Воскресенье, 23.07.2017, 23:46
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Эпоха справедливости (о мести и возмездии)
Эпоха справедливости
LitaДата: Четверг, 05.03.2015, 10:11 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8785
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Эпоха справедливости

- Красиво, правда?
Пассажир, стоящий у борта воздушного корабля, оглянулся на голос. Мог бы этого и не делать – человек, заговоривший с ним, сделал еще три шага и встал рядом, глядя вниз, где простиралась плодородная, богатая Долина Дождей. Было на что посмотреть: ровные квадратики полей, зеленых, золотистых, даже синих – там, где выращивали ума́йг, из которого и делали волшебное топливо для кораблей - аккуратные домики, кое-где даже дворцы, пояса храмовых комплексов…
- Красиво, - согласился пассажир, рассматривая гостя. Смуглая кожа, темные волосы, темные глаза. – Даже не верится, что когда-то было иначе.
- Да, в Эпоху Бед. А потом сразу пришла Эпоха Гения, и все стало хорошо, - пришелец как-то странно усмехнулся.
Наверное, надо было считать это иронией.
- Не совсем так, - поправил пассажир. - Или совсем не так. Да, было плохо, и даже люди, говорят, не были похожи на людей. Но именно когда совсем плохо, появляется Гений Желания, он словно… выковывается из тех бед, которые происходят в страшное время…
- Представляешь, каково ему было? – перебил черноволосый.
Пассажир пожал плечами:
- А что делать, если Гении и правда могут родиться только в кошмаре? Вот сейчас Эпоха Милосердия и у нас нет ни одного Гения, хотя есть много чего другого. Те же магия или умайг.
- Ты считаешь, что магия и умайг стоят того, чтобы хороший человек много страдал?
Пассажир нервно развел руками. Ему не нравились вопросы, но он старался остаться вежливым:
- Я просто ничего не могу с этим поделать сейчас. Все это было и прошло. Но я бы много отдал за то, чтобы мое желание исполнилось.
- Как, - удивился черноволосый, - а пресловутый умайг и магия тебе помочь не могут? Ведь первый - это и топливо, и уникальное лекарство, и масло, которое делает вкус еды тоньше и лучше… А вторая, говорят, вообще может почти все.
- Иногда надо без «почти», - заметил пассажир. - Иначе ничего не выйдет. Моя сестра, Ана…
- Дай угадаю. Смертельно больна? – опять перебил черноволосый.
- Не смертельно. Она носитель «болезни чудаков» и ей никогда не выйти из Закрытого Дома. Никто не хочет новой эпидемии.
- Это было бы еще не так страшно, - пожал плечами собеседник. – Если люди начинают хотеть странного и делают странное, значит, они растут.
- Но только не так, как это было! – не выдержал пассажир. - Люди хотели летать и кидались вниз с крыш и обрывов. Люди хотели дружить - и убивали того, кто косо смотрел на них, а другим служили, как богам. Люди хотели власти и проводили чудовищные ритуалы вызова существ с Той Стороны…
- А ты уверен, что желание власти и дружбы - странное для человека? – с усмешкой спросил черноглазый собеседник и тут же убрал усмешку с лица. – Извини. Я понимаю, это действительно страшно. А ты любишь свою сестру и летишь искать для нее исцеление?
- Говорят, есть один способ. Соединение магии и умайга, особый эликсир. Надежды мало, я слышал это уже не раз и каждый оказывалось, что все ерунда. Но чего бы я ни отдал, чтобы в этот раз получить лекарство для Аны. Ей всего пять лет, а она за всю жизнь не увидит ни одного человека кроме преступников. Милосердная казнь, заразить кого-то и отпустить, чтобы он убил себя сам.
- Эпоха Милосердия, - кивнул черноволосый, - но люди не сильно изменились. Говоришь, чего бы ни отдал за лекарство? Жизнь?
- Конечно. Я согласился бы занять место Аны.
- Э, нет. Я говорил совсем не об этом. Ты согласился бы умереть?
Пассажир слабо улыбнулся.
- Подумай, если я умру, кто передаст ей лекарство?
- А, ты предпочитаешь сначала дать ей лекарство, а потом умереть?
- Я предпочел бы жить… но если можно только так, то пусть. Главное, чтобы лекарство попало к Ане, а умру я или нет – не важно.
- Да исполнится по слову твоему, - серьезно и сурово кивнул черноволосый. – Поздравляю. Ты показал мне пример истинного милосердия. Давно такого не видел.
Пассажир нахмурился, припоминая.
- Исполнится по слову… вроде бы так отвечал людям Гений Желаний?
- Именно так. Но ведь он давно мертв. Знаешь эту историю?
- Изучали в школе, - кивнул пассажир, немного встревоженный. – Жаль, что он умер.
Черноволосый пожал плечами:
- А по мне так жаль, что жил. По крайней мере, сам он жалел об этом и хотел умереть.
- Я знаю, - кивнул пассажир. - И понимаю. Ведь он отдавал себя за исполнение чужих желаний, пока самому ничего не осталось. Говорят, Гений не старел, но в конце уже не мог ходить, а сидел в передвижном кресле, которое возил мальчик-прислужник. Что и тогда Гений каким-то чудом мог исполнять желания, хотя каждое причиняло ему неописуемую боль. Что к нему стали пускать только ученых и самых умных людей. Кто-то из них привел в мир магию, а кто-то придумал умайг - Гений сделал так, чтобы он появился. А потом все-таки умер, вернее, его убили.
- Как все легко получается! - заметил черноглазый раздраженно. - Можно назвать одну версию и «уточнить» ее до другой - и все, ты вроде бы не сказал лжи. А между тем, это была именно она. Гений сам молил о смерти, но, конечно, никто не дал ее ему. И тогда он попросил мальчика принести ему розу.
- Розу? – не понял пассажир. - Ядовитую?
- Обычной хватило. У Гения была особая болезнь - запах розы мог его убить. Так и случилось. Он понюхал цветок, шея его сделалась синей и толстой… И задохнулся, хотя мальчик успел позвать на помощь. И мальчика потом судили, как убийцу.
- Но он и был убийцей, пусть и непреднамеренным, - сказал пассажир. - Это мы тоже изучали. К мальчику применили Суровые Меры.
- Ты даже не представляешь, насколько суровые. Сначала просто… хотели отомстить за смерть Гения… Люди скорбели о бесконечной потере бесконечной возможности исполнения всех желаний. А потом кому-то в голову пришла другая мысль, даже две. Что Гениальность сродни болезни и ею можно заразиться – а если так, то самые большие шансы именно у мальчика. И что можно воспитать второго Гения. А так как Гении родятся только когда все плохо, то сделали так, чтобы мальчику было плохо. Хуже всех.
- Об этом не пишут в учебниках, - нахмурился пассажир.
- Сейчас уже не пишут. Та эпоха не была милосердной, но врали тогда меньше. И я не буду тебе рассказывать, что именно делали с мальчиком и с его семьей. В конце концов, умерли все его родные. И в мальчике все же начал просыпаться Гений.
Пассажир помолчал, думая о чем-то своем. Черноволосый не прерывал молчание, он наблюдал скользящие под ними горы. Корабль чуть дрогнул, но полет его остался ровным и пассажир хоть и обратил внимание на легкий толчок, но не встревожился.
- Если бы новый Гений появился, то все знали бы об этом, - сказал он, наконец.
- Чтобы знать, надо понимать, - не согласился черноволосый. - А те, кто мучил мальчика, не понимали, что разбудили в нем совсем иного Гения. Вытравили человека и заставили родиться… зверя, который мог исполнять чужие желания, ничем не платя.
- Ты называешь его зверем только за это? Но ведь получается, он вообще почти бог! – воскликнул пассажир.
- Не думаю, что ты обрадовался бы встретить такого бога. Люди вечно хотят, чтобы кто-то заплатил за них и не понимают, когда платить заставляют их. Так же как и не понимают, что не стоит высказывать желания, исполнения которых на самом деле не хочешь… или не хочешь так, как сказал. Ладно, не о том речь, я же не дорассказал историю. Хочешь услышать дальше?
- Хочу, хоть и страшно, - признался пассажир, - она не может закончиться хорошо.
- Ну, это смотря для кого, - заметил собеседник. – Так вот, для мальчика придумали новую… новое испытание. Впрочем, он тогда уже был совсем не мальчик, а юноша. Привели к нему девушку и разрешили им общаться, пока эти двое не полюбили друг друга. На то и был расчет.
Пассажир стиснул поручни так, что пальцы побелели.
- Неужели они посмели использовать любовь? Это и правда была варварская эпоха…
- А того, что я рассказал раньше, недостаточно для такого вывода?.. Да, они использовали девочку, но ты слишком хорошо думаешь о ней, а она того не стоит. Потому что когда ей сказали, что их разлучат и велели парня помучить для его же и общего человеческого блага, то она согласилась. И знаешь, думаю, сначала ей было тяжело, а потом понравилось.
- Думаешь или знаешь? – уточнил пассажир.
- Первое думаю, второе знаю. О, ты уже задаешь правильные вопросы, - черноволосый усмехнулся, - даже жаль, что это будет длиться недолго.
Корабль снова дрогнул и, кажется, начал снижаться. Пассажир нахмурился, посмотрел вниз.
- Странно, мы же над горами, тут нет стоянки.
- Не обращай внимания, я еще не закончил историю, - отмахнулся черноволосый.
- Ты так говоришь, словно пока ты ее не закончишь, ничего плохого случиться не может.
- Примерно так и есть. Итак… Сначала девушка просто долго не возвращалась к своему парню - так ей было легче привыкнуть. Потом ей стала нравиться реакция юноши на ее возвращение. Он делался нежнее и горячее. Она стала проверять, как долго может без него обходиться… и как долго он обойдется без нее.
- Ничего себе, любовь…
- Ну ты немного не прав, - улыбнулся черноволосый. - Она в самом деле его любила. Просто ее любовь не выдержала такой проверки. Когда осознаешь, что можешь сделать с человеком все, то… или делаешь это все, или нет. Словом, чем дальше, тем делалось хуже. В конце концов, девушка стала просить у парня каких-то жертв. Требовала сделать невозможное или научиться невозможному. Ей тоже захотелось, чтобы он стал Гением – ведь тогда это был бы ее Гений. И она сделала одно доброе дело – рассказала парню об этом, и он, наконец, понял, чего от него добивались все эти годы всеми способами.
Черноволосый замолчал и молчал долго. Пассажир не прерывал паузу.
- Желание любимой - закон для влюбленного, - совсем другим голосом сказал, наконец, его собеседник. – А понять что-то зачастую значит стать этим чем-то. Он и стал, потому что смог исполнить желание своей девушки.
- Чего же она пожелала?
Черноглазый улыбнулся:
- Чтобы он умер.
Пассажир опасливо покосился на горы внизу. Корабль и правда снижался и кажется все быстрее и быстрее.
- Странно. Она же хотела, чтобы он стал ее Гением…
- Пожелала в сердцах, ну, знаешь, как это бывает, - черноволосый неопределенно махнул рукой в воздухе.
- Все равно странно, не согласился пассажир. - Этим все и закончилось? Но тогда история не имеет смысла, из нее нельзя сделать никакого вывода, извлечь пользу. Впрочем, если это было на самом деле, тогда… Тогда, это просто жизнь, а она вся такова и не имеет смысла. Какой смысл в том, что именно моя сестра больна? Или в том, что мы спускаемся… Наверное надо найти кого-то из персонала корабля и спросить. Или тут должны объявить, если что-то случилось?
- Думаю, объявят, - сказал черноволосый, - не беспокойся. История еще не закончилась. Потому что все верно и мальчик умер, и его даже похоронили по обычаям тех времен – оставили в пещере. Оттуда он и вышел потом, когда ожил, оставив позади последнее, что было в нем человеческого. Обычно надо еще и умереть самому, чтобы действительно умереть. Кстати сказать, его внешность сильно изменилась. Она меняется с тех пор каждый раз, когда Гений умирает и возвращается. Может, поэтому его до сих пор не поймали. Или вообще не ищут. Он заново познакомился с той девушкой… Только это была уже не та девушка. Ей понравилось мучить других и просто так, чем она и занималась, и по правде сказать, другие лучшего отношения и не стоили. Потеряв любовь родных и себя, все что мог видеть новый Гений – это плохое. И было его многовато для одного человека. Он не сумел просто выносить этого… И однажды поймал девушку на слове о том что она лучше покроется коростой и высохнет, чем станет чьей-то там женой. Это желание исполнилось и исполнение его принесло Гению облегчение. Месть все же сладка на вкус для таких как он, по крайней мере.
- То есть… он сделался злым Гением и стал исполнять такие вот желания?
- А разве Гений бывает злым? Злы желания, которые он исполнял не по своей воле. Впрочем, по своей. Но не за счет себя. Согласись, так справедливо.
- Довольно странная справедливость, - пассажир снова глянул вниз. Кажется, острия гор приближались.
- Она должна была дать название этой эпохе, - жестко сказал черноглазый. - Пусть и без Гения, но все же люди получают теперь по заслугам - именно то, чего хотят. И не их ли вина, что желания часто оказываются такими, как той девушки или твое?
Корабль снова дрогнул, в лицо пассажиру повеял сильный ветер – теперь они снижались очень быстро. На палубе уже появились другие пассажиры, они явно волновались и тоже ничего не понимали.
- Извини. Я… мне все же надо узнать что происходит…
- Думаю, ты уже догадался. Мы падаем, и, конечно, упадем. А потом ты умрешь.
- Ты так говоришь, словно сам не собираешься умирать! – в голосе пассажира была паника.
- Я? Нет. Это же было твое желание, а не мое. Впрочем, умереть придется, но не страшно. Так что, ты уже передумал? Я расскажу тебе, как будет. Мы упадем на Хрустальные горы, врежемся в скалу… Скала треснет и из нее польется вода странного, золотистого оттенка. Она станет основным ингредиентом эликсира от «болезни чудаков» и твою сестру вылечат. Ты не рад?
Пассажир уже не мог отвечать. Он вцепился в поручни и смотрел на стремительно приближающуюся землю. Корабль кренился все больше. Именно в этот миг прозвучало предупреждение о катастрофе; слова взлетали над палубой, но ветер относил их прочь и поймать можно было немного: «Срочно… спасательные коконы… всем…»
- Не ходи! - прокричал черноволосый пассажиру, который, не отпуская поручень, пытался шаг за шагом добраться по наклонной палубе до стоявших у бортов мерцающих спасательных коконов. Часть уже была занята, часть висела в воздухе над кораблем. Подъем в воздух каждого нового заставлял корабль снова вздрагивать. – Если ты не умрешь, то лекарство не найдется!
- Но корабль же все равно ударится в скалу!
- Да, но не в ту. Именно твой кокон, отрываясь от палубы, подтолкнет падение в другую строну. А родник может открыться только от сильного толчка, искать его, даже зная о нем, бесполезно!
- Я не верю тебе! – прокричал пассажир останавливаясь.
- Я не прошу мне верить, - ответил черноволосый искуситель. - Верь себе.
Он тоже вцепился в поручень, но с кренящейся палубы не уходил и к коконам не рвался. Он вообще отвернулся и больше не смотрел на собеседника.
- Кто ты? – спросил тот слабым голосом. Или он не был слабым, просто шум ветра заглушал уже все. Коконы, висящие в воздухе, начали улетать прочь – к ближайшему городу.
- Называй меня Крист. Был когда-то такой человек… впрочем, выдуманный, который умел правильно мстить. Но в конце концов он вернулся к прощению, сочтя ее частью своей справедливости. А еще был другой, который отдал себя за всех. Мне нравятся обе истории, хотя ни одна из них не кончается правильно.
Что-то затрещало и взорвалось. Корабль стал падать еще быстрее.
- Но ты обещаешь?..
Черноволосый снова посмотрел на собеседника и кивнул. Пассажир размышлял, словно решая или решаясь, а потом, отчаянно перебирая руками поручень, все же стал подбираться коконам.
Назвавший себя Кристом едва заметно улыбнулся. В этой улыбке было сожаление, а не разочарование. Он знал, что человек не успеет и все равно получит то чего то ли хотел, то ли нет. Настоящие желания почти всегда состоят из двух половин - чего хочется и чего нет. Прежний Гений исполнял первое, а второе забирал себе и, сжигая в себе, страдал за других. Он был слишком добр, чтобы отказывать просящему.
Неизбежно приближались скала и земля. Что-то из них или обе должны были поймать корабль смертельные объятья, смять хрупкую игрушку и оставшиеся на ней жизни… Может и правильно. Люди не стоят иного. Только мести и смерти. Они хотят того же самого и кто он такой, чтобы отказывать им в исполнении этого желания?
Жаль только, что собственного исполнить не может. Но это ничего. Он обуздал силу чужих желаний, обуздает и свою. Может быть, после очередной смерти - ведь каждый раз что-то в нем меняется -
он поймет, кем станет в конце концов и что ему с этим делать.
4.03.15 г.



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Эпоха справедливости (о мести и возмездии)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz