Среда, 26.07.2017, 09:37
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ...И прозой » Пёстрые сказки » Осень дракона (теплая сказка о простой любви)
Осень дракона
LitaДата: Среда, 06.07.2011, 04:57 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
ОСЕНЬ ДРАКОНА


1.

Дракон парил над озером, рассматривая себя в отражении, словно видел впервые. Изумрудная чешуя, вспыхивающая при свете дня, сильные лапы с полукруглыми когтями, продолговатая голова с тонкими ноздрями чуткого носа - все казалось немного незнакомым. Он представлял себя иначе - меньше и грациознее и не таким суетливым. Интересно, каким видят его другие?
В мире под крылом дракона царила осень - алое и золотое, пахнущее дождем. И мир, отражавшийся в воде, тоже был другим – нечетким и постоянно меняющимся. Летящий опустился ниже – по поверхности озера пробежала рябь от поднятого им ветра, и отражение – дракона и мира – дрогнуло, меняясь. «Нет ничего постоянного, - подумал он, - но мы не замечаем, потому что сами непостоянны. Почему же я вдруг заметил? Что особенного в этой осени?». Дракон мог задать вопрос живущей в нем Тайне, но решил – узнать всё самому будет интереснее. Сделав последний круг над озером, крылатый полетел домой.

Каждый раз, улетая, он надеялся по возвращении найти кого-нибудь возле своей пещеры. Иногда надежды оправдывались, вот как сейчас.
У входа ждала девушка, которая принесла ответ на загадку. Едва увидав дракона, она, позабыв поздороваться, выпалила:
- Это надежда!
Крылатый, приземлившийся и сложивший крылья, кивнул. «Ноша, которая облегчает любую ношу» - что, кроме надежды?
- Ты не загадаешь мне еще одну загадку? - спросила гостья, в ней сочетались два качества, от которых становится светлее на сердце и теплей в душе – искренность и умение находить причину для улыбки.
- В чем особенность осени? - спросил дракон, не задумавшись ни на минуту.
Но вопрос, кажется, удивил девушку:
- Осень – время, когда что-то созрело и можно снимать урожай и подводить итог. Она превращает мечты в реальное, - гостья нахмурилась, словно вдруг рассердилась за что-то на саму себя, а вот хозяину пещеры захотелось улыбнуться, это самая сложная твоя загадка из всех. Я подумаю над ней, пока буду заниматься дневными делами. До встречи!
- До встречи, - ответил крылатый зверь немного смущенной девушке, поторопившейся уйти. Ему тоже хотелось подумать.

Проводив гостью задумчивым взглядом, дракон лег, положив голову на передние лапы. С ясеня, росшего у пещеры, опадали красно-золотые листья. Один из них, потревоженный в полете дыханием дракона, завертелся в танце, который могли исполнять только он и его собратья-листья. Лучи клонившегося к горизонту солнца превратили зубчатый листок в кусочек сверкающего золота. Проделав несколько пируэтов в небе, он опустился на нос задумавшегося крылатого и, пощекотав его легким прикосновением, снова взмыл в небо, чтобы, закончив свой полёт, опуститься на землю.
«У листа своя Осень, - чихнув, подумал дракон, – свои итоги созревания – превращение в птицу. А какова же Осень дракона? Во что я превращусь, когда дозрею?»
Так, лежа и наблюдая за листьями, чешуйчатый уснул и ему приснился сон о том, что он тоже лист, сверкающий золотом и парящий в танце рядом с другими, ведущий разговор с ветром и солнцем. И там, во сне, дракон знал ответы на все свои вопросы.

2.

В пещере его всегда было уютно и светло, летом прохладно, а зимой - тепло, и никаких сокровищ, не нужных ее хозяину. Проснувшись, крылатый зверь решил заняться делом и навести порядок в своем жилище. Но, даже собирая занесенные ветром листья, ветки, мелкие камешки и всепроникающую пыль, он продолжал думать об Осени.
- Господин дракон! - чей-то голос позвал снаружи, настойчиво и тревожно, - вы дома, господин дракон?
Хозяин пещеры вышел под открытое небо. Перед входом стоял мальчик, он собирался плакать, но пока еще сдерживался.
- Что случилось? - спросил крылатый тревожно.
- Моя сестренка пропала! - ответил маленький гость, в голосе его звучало отчаяние.
- Как ее зовут?
- Нанни́ль, - мальчик все-таки всхлипнул и тут же зарыдал в голос. Шутка ли, проделать путь от города до пещеры дракона пешком и в одиночестве!
«Нанниль», - мысленно повторил имя хозяин пещеры, и ощутил отклик души той, кого звали так красиво и нежно.
- Твоя сестренка жива, - поспешил он успокоить малыша. - Я найду ее и приведу домой. Подожди меня здесь.
И распахнув крылья, взлетел, ведомый одному ему слышимым зовом - зовом Тайны, единственного волшебства, которым владеют драконы.

Лес... Малышка спряталась в брошенной каким-то зверем норе, да там и заснула, укутавшись в теплый платок, но все равно могла замерзнуть осенней ночью. Дракон не стал будить ее. Он осторожно взял ребенка из норы, прижал к чешуйчатой груди и взлетел в воздух.
Мальчик ждал его у пещеры и уже не плакал. Увидев сестренку, малыш вскрикнул от радости.
- Она спит, - сказал дракон. И опустил крыло к ногам мальчика, - забирайся на меня и держись. Я довезу вас до дома.
Маленький гость, не мешкая, поднялся на спину крылатого зверя, и тот взлетел, очень осторожно и плавно, оберегая обоих детей от резких толчков встречного ветра.
Тайна, дававшая любое знание, подсказала ему путь к дому брата и сестры, а горящие огни указали прямо на него - люди собирались на поиски пропавших детей. Дракон опустился перед ними и передал девочку в руки одной из женщин. Мальчик спустился со спины ящера, немного взъерошенный, но с очень гордым видом. Крылатый мысленно улыбнулся. Наверное, завтра весь город будет знать, что мальчуган прокатился на драконе. И тут же словно ниоткуда пришла печаль. Он еще раз посмотрел на мальчика и понял причину печали - Тайна говорила, что малыш скоро умрет.
А дракон не мог молчать! Но как сказать «Я Обещаю тебе смерть» этому гордому собой мальчишке, который попросил дракона спасти его сестру?
- Я... – крылатый зверь понял, что уже произносит горькую правду и поспешно расправил крылья, - я Обещаю...
На долю мгновения он задержал в горле страшное слово и прянул в небо, взлетев так стремительно, что крыльям стало больно. И только там, в вышине, где никто не мог слышать, произнес: - ...смерть.
И лишь тогда Тайна, бьющаяся в нем вторым сердцем, успокоилась.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 08.02.2014, 10:47 | Сообщение # 2
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
3.

Девушка пришла и на следующий день и не одна, а вместе со вчерашним мальчиком.
- Здравствуй, - сказала она, - это Ми́тти. А меня зовут Шиа́ль. Так странно, что мы до сих пор не познакомились. Как твое имя?
Дракон, вернувшийся с прогулки, ощутил симпатию. Мало кому в голову приходит назвать свое имя чудовищу, даже если дружит с ним. И никто никогда не спрашивает его имени.
- Ши, это, наверное, тайна, - мальчик Митти посмотрел на девушку неодобрительно.
- Нет, что ты, - не согласился с ним дракон, - никакая не тайна. Меня зовут Та́ннери.
- Какое смешное имя! - заметила Шиаль, видимо, ни на минуту не подумав, что он может обидеться. Но крылатый считал обиду глупостью и не позволял ее себе. – И больше подходит человеку.
- Но оно - мое, а я - дракон, - весело заметил Таннери, - и придется или считать меня человеком, или признать, что имя – драконье.
Девушка засмеялась:
- Твои слова похожи на новую загадку, или на ту, последнюю, об осени. Ответить можно по-разному и все ответы будут верными. Понимаешь, я ждала, что имя будет сложным и необычным, так сразу и не выговоришь, а ты просто Таннери… Но знаешь, так лучше!
Мальчик по имени Митти засопел – кажется, он не одобрял столь непочтительного обращения со спасителем своей сестры.
- Спасибо тебе за Нанниль, - сказал мальчишка минуту спустя. – Она сама потом придет поблагодарить. Скажи, а у драконов ведь тоже бывает день рождения?
- Бывает, - согласился Таннери. - Только я не знаю, в какой день родился.
- А как же подарки?
- Никак… - Сверху, из отверстия в потолке спланировал желтый осенний лист и приземлился на кончике драконьего носа. Дракон фыркнул, и листок перелетел прямо в руки Шиаль.
- Завтрашний ничуть не хуже других, – заметила она, рассматривая лист на просвет. - И завтра мы отпразднуем день рождения дракона по имени Таннери!
Крылатый удивился:
- Но зачем?
- Просто так. Ты живешь рядом с моим городом, сколько себя помню и всегда охотно помогал. По-моему, правильно, чтобы у тебя, наконец, был праздник!
Дракон попытался спорить, смущенный таким вниманием к своей особе:
- Но ведь в день рождения должны приходить гости! А разве ко мне кто-то придет?
- Обязательно придет! – пообещала Шиаль, - и ты, пожалуйста, прими всех и постарайся быть не таким грустным, как сейчас.
- Разве я грустный? – спросил он с удивлением, услышав просьбу.
- Это почти не заметно, - поспешила успокоить его гостья. – Когда говоришь – грусти нет, но стоит замолчать, как она сразу становится заметной. Может, это потому, что ты не нашел ответ на свою загадку. Я пока не разгадала ее тоже, но как только это случится, скажу тебе.
Крылатый понял - спорить бесполезно, и не стал спорить. В конце концов, зачем тратить время на такую ерунду, когда можно придумать что-то поинтереснее?
И они разговаривали, играли в «поиск сокровища», роль которого исполняли стеклянные шарики, и рассказывали друг другу забавные истории, придумывая их на ходу…

Утром дракона разбудил шум и гам у входа в пещеру. Там Шиаль командовала полудюжиной крепких парней, нагруженных столами, стульями и лавками, и женщинами с кастрюльками и прочей посудой, расставлявшими все по местам. Дракон не успел предложить свою помощь, как столы оказались накрытыми, вокруг них в землю воткнуты шесты с яркими ленточками, колокольцами и цветочными венками, занесенный ветром мусор выметен с площадки и всё наполнено ощущением праздника.
И только тогда, крылатого, торчавшего во входе пещеры, наконец «заметили» и гости начали громко поздравлять его один за другим.
Но только словами и угощением дело не ограничилось. Девушка устроила все очень хорошо, расставив столы так, чтобы Таннери и мог свободно разместиться между ними и взять, что захочет с любого. И она первой преподнесла подарок – книжку с картинками, такую большую, что дракон мог держать ее в лапах.
- Может, там найдется ответ про осень, и ты сможешь прочесть его, - сказала Шиаль.
- Я не умею читать, - смущенно признался крылатый зверь.
- Значит, я буду приходить и учить тебя! – обрадовалась девушка.
И Таннери понял причину этой радости. Подарить вещь – не так приятно, как сделать что-то полезное или красивое для своего друга. Митти и Нанниль, например, привели друзей, которые, вооружившись мелками, разрисовали стены драконовой пещеры – а хозяин помогал им, подставляя спину, чтобы дети, забравшись повыше, смогли украсить серый камень домами и деревьями, человечками и зверями. Кто-то организовал маленький оркестр – и весь день у пещеры звучала музыка. Кто-то постелил у входа коврик с надписью «Вытирайте ноги и лапы!» и каждый приходил с собственным угощением.
Девушка раскладывала принесенное на столах и принимала гостей, как хозяйка. И любуясь ею, он думал, что осень – самое прекрасное время на свете, даже если ты так и не созрел.

4.

Этот человек пришел рано утром, и с первого же мгновения его присутствия Дракону стало неуютно в собственной пещере.
- Приветствую уважаемого хозяина, - с холодноватой отчуждающей вежливостью произнес гость, мужчина лет сорока, который носил темную одежду - черное и серое и немного красного. Сочетание этих цветов показалось дракону зловещим, - как поживаете?
- Хорошо, спасибо, - ответил Таннери, простые слова эти почему-то оцарапали ему горло.
- Я рад, - кивнул гость. - Мне нужна ваша помощь, господин. Вернее мне нужно ваше Обещание. Я владею магией, но не знанием, как вы…
- Я не владею знанием, - перебил дракон, и весь подобрался в ожидании неприятных сюрпризов, - а служу ему.
- Тем лучше, – спокойно согласился магик. – значит, не откажетесь послужить и сейчас, сделав так, чтобы одним знающим стало больше.
Крылатый ощутил тревогу и почувствовал как заговорило сердце Тайны...
- У меня нет той силы, которая нужна тебе, - сказал он, - нет силы, что позволит знать, не понимая.
- А как же Тайна?
Дракон задумался, решая, как объяснить.
- Настоящее знание приходит изнутри, а не снаружи. Ты сам источник такой силы и я ничего не могу тебе дать.
- Отговорки, чтобы не делиться силой, - нетерпеливо прервал магик.
Тайна шевельнулась снова. Дракон почувствовал - еще немного и она заговорит.
- Послушай, - сказал Таннери, - это как осень. Рано или поздно все обретает полноту, созревает. Для людей это так же верно. Никто не сможет созреть за тебя...
Таннери замолчал. В горле дракона клокотало слово Обещания, и на этот раз он не мог бы сказать, какое это Обещание.
- Поэтому… я Обещаю - крылатый споткнулся на последнем слове и повторил, - Обещаю тебе Осень.
Магик потемнел лицом:
- Всего только Осень, потому что считаешь ее важнее силы? - спросил он с угрозой.
- Не знаю, - хрипло сказал дракон, все еще пребывая под властью Тайны.
Гость угрожающе сощурился:
- Вот как... Не стану опускаться до уговоров. Но вот мое Обещание взамен твоего: я тоже Обещаю тебе Осень, - мягкая волна пробежала от чародея к дракону, заставила ощетиниться чешую крылатого зверя. - Настоящую Осень, в которой ты дозреешь до понимания, что больше и сильнее, чем есть, тебе уже не стать, что предел достигнут, и остался только один путь - потерять все, и начнешь уменьшаться, скукоживаться, пока однажды душе не станет тесно в крохотном теле, и она не улетит прочь. Бойся своей Осени!
С этими словами магик покинул пещеру, а дракон остался решать эту новую загадку – нужно ли, в самом деле, бояться Осени.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 09.02.2014, 08:51 | Сообщение # 3
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
5.

Девушка приходила часто, сначала - чтобы научить дракона читать, а потом просто так. Кажется, пролетело всего несколько недель, когда Таннери освоил трудное искусство понимать написанное на книжных страницах. Шиаль приносила с собой книги и читала ему, а порой он ей, но чаще двое просто беседовали, удивляясь, когда в конце разговора понимали - прошел не час, а целый день. Так закончилась осень – но дракон не замечал перемен снаружи, ведь он был счастлив. И не вспоминал о магике и его словах, потому что еще тогда, после визита, обдумал все и решил, что не стоит принимать в расчет Обещание обиженного человека. Вряд ли чародей действительно хотел, чтобы оно сбылось, просто очень уж рассердился на Таннери. Но сам Таннери совсем на него не сердился.
Однажды Шиаль пришла к нему заплаканной.
- Митти умирает, - сказала она, встав на пороге пещеры, и с надеждой посмотрела на ее хозяина, - тыне можешь помочь?
- Не знаю, но я попробую, - ответил Таннери, поднимаясь. – И верю – у меня получится.
- Тогда, пожалуйста, поспеши! - Шиаль, которая так и не зашла в пещеру, посторонилась, давая дракону выйти. Он взлетел, оставив ее – не было времени для осторожного полета со всадником на спине.
Через минуту крылатый приземлился перед домом мальчика. И тот час дверь отворилась и вышла мать Митти, бледная и несчастная. Дракон впервые увидел, как сильно горе меняет человека.
- Ты пришел попрощаться с малышом? - спросила она скорбно – без упрека, но и без надежды на другой ответ.
- Я пришел помочь, - сказал дракон.
Женщина удивленно посмотрела на него:
- Разве это возможно? Смертельная болезнь долго вызревала в моем сыне, прежде чем дать о себе знать – как раз тогда, когда ничего уже нельзя сделать.
- Но я сделаю. Пожалуйста, принеси малыша сюда, - попросил Таннери.
Женщина вернулась в дом и снова вышла с мальчиком на руках. Дракон вдруг увидел, какой он маленький и хрупкий… Крылатый приблизил голову к голове ребенка и посмотрел на него – наверное, так Судьба смотрит на каждого из живущих – и взял себе его болезнь. Не сразу – недуг не хотел уходить из тела Митти, тем более что вокруг него все верили в силу недуга и его победу. Но Таннери верил сильнее – в жизнь и в этого мальчика.
Митти пошевелился на руках матери и открыл глаза:
- Дракон, – сказал он. Крылатый впервые пожалел о том, что ящеры не умеют улыбаться, но чуть склонил голову и сделал взгляд ласковым-ласковым. – Мы снова полетим?
- Обязательно, - ответил Таннери, - обещаю тебе это.
И хотя это было простое обещание, не связанное с Тайной, наверное, оба ощущали, что оно важно.
Но нужно было закончить все. Дракон отступил, расправил крылья и взлетел, поднявшись к тучам и нырнув в них. И только там, где никто не мог его видеть, отпустил себя и начал резкий, яростный и больной танец. Его словно бросало из стороны в сторону невидимой бурей, тело тряслось как в лихорадке, хотя не было ни бури, ни лихорадки, лишь болезнь, которую надо победить, сжечь в себе без остатка. И прошло немало времени и ушло много сил на эту победу. Наконец, дракон ощутил, как исчезает последняя частица чужой боли и выдохнул в небеса струю пламени, заставив облака вспыхнуть алым, словно на закате. Он опустился на каком-то поле и обессилено лег на снег. Зима… Только сейчас дракон по-настоящему заметил белизну сугробов, холод и туман, в который медленно, тяжело опускалось закатное солнце. Его тревожный цвет заставил шевельнуться что-то в драконе. Таннери прислушался и понял – ушедшая болезнь оставила ему кое-что: похожую на осколок алого стекла маленькую смерть. Она не могла причинить вреда дракону, но теперь жила в нем, желая осуществиться, сбыться. Дракон осмотрел ее со всех сторон – и спрятал подальше, туда, откуда болезнь не могла выбраться сама; потом Таннери решит, что с ней делать.

6.

Малыш Митти совершенно поправился. Он и его сестра часто приходили играть в пещерах и порой забирались далеко вглубь, но Таннери не боялся – даже если бы дети заблудились, дракон легко нашел бы их. И конечно, он исполнил свое обещание, много-много раз поднявшись в небо с Митти и Нанниль на спине.
Зима закончилась так же быстро, как осень, и наступила весна. Однажды девушка пришла в гости к дракону красиво наряженная.
- Завтра в городе праздник. Хочешь пойти со мной?
- В городе слишком мало места для меня, - заметил он, - а тем более в праздник, когда всюду так многолюдно.
- А ты не можешь принять облик человека? – спросила Шиаль.
- Нет, к сожалению. Но я могу лететь в небе над тобой и, подняв голову, ты всегда сможешь меня видеть.
Она вздохнула и согласилась на это.
Лететь над ярмаркой оказалось замечательно. Дракон любил все яркое, а тут было сколько угодно красок. Люди в городе давно привыкли к нему и не боялись – многие приветствовали, крича «Здравствуй!» и махая руками. А на площади он смог спустится и посмотреть балаганное представление. Правда, когда актерам начали аплодировать и бросать монетки, крылатый ящер смутился, не зная как отблагодарить их, но тут выручила Тайна – она заговорила, и дракон с радостью понял, что в этот раз не придется улетать.
- Я Обещаю вам успех, - сказал Таннери и главный актер, игравший Большого Злодея, с достоинством поклонился, качнув шикарными черными усами.
На ярмарке продавалось много вкусностей. Дракон любил сладкие яблочные пироги и медовое печенье, но когда во время прогулки в полях, Шиаль попыталась угостить его купленными сластями, сложенными в ее корзинке, отказался.
- С удовольствием съел бы все, что там есть, но это несправедливо. Для меня этого очень мало, а для тебя полная корзинка - много. И получится, что я ничего не дал, но забрал все…
- Ты дал мне радость, - сказала девушка, - а я хочу разделить с тобой хотя бы один пирожок.
Шиаль взяла из корзинки золотистый пирог, разломила напополам и протянула дракону:
- Обещаю тебе, что он вкусный!
Обещание не обмануло, пирожок и правда оказался вкусным и на удивление сытным – крылатый уже не думал о еде, только о девушке. Он понял, что не только разделенная радость, но и разделенная вкусность становятся отчего-то больше, как будто вырастают.
Вернувшись в пещеру, Таннери улегся на свое любимое место, в комнате с дырявым потолком, и уже засыпая, подумал: Осень дает созревать не только душам, но и Красоте.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 09.02.2014, 09:42 | Сообщение # 4
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
7.

В конце этой весны у пещеры появился рыцарь. Таннери как раз читал очередную книжку, а Шиаль занималась вязанием, сидя тут же и слушая его.
- Я знал, что драконы похищают принцесс, но чтобы девушки – драконов, такое вижу впервые, - заметил новый гость, растрепанный темноволосый юноша, спустившийся с коня, который почему-то совсем не боялся крылатого зверя.
- Я не принцесса, а он не похищал меня, - засмеялась девушка, откладывая вязание.
Рыцарь покачал головой.
- Поверю всему, что ты скажешь. Но объясни, как заставила ящера читать тебе книги?
- Вопрос, скорее, в том, как я заставил ее слушать, - фыркнул Таннери и закрыл книгу. - Сегодня история такая скучная, что можно заснуть. Кто ты, странник?
- Ки́рен из рода Ру, потомственный благородный рыцарь, - гость поклонился. - Проезжал мимо и услышал кое-что интересное, но не поверил слухам и решил проверить. И, правда, добрый дракон, хотя, может, ты добр, потому что такой маленький…
- Я не маленький! - почти обиделся ящер. – И откуда знаешь, что я добрый?
- Просто предположил, а ты подтвердил мое предположение, когда заговорил со мной, а не кинулся на меня.
- Мне кажется, нападать невежливо, - заметил крылатый. - Меня зовут Таннери, а это Шиаль.
Девушка встала и поклонилась, а рыцарь Кирен отдал ей полный церемониальный поклон. Впрочем, закончил он его смехом, так что церемонностью не испортил впечатления.
- Пожалуй, отнимать у вас время и дальше, было бы непростительно, - сказал гость и еще раз поклонился, - если стану нужен – просто позовите меня!
- Куда ты? – воскликнул Таннери, пораженный стремительностью его появления и быстротой ухода.
- Найду себе дело, - ответил рыцарь Кирен, уже топая тропинке прочь, с конем под уздцы, - ведь рыцарь должен приносить пользу. Но ты все равно маленький по сравнению с другими драконами!
Шиаль засмеялась, а Таннери не нашел, что ответить и за Киреном так и осталось последнее слово.

8.

Рыцарь действительно нашел себе дело в округе - он очень любил детей и охотно присматривал даже за самыми крошечными. Нянчиться - не рыцарское дело, но, кажется, Кирен так не считал.
И юноша остался жить в доме Шиаль - ее семья всегда сдавала комнаты.
Девушка, приходившая к дракону в гости, часто рассказывала о рыцаре: простые истории, как он собрал такую толпу детей, с которой не смог справится, но придумал хитрую игру – и дети сами стали друг за другом присматривать. Как выложил на солнце начищенные доспехи - «пусть впитают побольше света, чтобы лучше блестели», а курица снесла в них яйцо. Но однажды Шиаль сказала:
- Кажется, он остался в городе из-за меня. Я нравлюсь Кирену.
Дракон ощутил тревогу и тоску. Ему отчаянно захотелось спросить, нравится ли Кирен девушке, но... Нравится или нет – Таннери ничего не мог изменить. Лучше, не спрашивая, оставаться ее другом и надеяться, что так будет всегда.
Но в конце лета не девушка, а сам Кирен пришел в пещеру и попросил Таннери:
- Расскажи мне о Шиаль.
- Разве я могу рассказать больше, чем ты сам видишь? - удивился крылатый.
- И да, и нет. Каждый видит свое. Мне хотелось бы понять и узнать твое ви́дение.
Дракон, оценив его желание по достоинству, согласился, но сначала рассказал о себе, о том, как прилетел сюда жить, как долго люди привыкали к нему, пока, наконец, не позволили им помогать. Хоть в самом простом - отнести пару бревен в излучину реки, где строили мост, или предупредить о грядущей буре. Крылатый зверь поведал о себе для того, чтобы Кирен узнал, кем стали для него люди и не удивлялся, когда Таннери скажет, что Шиаль – самая красивая, добрая и чудесная девушка на свете. Именно так он и сказал.
Выслушав это, Кирен невесело усмехнулся.
- Я знал, что тут не все так просто. Что ж, будь счастлив, и обязательно сделай счастливой Шиаль. А не то я вернусь и вызову тебя на бой, хоть ты и правда меньше всех драконов, каких я видел.
- Ты уходишь? - спросил крылатый, - но почему?
- Ничего другого не остается. Я приношу тут немало пользы, но вся она – обыкновенная. Особенную мы приносим лишь тому, для кого сами мы – особенные, но та, кого я выбрал, выбрала не меня. Прощай, дракон, и береги ее.
И, не дожидаясь ответа, рыцарь Кирен пошел прочь, оставив крылатого в одиночестве, думать о вещах, о которых он еще ни разу всерьез не задумывался.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 12.08.2014, 10:53 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8786
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
9.

Но осенью, когда зарядили дожди и визиты Шиаль стали редкими, в нем вызрело понимание: девушка нужна ему. Без нее самые интересные книги переставали казаться интересными, а важные дела – важными, и жизнь теряла вкус. В следующий ее визит Таннери хотел сказать об этом, но она опередила крылатого:
- Я люблю тебя. Скажи, пусть дракон не может стать человеком, может ли человек сделаться драконом?
- Да, может, ответил Таннери, хотя хотелось говорить совсем о другом – повторять снова и снова «я люблю тебя!», которое было больше всего, даже больше Тайны, - но как, знают лишь старейшие из нас, а я пока слишком молод. Ты согласишься подождать, пока отыщу сородичей и узнаю от них тайну?
- Конечно, соглашусь.
Получив ответ так быстро, он не знал, что с ним делать - дракону так же хотелось остаться, как и уйти.
И все-таки Таннери ушел, конечно, пообещав скоро вернуться.
У драконов не было своих городов, лишь места, где они любят селиться - горы у моря, скалы в пустыне и все, куда трудно добраться без крыльев. Крылатые ящеры по натуре своей одиночки и не желают вмешательства в свою жизнь, но и сами не вмешиваются в чужую. Каждый из них может прилетать, улетать или вообще исчезнуть, другим нет до него дела.
Задача была труднее, чем можно представить: не только найти Старейшего, посвященного в тайну, но и уговорить открыть ее.
Ближайшее место, где жили драконы, были Синие Скалы. Но оказалось, люди открыли в горах месторождение ценных камней, и Скалы, изрытые ходами шахт, постоянно посещаемые, больше не подходили для крылатых ящеров. Таннери полетел дальше, в Белый Край, край Соленых озер и гор, но нашел там лишь одного, совсем юного дракона, который совершенно ничего не знал и не хотел знать о других и с явным нетерпением ждал, пока Таннери улетит. Ну что же, впереди его ждал Острый Кряж, далекий, едва заметный на горизонте, и путь к нему занял у летящего, как он ни спешил, целый месяц. Но зато там крылатый нашел множество своих соплеменников, впрочем, предпочитающих держатся на расстоянии не только от чужака, но и друг от друга. И отыскал одного, с тусклой чешуей, растрескавшимся от времени костяным гребнем и скрюченными от старости лапами. Старейший лежал на площадке своей пещеры и затупленным когтем царапал что-то на скале. Таннери опустился неподалеку и ждал, пока на него обратят внимание, но не дождался, и решил подойти ближе.
- Здравствуй, - сказал он, - ты не поможешь мне?
Старый дракон фыркнул и постучал когтем по выцарапанной надписи - это было слово «Нет».
- Но почему? - спросил крылатый, - разве вежливо отказывать прежде, чем прозвучала просьба? Мне нужна всего лишь беседа.
Старый дракон снова указал на выцарапанное.
- Ты уже беседуешь со мной, - заметил Таннери смелее, - пусть даже только одним словом. Но разве тебе самому хватает единственного слова?
Старейший подумал, вздохнул и поднялся.
- Вы, молодые, так назойливы, - сказал он. - «Нет» это все, что осталось от моего имени. Я когда-то выцарапал его здесь, но буквы стерлись, все, кроме этих. Впрочем, мне и правда иногда не хватает других слов. Чего же ты хочешь?
- Узнать, как сделать человека драконом.
- Всего лишь? Это совсем легко: человек должен умереть, и тогда родится дракон.
- Я должен убить?- потрясенно воскликнул Таннери.
- Это уже сам решай, - Старейший развернулся и скрылся в своей пещере.
Таннери был потрясен, но поверил Старейшему, от чьего имени остались лишь три буквы. Крылатый собирался расспросить и других Старших, но они прогоняли его или не отвечали. И дракон пустился обратно с тем, что имел.
Месяц пути – это очень долго. И все это время Таннери думал о том, какой у него есть выбор.
Ранним утром он вернулся и, прилетев к дому девушки, позвал Шиаль. Когда девушка вышла, опустил к ее ногам крыло, и она взобралась на спину дракона. Таннери взлетел, не высоко, просто чтоб остаться с ней наедине.
- Я скучала по тебе, - сказала Шиаль, погладив его чешую,- И как хорошо, что ты вернулся. Узнал ли ты как мне стать драконом, что для этого надо сделать?
- Умереть,- ответил он, не боясь, что девушка испугается, не ища слов мягче и милосерднее – ведь иногда их просто нет, - и у меня есть то, что нужно, смерть которую ношу в себе. Но хочешь ли ты по-прежнему этого так сильно, чтобы согласиться взять её у меня?
- Хочу, - решительно сказала Шиаль, - хочу всегда быть с тобой.
Таннери не заставил ее ждать, не дал времени на сомнения, а отдал ей хранимую смерть, протянул ее, как протягивают кружку с водой, а девушка взяла. Несколько минут ничего не происходило, а потом девушка стала легкой-легкой, соскользнула со спины Таннери, меняя очертания, преображаясь, обретая крылья. Пока еще она не умела летать, но была легче воздуха, и он поддерживал прекрасную голубую драконицу. Постепенно Шиаль становилась настоящее, тяжелее начала махать крыльями и к тому времени, когда воздух больше не мог держать ее, летела самостоятельно. И, наконец, когда превращение закончилось, Шиаль повернула голову и посмотрела на Таннери глазами цвета осенней листвы - в них была любовь и обещание будущего счастья, одного на двоих.

10.

Дочка родилась у них летом, а сын весной. Таннери был счастлив. Однажды он рассказал своим детям сказку о волшебнике, который обиделся на дракона, и его Обещании, только придумал веселый финал, но видно не слишком-то хорошо получилось. После того, как детей уложили спать в уютное гнездышко, Шиаль спросила:
- Скажи, в этой сказке ведь есть правда, и такой человек в самом деле приходил к тебе?
- Приходил, - не стал спорить Таннери.
- И пообещал тебе Осень?
- Пообещал. Но я не придал значения его словам, потому что не верю в такую Осень.
- Но я верю, - заметила Шиаль грустно. – Тот, кто обижен, все делает всерьез. Значит, его Обещание исполнится.
- Ах, любимая, все будет хорошо, - пообещал ей Таннери, хотя ему вдруг стало тревожно.
Драконица ничего не сказала, и только вздохнула в ответ.
И с того дня он стал замечать, что жена присматривается к нему, видел страх в ее глазах, а потом заметил тревогу и во взглядах детей. Они словно ждали какой-то беды. Таннери не видел признаков беды и не верил в нее, пока однажды Шиаль не сказала ему с печалью:
- Мне кажется, ты уменьшаешься.
Глядя в ее глаза, он почувствовал, как сжимается. И действительно начал словно бы таять. Медленно, незаметно, но все-таки каждый месяц обнаруживая, что уже не может дотянуться до потолка пещеры, или что больше не застревает в самых тесных коридорах. И чем больше замечал, тем больше верил в силу Обещания магика.
К тому времени, когда дети подросли и научились летать, Таннери уменьшился так, что сам казался ребенком.
- Теперь я знаю ответ на твою загадку про осень, - сказала Шиаль однажды с болью. - Ее особенность в том, что сбываются самое печальное, все, чего боишься. Почему, ну почему ты не узнал у Старейшего, как уберечься от беды, когда летал к сородичам? Но ведь еще не поздно вернуться и спросить…
- Даже Тайна не знает ответа, - ответил Таннери, стараясь не отчаиваться, - но я найду его. Только сначала подумаю и решу, где искать.
- Я не хочу, чтобы ты исчез, - сказала жена, едва не плача, - и прошу тебя - не жди слишком долго.

Но оказалось, у Таннери не много времени.
Прошло всего два месяца и дети могли бы играть отцом, как игрушкой, если бы захотели – настолько маленьким он стал. Малыши и жена боялись сделать неловкое движение, чтобы не повредить случайно или не наступить на него. Таннери пытался успокоить их, но не мог. Крылатый чувствовал все сильнее с каждым днем странное стеснение – словно чему-то в нем не хватало места, как в переполненном кармане, и однажды, наконец, решился покинуть семью.
- Любимая, - сказал он Шиаль, - я ухожу.
- Иди. Но возвращайся, как в тот раз. Обещаю тебе… встречу! – казалось, Шиаль и сама удивлена тем, как заговорила ее Тайна, но в этих словах была надежда. Таннери не знал, куда пойдет, но она подсказала ему путь.
Поблагодарив любимую взглядом, дракон вылетел из пещеры.
Он обратился к Тайне, чтобы найти свою цель – того самого магика. Душа, кажется, с трудом уже помещалась в крохотном теле и могла вот-вот улететь. «Подожди, - попросил ее Таннери, - подожди немного».
Конечно, маг жил в башне, высокой и серой как предгрозовое небо. Дракон легко влетел в маленькое окно на ее верхушке, окно, в котором горел свет.
Чародей сидел за столом – теперь он казался Таннери гигантом – и что-то писал в толстой книге. Хозяин башни поднял глаза и, увидав гостя, сразу же узнал его.
- Это ты,- усмехнулся он, но как-то не весело, - стал таким крохотным… А я теперь огромен, знаю все ответы и владею великой силой. Только этого мало.
- Почему же? - спросил дракон, спрыгивая с подоконника на пол.
- Знание совсем не радует, - признал чародей, - как будто оно красиво снаружи, но пусто внутри. Я расширил свое мастерство, но в нем словно нет души и потому вовсе не хочется им пользоваться. И мне даже не с кем поговорить об этом. Что мне делать?
- Если ты знаешь все ответы, то знаешь и этот, - крылатый запрыгнул на стол, где чародей мог поймать его или прихлопнуть толстой книгой, но Таннери не боялся этого.
- Я не хотел верить в такую Осень, - сказал он, - но другие поверили, а следом за ними и я. И вот что получилось, - он развел крохотными крыльями.
- Вера… Я теперь верю не в силу, а в созревание, о котором ты говорил так убедительно, - вздохнул чародей, словно признавая себя неправым, - и до сих пор вижу себя незрелым. Нам обоим не хватает новой веры. Но я не могу так взять и поверить, без причины.
- Я дам тебе причину, - пообещал дракон. - Я верю в тебя, в полноту и зрелость, которых ты достиг. И легко понять, почему не чувствуешь себя полным. Просто, когда проходит время, становится недостаточно достигнутого мастерства. Довольствоваться уже сделанным – и значит уменьшаться, но делать больше – расти.
Магик поднялся из-за стола:
- Наверное, я и правда вырос, потому что раньше посмеялся бы над твоими словами, просто чтобы не признавать правды. А она в том, что я вижу в тебе себя, каким могу стать: мудрым и сильным. Ты на самом деле не стал меньше. Посмотри, - он кивнул на книгу, в которой писал, - взгляни на самого себя и поверь.
Книга была испещрена мелкими буквами, которые, кажется, все время менялись, складываясь в новые слова и предложения. Словно не могли определиться, что показать смотрящему на них, какие тайны открыть, а какие - нет. Дракон запрыгнул на страницу, чтобы лучше видеть и под его лапами знаки начали превращаться в рисунок, а может, отражение, как тогда, осенью, в воде озера. Изумрудная чешуя, вспыхивающая при свете дня, сильные лапы с полукруглыми когтями, продолговатая голова с тонкими ноздрями чуткого носа - все казалось знакомым. А потом он увидел своих детей, жену, мальчика Митти и его сестренку, и рыцаря Кирена. И листья осени, золотые, падающие. Красота, надежда и любовь, от которых вырастаешь.
- Я понял, - сказал Таннери, - спасибо тебе.
Магик не стал спрашивать, что же такое понял спрыгнувший со стола дракон – он знал, не всегда надо задавать вопросы, особенно те, на которые у каждого свой ответ.
И когда Таннери подлетел к окну, оно не показалось ему таким уж большим. Поднявшись в небо и возвращаясь к тем, кого любит, дракон с каждым взмахом крыльев становился все больше и больше, и чувствовал себя способным вместить весь мир и еще одну Осень с ее дарами - пониманием и верой в себя.
14.09.09
26.01.14 г.



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Пёстрые сказки » Осень дракона (теплая сказка о простой любви)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz