверное, — захохотал блондин. Хотя Алексей точно помнил, что вчера его не встречал.
— Машеньку не встретил? — спросила женщина. — Она как раз должна с обеда возвращаться.
Алексей посмотрел на часы. Там было 9:30.
Алексей восторжествовал.
— Во сколько у вас обед? — спросил он.
— В три, как и у всех, — пожал плечами толстяк.
— Тогда почему Маша должна возвращаться с обеда в половину десятого?
Толстяк пожал плечами.
— А как оно всегда бывает… кто-то увольняется, кто-то приходит. Вот ты сейчас пришёл…
— Вы меня вообще слушаете? — разозлился Алексей. — И кто это — Маша?..
Тут он вспомнил, что старик, который сидел раньше за тем столом, где ныне обосновался блондин, говорил что-то про Машу. И Настю.
— Славик, не ори, — попросил толстяк. — Конец рабочего дня, голова и без тебя гудит.
— Кто. Такая. Маша, — повторил Алексей. Он решил, что разумнее будет не обращать внимание на всё подряд, а сосредоточиться на чём-нибудь одном.
— Да сестра же твоя! — всплеснула руками женщина. — Вместе вы сюда и работать устроились в том году.
Алексей какое-то время смотрел на эту женщину, потом на мужчину, который был знаком ему не более. Потом спокойно прошёл к своему столу и уселся за него.
На мониторе высвечивалось: «Месяц закончился. В марте не может быть тридцать второго дня. Напишите единицу».
Алексей нажал кнопку с цифрой «1».
«С первым апреля!» — появилась новая надпись.
— Ну слава богу! — вздохнул Алексей и откинулся на спинку стула. Улыбнулся и посмотрел на коллег.
И тут же улыбку как рукой сняло.
Коллег было трое. Какой-то взъерошенный паренёк на месте Евсея Егорыча, сгорбленная старушка в больших очках на месте Анны и огромная унылая женщина с лицом потомственной вахтёрши на месте Оли, которая ещё в начале дня быстро куда-то убежала.
«И правильно сделала», — подумал Алексей.
— Как вам удаётся так быстро меняться? — спросил он и на всякий случай оглядел кабинет в поисках дополнительных дверей.
— Что, Миша, говоришь? — немного невнятно спросил взъерошенный парень. Потом добавил. — Я муку на склад отправил. Мне сказали, что всё — на склад.
— Хорошо, — прошелестела старушка. — Мишенька, а линейные функции не построишь мне?
— Какие функции? — Алексей схватился за голову, догадываясь, что раз смотрят на него, то Мишенька — это именно он. — Тут не математикой занимаются, тут фирма по…
— А ты не кричи, не кричи, — строго приказала старушка. — Бабушку Свету уважать надо, и она в долгу не останется. Вон, Петеньку напугал, родненького нашего.
Взъерошенный Петенька напуганным не выглядел — он вдумчиво протирал стёкла очков.
— Не люблю пятницы, — сказала необъятная женщина. — Потом выходные, а за выходными — понедельник.
«Какая логичная мысль», — саркастически заметил про себя Алексей.
— А мы своего младшенького отдали в садок, — радостно добавила старушка, разворачиваясь ко второй женщине.
— А что, он разве не помер на прошлой неделе? — не очень вежливо спросила женщина.
— Все эту историю уже давно знают, — скучным голосом протянул предполагаемый Петенька.
— А с женой Владика что случилось! — покачала головой старушка. И сразу же уставилась на Алексея. — А, Владик?
— Что? — спросил Алексей.
— С женой-то твоей, а? Всю неделю завод перешёптывался…
— У меня нет жены, — стиснув зубы, ответил Алексей. «Уже завод, — подумал он. — Через минуту я окажусь работающим в супермаркете».
И он почти не ошибся.
— Лёня вообще не в курсе, что на его кафедре делается, — проворчала огромная женщина. Из интереса Алексей опустил голову в ладони и посидел с закрытыми глазами секунд десять. Когда он поднял голову, коллег опять было двое, и на этот раз оба — мужчины. Один — довольно приличного вида, в пиджаке и галстуке, и второй — похожий на пыльный манекен, который никогда не улыбается и не разговаривает.
— Так с кем же я всё-таки работаю? — риторически вопросил Алексей. — И где?..
Внутренний человечек в его голове вопил от безысходности и пытался понять, уволят ли его, если он прямо сейчас просто уйдёт домой. И если уволят, то откуда.
Прикрепления: 1920733.jpg(58.6 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 28.02.2016, 18:05 | Сообщение # 116
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Сарко Ли



Добрыми недобрыми намерениями


Онхиванг мастерил подарок.
Уже ровно пять ночей он не покидал своё жилище. Шестая ночь должна была стать последней. Подарок будет готов. И вручен тому, кто его заслуживает.
Между людьми и каокаги никогда не было ни вражды, ни сотрудничества. Да, они жили в одном мире, но почти никогда не пересекались друг с другом. У них были разные интересы, и, как следствие, они друг другу не мешали. Жаворонку и сове друг до друга нет дела, и нет никакой необходимости в общении. Люди и каокаги поделили мир поровну, и каждый был доволен положением вещей.
Пока Онхиванг не получил подарок.
Маленький человек принес его к россыпи затянутых плющом камней, под которыми располагалось жилище каокаги, и с поклоном положил на траву. Создание было удивлено, что человек пришёл в это место, да ещё не с пустыми руками. Оно пыталось понять, чего хочет этот малыш, что говорит, но понимать друг друга им, к сожалению, было не дано. Любые попытки общения обычно оборачивались ничем. Люди и каокаги были слишком разными.
«Я сделаю лепесток самым красивым, — думал Онхиванг. — Пусть сразу будет понятно, что я вложил в него душу. Возле жилищ людей всегда много цветов. Они любят цветы. Я подарю Этому самый красивый».
С тех пор, как каокаги получил подарок, прошло уже немало месяцев. И всё это время он наблюдал. Его сородичи могли бы удивиться — откуда такой интерес к людям? Бессмысленный и ненужный? Но ему было очень важно, чтобы подарок приняли.
«Я не смогу сказать Этому нужных слов, чтобы он поверил. Но он поверит. Ведь он сам принёс мне тот свёрток».
Онхиванг долго думал, долго представлял, как человечек мастерил содержимое. Наверное, с таким же усердием собирал ингредиенты, складывал, скреплял детали. Что-то приговаривал. Придумывал, что сказать. Хотел, чтобы ему поверили. Ведь в природе каокаги было — просто не обратить внимания на вещь из человеческого мира. А Онхиванг обратил.
Так пусть же и человек не пройдёт мимо.
«Золотая пыль моих глаз — немного, пусть она сверкает в сердцевинке. Этот обязательно захочет потрогать. А на стебель посажу немного призраков росы — они разлетятся, когда Этот возьмётся за цветок рукой. Очень красивыми искрами. И дыхание… моё дыхание».
Онхиванг сделал долгий выдох, и лёгкий туман окутал цветок. Облачко тут же растворилось и перестало быть видимым, но впиталось в подарок и стало его частью.
Каокаги не знал, что любят люди и что не любят, что может их порадовать, а что станет опасным. Но он очень старался.
В назначенное им самим время Онхиванг вышел на вечернюю улицу. Он давно знал, что Этот всегда пробегает по ней с одного края до другого после того, как сядет солнце. Он выбегает из дома и мчится вперёд, шлёпая босыми ногами по булыжной мостовой. И как раз когда достигает противоположного края улицы, из дома начинают идти громкие человеческие звуки, и Этот разворачивается, чтобы с удвоенной скоростью рвануть обратно.
…Когда маленькая девочка совершала свою обычную пробежку перед сном, перед ней вдруг возникла огромная чёрная фигура. Бесстрашная Бетти не закричала и не стала убегать — кого тут бояться, в родном городе, на родной улице? Она остановилась, задрала голову и с любопытством посмотрела на существо.
— Ой… да это же Тень! — восторженно прошептала она. — Которая живёт в тех камнях! Я думала, никогда тебя не увижу!..
Онхиванг не понял ни слова, ни настроения. Он постарался излучать благополучие. Чуть склонился. И выудил из тьмы себя сияющий цветок.
— Прими же мой дар, как я принял твой, — сказал он.
Бетти услышала только глухой шелест, будто шёпот ветра. Но она даже не поняла, что это речь. Она увидела цветок и ахнула — он был красивее всего, что девочка когда-либо видела. Он был сказочным, волшебным — как само существование каокаги с точки зрения большинства людей.
— Спасибо!.. — она протянула руку и осторожно сомкнула пальчики на стебле. Призраки росы прыснули в разные стороны, рассыпались на её плечах, осели на ресницах. Они были почти не видны, но Бетти показалось, что воздух вокруг неё немного сияет. — Какая красота…
Онхиванга рядом уже не было.
Бетти прибежала домой и рассказала папе с мамой, что с ней только что случилось. Родители были в восторге от цветка. Они не могли поверить, что каокаги действительно отозвался, ответил, что вообще как-то отреагировал.
— А ты говорил, он не заметит, не поймёт! — кружилась по комнате девочка, прыгая от радости вокруг отца. — Он взял мой подарок, взял, и подарил свой в ответ!
Чудесный цветок оказался на самом деле волшебным. Когда его понюхала маленькая сестра Бетти, она сразу же излечилась от бронхита, который донимал бедняжку уже вторую неделю. Отец, глядя на цветок, начинал более продуктивно думать, и всего за месяц разработал чертёж усовершенствованного экипажа, который с успехом представил на совете. Мама с удивлением поняла, что её перестала донимать боль в когда-то неудачно сломанной ноге. А Бетти стало чаще везти — правда, беззаботная девочка этого даже не заметила.
Неизвестно, что так повлияло на людей: призраки росы, дыхание каокаги или пыльца из его глаз. Или материал, из которого он лепил лепестки. Или то, из чего изготовлялся каркас. Онхиванг решил смешать всё — что-нибудь наверняка должно оказать хоть какое-то действие на человека. Ведь хотя бы в нескольких точках, но миры людей и каокаги пересекаются.
Ведь подействовал на него тот подарок, который принёс Этот.
В тот день Бетти испытывала грусть. Пробегая как-то вечером по своей улице, она увидела вдалеке Тень, которая стояла, печально задрав свою странную чёрную голову, и смотрела на вывеску над дверью в лавку булочника. Там была изображена удивительно вкусная булка белого хлеба — казалось, она настоящая, а не нарисованная, и если взять её и откусить, она тотчас начнёт аппетитно хрустеть. Бетти и сама любила эту вывеску за уютное настроение.
Тогда она и решила, что нужно обязательно поделиться с Тенью. Она потратила свои карманные деньги на самую вкусную, по её мнению, булочку с корицей и, не слушая протестов родителей, побежала к камням — все знали, что Тени живут в россыпях камней, по которым вьётся плющ. Она завернула булочку в специальную бумагу и перетянула верёвкой, чтобы всё выглядело как подарок. «Она не должна голодать, ни одно существо не должно голодать в нашем прекрасном мире!»
Она оставила булочку у камней и, радостная, побежала домой, навстречу отцу, который выскочил из дома следом за ней, не успев зашнуровать один башмак.
Онхиванг до сих пор помнил всё до малейших подробностей. Как он вышел из дома и долго смотрел на дар, как пытался понять, что это был за жест со стороны человека.
Каокаги живут не вечно. Как и люди, они умирают. Но не сразу. У каждого каокаги есть четыре первоначальных части личности — квилириани. Все они существуют отдельно, но являются одним целым. Люди могли бы назвать их близнецами, клонами, могли бы попытаться сравнить разум каокаги с коллективным разумом некоторых насекомых. Но всё это было бы неверно. Это один разум в нескольких телах, и в то же время четыре чрезвычайно привязанных друг к другу отдельных части. Это больше, чем семья. Это связь, недоступная людям.
Онхиванг был уже немолод. К тому момент у его целого осталось только две части личности — Онхиванг и Навихонг. Когда-то вдвоём они перенесли уход Хиванонга, а до этого втроём учились жить без первого, покинувшего их, — Вахонинга. Кто уйдёт следующим, нельзя было предугадать, но оба знали: тогда предстоит самое тяжёлое испытание — остаться в одиночестве.
Это было самое страшное в жизни каждого каокаги — утратить три квилириани и остаться последним.
Навихонг всегда был немного любопытнее остальных. Поэтому он быстро решил, что подарок нужно развернуть.
Его убила корица. Любимая пряность Бетти. Никто не мог знать, что она так подействует. Каокаги действительно редко контактировали с миром людей, лишь изредка наблюдая за ним. Вещества оттуда были им не нужны. Наверное, они могли бы даже пройти по рассыпанной по земле корице, ничего не почувствовав, потому что просто находились бы в своём измерении. Но Навихонг хотел почувствовать.
Когда Онхиванг смог наконец мыслить, воспринимать окружающий мир, двигаться, он понял, что должен ответить человеку тем же. Он очень старался, соединяя в цветке материалы, которые, по его предположениям, должны были убить Этого. Боялся, что Этот не возьмёт подарок, и маскировал его под то, от чего человек просто не сможет отказаться. Он мастерил маленькое смертельное оружие.
А девочка получила чудо.
Прикрепления: 0069597.jpg(97.6 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 31.05.2016, 15:53 | Сообщение # 117
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Люси

Прощання


Осінь блукала у сивих сутінках вечірнього саду, шукаючи надійного притулку. Їй було сумно, не хотілося прощатися.
Пустун-Вітер безжально обшарпував пожовкле листя з дерев, порушуючи молитовну тишу засинаючої природи. Крізь чорне гілля виднілись пухкі хмари-мандрівниці, а поряд сипалися яскраві маленькі зірочки. Вони тремтіли, наче злякалися холодного безкінечного життя. Небо почало різко темніти лоскотливо розмазуючи чорнильні кучері живого полотна. Раптом з-під ковдри викотився заспаний золотавий серп. Він почав гратися блискучими фабрами, розливаючи на небосхилі іскристе сяйво. Місяць немовби говорив: "Твій час скінчився!"
На багряний килим під стару грушу кружляючи злетів останній листок.
Рудоволоса дівчина-осінь задумливо посміхнулась, і пішла не озираючись, розтанувши в безкрайньому просторі, що манив та дурманив п'янким подихом, залишаючи навкруги сріблясте павутиння на хрустких кісточках дерев, мов сльозу, під загадковий шелест опалого листя.

Прикрепления: 8145292.jpg(66.9 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 31.05.2016, 16:02 | Сообщение # 118
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Елена Абрамова


Девочка и звезда

Как-то раз Алинке приснился удивительный сон.
Будто само собой распахнулось в комнате окно, словно приглашая на прогулку. Ведь во сне всё похоже на сказку, только гораздо интереснее .
Девочка радостно подбежала к окну и влезла на высокий подоконник. Во сне её дом оказался намного выше, чем наяву, и земля находилась далеко внизу. Зато небо — вот оно, рукой потрогать можно! И такое ласково-синее, что Алинке сразу захотелось полететь. Не раздумывая, будто так и надо, девочка широко раскинула руки и, оттолкнувшись ногами от подоконника, не то поплыла, не то полетела вперёд...
Белые облака, похожие на пушистых котят, провожали её удивлёнными взглядами, а яркое золотое солнышко приветливо улыбалось девочке.
Внизу проплывали зелёные кусты и трава, и Алинка опустилась на одну из дорожек сада.
И неожиданно всё вокруг изменилось, как это бывает во сне. Солнце исчезло. А небо по ночному потемнело, и на нём ярко зажглись золотые и голубые звёздочки. Они подмигивали Алинке, пританцовывали и даже потихоньку звенели, словно маленькие колокольчики.
Алинка нисколько не испугалась внезапному превращению дня в ночь. Наоборот, ей стало ещё веселее. Девочка оттолкнулась от земли и медленно полетела над дорожкой туда, где, как она знала, был маленький искусственный пруд.
Пруд этот они построили вдвоём с мамой, ещё прошлым летом, и в нём важно плавала жёлтая пластмассовая уточка с выводком утят. А на берегу сидела большая зелёная лягушка, тоже пластмассовая. Ещё мама обещала Алинке кораблик, но так и не собралась его купить...
Во сне пруд оказался ещё красивее, чем настоящий, потому что вода в нём мерцала и переливалась всеми оттенками синего и голубого...
Алинка остановилась и задрала голову вверх: ей послышалось, что сверху кто-то её окликнул.
— Кто меня зовёт? — спросила девочка.
— Это я, — отозвался тоненький мелодичный голосок.
И одна из голубых звёздочек, кружась, словно снежинка, спустилась с неба к Алинке.
Она зависла в воздухе перед девочкой, и Алинке очень захотелось погладить звёздочку, но она не решилась. Вдруг та обидится?
Вместо этого девочка спросила:
— Ты хочешь со мной поиграть?
— Нет, — ответила Звёздочка. — Просто завтра у тебя день рождения, и мне надо подарить тебе подарок. Ведь я фея, а значит, исполняю желания. Правда, желание не всякое, а только самое заветное.
— А что значит заветное?
— Это значит самое-самое важное для тебя.
Алинка задумалась. Желаний то у неё было много. Но как понять, какое из них — самое-самое важное?
— Только не думай долго, — предупредила Звёздочка. — А то моё время кончится. А другой такой ночи у тебя не будет.
И Алинка решилась.Раз уж другого раза не будет...

— Знаешь… Подари мне… Друга. Только не щенка. И не котёнка. И не попугая в клетке. Настоящего Друга!
— Разве у тебя совсем нет друзей? Ни во дворе, ни в детском саду, ни в доме, что через улицу?
Алинка недовольно насупилась.
— Это не друзья!… Всамделишные друзья не обманывают, и не дерутся. И не воруют моих кукол… Мне нужен настоящий, всамделишный друг!
Звёздочка как будто задумалась.
— Может, ты попросишь что нибудь другое? Например, новую куклу или велосипед?
Алинка насторожилась.
— Это ещё почему? Ты же сказала, исполнишь только самое заветное, самое важное желание?
— Твоё желание слишком серьёзное… Понимаешь… Оно будет связано со всем остальным...
Звёздочка задумалась.
— Но может, подарить тебе такого Друга, который не виден никому, только тебе? Он будет придуманный тобой, понарошку… Ты будешь знать о нем, а другие — нет.
Алинка посмотрела на звездочку с упрёком и возмущением.
— Разве бывает друг понарошку? Я Мне нужен всамделишный друг! Настоящий, живой!
— Хорошо, — вздохнула Звёздочка — А ты знаешь, каким он будет?

— Конечно, знаю! — сказала Алинка. — Он будет самый добрый! И будет всегда со мной. Не люблю, когда друзья уходят по домам. А ещё он будет любить меня, как… как… ну, как я его, сильно-сильно! И будет понимать меня лучше всех, даже лучше, чем мама… Ты сможешь подарить мне такого?
— Могу, — ответила Звёздочка.

А дальше произошло удивительное. Звёздочка тихо замерцала и вдруг превратилась в красивую девушку в золотом платье. В правой руке девушка держала серебряный кувшин, явно старинный, с затейливым орнаментом.
Алинка немного удивилась, но но сразу поняла, что Звёздочка появилась в своём настоящем виде. Ведь она фея.
А Девушка-звезда наклонилась к девочке.
— Пойдём скорее, не то скоро настанет утро, и моё время кончится!

Алинка поспешила вслед за девушкой, а та направилась прямо к пруду. У пруда Девушка-звезда опустилась на колени, и, склонившись над водой, что-то прошептала. Затем обернулась к Алинке и торжественно проговорила:
— Да будет так! Я подарю тебе Друга. Посмотри, такой тебе нравится?

Алинка заглянула в пруд. Оттуда на неё, словно из зеркала, смотрел темноволосый и сероглазый мальчик, очень похожий на саму Алинку.
— Ой! — захлопала в ладоши девочка. — Какой красивый!.. Он даже лучше, чем я придумала!
— Знай, он не всегда будет таким, каким ты его сейчас увидела. Но ты его сразу узнаешь. Его зовут Артёмка...

Девушка-звезда бережно зачерпнула воду в кувшин, и медленно вылила обратно.
Струя воды, яркая, как свет, рассыпалась на множество ярких капель. Они так сверкали, что Алинка зажмурилась...
***
… а когда вновь открыла глаза, увидела яркое солнце, заливавшее комнату.
У окна стоял папа. Только что раздвинувший шторы.
— Алинка, подъём! — весело сказал он дочери. — С днём рождения!..
— Доброе утро… — зевнула девочка. — Спасибо, пап!.. А где подарок?
Папа широко улыбнулся.
— Вон, лежит на столе.

Алинка посмотрела на стол. И, выскочив из кровати, радостно захлопала в ладоши.
Новый альбом!.. И набор фломастеров!.. И книжка с картинками!.. Ой, и автомобильчик! Давно о таком мечтала...

— А главный подарок ещё едет. — Папа просто сиял. — Сегодня звонила мама, она приедет дней через пять.
— Ура!!! — закричала Алинка, и запрыгала по комнате. Она совсем соскучилась без мамы.
Папа хитро сощурился.
— А мама приедет не одна… Ты знаешь, кто приедет вместе с ней?.. Маленький мальчик!
Алинка затаила дыхание.
— Какой ещё мальчик?
— Твой маленький брат, Артёмка. Мы его так давно ждали!
Алинка широко раскрыла глаза...
Прикрепления: 4833407.png(237.7 Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 13.11.2016, 11:46 | Сообщение # 119
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Katriff, Ольга Зима

Молчаливый диалог


Я тут служу смотрителем с тех пор, как зоопарк наш открыли, а не видел такого. Чтобы тигрица отказывалась от мяса? Ладно бы тухлятина какая. Хорошее мясо, я проверял. Поставщикам звонил, думал, может, партия плохая. Всполошились как… Нет, в порядке. Да и другие едят за милую душу — волки, гиены, львы. Все хищники, кроме Рама. Рыбьим жиром полил, а эта вредина одно есть не стала. Понюхала, глянула на меня, ровно на пустое место и отошла обратно к решетке.
Альбиносы — большая редкость, а уж тигрицы! Сама Ламия – белая-белая, только полоски темные. А глаза синие-синие! Привезли тигрицу из Непальского зоопарка, эх… Если жрать не будет, помрет ведь! Ветеринар… А что ветеринар? Говорит, здорова. Скучает просто. Зверь, а скучает! Даже шерсть потускнела, а ребра запали.
Кто ее обратно-то повезет? Не знаю, по кому скучает. Только смотрит все время на Рама. А Рам – на Ламию. Рам – старый лев, он у нас в зоопарке давно. Как Ламию привезли, встрепенулся. Забегал по клетке, зарычал – аж все звери переполошились! А потом улегся, носом в решетку уткнулся и давай воздух втягивать. До вольера Ламии близко. Близко — и далеко.
Вот так и лежат, смотрят друг на друга. И не едят оба.
За Рама не волнуются, он и так прожил дольше, чем положено львам. А Ламию жалеют. Тигрица на тигров не смотрит, пустили одного – зарычала, потрепала за холку, прогнала…
Я не только смотритель, но еще и сторож. И думаю – любовь у них.
Не верите? А я вижу их ночью. Юную Ламию и старого Рама. Высокий мужчина с резкими чертами лица улыбается, глядя в синие глаза девушки, а в волосах ее путается лунный свет.
Так и гуляют всю ночь в обнимку. Не знаю, почему молчат. Может, у тигров и львов разные языки?
А наутро просыпаются вновь зверями. И опять смотрят друг на друга через две решетки. И оба отказываются от еды.
Но долго ведь так продолжаться не может. Я хоть и простой смотритель, а тоже кой чего в жизни понимаю. Сам был молодой, и девушка нравилась…
Вот и директор наш, Николай Павлович, пришел утром, постоял немного и сказал: «Если и дальше так будет – останемся без тигрицы». А как без тигрицы? Нельзя нам без тигрицы. На нее же больше всего народа приходит смотреть. Да и как не смотреть – красавица! Таких в природе, почитай, не больше пяти штук осталась, эх…
Ветеринар решил привезти тигра-альбиноса. Матерого… Для продолжения рода, так сказать. Не знаю к кому он обратился. Но только через три дня приехала машина. Шофер вылез, открыл двери кузова, а там…
… красавец-тигр — Тео. Под стать Ламии – весь белый, пушистый, в темных полосках. Только глаза карие. Он встал, носом воздух потянул и зарычал. Не знаю уж на кого. Может на Рама? Соперника почуял, что ли?
А Ламия лежит и не шевелится даже. Равнодушно, так глянула на него и все. Смотритель, который с ним приехал, руками машет. Намекает мне, мол, клетку открывай — Тео запускать надо. А мне что? Я – открыл. Тео в клетку забежал. Ламия встала и рыкнула. Клыки оскалила, по кругу пробежала и – на улицу. Видать замешкался я и дверцу клетки забыл закрыть. Что взять с меня – старый уже, и память подводит.
Все в рассыпную. Страшно же — тигрица. А она не на кого не смотрит. Подбежала к клетке Рама и жалобно так рычать начала. Рам встрепенулся и к дверце. Мордой в нее толкает. А она возьми и откройся. Говорю же – старый стал совсем. Недавно приносил воды и, наверное, щеколду плохо задвинул. Ламия в клетку и забежала. В самый дальний угол.
А Рам подошел к открытой дверце своей клетки и грозно так рыкнул. На весь зоопарк. Чтобы все, значит, слышали, что тигрица его теперь. Я подбежал и на его клетке засов задвинул. На всякий случай.
Директор и ветеринар подошли и растерянно встали рядом. Смотрят на них через прутья решетки. А что тут поделать? Ничего тут не поделать! Ну не хочет Ламия никого к себе подпускать!
Долго Рам метался по клетке и рычал. Боялся, значит, что Ламию заберут. А вечером наконец, успокоился. Подошел к тигрице и лег рядом. И голову свою ей на спину положил.
Тео назад отвезли. Что ему здесь делать? Не соперник он Раму оказался. Меня выгнать хотели, за халатность. Потом передумали. Рам никого в клетку не пускает, только меня. Я утром приду, мясо свежее принесу – они едят. Сначала Ламия. Рам рядом стоит – смотрит, чтоб никто не подходил. Потом она уходит в дальний угол – я им там миску с водой поставил. Чтоб пили, значит. Рам только тогда начинает есть. Оно и понятно – ей больше надо кушать. Прибавления ждем.
Директор радостный – при встрече уважительно мне руку пожимает. Про наш зоопарк в газетах уже написали. Давно такого не было. В неволе, тигрица-альбинос потомство принесет. Интересно на кого он будет похож? Мне премию обещали, только не дадут. Да и неважно это…
Рам и Ламия ночью заходят ко мне. Он ее нежно обнимает и по голове гладит, окуная руку в лунное сияние ее волос. Она с благодарностью смотрит на меня своими синими глазами. Спасибо так, значит, говорит. Потом уходят гулять до рассвета. И молчат. Наверное, без слов друг друга понимают. А зачем им слова? Они и так счастливы – любовь у них…



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 13.11.2016, 11:57 | Сообщение # 120
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 9584
Награды: 178
Репутация: 192
Статус: Offline
Автор: Орти

* * *

Подкралась. Прижалась к стеклу и слушает. Думает, я ее не вижу, — ага, конечно. Я дернула ручку балкона и она грудой ввалилась внутрь. Потом поднялась, отряхнула длинную юбку, поправила парик, фыркнула и скрылась.
Зря вы так, Леди Ночь, у меня давно уже скучно.
А на балкон, опять вся хвоя сползлась, кряхтит под подошвой. В небе звезда, одна-одинешенька. Красивая. «Звезда, будь моей!»
— Эй, ты… — зазвенела звезда.
— Я?..
— Ну, ты, ты. Что, еще тут кто-то есть?
— Ночь, пробегала только что…
— Да нет, слушай…
Тут к ней облако подскочило, стало ластиться и хвостом вилять.
— Да подожди ты! — отмахнулась звезда, и снова ко мне обратилась:
— А давай махнемся местами? Ты — тут, на табуретке посидишь, а я — там, у тебя…
— А вдруг свалюсь с табуретки твоей? Высоко.
— Ну, и ничего! Желание исполнится, кто увидит. Здорово же! Ой, я вас — людей, так люблю, так люблю… — она томно вздохнула, — я недавно книжку одну прочитала, в ней столько всего!.. И я бы так хотела, чтобы весело, чтобы босиком по росе! Хотя нет, лучше на каблуках под переборы гитар. И чтобы вечно не помнить какой сегодня день! И еще пиццу с помидорами хочу… Ты любишь пиццу с помидорами?
— Я?
— Ну, ты, ты…
— Н-нет, не очень.
— Ладно.… и чтобы мужчина меня красивый любил, как киноактер, и чтобы тушь на ресницах не склеивалась, и еще цветы выращивать, и письмо с чувством порвать…
— А писем на бумаге сейчас уже не пишут.
— Да?..
— Да.
— Ну, все равно, — махнула рукой, показала курносый профиль со всклоченной стрижкой и продолжила:
— … и кошкой под солнышком нежиться, и волосы длинные-придлинные, и папоротник в лесу найти, или хотя бы нору лисью, и чтобы билетов куча во все стороны света…
— А кастрюли годами тереть, ты не хочешь?
Облако зарычало.
— Ах, так? — скривилась звезда. Она показала мне язык, затем отвязала от табуретки облако и на меня пустился дождь.
— Звезды… — пожала плечами Ночь, складывая лорнет.



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » *Талантология* (общая тема для дружеской поэзии и прозы)
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2022
Бесплатный хостинг uCoz