Пятница, 21.07.2017, 09:45
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » ∞ И ЧЕРТУ НЕ ПОД СИЛУ (рассказ-издёвка)
∞ И ЧЕРТУ НЕ ПОД СИЛУ
TurgayДата: Среда, 09.11.2011, 23:53 | Сообщение # 1
Бессмертный Ведьмак
Группа: Верные
Сообщений: 21
Награды: 3
Репутация: 10
Статус: Offline
Людям свойственно многое, что никакому чёрту не под силу

Nie podarunkiem jestem
 
TurgayДата: Среда, 09.11.2011, 23:59 | Сообщение # 2
Бессмертный Ведьмак
Группа: Верные
Сообщений: 21
Награды: 3
Репутация: 10
Статус: Offline
Николай ЛАЗАРЕНКО


И ЧЁРТУ НЕ ПОД СИЛУ

(рассказ-издёвка)


Предупреждение! Остереження! Ostrzeżenie! Warning!
Брезгливым, особенно тем, кто не служил в армии, читать не советую.


1.
Чертёнок восьмого ранга по имени Хеллбоуин получил, наконец таки, приглашение на аудиенцию к Лиутиферу. Он, гордо топоча раздвоенными копытцами, шёл к тронному залу и нёс в поднятой левой руке зелёную ленточку, которая развевалась от постоянных очень тёплых сквозняков. Они, эти сквозняки, были даже теплее, чем воздушная завеса при входе в элитные магазины. У широких и высоких двустворчатых дверей караульный с трезубцем выпрямился, склонил голову и переступил с ноги на ногу так, чтобы звучно стукнуть копытами по угольно-чёрному мраморному полу, радуясь свежему лицу и отдавая дань уважения очень редкому посетителю самого неприступного места в потустороннем мире.
А потусторонним этот мир назывался потому, что он располагается по ту сторону Земли, которая считалась левой. Кажется, с правой стороны ещё один мир находился, но кто там обитает, никому не было известно, даже чертям.
Хеллбоуин не отличался выгодным телосложением, но и не думал заниматься спортом, чтобы поправить его. Неисповедимыми путями он практически неотличимо походил на одного из давних, но уже отработанных участников публичного дома на якобы очень популярном российском телеканале. Там этот участник любви не строил, а подвизался в качестве тёмного колдуна. Хеллбоуин выглядел таким же тонкоруким, тонконогим и слегка кособоким. Вечно ходил упакованным во всё чёрное, только без головного убора, потому что рожки мешали. Но на этом сходство и кончалось.
Чертёнок не носил цепочек с колдовскими прибамбасами, не рисовал на подоле чёрных футболок выбеленных человеческих черепов. У участника реалити-шоу коленки торчали спереди, а у Хеллбоуина – сзади.
И вот ещё что обязательно стоит отметить. Тот самый участник был страстным любителем по любому случаю нести цветистую ахинею. Чаще всего просто так, а временами зло унижая презираемых им участниц, среди которых, надо отдать ему должное, попадались и откровенные шлюшки. Чертёнок же, во-первых, не мог молоть языком без пользы, потому что языка у него не было совсем, и в телепатические дискуссии он вступал при самой крайней необходимости. Во-вторых, Хеллбоуин много и не без пользы думал. Вот последней своей задумкой он и решил поделиться с хозяином потустороннего мира Лиутифером. Но только потому, что никто другой не мог разрешить ему выбраться на Землю в человеческом облике.
А мыслишка у Хеллбоуина, с точки зрения потусторонних, была абсурдна и, в свою очередь, интересна тем, что ни у кого в их мире не было возможности поучаствовать в соревнованиях, самые высокие достижения в которых не фиксировались спортивными федерациями, но обязательно попадали в Книгу рекордов Гиннеса. Среди обитателей мира Хеллбоуина были, естественно, свои супермены и супервумен в тяжёлой и лёгкой атлетике, боксе и боях без правил. Буйной славой пользовались у фанатов и команды-победительницы в игровых видах. Даже экстрим процветал. Не хватало только мастеров по фигурному катанию, о чём все, вплоть до Лиутифера, печалились, потому что лёд, который всё-таки могли там устроить, очень быстро таял.
Но вот таких чемпионов, как выкуриватели неимоверного количества сигарет без перерыва, поедатели металла и стекла, гусениц и разнообразных личинок, пельменей, сарделек, сосисок, гамбургеров, глотатели вареников, заливатели в себя пива и прочих жидкостей, дефлораторы, вслед за Гераклом, девственниц, в потустороннем мире не было и быть не могло. Чёртова конституция и физиология не позволяли.
Хеллбоуин хоть и питался время от времени душами грешников, всё-таки решил поступиться своей сущностью, выбраться на Землю и попытаться сделать доброе дело. Во-первых, он надумал отвлечь чересчур тщеславных и потому на редкость изобретательных жителей Земли от участия в таких состязаниях, которые у нормальных людей вызывают брезгливость, кривую улыбку и острое желание покрутить пальцем у виска. А во-вторых, решил избавить своих сородичей от жёлчной зависти к людишкам, которые могут-таки проглотить, к примеру, сотню горячих вареников минут за пять или за шесть, но вот никакой чёрт к такой задаче даже не подступится.
Караульный дождался, пока Хеллбоуин поравняется с ним, потянул зажатую между его пальцами зелёную ленточку, нацепил её на трезубец и приоткрыл одну створку двери в тронный зал ровно настолько, чтобы чертёнок только протиснуться смог.
Как только он протиснулся, тут же упал на четвереньки. Вы видели когда-нибудь, как кошка или собачка, сделав на прогулке своё обычное дело, прижималась подхвостьем к траве и, быстро-быстро перебирая передними лапками, проезжала какое-то расстояние, отдавая таким образом дань простейшей гигиене? Точно такую же фигуру изобразил и чертёнок с той лишь разницей, что он не елозил собственным подхвостьем по мрамору, а цокотал по нему коленками задних ног. Его копытца, прижатые к бокам, в это время слегка подрагивали и безучастно поглядывали на потолок.
Таким подобострастным образом Хеллбоуин добрался до ковра из белых костей у подножия трона, притормозил, поднял пятачок и подставил Лиутиферу беззащитную шею, полностью отдавая себя в его власть.
«Величайший из Величайших! Я у твоих ног!» - протранслировал он своё приветствие Властителю загробного мира. Его ещё не очень длинный хвостик, вытянутый в струнку, слегка вибрировал.
«Встань и откройся!» - громыхнуло в голове чертёнка. От страха он не сразу понял приказ Лиутифера и растянулся на полу, разбросав конечности в стороны, но шею всё-таки оставил открытой.
«Встань!» - ещё раз громыхнул Властитель и мелкой молнией угодил прямо в кончик хвоста Хеллбоуина.
Чертёнок споро вскочил на ноги и, дрожа всем телом, уставился на Лиутифера. А посмотреть было на что. Крупная хрячья голова хозяина с еле заметными глазками и почти метровыми рогами, закрученными на манер шнекового винта, плотно, без малейшего намёка на шею, сидела на покрытом гладкой золотистой шерстью тучном бочкообразном торсе. Жирные бёдра-окорока Властителя заканчивались удивительно тонкими ножками с мелкими копытцами, которыми он болтал, как деревенский пострел на заборе.
Лиутифер сидел на троне-кресле, изваянном из цельного монолита мрамора цвета шкуры молочного поросёнка. Предплечья его возлежали на удобных подлокотниках с канавочными углублениями, оконечности которых украшали человеческие черепа Ладонь правой руки Властителя обнимала череп. А в левой руке он держал серебряный трезубец на массивном сандаловом древке. Во впадинах черепов то и дело без всякой системы вспыхивали красным немигающие совьи глаза.
«Гм… Забавно!» - опять громыхнуло в голове чертёнка. Пока он глазел на Лиутифера, тот спокойно забрался в мозги Хеллбоуина и нашёл в них всё, что ему было нужно.
«На Землю, значит, хочешь. Людишек проучить…»
«Хочу, Величайший. И проучу!»
«Ха! Ха! Ха! И ещё десять раз «ха»! А твой наставник Вультессар ничего не рассказывал тебе о своих да-авних вылазках на Землю к ведьмочке Солохе без моего позволения? Он думал, я ничего не знаю, ха-ха-ха! Не вспоминал, сколько раз её сыночка кузнеца на себе катал, и как его потом… ха-ха-ха!.. Вакула отблагодарил? А ведь те его похождения стали среди очень многих людишек достоянием – как это они нынче там говорят? – гласности».
«Н-нет, Величайший», - Хеллбоуин сник, уже не рассчитывая не только на помощь Лиутифера, но и вообще на реализацию своей нынешней и других задумок, которые пока еле брезжили в его черепушке.
«Ну, ладно, Хелл! – ментальный посыл Лиутифера даже потеплел. – Парочку душ для меня не забудь прихватить. Благо… Х-х-р-р… Ма-ар-рш на Землю!!!»

2.
Лиутифер хоть и не в Сочельник выбросил Хеллбоуина на Землю, но неприятности посыпались на чертёнка сразу. Он после короткой потери сознания очутился в чистом поле под жарким летним солнцем в смушковой шапке, вышиванке[1] под куцей казацкой свиткой[2], широченных шароварах и в тупоносых малоросских лаптях с онучами.
Оглядел себя чертёнок и подумал: «Да… Не угадал Величайший. Не то время года…»

А Лиутифер покачал головой и насупился.

Делать нечего – надо разоблачаться. Снял Хеллбоуин с себя всё тёплое, остался в вышиванке, шароварах и лаптях. Поднял носок одного лаптя, покачал из стороны в сторону, потом – другого. Огляделся по сторонам. Вдали заметил лесок. С другой стороны почуял большой водоём.
«Хоть в воду гляну. На кого я теперь похож…»
Сделал пару шагов, оглянулся на кучку тёплых вещей и потянул руку к затылку:
«А с этим что делать? Найдёт кто-нибудь – что подумает?»
Был бы чертёнком, быстро закопал. А сейчас?
«Гм-гм. А наша магия тут действует?»
Вспомнил нужное заклинание и отправил тёплые вещи в свою каморку в потустороннем мире.
«Действует!»
Превратился в невидимку и мигом оказался на берегу большого ставка.[3] Недалеко от противоположного берега он увидел лодку, с которой старик в белой косоворотке и соломенной шляпе с широкими полями ловил рыбу. Клёв, наверное был неважный, потому что конец удочки лежал на воде, а сам старик поклёвывал носом. Но вот со дна лодки поднялся немаленький пёс, поставил передние лапы на борт и вызверился на Хеллбоуина. Потянул носом воздух и рыкнул. Старик очнулся, поводил удочкой, глянул туда-сюда и спросил:
- Відчув що-те, Жулька? А я нічого не бачу...[4]
Пёс ещё раз повел носом, повернул голову к старику и снова рыкнул.
- Та годi тобі! Нікого ж немає...[5]
Тогда пёс успокоился, встал на задние лапы, раза два обернулся кругом и вновь плюхнулся на дно лодки.
А Хеллбоуин понял, что собак надо опасаться. Они не люди. Оглядел ставок, по форме напоминающий бумеранг, и переместился на самый дальний конец, заросший камышом. Осторожно развел их, наклонился над водой, полюбовался своей колдовской физиономией, взялся за нос и поводил его из стороны в сторону. В общем, сам себе он понравился. Потом освободился от лаптей, размотал длиннючий полотняный пояс, окрашенный дубовыми орешками, выбрался из чёрных шаровар, стянул вышиванку и отправил в свою каморку. Остался нагишом и пошкрябал ногтями затылок.
Взвился высоко вверх и осмотрелся. Заметив многоэтажный дом в недалёком посёлке, опустился на гудроновую крышу. Сел на край, свесил ноги и стал наблюдать, в чём же ходят потомки ведьмы Солохи и кузнеца Вакулы. Ему приглянулись кожаные босоножки, джинсовые брюки, расписанная речёвкой светлая футболка и что-то типа темно-серого картуза с длинным козырьком. Похоже – бейсболка?
«И где бы это всё добыть?» - опять полез к затылку чертёнок.
Поднялся чуть ли не под облака и включил орлиное зрение. Углядел усадьбу с кирпичным домом под красной жестяной крышей, просторным двором, садиком и огородом, спустился пониже. Хозяйка, подоткнув подол длинной юбки за пояс, неторопливо размахивала цепом, выбивая зерно из ячмённых снопов, да время от времени кышкала на кур. А на верёвках, обвитых вокруг толстых стволов липы у сарая и каштана за аккуратным плетнём, он заметил то, что ему нужно: футболку и джинсовые брюки. Опустился на землю около яблони и осторожно двинулся к веревкам с бельём и одеждой.
Только Хеллбоуин протянул руку за джинсами, как вздрогнул от громкого и раздирающего душу мява. Скосил глаза и увидел громадную кошару с длинной пепельной шерстью и зеленущими глазами. Она зло выгнула спину и распушила в кухонный ёрш вертикально поднятый хвост, кончик которого слегка подрагивал. Заметив, что на неё смотрят, кошка опять раскрыла пасть и упреждающе зашипела. Потом круто развернулась, взлетела на нижнюю ветку каштана и снова заорала.
Хозяйка двора бросила молотить, подошла к верёвкам, подняла уже почти сухую простынку и увидела обнажённого парня:
- Йой, лишенько![6] – вырвалось у нее. Она бросила простыню, подняла руки кверху и, затянув высокое «у», кинулась в дом, хлопнула дверью и со звяком накинула крючок.
Хеллбоуин, опешив от того, что попал под очи местной Солохи, напрочь забыл о телепорте и, как пацанья шкода, кинулся в сад. Но его догнала лохматая дворняга и молча, во всю пасть, хватанула за икру почти под коленкой. Чертёнок растянулся на дорожке и малость проехал по ней всем телом, обтесав левую щеку, бок и бедро. Причинному месту тоже немного досталось. Тут уж он вспомнил про телепорт и проявился на берегу ставка под камышами. На его счастье, там никого не было. Сбросив невидимость и поскулив немного по-щенячьи, чертёнок осмотрел себя, насколько смог, потом сосредоточился, прокрутил в уме нужное заклинание и залечил царапины и уже посиневший собачий укус.
«Хорошо, хоть дворняга не бешеная. Пришлось бы ни с чем домой возвращаться», - подумал Хеллбоуин и уже по привычке потянулся к затылку.

Лиутифер только хохотнул и тут же опять отвлёкся.

«Надо таки одеться. И поприличнее…» - скомандовал себе чертёнок и вновь уселся на то же самое место на крыше многоэтажки. Но теперь он не столько разглядывал прохожих, обращая внимания на их прикид, сколько незаметно рылся в мозгах, пока не выловил интересующую его мысль о каком-то крутом супермаркете, где будто бы можно прикупить всё, что твоей душе угодно. Были бы деньги. Что это такое – деньги, он имел представление из бесед со своим наставником Вультессаром. Знал, что каждая страна на Земле имеет свою валюту, у которой, в свою очередь, собственный курс по отношению к другим.
Не мешкая, он порыскал над посёлком, выискивая этот таинственный супермаркет, и, наконец, нашёл. Распахнутые настежь широкие двери то впускали, то чуть ли не выталкивали людей, которые туда входили с плоским пакетиком, а оттуда – с раздутым да не с одним. Больше всех, как заметил Хеллбоуин, нагружены были женщины.
Кое-как, стараясь никого не задеть, чертёнок просочился в супермаркет и с огромным трудом сумел примоститься у самой дальней кассы так, чтобы никому не помешать, но видеть то, что ему нужно. Уложив в памяти внешний вид гривен[7], Хеллбоуин переместился на второй этаж, забитый в одной половине промышленными товарами, а в другой – одеждой и обувью. Здесь людей было намного меньше, и он свободно походил вдоль витрин, выбирая то, что ему приглянулось.
Сложив в уголочке свой новый полный прикид, он опять почесал в затылке: «А как я платить буду? Нагишом? Переполох устрою… Можно и так уйти, но зачем девочек подводить? С них же слупят стоимость уворованного, да ещё оштрафуют и с работы попрут… Проблемка…»

Лиутифер хмыкнул: «Растёт малец!»

Но тут же придумал. Выпрямился, сосредоточился и через какие-то мгновения предстал перед кассой в лаптях, шароварах и вышиванке, но с кучей современного барахла и обувки. Кассир прыснула, прикрыв рот ладошкой, а рядом тут же нарисовался охранник в помятой форменке, недвусмысленно похлопывая по левой ладони резиновой «демократкой».
- Хлопче, а ти гроші маєш?
- А як же ж. Маю.
- Досить розрахуватися за все?
- Досить, досить. Ти вважай давай. У мене часу обмаль.
- Серйозний хлопець!
- А то![8]
Чертёнок не удержался, потянул в себя носом и сделал вид, будто вытер его пальцем. Кассир опять прыснула и назвала общую сумму. Хеллбоуин важно вытянул из-за пояса с виду потёртый мужской кошелёк, медленно отсчитал несколько купюр с бандуристом. Получил сдачу, внимательно её пересчитал, спрятал в кошелёк и подождал, пока девочки упакуют всё купленное.
Таким же образом, пошарив в головах обитателей посёлка, Хеллбоуин обзавёлся паспортом и кое-какими другими бумажками, здраво рассудив, что запас карман не тянет. До вечера бродил по посёлку, впитывая опыт общения людей друг с другом и не отбрасывая никаких сведений о мире, в котором оказался по собственному желанию и воле Властителя. Он поселился и с относительным комфортом отдохнул в местной гостинице, просмотрел массу телепередач, а утром, предварительно выгладив заклинанием приобретённые обновки, нарядился в них, перекусил в буфете (ничто человеческое ему теперь не чуждо) и сдал номер.
Решив, что в посёлке делать больше нечего, переместился в соседний город.

3.
На одной из улочек городка Хеллбоуин увидел скромненькую вывеску «Вiльний час»[9] и решил зайти. Увидев его, длинноногая секретарша деланно улыбнулась, поприветствовала его и спросила:
- Маєте замовлення?
- Так.
- Будь ласка, ось форма заявки.
- Насамперед я хотів би перемовитись з хазяїном.
- У нас хазяйка. Як вас представити?
- М-м... Пан Бiсенко.[10]
Секретарша поднялась и нажала кнопку селектора:
- Пані Мерзотна! До вас пан Бiсенко.
- Нехай заходить,[11] - услышал чертёнок.
Девушка выскочила из-за стола, процокала к дверям и приоткрыла их:
- Будь ласка![12]
Хеллбоуин быстрым шагом прошёл к столу хозяйки.
- Вітаю вас, пані Мерзотна![13]
Повинуясь жесту хозяйки, занял стул у приставного столика и тут же продолжил:
- У мене до вас пропозиція…[14]
И, не вдаваясь особо в детали, выложил хозяйке суть предложения, способ организации и привлечения участников состязания. Назвал сумму вознаграждения, которое получат призёры, не забыл упомянуть и о выгоде тех, кто поможет ему реализовать задуманное.
Госпожа Мерзотная даже вышла из-за стола и прошлась туда-сюда по своему не очень просторному и скромно меблированному кабинету.
- Цікаво! Дуже цікаво. Але, на жаль, наша фірма не потягне такий захід. Ось мій брат... Він в Москві. У нього куди більше можливостей.
- З ним важко зв'язатися?
- Ні, що ви! Зараз і переговорю. Тільки... Давайте, пан Бiсенко, одразу домовимось. За сприяння мені покладені, скажімо, десять відсотків від вашої виручки.
- Ну, пані! Це грабіж.
- Ваше слово?
- Два відсотки.
- П'ять! На менше я не згодна.
- Добре! Я так і скажу вашому братові Ігору Безбашенному, що його сестричка вимагає за сприяння в організації змагання п'ять відсотків від виручки. Він спохмурніє, встане з-за столу, підійде до віконця офісу, погляне на пам'ятник Миколi Гоголю і скаже... Що він скаже, пані Мерзотна?[15]
Хозяйка фирмы ахнула и с ужасом уставилась на Хеллбоуина:
- Ви знаєте мого брата?
- Тепер знаю.
- Гаразд. Я згодна на два відсотки, - прошептала она.
- Ось і славно! Цілую ручки, пані...[16]
И исчез. А Мерзотная еле удержалась за край массивного стола, чтобы не грохнуться на пол.
- Ось кодло бiсове...[17]
И была недалека от истины.
А Хеллбоуин в это время прогуливался по Гоголевскому бульвару и присматривался к офису Безбашенного, у дверей которого застыли два амбала с резиновыми «демократками» на поясе. Чертёнок уже собрался присесть на лавочку, но передумал: небо всё плотнее заволакивало тучами, вот-вот дождь пойти может. И он решительно зашагал ко входу в офис. Амбалы синхронно перекрыли дверь и сделали шаг вперёд:
- Куды прёшь, лошонок!
- К хозяину.
- Он тебя звал?
- Не пустите, он вам по тыковке настучит.
- Гы! Слышь, Грицько, шо он шепчет?
- Я хозяину бабло несу.
- Покаж!
- Щщаззз, только разуюсь.
Оба амбала потянулись к «демократкам». И в этот момент раздалось шипение динамика, а из него послышалось:
- Грицько! Проводи ко мне пацана!
Амбал недовольно поморщился и открыл дверь.
Хеллбоуин не торопясь поднялся по ступенькам, а второй амбал захотел придать ему ускорение резиновой дубинкой. Но чертёнок так на него посмотрел, что тот икнул раз, другой, да так и не смог остановиться.
Кабинет Безбашенного разительно отличался от того, в котором работала сестра московского бизнесмена. Просторный, со светлым дубовым паркетом и высоким потолком, украшенным вычурной лепниной, – куда там хрущёбным апартаментам. А мебель вся цвета спелой вишни, только кресла посветлее – обтянуты тёмно-коричневой кожей. Хеллбоуин посмотрел на хозяина кабинета, развально сидящего за огромным столом, на котором терялись три телефонных аппарата в стиле ретро, современный ЖК-монитор и письменный прибор, напоминающий большую морскую раковину с тремя анодированными шариковыми ручками, прошёл к креслу у приставного столика, легко отодвинул его и уселся, закинув ногу за ногу.
Безбашенный исподлобья посмотрел на непросчитываемого с первого взгляда посетителя повнимательнее и (стреляный воробей – на мякине не проведёшь!) заметил в нём что-то такое, отчего ему стало не совсем уютно. Он поёрзал в начальственном кресле и постарался придать своему уже давно не спортивному телу более деловое положение.
- Н-ну? – протянул он. – С чем пожаловали, молодой человек? Я что-то про какое-то бабло слышал?
- Не какое-то, а самое реальное. Ко всему прочему – немалое. Задумка вот какая – мы проводим состязание на достижение результата, достойного Книги Гиннеса.
- Мы? Я такими делами не занимаюсь.
- А давай попробуем.
- Хм… Что-то не припомню, чтоб мы на брудершафт пили.
- Я вообще не пью. Слушай и не перебивай, - Хеллбоуин повысил голос, в котором прорезались металлические нотки. - Рекламу беру на себя, телевидение тоже. Всё необходимое для состязания доставлю. Билеты отпечатать – не проблема. Твоя задача – арендовать стадион. Хорошо бы – «Лужники», но и «Динамо» сойдет. Обеспечить охрану и медицинскую поддержку – понадобится. Оплатить реализацию билетов.
- Ты в курсе, на сколько это потянет? – попытался воспротивиться Безбашенный.
- Примерно…
- А делиться как будем?
- Не парься! Весь остаток тебе. Кроме призовых победителям.
- Слышь, пацан. А где бесплатный сыр прячется, сечёшь?
- Это ты пацан! - вызверился чертёнок. – Не хочешь – поищу другого.
Безбашенный откинулся на спинку кресла и призадумался. Предложение было очень заманчивым, но не давала покоя мысль: его потенциальный партнёр отказывался от доли в предприятии. Почему? Лохом его не назовёшь…
- Ну? – потерял терпение Хеллбоуин. - Шевели извилинами! И прикинь – на тебя уже наезд готов. Вот-вот подскочат!
Безбашенный вскинулся:
- Твои?
Хеллбоуин пожал плечами:
- Мне это ни к чему. Вспомни, кому на любимую мозоль наступил…
- Ладно! По рукам!
- Наезд я беру на себя. А ты не рыпайся. И стражей вызвони. Особо не рассусоливай, скажи – стреляют…
Только Хеллбоуин вышел из дверей здания, где располагался офис Безбашенного, как из-за угла вывернула серая «газель». Остановилась, завизжав тормозами. Из широкой двери шустро выскочили шестеро «бычков» в масках и с автоматами УЗИ, сразу же открыв шквальный огонь. Охранники молодцы – вовремя попадали на крыльцо и не пострадали. А чертёнок шёл вперёд и даже пальцем не шевельнул, но стрелки дружно выронили автоматы и все как один кулём свалились на асфальт. Водитель «газели», почувствовав неладное, хотел было завести мотор, но тоже обессилено уронил голову на руль.
Двумя душами рейдеров Хеллбоуин подзакусил сам, а остальные пять единым пакетом отправил Величайшему.

Лиутифер проглотил пакет угощения и даже вкуса не почувствовал, но ощутимо похлопал чертёнка по плечу.

4.

Стадион был полон до отказа. На каждой из четырёх осветительных мачт висели огромные плазменные экраны, чтобы все, кто приобрёл билет, не особо напрягали зрение. В центре ухоженного зелёного газона на даже не покрашенном овальном деревянном помосте уже были выставлены тринадцать (по числу участников состязания) крутобоких стеклянных аквариумов. В них шевелились живые, как обещала реклама, «королевские креветки».
Четверо операторов какого-то телеканала скучали у своих камер на треногах. Ждали выхода тех, кто жаждал попасть не только в Книгу Гиннеса, но и отхватить немалый куш в пять миллионов рублей.
На трибунах зашевелились, когда ожили динамики, и сладкий женский голос разнёсся над стадионом:
- Внимание! На зелёное поле славы выходит сборная международная команда соискателей титула лучшего в мире глотателя живых королевских креветок. Встречайте!
Трибуны откликнулись на удивление жидкими рукоплесканиями.
- Ну, что же вы! Такие неактивные! – заволновался динамик.
Аплодисментов немножко добавилось, а потом стадион затих. Люди обратили взоры на экраны, потому что из тоннеля под трибунами показались соискатели. Шли степенно, а не как футболисты, ленивой трусцой на газон выбегающие. У каждого в правой руке маленькая копия государственного флага. Последним шёл россиянин. А перед ним – представитель Израиля.
- Рома, – тихонько позвал давнего знакомого еврея Иван. – Станешь рядом со мной. У меня подкисленная водичка есть.
- А это не запрещено? – удивился Роман.
- Нет. И Брониславу из Бреста подскажи, чтобы от нас не отделялся.
- А он таки нам нужен? Ладно...
Снова заговорили динамики:
- Уважаемые соискатели! Занимайте свои места. Сигнал к началу состязания - пятый удар метронома.
Иван пристроился напротив своего аквариума, достал двухлитровую пластмассовую бутылку и поставил её так, чтобы их тройка свободно могла до нёё дотянуться.
- А стаканчики не дотумкал прихватить? Эх, Ваня…
- Перетопчешься.
Неожиданно громко раздался какой-то деревянный звук метронома.
И после пятого удара полетели «королевские креветки» из аквариумов в распахнутые рты. Жевать – время терять. Глотать надо. Но не у всех получалось ладно. Только Иван, Бронислав и Роман размеренно работали обеими руками, изредка делая один или пару глотков подкисленной воды.
Вдруг стадион ахнул. Два участника схватились за животы и рухнули у помоста. А третий отвернулся от аквариума – его вырвало прямо на газон. Да не только тем, что он глотал, а вдобавок ещё и кровью. Он поревел немного, опрастывая желудок, потом достал платочек, вытер рот. Очень внимательно посмотрел, что же такое он глотал, а потом как заорёт:
- Урки! Нас обманули! Это не креветки! Это личинки майского жука! А-а-а! – и его опять вырвало.
Многие участники прекратили глотать и уставились на горлопана. А Иван и Роман, не отвлекаясь на вопли, одновременно закинули в рот последние «креветки», глотнули водички и выбросили руки вверх. Победа!
Следом за ними опустошил аквариум Бронислав.
- Подумаешь! Нас в России ещё не таким дерьмом кормят. Не забыл, Рома?
- Не-а! – и давай выделывать коленца привычного ему танца фрейлехс, больше известного как семь-сорок. Иван пустился вприсядку, а Бронислав – прихлопывать в ладоши.
Остальных участников этого прямо таки необычного состязания выворачивало наизнанку. Троих или четверых уже отправили на «скорых». Довезут ли живыми? Ведь личинки майского жука – совсем не креветки, королевские они или простые. У них челюсти такие мощные, что корешки деревьев перегрызают за милую душу. И что стоит самым живучим из них прогрызть стенку желудка и добраться до того же сердца? А?
Зашевелились и стражи порядка, со всех сторон направляясь к главному организатору этого состязания. Хеллбоуин сначала не вник в ситуацию, но потом понял, что опять, как во дворе современной Солохи, надо «делать ноги».
Когда он принял свой естественный облик, стражи попятились назад, а стадион ахнул:
- Чёрт… Чёрт… Чёрт…
Хеллбоуин резко выбросил вверх обе руки. Его объяло и поглотило пламя с бурым дымом, разнося во все стороны серный запах.

Безбашенному с трудом, но всё-таки удалось замять скандал, который ощутимо урезал его прибыль. Но призовые Ивану, Роману и Брониславу выплатил честно. Станет ли он «проталкивать» их достижение в Книгу рекордов Гиннеса, еще не решил, но остался очень доволен тем, что не отказался от заманчивого предложения рогатого.
Он расслабленно сидел в своём любимом кресле, наслаждаясь сигарой, когда раздался стук в дверь. Створка приоткрылась, в щель протиснулась голова охранника Грицька:
- Шеф, к вам Роман просится.
- Давай!
Когда Роман подошёл к столу, Безбашенный лениво указал ему на кресло, которое когда-то (ну, сколько там дней минуло?) занимал самый настоящий чёрт.
- Ты, небось, тоже с предложением, от которого трудно отказаться? А?
- А что! И с предложением. Я готов остаток своих призовых вложить в новое предприятие. Недавно мы глотали личинок майских жуков. И что нам помешает устроить состязание по глотанию личинок навозных мух?..

Лиутифер слегка подбил подбородок Хеллбоуина, который понуро сидел на одном колене Величайшего, и обратил его внимание на экран с картинкой из кабинета Безбашенного.

- Опять с помощью чёрта? Так я не умею их вызывать.
- Я тоже не умею. И что? Без них не справимся? Легко!



Copyright © Николай Лазаренко 2011 Все права защищены


Nie podarunkiem jestem
 
LitaДата: Четверг, 10.11.2011, 10:18 | Сообщение # 3
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8782
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Рассказ, литературно-оскаленный на ту часть нашей "жизни", которую представляют собой всевозможные "шоу", полные бездуховности и жестокости, но надежно отвлекающие человека от самого человека. Издевка удалась, удивительно характерно выглядит эпизод с чертом, который подумал о том что девочек-продавщиц накажут за обман, и не стал обманывать, хотя мог. Самый человечный персонаж - бес? Люди себя показали отменно."Шоу должно продолжаться", любой ценой. Антураж Той Стороны написан немногими, но такими емкими определениями, что видишь его больше и лучше чем земное.

Quote (Turgay)
- Опять с помощью чёрта? Так я не умею их вызывать.
- Я тоже не умею. И что? Без них не справимся? Легко!


Действительно, справимся... Но зато какое будет шоу!
Спасибо автору за мудрый и суровый рассказ.



Всегда рядом.
 
TurgayДата: Четверг, 10.11.2011, 15:23 | Сообщение # 4
Бессмертный Ведьмак
Группа: Верные
Сообщений: 21
Награды: 3
Репутация: 10
Статус: Offline
Lita!
Ну, вот! А говоришь - ни разу не критик. Критик, да еще какой! Несколько строчек - и весь замысел автора как на ладони. Спасибо, нежная душа!


Nie podarunkiem jestem
 
LitaДата: Четверг, 10.11.2011, 16:21 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8782
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Turgay, сказала что чувствую) Могу ведь и ошибаться) Но - талант автора в том чтобы читатель понял. А это плюс вам, что я поняла)


Всегда рядом.
 
Cat20087Дата: Понедельник, 14.11.2011, 12:34 | Сообщение # 6
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 15
Награды: 6
Репутация: 35
Статус: Offline
Бесподобно! Замечательно! Смеялась до слез))
Особенно: "и давай выделывать коленца привычного ему танца фрейлехс, больше известного как семь-сорок".
Браво!
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » ∞ И ЧЕРТУ НЕ ПОД СИЛУ (рассказ-издёвка)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz