Среда, 13.12.2017, 00:54
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Истории и сказки (Анатолия Валевского)
Истории и сказки
LitaДата: Суббота, 28.12.2013, 17:53 | Сообщение # 16
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline

От нашего посёлка до города через лес всего каких-то семь километров, но дачники предпочитают ездить по объездной дороге, хотя так получается в три раза длиннее. Говорят, что на участке короткой дороги через лес, прямо перед спуском в овраг каждый раз происходят какие-то неприятности. То колесо спустит, то двигатель заглохнет – да так, что только парой лошадей можно автомобиль из лесу вытащить. А другим автомобилем или трактором – никак, сами могут на той дороге застрять! Будто, в тех местах обитает самый настоящий леший, который и закрыл дорогу таким магическим способом. Ну да кто ж в наше время верит в сказки?
Когда обосновался на старенькой даче по соседству с пасечником - дедом Филиппом, то почти неделю просидел там безвылазно, латая, подкрашивая и поправляя. Здесь в тишине и покое я собирался написать серию деревенских пейзажей. Ну а после косметического ремонта нужно было с соседями обзнакомиться. Одним словом – только через две недели смог в город вырваться.
Мой "жигулёнок" хоть и старенький, да надёжный. Приятель автомеханик мне его каждую осень перебирает и, если понадобится, чинит. В общем, машинка у меня проверенная. Вот и рванул я, вопреки предостережениям деда Филиппа, короткой дорогой, которая частично проходит через лес.
Июль был уже на излёте. Над степью стоял неумолчный гомон обитателей разнотравья, который не смог заглушить даже ровный гул двигателя. Солнце упорно карабкалось к зениту, нещадно накаляя крышу автомобиля, и я мечтал поскорее нырнуть в прохладу леса, быстро приближающегося навстречу. Кто-то из жителей посёлка, заготавливающих сено в поле перед лесом, остановился, заприметив мою машину. Опершись на косу, он долго смотрел вслед, а затем сокрушённо покачал головой и махнул рукой – я отчётливо увидел это в зеркале заднего вида.
Не придав особого значения этому жесту, я принялся беззаботно насвистывать мотивчик старой детской песенки про зелёного кузнечика в траве. Серое полотно асфальта, окаймлённое поверху дрожащим знойным маревом, с ровным шелестом ложилось под колёса, приближая меня к заветной тени. Справа мелькнула группа тоненьких берёзок, одиноким островком стоящих перед самым лесом, и в следующее мгновение "жигулёнок" окунулся в зелёную прохладу.
Ах, как стало хорошо! В открытые окна автомобиля хлынули живительные струи свежего воздуха. Запахло хвоей. Жизнь была прекрасна!
Дорога плавно изогнулась влево, а затем вправо, огибая кряжистый дуб, нависающий огромными ветвями над трассой. Сразу за поворотом справа открылась, залитая солнечным светом, маленькая лужайка, в конце которой дорога ныряла в затенённый высокими деревьями овраг. Слева вплотную подступали старые сосны.
Неожиданно что-то скрипнуло под капотом, двигатель дважды чихнул, автомобиль дёрнулся и встал, как вкопанный. Я чуть головой не грохнулся в лобовое стекло.
Со всех сторон мгновенно придвинулась тишина. Вернее, мне так показалось, хотя на самом деле звуки присутствовали – щебетали лесные птахи, гудели стрекозы.
Я несколько раз нетерпеливо повернул ключ в замке зажигания, но безрезультатно – двигатель не откликнулся ни единым звуком, даже попытки завестись не было.
- Ерунда, какая… - пробормотал я, выбираясь из автомобиля.
Открыв капот, заглянул внутрь в надежде увидеть слетевшую с аккумулятора клемму, отвалившуюся свечу зажигания или что-то подобное. Но всё было на своих местах. Тогда я вновь плюхнулся на водительское сиденье и предпринял ещё одну отчаянную попытку завести автомобиль – результат не изменился.
- Вот не везёт, так не везёт! – воскликнул я и снова выбрался наружу.
- Да уж, мациклетка – не кобыла, на ней судьбу по кривой не объехать…
Ворчливый голос раздался рядом. От неожиданности я резко дёрнулся, попытался развернуться и неуклюже шлёпнулся на горячий асфальт.
В двух шагах на обочине, опираясь на суковатую дубину, стоял невысокий старичок и сердито глядел на меня зелёными глазами из-под кустистых седых бровей. Курчавая, седая же борода окаймляла его обветренное лицо. Одет был незнакомец в простецкие холщовые штаны и рубаху, а голову венчала плетеная широкополая шляпа из соломы.
- И чего это ты, мил человек, расселся тута без дела? – нетерпеливо спросил он. – Зачем в лес-то пожаловал?
- Да я тут в город ехал… - промямлил я. – А машина заглохла…
- И правильно! Нечего шуметь – лесных жителей пугать.
Поднявшись на ноги, я отряхнул брюки и почему-то принялся оправдываться:
- Да ведь и не шумел я вовсе…
- Ежели не ты, так твоя мациклетка шумела.
Я с недоумением посмотрел на старичка, и он сердито ткнул корявым пальцем в сторону "жигулёнка".
- Ах, вот оно что, - усмехнулся я, сообразив, о чём шла речь. – Это не мотоциклетка, а автомобиль.
- А мне всё едино: шумит – и всё тут! Понаехало всяких пришлых… никакого покою нету…
Старичок почесал затылок, как-то лукаво глянув на меня из-под бровей, и добавил:
- Вона и пчёлок распугал, почём зря – теперича с перепугу-то и мёду хорошего к зиме не принесут…
На эти его слова даже не нашлось, что ответить.
Старичок был не наш, не поселковский – это точно. Я там уже со всеми перезнакомился. А этот какой-то странный, и говорок у него тот ещё. Пока мы с ним беседовали, из травы у ног старичка высунулись настороженные серые уши, а за ними следом и любопытствующая мордашка зайца. Он посмотрел на меня, глянул вверх на моего собеседника и снова перевёл взгляд в мою сторону. Показалось мне или нет, но вроде бы в глазах косого сверкнули озорные искорки. Но что меня удивило больше всего, так это то, что заяц совершенно не боялся моего визави, да и меня, похоже, тоже.
Пока я размышлял над этим, прилетели несколько пёстрых пташек и, усевшись на крышу автомобиля, словно зрители уставились на меня. Боковым зрением отметил ещё какое-то движение справа и резко повернул голову. Там, на краю кустарника стоял огромный лось, с любопытством прислушивающийся к беседе. Его челюсти монотонно перемалывали какую-то зелень.
Повсюду шевелилась трава, выдавая скрывающихся в ней лесных обитателей. У меня было такое ощущение, что все они собираются сюда, чтобы послушать наш разговор.
И тут мне припомнились рассказы жителей посёлка о лешем, который, якобы, обитает в этом лесу, и не даёт проезда автомобилям. Конечно же, я этому не верил, но вот сейчас был вынужден признать факт необъяснимого появления на лесной дороге этого странного дедули. Кстати, чем он так был расстроен? И что это он о пчёлах говорил?.. А! У меня же с собой был трёхлитровый бутыль с мёдом, которым я разжился у деда Филиппа, и теперь вёз его в качестве угощения друзьям в город. Но, судя по всему, сегодня туда я уже не попаду, а пожилому человеку настроение поправить было бы неплохо.
- Сейчас, погодите минутку…
Я шагнул к автомобилю и достал из багажника, завёрнутый в мешковину, бутыль с мёдом. Предварительно протерев его, бросил мешок обратно в багажник, а бутыль протянул старичку.
- Вот, возьмите, пожалуйста. Может быть, это как-то подсластит ваше огорчение…
Он цепко ухватил бутыль и с явным нетерпением поднёс его к глазам, рассматривая на просвет. Солнечный лучик, пробившись сквозь густую листву могучего дуба, пронзил бутыль насквозь и зажёг в нём горячую янтарную искру.
- Хорош медок-то, видать, - одобрительно хмыкнул старичок. – С пасеки Филиппа, небось?
- А как вы догадались? – удивился я.
- Чего уж тут догадываться, - самодовольно усмехнулся мой собеседник. – Мне ведомо всё, что деется в округе. Да и на пасеке евойной я бывал не раз, токмо Филиппу про то не сказывай…
- Не буду, - пообещал я.
Неожиданно мне в голову пришла совершенно невероятная мысль: "А что, если?.. Абсурдно, нелепо, но почему бы и нет?!"
- Послушайте, может быть, вы меня отпустите? – попросил я, мысленно обзывая себя болваном-фантазёром. – Я ведь вовсе не хотел шуметь и пугать кого-либо в лесу. Мне просто нужно было срочно в город, а по этой дороге быстрее.
- Это уж точно, что быстрее, - согласился старичок.
Он поднёс бутыль к самому носу, принюхался, зажмурившись от удовольствия, и констатировал:
- Эх, хорош медок… может, ишо когда побалуешь старика…
Открыв глаза, он окинул меня пристальным взглядом с головы до ног и произнёс:
- Стало быть, так: можешь ездить по этой дороге. Токмо не части, а особливо никому не сказывай про нашу встречу. Да и не шуми без надобности, а то намедни тута шумел один, так теперича ужо нескоро в лес заявится по доброй воле…
Старичок многозначительно помахал корявым пальцем, словно предупреждая. Позади что-то хрустнуло, и я непроизвольно оглянулся. Но это была всего лишь сухая ветка, упавшая с дуба на дорогу. Снова обернувшись к собеседнику, я с изумлением обнаружил, что он исчез. Вместе с ним куда-то самым загадочным образом внезапно подевалась вся живность, и только там, где минуту назад стоял лось, ещё качались ветви кустарника.
Недоумённо пожав плечами и потоптавшись на месте, я снова забрался в автомобиль и неуверенно повернул ключ зажигания. Двигатель тотчас завёлся и умиротворённо загудел, как в старые добрые времена. Включив передачу, я аккуратно двинулся вперёд, особо не нажимая на педаль газа. "Жигулёнок" мягко скатился по спуску в овраг и резво выбрался из него с противоположной стороны. Вскоре лесной массив остался позади, а впереди показался город.
Все свои дела я порешал быстро и к вечеру отправился в обратный путь.
Добравшись до развилки дороги, остановился в раздумье. Ехать вправо – дальней дорогой долго, а короткой - через лес как-то боязно. Но всё же решил рискнуть.
В сумерках лес казался угрюмым, но я не осмелился включать фары дальнего света, ограничившись ближним, и на педаль газа особо не давил. Двигатель работал негромко, но ровно. Когда огибал старый дуб, я на миг увидел знакомую фигуру. Но, возможно, мне лишь показалось.
В посёлок въехал уже в темноте. Загнав автомобиль во двор, я пошёл закрывать ворота и нос к носу столкнулся с Фёдором – нашим поселковым трактористом, который попыхивал в темноте смятой папироской.
- Эй, сосед, - обратился он ко мне. – Говорят, сегодня ты в город ездил через лес?
- Ну…
- Баранки гну, - хохотнул Фёдор. – Неужто проехал без приключений? Тамошний хозяин леса просто так никого не отпустит.
- Смотря как себя вести, - попытался пошутить я.
- А ты что, взятку ему дал?
Физиономия Фёдора расплылась в самодовольной ухмылке.
Вот не умею врать, а правду сказать – так ведь никто не поверит. Да я и сам не уверен до конца в том, что моя встреча со странным старичком не была случайным совпадением. Поэтому смущённо отвёл глаза. Но Фёдор тотчас учуял, что пытаюсь уйти от ответа, и уже серьёзно и настойчиво переспросил:
- Так ты что, взаправду с тамошним лешим договорился?
Я неуверенно пожал плечами и пробормотал:
- Ну, как сказать…
Прикрепления: 1215963.jpg(27Kb)



Всегда рядом.
 
skazochnikДата: Среда, 08.01.2014, 19:33 | Сообщение # 17
Сержант
Группа: Верные
Сообщений: 24
Награды: 2
Репутация: 34
Статус: Offline

Рождественская история
рассказ

"Как скучно жить без светлой сказки"
Валерий Гаина

Прикрепления: 9009839.jpg(79Kb)


Сообщение отредактировал skazochnik - Среда, 15.01.2014, 20:03
 
LitaДата: Четверг, 09.01.2014, 10:18 | Сообщение # 18
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Цитата skazochnik ()
Оно всегда там хорошо, где нас нету, да и то токмо до тех пор, пока мы тама не объявимся…


Это точно))) Красивая добрая сказка. :)
Приветствую) Перевела в Верные, больше никаких кодов))



Всегда рядом.
 
skazochnikДата: Пятница, 10.01.2014, 01:02 | Сообщение # 19
Сержант
Группа: Верные
Сообщений: 24
Награды: 2
Репутация: 34
Статус: Offline
"Красивая добрая сказка"

Так ведь и эпиграф об этом... :)
 
LitaДата: Суббота, 11.01.2014, 07:17 | Сообщение # 20
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Ага) Ощущение как от чудесной песенки:
"Не бойся сказки, бойся лжи,
А сказка - сказка не обманет.
Тихонько сказку расскажи -
На свете правды больше станет"

Ну или:
Если веришь, или знаешь просто -
Чудеса возможны, жизнь - чуднАя,
Слушай мир, не задавай вопросов,
Вглядывайся, увидать желая
Большее. И сердце не обманет,
В Рождество придет к тебе, быть может
Так, что мир твой ярче сделать сможет -
Так простое сразу сказкой станет. :)



Всегда рядом.
 
skazochnikДата: Среда, 15.01.2014, 20:03 | Сообщение # 21
Сержант
Группа: Верные
Сообщений: 24
Награды: 2
Репутация: 34
Статус: Offline

Когда жизнь теряет смысл
фантастический рассказ

Прикрепления: 3571817.jpg(76Kb)
 
LitaДата: Четверг, 16.01.2014, 11:21 | Сообщение # 22
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Немного доброты... простая мысль,
Родившаяся вдруг, внезапно, сразу...
И обретает смысл пустая жизнь
И сердцу веселей, и ярче Разум.
А что чуть-чуть не так все... Что ж, пускай!
Добро и доброта нужны всё чаще
А радость, что рождает в сердце Рай -
Она быть может только настоящей.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:33 | Сообщение # 23
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Любознательный лягушонок


Рассветный туман медленно плыл над сонным прудом, цепляясь за верхушки камыша. Было очень тихо. Из-под белой лилии выглянула веселая зеленая мордашка. Это был маленький лягушонок Тарасик. Он повел глазками туда-сюда и, убедившись, что никого поблизости нет, выбрался на лист водяной лилии. Устроившись на нем поудобней, лягушонок звонко запел:

Я в пруду играю,
Песню напеваю:
Раз, два, три, четыре, пять…
Интересно мне узнать,
Где зимуют раки?
Кто такие "бяки"?
Почему дремучий лес
Вырастает до небес?..

- Эй, Тарасик, чего это ты с утра раскричался, аж в ушах звенит? – донеслось из камыша.
Лягушонок испуганно умолк и уже хотело, было нырнуть в воду, когда увидел, как из тины выглянул дед Рапух.
- А... это вы, дедушка, - успокоился лягушонок и сразу же поинтересовался: - А что – петь запрещено?
- Пой себе на здоровье, - ответил дед Рапух, - только будь осторожен, так как здесь неподалеку рыбак сидит!
- А что это такое - рыбак? – удивился Тарасик.
- Не "что", а "кто"! – заметил Рапух. – Это человек, который сидит на берегу с палкой в руке.
- А для чего?
- Да кто его знает… наверное, хочет что-то поймать – может, какого-нибудь зазевавшегося карася...
- Вот было бы здорово, если бы этот рыбак выловил прожорливую Грымзу! – с надеждой промолвил Тарасик.
- Да уж, это было бы неплохо... – согласился старый Рапух, осторожно озираясь вокруг. – Лучше уж иметь дело с людьми, чем с этой проклятущей щукой!
Лягушонок с любопытством придвинулся поближе:
- Дедушка, а, дедушка! Вот мне очень интересно: а где же эти люди живут и чем занимаются?
Пока Тарасик расспрашивал дедушку, вокруг них уже собралось много лягушат, да и несколько взрослых, так как все обитатели пруда очень любили послушать рассказы старого Рапуха. Даже мышка Явлинка и ящерица Шпинька прибежали и устроились поблизости на бугорке.
Дед Рапух задумчиво почесал затылок и развел лапами:
- Я точно не знаю, но слышал, будто люди живут в больших городах, где полно каких-то высоченных домов. Сам я этого не видел, но мне племянница рассказывала - она в том городе в луже живет...
- Что же они там делают, эти загадочные люди? – поинтересовалась лягушка Рашка.
- Племянница говорила - по улицам гуляют, а дома кофе пьют и смотрят какой-то там телевизор...
У Тарасика от любопытства даже глазки заблестели.
- Эх, вот бы мне попасть в город! – мечтательно произнес он. - Я тоже кофе хочу...
- Тю-ю, глупенький... – дед Рапух от неожиданности чуть не свалился в воду с кочки, на которой важно восседал. - И зачем тебе это кофе? Наше дело лягушачье, сиди себе в пруду и квакай, сколько влезет!
Но Тарасик, если уже что-то надумал, то так и сделает.
- Пойду, - решил он, - посмотрю на рыбака, а, может быть, и в город вместе с ним подамся…
- Тарасик! Что ты такое надумал! Опомнись! – подняли шум лягушки.
Да куда там: упрямый лягушонок поскакал по широким листьям лилии к берегу и вскоре скрылся в тумане. Вдогонку ему бросилась лишь лягушка Рашка.
Дед Рапух горестно вздохнул, нырнул в воду и обиженно зарылся в ил. Лягушки еще немного погалдели и расползлись кто куда.
Мышка Явлинка и ящерица Шпинька побежали вдоль берега, пытаясь догнать и остановить Тарасика.
Тем временем лягушонок выбрался на берег и прыгнул к рыбаку в соломенной шляпе, который дремал, сидя у воды.
- Ого, какой великан! Как же я буду с ним разговаривать? Он меня, наверное, и не услышит... – растерянно прошептал лягушонок.
- Эй, Тарасик, возвращайся лучше домой... – тихонько позвала его Рашка.
- Нет, сначала побываю в городе. Наверное, там очень много интересного!
Тарасику было невтерпеж попасть в человеческий город. Поэтому, немного подумав, он быстро забрался в сумку, которая лежала рядом с рыбаком, и там притаился.
Спустя некоторое время рыбак проснулся, что-то недовольно проворчал и, подхватив сумку, отправился восвояси.
В сумке было темно и душно. Свернувшись в углу, Тарасик представлял себе, как будет степенно прогуливаться по улицам большого города, а потом пить кофе и смотреть телевизор. Правда, на самом деле лягушонок пока еще не знал, что это такое, но очень надеялся, что это что-то очень замечательное, может быть, даже волшебное. Сумка мягко покачивалась, убаюкивая лягушонка, и он не заметил, как уснул.
* * *
Как только рыбак исчез вдали, из воды вылезла испуганная лягушка Рашка, села на маленький бугорок и начала тихонько плакать.
Неподалеку от нее из-под куста появились запыхавшиеся Шпинька и Явлинка, а с другой стороны прилетел воробей Цвирик. Они приблизились к Рашке и начали ее расспрашивать:
- Ой, Рашка, почему ты плачешь?
- Что случилось?
- Беда... Тарасик в переплет попал... – пригорюнилась Рашка.
- В какой? – подпрыгнула Шпинька.
- Он к Рыбаку в сумку прыгнул, а тот его в город понес... – ответила Рашка. - Как теперь Тарасика освободить?
Цвирик сначала чуть на землю не упал от неожиданности, но потом подумал и предложил:
- Нужно Тарасика вернуть...
- А как это сделать? – хором спросили Рашка и Явлинка.
- Мы же не можем в город попасть - это очень далеко... – развела лапками Шпинька.
Воробей гордо расправил крылья и промолвил:
- А я на что?! Видите, которые у меня крылья! Я за одну минуту до города долечу... Ждите меня здесь...
Цвирик подпрыгнул в воздух и полетел к городу, а Рашка, Шпинька и Явлинка махали ему вслед лапками.
Спустя несколько минут воробей прилетел к высокому многоэтажному дому, в дверь которого как раз входил рыбак. Цвирик сел на куст и начал было наблюдать, но вдруг его накрыла большая тень. Поглядев вверх, воробей испуганно подпрыгнул и бросился наутек, потому что его хотела поймать злющая и коварная ворона Каргона.
- Ой, спасайте!!! – закричал Цвирик.
- Зр-р-ря, зр-р-ря кричишь - попался хитрец! Вот я тебя сейчас... – хрипло прокаркала Каргона и чуть было не схватила воробья, но он подлетел к какому-то сарайчику и в последний миг успел юркнуть в маленькую щелку.
Каргона попробовала заглянуть в сарай. Сверкая злым глазом, она старалась и так, и эдак, но ничего не увидела в темноте. Тогда ворона удобнее устроилась на ветке и принялась ждать.
- Никуда ты не денешься от меня! Попался, все равно вылезешь...
Воробей дрожал в темноте, но постепенно успокоился и начал озираться вокруг. В противоположной стороне сарая он заметил свет и осторожно подкрался к нему. Это была дырка в стене. Цвирик тихонечко пролез в нее и, не замеченный Каргоной, улетел на крышу дома и там притаился.
* * *
Проснулся Тарасик оттого, что больно обо что-то ударился. Он украдкой выглянул из сумки и вытаращил от изумления глаза – еще никогда в своей маленькой лягушачьей жизни не видел он такого чуда. Это была огромная пещера с множеством разнообразных необыкновенных вещей (оно и понятно - где же лягушонок мог увидеть в своем пруду стулья, кровать, или часы, не говоря уже о телевизоре). Тарасик выбрался из сумки и, прыгнув в сторону, залез под полку для обуви. Он украдкой выглянул из-под нее и начал следить за тем, что происходило вокруг.
- Дедушка, а что ты принес интересного? – выбежала к дедушке девочка и, заглянув в сумку, разочарованно вздохнула.
- Извини, Оксанка, но я сегодня ничего не поймал. Может, в другой раз повезет... – ответил рыбак, виновато разводя руками.
- Ну, ничего, - улыбнулась девочка. - Присаживайся, дедушка, к столу, сейчас будем кофе пить и смотреть телевизор.
Тарасик от радости едва не выскочил из-под полки, но вовремя опомнился. "Вот сейчас посмотрим, что это оно такое – кофе и телевизор..." – подумал он.
Лягушонок внимательно следил за девочкой, которая наливала в чашки какую-то коричневатую жидкость – это, наверное, и был кофе. Потом она нажала красную кнопку на блестящем ящике, и тот внезапно засветился. В ящике появилась женщина. Она добродушно улыбнулась и сказала:
- Здравствуйте, малыши и взрослые! Сегодня мы приготовили для вас интересный фильм о жизни рыб и животных океана. Смотрите его...
Вместо женщины возникли высокие белопенные волны, которые привольно гуляли по необъятному водному пространству.
- Вот это пруд! – Тарасик даже замер от восторга. – Наверное, там целое лягушачье царство могло бы разместиться...
Тарасик так увлекся удивительным зрелищем, что неосмотрительно высунулся из-под полки. Вдруг он ощутил на затылке чье-то дыхание.
Лягушонок резко обернулся и заледенел от страха. Неведомое мохнатое чудовище наклонилось над ним и, высунув красный язык, с любопытством обнюхивало.
Тарасик прыгнул в сторону. Глядь – а навстречу ему какой-то лягушонок летит, за которым тоже мохнатое чудище гонится. Ляп-с! Лягушата столкнулись в воздухе и упали на пол. Тарасик снова подпрыгнул, но удирать уже было некуда. Он прижался к прозрачной стене, которая разделяла лягушат, закрыл глаза и задрожал, готовясь погибнуть, так как чудовище было уже рядом.
Откуда же было Тарасику знать, что прыгнул он в зеркало, и второй лягушонок был его собственным отражением. А страшное чудовище – это обычный щенок, который очень хотел с кем-нибудь поиграть. Он понюхал Тарасика и радостно тявкнул. Лягушонок едва не умер из испуга. Ничего не видя от страха, он поскакал наугад, протиснулся в какую-то щель под шкафом и там притаился.
Щенок подбежал к шкафу и, весело тявкая, начал царапать пол. Ему очень хотелось познакомиться с зелененьким лягушонком.
- Чего это Булька разлаялся? – удивилась девочка.
- Наверное, на улицу хочет, - ответил дедушка. - Может, пойдем и погуляем вместе с ним?
- А что - пойдем! – согласилась Оксанка. - Тем более, что сегодня такая замечательная погода.
Она спрыгнула с кресла, выключила телевизор и подхватила на руки щенка, который протестующее заскулил.
Дедушка взял газету и вместе с девочкой вышел из квартиры. Наступила тишина.
Убедившись, что никого не осталось, лягушонок осторожно выполз на свет.
"Вот здорово! – обрадовался он. - Никого не осталось. Значит, теперь я хозяин этой волшебной пещеры. Сейчас буду смотреть телевизор!"
Тарасик подобрался к телевизору и начал подпрыгивать вверх, пытаясь нажать красную кнопку. С пятого или шестого раза это ему удалось. Заиграла музыка, и экран засветился - на нем появились музыканты. Тарасик вылез на кресло и с удовольствием разлегся в нем. Но вскоре ему наскучило слушать песни, и он начал маяться от скуки.
- Наверное, нужно выпить кофе... – решил Тарасик.
Он прыгнул на стол, где стояли две чашки с остатками коричневой жидкости, не раздумывая, залез в одну из них и попробовал на вкус кофе.
- Фу, какое оно горькое! – воскликнул лягушонок. - Надо быстрее рот пополоскать.
Тарасик выскочил из чашки, которая от толчка упала со стола и разбилась, и подался на поиски воды.
Перепрыгнув через порог, лягушонок оказался на балконе и боязливо глянул вниз.
С высоты девятого этажа смотреть было очень страшно. Голова у Тарасика закружилась. Он попятился назад, зацепился за порог и упал на спину. Быстро перевернувшись, Тарасик прыгнул обратно в комнату, но запутался в занавеске.
В это время в комнату влетел воробей Цвирик.
- Что ты здесь делаешь, Тарасик? – спросил он.
- Я... вот... запутался... – кряхтя и дергаясь в занавеске, ответил лягушонок. – Помоги мне, пожалуйста...
Воробей ухватил край занавески, и потянул ее к себе, освобождая Тарасика.
Выпутавшись и немного отдышавшись, лягушонок принялся вместе с Цвириком исследовать другие комнаты.
Попав на кухню, Тарасик посмотрел вверх и заметил кастрюлю, которая стояла на плите. Он подумал, что там может быть вода. Лягушонок прыгнул на стул, с него - на стол, где рассыпал соль, оттуда – на кухонный шкаф, а уже с него - в кастрюлю и попал... в суп!
Суп был еще немного горячий, поэтому Тарасик выскочил из кастрюли, как пробка из бутылки. Вытаращив глаза, лягушонок закричал:
- Ой, спасайте! Сварился!
Оставляя за собой мокрые пятна, Тарасик быстро поскакал прочь из кухни и попал в ванную комнату.
- Быстрее, быстрее, Тарасик! – суетился возле него воробей. - Прыгай в воду!
Почувствовав запах настоящей воды, Тарасик изо всех сил прыгнул вверх и плюхнулся в ванну.
- Ох, наконец-то! – обрадовался лягушонок, ныряя в чистую воду. - Я уж думал, что совсем пропал!
Цвирик сел на край ванны и повел разговор:
- Слушай, Тарасик, чего это ты здесь в воде разлегся? Может, лучше домой пойдешь?
Лягушонок с удовольствием плавал, понемногу остывая, и начал вслух размышлять:
- Эта человеческая пещера какая-то неправильная. Все здесь не так, как должно быть! Я представлял себе, что кофе – это что-то очень вкусное, как мошкара. А она горькая... Телевизор скучный... Вокруг – сухо: ни тебе пруда, ни болота... Вот только здесь и нашел воду, да и то не такая, как в пруду… нет ила, водорослей, друзей-лягушат... Даже перекусить ничего...
- Но ты же сам хотел попасть в город! – заметил Цвирик.
- Нет, не хочу я тут жить! – решил Тарасик. – Верно говорил дед Рапух: нет в мире ничего лучшего, чем наш пруд. Пойду-ка я домой.
- Тогда быстрее собирайся, а то скоро хозяева вернутся...
- Сейчас я уже буду вылезать...
Лягушонок решительно перевернулся на живот и попробовал вылезти из ванны, но не тут-то было! Белая стена ванны была скользкой и высокой. Как только Тарасик не подпрыгивал, как не старался, но ничего у него не получалось.
- Чего это ты не выбираешься из ванны? – забеспокоился Цвирик.
- Не могу... очень высоко... - испуганно ответил Тарасик.
- Ну-ка, погоди, сейчас я тебе помогу...
Воробей попробовал вытащить из воды лягушонка, но у него не хватало сил. Он совсем запыхался и устало сел на край ванны.
- У меня уже сил нет... Может, позвать кого-нибудь на помощь? – предложил Цвирик.
- Что же делать? – заскулил лягушонок. - Неужели я теперь всю свою жизнь буду в ванне сидеть?
Вдруг щелкнула дверь. Это вернулись с прогулки Оксанка, ее дедушка и щенок. Булька сразу забегал по квартире, виляя хвостиком и вынюхивая все закоулки.
- Ты только посмотри - телевизор работает! Неужели мы забыли его выключить? – удивился дедушка.
- Не может быть, - возразила внучка. - Я хорошо помню, как его выключала…
Девочка заглянула в комнату и всплеснула ладонями.
- Ой, дедушка! Здесь чашка разбита, и занавеска с окна сорвана...
- А из кухни в ванную комнату какие-то пятна ведут, да и на столе соль рассыпана…Что здесь случилось?
Вдруг из ванной комнаты донеслось жалобное "ква…"
Дедушка с внучкой заглянули в ванную. Навстречу им вылетел перепуганный Цвирик и шмыгнул в открытое окно.
- Ой, какой маленький лягушонок! – изумилась девочка, глядя на дрожащего от испуга Тарасика. - Как он здесь очутился?
- Наверное, когда я сидел на берегу пруда, этот лягушонок забрался в сумку, а я не заметил и принес его домой.
- Что же мы с ним будем делать? – спросила Оксанка. - Посмотри, как он дрожит. Наверное, замерз...
- Это от испуга. Здесь для него все непривычно... – успокоил дедушка. - Давай отнесем его к пруду!
Тарасика посадили в стеклянную банку и отнесли на окраину города. Едва лягушонок увидел родной пруд, то от радости выпрыгнул из банки и поскакал к воде.
Дедушка с внучкой немного посмеялись и отправились домой.
Так закончилось путешествие в город любознательного лягушонка.
Встречать отважного путешественника собрались все обитатели пруда. Сидя на кочке в окружении своих друзей, Тарасик с гордостью рассказывал о своих удивительных приключениях. В конце он сказал:
- Чудесно и хорошо в чужих краях, но нет в мире ничего лучшего чем...
- Сы-ыр! – восторженно воскликнула мышка Явлинка.
- Нет!
- Может быть, пшено? – спросил Цвирик.
- Не угадал!
- Тогда, наверное, мошкара? – предположила лягушка Рашка.
- И это не так... хотя и вкусно... - заметил Тарасик.
- А что же тогда? – не выдержала ящерица Шпинька.
Тарасик поучительно поднялся кверху лапку.
Все затаили дыхание, внимательно слушая лягушонка.
Тарасик обвел всех взглядом, улыбнулся и сказал:
- Нет в мире ничего лучше, чем... родное болото!



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:34 | Сообщение # 24
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Кенгурёнок Джампи


В далекой Австралии, неподалеку от реки Дарлинг, там, где с вершин гор Большого Водораздельного хребта сбегают мелкие речушки, сливаясь в один широкий поток, живет веселый и любознательный кенгуренок Джампи. Он дружит с потешным медвежонком-коала Тендером, быстроногим страусенком Раннером, кротом Кропсом и попугаем-хвастунишкой Филом. Каждый раз, когда друзья собираются вместе, с ними обязательно случаются какие-нибудь приключения.
Однажды ранним утром Мама-кенгуру мирно беседовала с Соседкой, собирая молодые побеги эвкалипта.
- Ах, какое сегодня чудесное утро! – восторженно воскликнула Соседка. – Воздух ароматный, а день обещает быть солнечным…
- Да, утро прекрасное... – согласилась Мама-кенгуру. - Но мне не дает покоя тревожное известие из-за реки...
- Какое известие? – поинтересовалась Соседка.
Но Мама-кенгуру не успела ответить, потому что сумка на ее животе задергалась, и из нее появилась заспанная мордашка маленького кенгуренка. Он сладко зевнул и с любопытством огляделся вокруг, восторженно хлопая ресницами.
- Всем доброе утро! – сказал кенгуренок.
Он проворно выбрался из сумки и прыгнул в сторону эвкалиптовой рощи, виднеющейся невдалеке.
- Эй, Джампи! Ты куда направился? – окликнула его Мама-кенгуру.
- В рощу, к друзьям – они уже, наверное, давно меня ждут...
- Не уходи далеко! Говорят, на том берегу реки видели дикую собаку Динго!
Услышав тревогу в голосе мамы, Джампи остановился и насторожил ушки.
- А кто это? – осторожно поинтересовался он.
- О! Это злой и кровожадный зверь! – испуганно прошептала Соседка, торопливо озираясь по сторонам. – Хорошо, что Динго не может перебраться на наш берег…
- Да, это наш самый главный враг! – озабоченно добавила Мама-кенгуру. - Маленьким кенгурятам лучше не попадаться ей на глаза!
- Хорошо, мамочка. Я не попадусь! – заверил ее Джампи и беззаботно направился в рощу.

В это время на поляне, окруженной деревьями и кустарником, попугай Фил учил летать страусенка Раннера. Рядом с ними сидел медвежонок Тендер. Он жевал листик и с интересом наблюдал за происходящим.
Страусенок бестолково топтался на месте, безуспешно пытаясь взлететь. Перед ним, заложив крылья за спину, сердито прохаживался Фил.
- Нет, это никуда не годится! – заявил попугай. - Нужно шире загребать воздух крыльями и чаще ими махать... Вот, как я!
С этими словами Фил подпрыгнул и завис в воздухе, хлопая крыльями. Раннер попытался сделать то же самое, но у него снова ничего не получилось.
- Видно мне летать не суждено... – огорченно вздохнул страусенок. - У меня ноги работают лучше, чем крылья...
Медвежонок задумчиво посмотрел на Раннера, потер лапкой лоб и предложил:
- А ты попробуй махать ногами…
Раннер обрадованно подпрыгнул и принялся быстро-быстро молотить ногами по воздуху, но и это не помогло – он тут же шлепнулся на землю.
Неожиданно из-за куста выпрыгнул Джампи и, споткнувшись о страусенка, покатился к ногам попугая. Он тут же вскочил и радостным взглядом обвел друзей.
- Привет, ребята! Чем вы тут занимаетесь?
- Да вот, Фил учит Раннера летать... – проворчал Тендер.
- Я тоже хочу научиться! - восторженно заявил кенгуренок.
Попугай подозрительно прищурился, заглянул за спину Джампи и озабоченно потер крылом клюв.
- А где твои крылья? – поинтересовался он.
Джампи оглянулся и растерянно пожал плечами:
- У меня их нет...
- Чем же ты махать будешь? Может быть, хвостом?!
Все дружно рассмеялись.
- А можно, я буду махать ушами? – смущенно предложил кенгуренок.
- Да, ушки у тебя хорошие... – рассудительно заметил Тендер. - Только на них далеко не улетишь!
- Это точно… - добавил страусенок. - Тут крылья нужны!
Джампи вздохнул и печально опустил глазки. Внезапно у его ног взрыхлилась земля, и из образовавшейся норки выбрался крот Кропс. Он близоруко прищурился и радостно воскликнул:
- Наконец-то я вас нашел!
- Кропс обвел друзей пристальным взглядом и озабоченно спросил:
- Эй, Джампи! Почему ты такой печальный?
- Фил гордо шагнул вперед и расправил крылья, демонстрируя их присутствующим:
- Потому что у него нет таких крьльев, как у меня! Крылья - это самое главное! На них можно улететь куда хочешь!
- А куда, например? – полюбопытствовал Раннер.
- Попугай в растерянности почесал затылок и развел крыльями:
- Ну... я не знаю... куда-нибудь... – он решительно отмахнулся. - Неважно! Главное - это крылья!
- А мне и с лапами неплохо… - обиженно пропыхтел Тендер. - Я могу по деревьям лазать!
- А я быстро бегаю... – заявил страусенонк. - Причем без всяких там крыльев!
Джампи печально опустил ушки и грустно промолвил:
- Я ничего не умею: ни бегать, ни летать, ни по деревьям лазать...
Кропс повертел головой, прислушиваясь к разговору, затем поудобней устроился на холмике свежевырытой земли и произнес:
- Не вешай нос, Джампи! Каждому из нас дано особое умение. Вот я, например, лучше всех рою подземные хода!
- А я ?! Какое у меня умение? – с надеждой посмотрел на крота кенгуренок.
- Ты лучше любого из нас прыгаешь! Тебе ничего на стоит перепрыгнуть через высокий куст!
- Подумаешь - куст! – пренебрежительно фыркнул Фил. - Я, например, могу даже через рощу перелететь!
- А если будет нелетная погода? – предположил Тендер.
- Как это - нелетная? – попугай в растерянности даже глаза вытаращил.
- Дождь будет идти - разве не понятно?!
- Ну и что?
- А то, что у тебя крылья намокнут, и ты не сможешь летать. А Джампи может прыгать в любую погоду!
Кропс назидательно поднял вверх лапу и добавил:
- К тому же летать очень опасно - можно упасть и разбиться!
- А я не боюсь, не боюсь! – хвастливо выпятил грудь попугай. - Мне любые опасности нипочем!
- Ой! Вспомнил об опасности! – неожиданно воскликнул Джампи. - Мама сказала, что на другом берегу реки появилась дикая собака Динго!
От этого сообщения страусенок мгновенно спрятал голову в песок, а Тендер проворно вскарабкался на эвкалипт.
- Кар-р-раул! Спасайся, кто может! – заметался в панике Фил.
Он прыгнул в куст и начал там трястись от страха так, что дрожал весь куст.
- Ха-ха-ха! – рассмеялся Кропс. - Эй, Фил - трусишка! Ты чего испугался? Джампи сказал, что Динго на другом берегу реки, она сюда не доберется!
Фил недоверчиво выглянул из куста, смущенно отряхнулся, выбрался на полянку и снова принял гордую позу.
- Вовсе я не испугался... Подумаешь, какая-то Динго! – заявил он.
- Зачем же тогда в куст прятался? – проворчал медвежонок, спускаясь на землю с дерева.
- Я и не прятался вовсе. Просто... у меня там было срочное дело! Вот!
- Ну конечно. Так мы тебе и поверили... - рассмеялся Кропс.
Он подошел к Раннеру и постучал по земле:
- Эй, птичка, выходи! Тут нет никакой опасности… Или у тебя тоже срочное дело?!
Раннер выдернул голову из песка, как пробку из бутылки, потоптался на месте, тревожно оглянулся и дрожащим голосом поинтересовался:
- А где же Динго?
Джампи махнул лапкой в сторону реки.
- Там, далеко... Давайте пойдем и посмотрим на нее?!
Все испуганно переглянулись. Тендер смущенно опустил глаза и начал оправдываться:
- Вообще-то мне уже домой пора... а то мама будет ругать…
- И мне тоже пора... – торопливо добавил страусенок.
- А у меня зрение плохое! –заявил крот. - Зачем мне идти, если я все равно ничего не увижу?!
Фил злорадно ухмыльнулся:
- Ага, струсили! Надо мной смеялись, а сами - чуть что и сразу в кусты!
- По кустам прятаться - это ты у нас мастер... – напомнил ему медвежонок.
- Ну и не надо! И без вас обойдемся! Правда, Джампи?! - расхрабрился Фил.
Джампи примирительно улыбнулся и сказал:
- Не ссорьтесь, друзья. Мы с Филом сами сходим на берег реки, а вам все потом расскажем...
- Может быть, лучше не ходить?.. - с сомнением произнес Раннер.
Но Джампи его уже не услышал. Он весело и беззаботно прыгал вслед за попугаем, который полетел к реке.
Долго ли - коротко, но вскоре Фил и Джампи оказались на берегу. На противоположной стороне реки берег был пустынным.
- А где же Динго? - разочарованно протянул кенгуренок.
- Где, где...ясно где! Она, наверное, увидела нас, испугалась и удрала. - хвастливо заявил попугай. - Знаю я этих динго - они все трусливые!
Внезапно рядом затрещали кусты, и раздалось злобное рычание. Оглянувшись, друзья с ужасом увидели Динго, которая готовилась прыгнуть на них.
- Т-т-ы же г-говорил, что она на д-д-другом берегу реки... - заикаясь от страха пролепетал Фил.
Он шарахнулся в сторону, едва не сбив Джампи с ног, а затем, суматошно хлопая крыльями, взлетел вверх. Динго прыгнула за ним, но лишь впустую лязгнула зубами, хватая воздух. Тогда разбойница повернулась к окаменевшему от испуга кенгуренку, облизнулась и, грозно ворча, направилась к нему.
- Джампи, улетай! - закричал Фил, впопыхах забыв, что тот не умеет летать. - Ой! Что я говорю?! Убегай !!!
Неожиданно вспомнив все, чему его учила мама, Джампи со всех ног бросился наутек. Его сердечко билось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Кенгуренок прыгал так высоко и далеко, как никогда раньше. Но рычащая Динго не отставала от него.
Впереди дорогу преградила широкая и глубокая расщелина. Джампи зажмурил глаза и, оттолкнувшисъ изо всех сил, отчаянно прыгнул вперед. Он летел, летел... и приземлился на другой стороне расщелины. Неожиданно грозное рычание позади сменилось отчаянным визгом.
Джампи оглянулся.
Динго прыгнула, было, следом за кенгуренком, но не смогла перемахнуть расщелину и свалилась на дно. Злобно рыча, она бросалась на стены, пытаясь выбраться, но всякий раз съезжала вниз, понапрасну вспарывая когтями землю.
К тяжело дышащему Джампи подлетел попугай и принялся швырять в Динго камешки.
- Вот тебе, разбойница! Вот тебе, негодяйка! - возмущенно вопил Фил.
Внезапно он остановился и вполголоса с опаской спросил:
- А она не выберется оттуда?
- Нет, расщелина очень глубокая. - ответил Джампи.
- Жалко, а то я бы ей показал, как маленьких обижать! - снова разошелся попугай. - У-у... морда клыкастая!
- Ладно, Фил, - принялся утихомиривать его Джампи. - Успокойся. Динго нам уже не страшна. Пусть сидит в яме. А нам пора возвращаться... Мама, наверное,беспокоится…
С этими словами кенгуренок отправился домой. Фил последний раз швырнул в Динго камешек и полетел за Джампи, громко возмущаясь.
- Послушай, Фил, - попросил кенгуренок. - Давай не будем говорить маме о том, что случилосъ, чтобы она не волновалась?
- Как это, не будем?! - возмутился попугай. - Мы же победили Динго! Мы - герои!
- Нет, Фил. Нам просто повезло. Если бы не яма, то даже страшно подумать, что могло бы случиться! А все получилось из-за того, что я не послушался маму...
- Ну, как хочешь... - нехотя согласился Фил. - Хотя лично я считаю, что повезло Динго. Если бы не яма, уж я бы ей задал жару!
Джампи ничего не ответил, а лишь усмехнулся про себя. Кенгуренок и попугай расстались на полпути к эвкалиптовой роще. Фил полетел к друзьям, рассказать о случившемся, а Джампи поспешил к маме. На прощание он крикнул:
- Скажи Тендеру, Кропсу и Раннеру, что завтра я хочу сходить к болотам. Говорят, что там на берегу растут чудесные сочные побеги...
- Ну и что? Подумаешь - побеги...
- А еще там созрели сладкие ягоды...
- Какие? - Фил даже замер на мгновение. - Неужели и в самом деле сладкие?!
- Отправишься с нами - узнаешь! - пообещал Джампи и поскакал к маме.
День уже клонился к вечеру. По саванне поползли густые тени, отбрасываемые вершинами гор. После страхов и волнений умаявшийся за день кенгуренок забрался в мамину сумку и, облегченно вздохнув, уснул. Ему снились белоснежные шапки гор и берег какого-то огромного водоема, на который медленно и лениво накатывались волны. Малыш даже не подозревал, что ему снится берег Тихого океана, а впереди его ожидают новые приключения...
Прикрепления: 8435885.jpg(63Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:36 | Сообщение # 25
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Лапти-путешественники


Как-то сидел дед Филипп возле дома, дремая на солнышке, да и надумал себе сплести новые лапти. Как решил - так и сделал. Лапти вышли добротные, крепкие. Полюбовался ними дед и поставил в уголке под скамейкой, а сам пошёл к соседям в гости.
Лаптям было скучно стоять без дела, вот Левый лапоть и говорит Правому:
- Слушай, друг, чего это мы здесь сидим в темноте?
- А что же нам делать? - ответил Правый. - Будем ждать, пока дед Филипп нас оденет.
- Ага, а если он этого не сделает, то что - так и будем скучать? Нет, я не согласен!
Левый немного подумал и предложил:
- Айда гулять! Пойдём - на белый свет поглядим, может, найдём себе хозяина, который будет нас носить?
- А что - пошли! - согласился Правый.
Он осторожно выглянул из-под скамейки. В доме никого не было, и лапти пошлёпали себе на улицу.
Горделивый Петух, который важно прогуливался по двору, увидев лапти-самоходы, от неожиданности так и шлёпнулся на землю, изумлённо глядя на них.
- Это чудо - так чудо! - растерянно пробормотал он. - Лапти сами по себе пошли...
А Левый и Правый, соскакивая со ступеньки на ступеньку, выбрались во двор и подались через огород к лесу - только их и видели.
Идут они, идут, вдруг навстречу им Суслик бежит.
- Стой! - позвал Левый лапоть. - Одень нас, Суслик, будем вместе путешествовать.
Суслик осторожно понюхал лапти, рассмотрел их со всех сторон и отказался:
- Нет, вы для меня великоваты будете!
И побежал себе дальше, а лапти пошли искать ещё кого-нибудь.
Спустя некоторое время попали они в глубокий тёмный овраг. Там на груде прошлогодней сухой листвы храпел Серый Волк.
Правый лапоть придвинулся к нему поближе и начал будить:
- Эй, господин Волк, проснитесь!
Расплющив мутные глазищи, разбойник прохрипел:
- Кто это мне спать не даёт?!
- Это мы, лапти, - дружно ответили Левый и Правый.
- Чего это вы по лесу шатаетесь?!
- Мы себе хозяина ищем, - объяснил Левый. - Может вы нас оденете? А мы вам будем служить верой и правдой…
Волк от такого предложения сперва растерялся, а потом как зарычит от злости:
- Вы что, совсем глупые или меня за дурака принимаете?! Где это вы видели волка в лаптях?! Ну-ка прочь с моих глаз, а не то я вас сейчас в клочья раздеру! - щёлкнул клыками Волк.
Лапти от испуга бросились бежать да так, что за ними листья вихрем закружились.
Выскочив из оврага, они оказались на большой солнечной лужайке и решили немного отдохнуть. Только устроились среди беленьких цветочков - вдруг слышат: кто-то продирается через заросли и при этом песню напевает.
Затрещали кусты, и на лужайку вышел Медведь. Он был в хорошем настроении. Приблизившись к широкому пню, Медведь, покряхтывая, уселся на него, рядом с собою поставил корзину со спелой земляникой и начал угощаться, что-то бормоча себе под нос.
- Видишь, какой Медведь добрый и большой, как наш дед Филипп, - прошептал Левый. - Может, он захочет стать нашим хозяином?
- Так спроси его! - ответил Правый.
- Уважаемый господин! - обратился Левый к Медведю. - А не нужны ли вам новые лапти?
Медведь осмотрелся и радостно взревел:
- Ещё бы! Лапти мне по душе! Сейчас я вас примеряю…
Он наклонился, ухватил Правый лапоть и начал натягивать его на лапу. Но медвежья лапа была очень большая, ещё и с толстыми когтями.
Лапоть затрещал и как заверещит:
- Ой–ё-ёй! Спасайте! Сейчас тресну!
От неожиданности Медведь выпустил лапоть, который вскочил и бросился наутёк. Левый - вслед за ним. Они помчались так, что и не заметили, как оказались на берегу ручейка.
- Всё! Больше не хочу искать хозяина! - отдышавшись, заявил Правый. - С меня хватит!
Левый немного подумал, а потом предложил:
- А давай мы поплывём по ручью к реке, а там и до моря рукой подать... Увидим дальние страны!
- Это дело! - поддержал его Правый. - Я согласен...
Прыгнули лапти в ручей и поплыли по течению мимо густых камышей, воображая себя настоящими кораблями. Спустя некоторое время на них взобрались весёлые лягушата и начали громко петь. Ох и хорошо, ох и весело было лаптям! Но недолго. Первым пришёл в себя Правый.
- Что-то мне стало тяжело плыть, - забеспокоился он. - Подошва начала промокать. Так недолго и утонуть. Нет, не хочу я больше сам путешествовать... Возвращусь лучше домой и буду ждать, пока меня дед Филипп оденет.
Левый ничего не ответил, но молча подался за Правым к берегу, так как чувствовал, что и сам скоро пузыри будет пускать. Лягушата нырнули в воду, а лапти выбрались на берег, немножко обсохли и пошлепали обратно.
Вернувшись домой, они украдкой шмыгнули через порог и забрались на свое место.
Угомонившись, Левый с облегчением вздохнул:
- Наконец-то мы уже дома! Чего это нам здесь не сиделось?!
- Мы же хотели путешествовать! - напомнил ему Правый.
- Да-а… но теперь без деда Филиппа мы и шагу не сделаем, а то ещё в какую-нибудь передрягу попадём...
Лапти устроились поудобнее и примолкли, ожидая того времени, когда они вместе с дедом Филиппом отправятся странствовать по окрестностям.
Прикрепления: 6703746.jpg(76Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:38 | Сообщение # 26
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Ночной трамвай


В дальнем пыльном углу вагонного депо на ржавых рельсах стоял старый Трамвай. Он вспоминал свою безвозвратно ушедшую молодость, когда ещё бегал по улицам, весело звеня и сверкая яркой краской на гладких боках. Но пришло время, и в депо появились новенькие трамваи, а его загнали в тупик, где и оставили коротать старость в одиночестве.
Часто старый Трамвай тяжело вздыхал, жалуясь на свою судьбу:
- Когда-то я ездил по улицам и возил пассажиров, которые терпеливо ожидали меня на остановках. Ах, сколько интересных и замечательных историй узнавал я каждый день от них! Вот это была жизнь! А теперь я никому больше не нужен...
День за днём проходили однообразной чередой. Трамвай грустил.
Но однажды, тёплой летней ночью он тайком выехал из депо и тихонько покатил по улицам спящего города.
Вдруг впереди показался одинокий пешеход.
"Наверное, это пассажир, который где-то задержался и теперь добирается домой пешком." - подумал Трамвай.
Он догнал пешехода и, тихонько звякнув, открыл дверь.
- Вот это сюрприз! - обрадовался пешеход.
Он с благодарностью уселся на сиденье, и вагон покатил дальше.
Всю ночь Трамвай ездил по улицам, подбирая прохожих и развозя их по домам, а перед рассветом вернулся в депо. На следующую ночь всё повторилось, а потом ещё и ещё раз. Скоро все жители города узнали о ночном Трамвае. В любую погоду он выезжал из депо и трудился до самого утра, напевая песенку:

Дилинь-бом, дилинь-бом...
Темнота за окном.
Одиноко бредёт
По путям пешеход.
Он домой опоздал
И, наверно, устал.
Заходи поскорей
И не стой у дверей!
Мы поедем с тобой
Через город ночной.
Темнота за окном.
Дилинь-бом, дилинь-бом...

Однажды о ночном Трамвае узнал строгий Начальник депо.
- Как это так?! Кто разрешил ездить ночью по улицам и шуметь?! - рассердился он. - Немедленно прекратить это безобразие!
Со старого Трамвая сняли колеса, и теперь он беспомощно лежал в углу. Так прошел день, за ним второй. А на третий день к строгому Начальнику пришли люди и спросили:
- Почему перестал ездить ночной Трамвай?
- Потому, что не положено! - ответил Начальник. - Ночью спать нужно, а не кататься! К тому же старый Трамвай поломан...
- А давайте мы его сами отремонтируем и заново покрасим?! - предложили люди.
- Ну что ж, я не против, - подумав, улыбнулся Начальник. - Раз уж все так просят, то пусть будет по-вашему!
Через несколько дней старый Трамвай было не узнать. Он сверкал чистыми стёклами, а ярко выкрашенные бока блестели, отражая весёлые солнечные лучи.
С тех самых пор каждую ночь по улицам спящего города, тихонько позвякивая, ездит старый Трамвай. А ранним утром, вернувшись в депо, он отдыхает до вечера, вспоминая тёплые слова благодарности ночных пассажиров.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:46 | Сообщение # 27
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Сказки глиняного холма - 01


Неподалёку от овощной фермы деда Филиппа, на пышно цветущем лугу высится одинокий глиняный холм. Холм себе - и холм, очень даже обыкновенный. Да вы и сами его, небось, сто раз видели, когда переходили по узкому мостику через радостно журчащий ручей. Вот как раз справа он и возвышается.
Сколько раз, бывало, другие фермеры говорили деду Филиппу:
- Давай-ка, сосед, сровняем этот холм, а то из-за него и твой дом не видать...
Однако старый Филипп лишь посмеивался в седые усы:
- Мне холм совсем не мешает, а даже, наоборот - от чересчур любопытных глаз укрывает.
Соседи только плечами пожимали, удивляясь его чудачеству, но особо не настаивали, так как своих хлопот хватало.
Между песчаной тропинкой, что ведёт прямиком на ферму, и глиняным холмом привольно раскинулись густые заросли злющей-презлющей крапивы, подступающие к группе молодых берёзок. Дальше за цветущим лугом, на котором ровными рядами стоят аккуратные пчелиные ульи, высокой тёмной изгородью поднимается до самых небес Дремучий лес. По его краю тянется глубокий сырой овраг с крутыми отвесными стенами, куда впадает ручей, омывающий восточную сторону глиняного холма. А уже за ручьём, который обитатели холма называют Гремящей водой, пролегает огромный и загадочный Неведомый мир.
Вы меня спросите, почему же он загадочный, да ещё и к тому же неведомый? Ведь каждому прекрасно известно, что там расположены соседские фермы, а ещё дальше – большой современный город!
Конечно, всё это так. Об этом известно всем мальчишкам и девчонкам в округе. Но вот обитателям глиняного холма это невдомёк...
Кто они такие, эти обитатели?! Ах, да... чуть, было, не забыл об этом рассказать.
Обитатели глиняного холма - самые обыкновенные зверушки, птички и насекомые. Но это только на первый взгляд обыкновенные. На самом деле они не совсем обычные. Так уж сложилось, что с давних пор здесь селятся миролюбивые, любознательные и чуточку романтичные представители живого мира природы. Наверное, потому, что дед Филипп убеждённый вегетарианец и выращивает у себя на ферме одни лишь овощи и фрукты, обитатели глиняного холма никогда не едят друг друга и питаются исключительно растительной пищей.
Вот бы удивился случайный прохожий, если бы увидел, как мирно беседуют Синица и Гусеница. А чего, например, стоит невероятное зрелище сладко спящей Лягушки под надёжной охраной её верного друга Ужа! Одним словом, такого нигде не увидишь...
Уж кто-кто, а дед Филипп об этом знает наверняка, но молчит хитрец, лишь лукаво щурится и посмеивается.
В мирной жизни обитателей глиняного холма иногда происходят любопытные, а порой и весьма поучительные истории. Так уж случилось, что некоторые из них стали мне известны. Сейчас я их расскажу, а слушать меня или нет - это уже ваше дело...

История прожорливой гусеницы
или
Проблема похудения.

На обрывистом восточном склоне глиняного холма в зарослях шелковичного кустарника как раз наступило время обеда. Зашевелились, пробуждаясь от полуденной дрёмы, молодые гусеницы и отправились на поиски вчерашних листьев. Уже давно было заведено, что в качестве еды гусеницы использовали те листья шелковицы, которые выросли за прошлый день, а новые ещё клейкие молодые листочки не трогали. Поэтому кустарник всегда выглядел свежим и зелёным. К тому же в поисках вчерашних листьев гусеницам приходится много двигаться, а это для них очень полезно, чтобы не толстеть. Ведь каждому известно, что когда приходит время, гусеницы превращаются в куколок, из которых потом появляются хрупкие изящные бабочки-красавицы с радужными крылышками.
Вот и нынче - все гусеницы дружно отправились на обед. Лишь одна из них - толстая и ленивая осталась на старом месте, жадно поглядывая на аппетитный молодой листочек.
- Эй, Толстуха, - окликнула её соседка. - Поползли с нами!
- Вот ещё! Делать мне больше нечего... - отозвалась ленивая гусеница. - Мне и здесь хорошо!
- Как тебе не стыдно?! Ты же знаешь: мы обязаны двигаться, чтобы сохранить фигуру! - возмутилась подруга.
- А куда ж она денется, эта фигура?! - насмешливо фыркнула Толстуха. - Придёт время - появится и у меня. Мне похудеть ничего не стоит, раз - и готово по высшему классу! Я ещё так порхать буду, что все вокруг позавидуют!
- Глупая ты, Толстуха! - с сожалением покачала головой соседка. - Когда придёт время в бабочку превращаться, ты не то что порхать, даже взлететь не сможешь!
- Ладно, ладно... Это мы ещё посмотрим... - отмахнулась Толстуха, лениво зевнула и демонстративно повернулась на другой бок.
Её соседка сокрушенно вздохнула и, дергаясь и складываясь гармошкой, поспешила за подружками.
- Ползают тут разные... - раздражённо проворчала Толстуха. - Совсем уже замучили меня своими бестолковыми советами...
Гусеница нетерпеливо огляделась по сторонам и, никого поблизости не заметив, с жадностью отгрызла изрядный кусок сочного зелёного листа. Хрустя и причмокивая от удовольствия, она мечтательно зажмурила глазки, а когда снова открыла их, то едва не подавилась от испуга.
Прямо на неё с живым любопытством уставился огромный немигающий глаз. Это оказалась шустрая синичка Рипли.
Узнав её, Толстуха облегчённо перевела дух:
- Уф-ф... Как ты меня напугала, Рипли! Разве можно вот так неожиданно подкрадываться?! Я чуть, было, не умерла со страху!
Синица осуждающе покачала головой и, переступив с лапки на лапку, произнесла:
- Со страху ты не умрёшь, а вот от обжорства запросто можешь лопнуть, как мыльный пузырь!
Гусеница поморщилась, как от зубной боли, и недовольно пробормотала:
- Что это вы все ко мне пристали - не пойму?! Листочков вам жалко, что ли?
Внезапно Толстуха замерла на месте, вытаращив от изумления свои маленькие глазки, словно осенённая внезапной догадкой, а затем возмущенно затараторила:
- Как же это я сразу не догадалась?! Вот, оказывается, в чём дело! Просто вы все мне завидуете!
Рипли едва не свалилась с ветки от такого неожиданного и нелепого предположения.
- Да ты что, Толстуха, белены объелась или на солнце перегрелась?! Кто ж тебе завидует и в чём?
- Да! Да!! Да!!! - уверенно и упрямо заявила гусеница. - Вы завидуете тому, какое у меня гладенькое лоснящееся брюшко!
Толстуха перевернулась на спину и, выставив напоказ свой надутый, как воздушный шар, животик, принялась его любовно поглаживать короткими мохнатыми лапками.
- Глупая ты, Толстуха! - рассердилась синица. - Наступит время, и ты ещё об этом пожалеешь, да поздно будет!
Рипли взмахнула крыльями и улетела, возмущённо посвистывая.
- Ну, наконец-то советчики оставили меня в покое! - самодовольно объявила гусеница и с громким хрустом вгрызлась в молоденький листочек.
Через некоторое время от него не осталось и следа. Толстуха с сожалением покосилась на пустое место, где ещё совсем недавно зеленел листок, и принялась за следующий.
Когда вернулись остальные гусеницы, то дружно ахнули:
- Куда же подевались все листья, под которыми мы прятались от жарких солнечных лучей?
- Ничего страшного, - лениво отозвалась Толстуха. - Всё равно уже скоро вечер наступит, и солнышко спрячется на ночь. А утром новые листочки вырастут - ещё сочнее и вкуснее сегодняшних!
- Это ты их съела! - набросились на неё подруги. - Как тебе не стыдно, обжора ненасытная?!
- Ну, подумаешь, полакомилась листочком - другим... Что тут страшного? - огрызнулась Толстуха. - Не стоит и шум подымать! И вообще мне ваши упрёки и советы не нужны! Я буду самой первой красавицей, а уж то, что я умнее всех вас вместе взятых, так об этом и говорить не стоит!
Подруги обиделись на неё и решили с лентяйкой и обжорой больше не разговаривать.
С тех пор так и повелось: все гусеницы с утра расползались по окрестным веточкам в поисках вчерашних листьев, а Толстуха оставалась одна. Правда она не очень-то и жалела об этом. Ведь теперь её уже никто не трогал и не мешал вволю объедаться.
День проходил за днём. Постепенно гусеницы одна за другой начали прятаться в укромных местах и превращаться в куколок. Одна лишь Толстуха всё никак не могла остановиться. Она ела и ела дни напролёт, становясь все толще и ленивее, пока и вовсе не смогла двигаться.
Наконец наступил долгожданный день, когда бывшие подруги Толстухи выбрались из своих коконов и, расправив лёгкие крылья, весело запорхали над цветущим лугом, радуя глаз разнообразной яркой окраской.
- Ах, как красиво! - мечтательно вздохнула Толстуха. - Пожалуй, пора бы уже и мне превращаться.
И тут к своему ужасу она наконец-то заметила, что её гладенькое брюшко давно уже превратилось в огромное толстое брюхо, которое не сможет поместиться ни в один кокон. Толстухе стало ужасно стыдно. Ведь она так хвасталась, что будет порхать лучше и выше всех, а на самом деле стала похожа на разбухшую колоду.
С большим трудом потащила Толстуха свое толстое брюхо вниз по ветке и спряталась под корнями кустарника. Здесь в темноте и сырости, скрываясь от позора, она голодала, чтобы похудеть и лила горькие слезы.
- Ну почему я не слушалась советов?! Дура я дура! Вон подруги уже летают, а я сижу в темноте, как червяк... Бр-р-р!! Ну, ничего, я ещё первой красавицей буду!
Конечно, без любимых лакомых листочков Толстуха вскоре начала к своей радости худеть, через некоторое время покрылась коконом и приготовилась превращаться в прекрасную бабочку.
"Вот подруги удивятся, когда увидят меня во всей красе, вот позавидуют!" - с нетерпением мечтала Толстуха.
Прошла неделя.
Бабочки игриво кружили вокруг шелковичного кустарника, где они провели дни своей юности в облике гусениц. Внезапно из-под корней выпорхнула бледная рыжая бабочка с невзрачными крыльями, совершенно лишенными расцветки.
- Кто это? - замерли от неожиданности бабочки.
- А вот и я! А вот и я! - хвастливо заверещала Толстуха, резко и неуклюже дёргаясь из стороны в сторону. - Как я вам нравлюсь?
- Это же обжора Толстуха! - хором воскликнули бабочки и тут же запели дразнилку:

Толстуха - рыжуха
Пузатое брюхо!
Очень любит жевать,
Не умеет летать!
Ты ленивая сестрица -
Не хотим с тобой водиться!

Ох, как стыдно и обидно стало Толстухе! А деваться-то некуда - сама виновата: не слушала добрых советов, да ещё и зазналась вдобавок!
Присела она на веточку, сложила крылышки и заплакала.
Что тут делать? Пожалели бывшие подружки Толстуху. Собрались они в кружок, посовещались и решили её простить. Всё-таки мучилась, страдала и в конце концов похудела - для этого ведь тоже сила воли нужна!
- Ладно, так и быть - будем с тобой дружить, - сказали они. - Только больше не зазнавайся и не ленись!
С тех пор Толстуху не узнать. Она постоянно порхает вокруг шелковичного куста и объясняет молодым гусеницам, почему нельзя объедаться и лениться, и что из этого может выйти. Правда она так и осталась толстенькой и рыженькой невзрачной бабочкой, но зато теперь все её уважают, а особенно молодые гусеницы, и Толстуха по-своему счастлива.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:47 | Сообщение # 28
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Сказки глиняного холма - 02

Крипс и Вьюнок
или
Необыкновенная дружба


На южном краю глиняного холма, у самых корней молодой берёзки жил-был муравьишка по имени Крипс. Ну, конечно же, он жил не сам по себе, а в большом муравейнике вместе со своими братьями и сёстрами. Как известно, у муравьиной семьи дел - невпроворот: о молодом потомстве нужно постоянно заботиться, запасы на зиму собирать, чтоб было чем в холода малышей кормить, да ещё и следить, чтобы враги не застали врасплох. Словом, хлопот - полон рот. Вот поэтому и бегают муравьи туда-сюда целыми днями.
Как-то раз, весной, возвращаясь в муравейник, Крипс тащил на себе сухую хлебную крошку, которую раздобыл в доме деда Филиппа. Он очень устал, потому что путь был долгим, да и ноша нелегка. Это для нас, людей, от дома фермера до холма всего минута ходьбы, а муравьишке на это понадобилось несколько часов.
До входа в муравейник оставалось совсем недалеко, и Крипс решил последний раз передохнуть. Он опустил крошку на землю, оглянулся по сторонам и тихонько запел шутливую песенку про паучка, которую сочинял по дороге:

Однажды старичок-паучок
Отыскал в траве пятачок,
Купил баночку варенья,
Всех позвал на угощенье!

Молодая зелёная травка уже покрыла склоны холма. На шелковичном кустарнике влажно поблёскивали сочные клейкие листочки. Повсюду распускались первые весенние цветы.
Крипс полюбовался на эту красоту и уже взялся, было, за крошку, чтобы тащить её дальше, когда его внимание привлёк необычный плоский и гладкий камешек. Вернее, камешек-то был самый обыкновенный, если не считать того, что он... шевелился! Муравьишка сперва даже не поверил собственным глазам.
- Эй, скорее все сюда! - громко закричал он.
Со всех сторон начали сбегаться обеспокоенные муравьи, пытаясь выяснить причину тревоги. Вскоре приковылял и старый муравей - дедушка Грувс. Он сердито проворчал:
- Чего это вы тут разгалделись?
- Я живой камень обнаружил... - принялся смущённо оправдываться Крипс, указывая на плоский камешек. - Ну и... немного разволновался...
В это время камешек вновь пошевелился, слегка приподнялся и опустился на землю.
- Эх вы, несмышлёныши! - укоризненно промолвил дедушка Грувс. - Это, наверное, какое-то растеньице к солнцу пробивается, а камень ему дорогу перекрыл. Вместо того чтобы шуметь попусту, лучше бы помогли ему!
Муравьишки дружно бросились к шевелящемуся камешку, окружили его со всех сторон, поднатужились и, оттащили в сторону. На том месте, где он только что лежал, из-под земли выглядывал маленький бледно-зелёный росток Вьюнка, который тянулся к солнышку, расправляя нежные листочки.
- Ну, вот и всё в порядке, - подытожил дедушка Грувс, а затем скомандовал:
Сделали доброе дело, а теперь - марш за работу, нечего тут зря рассиживать!
Трудяги-муравьи тут же разбежались кто куда по своим делам.
Однако Крипс не забыл о цветочном ростке. Он ежедневно выкраивал хоть несколько минут для того, чтобы навестить его. Муравьишка приносил в скорлупе семечки капельку воды, и тщательно поливал растеньице, которое поднималось всё выше и выше, обвиваясь вокруг ствола берёзы.
Вскоре на его стебельке раскрылся первый нежный бледно-розовый граммофончик.
- Ух, ты, как красиво! - восхитился Крипс.
В это время неожиданно раздался тоненький голосок:
- Спасибо тебе, Крипс! Ты заботился обо мне, как самый настоящий друг.
Цветок опустился к самой земле и замер перед муравьём.
- Смело забирайся на меня, я покажу тебе окрестности с высоты, - сказал он.
Крипс быстренько вскарабкался на цветок и тот поднялся вверх. У муравьишки от восторга даже дух перехватило. Он ещё никогда в жизни не видел весь луг целиком.
С тех пор Крипс каждый день наведывался к своему другу Вьюнку и подолгу сидел на цветке, любуясь окрестностями родного муравейника и мечтая.
Незаметно прошла весна, день за днём - пролетело знойное лето, а за ним и осень наступила. Вьюнок стал совсем большим, а цветов на нём теперь было видимо-невидимо. Однако Крипс загрустил, запечалился.
- Что же теперь будет, Вьюнок? - спросил он однажды. - Скоро зима наступит, и ты... замёрзнешь. Как жаль, что ты не можешь жить глубоко под землёй в муравейнике. У нас там тепло и уютно...
Вьюнок засмеялся, словно хрустальный колокольчик зазвенел, а потом сказал:
- Не волнуйся, Крипс. Когда наступят холода, и мои цветы засохнут, достань из них семечко и спрячь у себя в муравейнике, а весной посадишь в землю - и я снова вырасту.
- Вот здорово! - обрадовался муравьишка. - Значит, в следующем году мы с тобой опять встретимся и будем дружить!
- Ну конечно! - заверил его Вьюнок.
Постепенно дни становились короче и короче. Пожелтела трава, завяли цветы. Дружная муравьиная семья заканчивала последние приготовления к зимовке.
В один из таких дней Крипс, как обычно пришёл проведать друга.
- Привет, Вьюнок! - воскликнул он, но ответа не услышал.
Листья цветка пожухли и сморщились. Крипс догадался, что пришло то время, о котором говорил Вьюнок. Он подождал ещё несколько дней, пока лепестки совсем высохли, а затем выбрал самое лучшее семечко и унёс его в муравейник. Там Крипс бережно упрятал семечко Вьюнка в сухом и тёплом уголке, и сам улёгся рядом с ним в зимнюю спячку.
Муравейник надёжно запечатали до весны.
Белая хозяйка зимы - колючая метель наметала на лугу высокие сугробы. Весь глиняный холм занесло по самую верхушку. А Гремящая вода замёрзла и покрылась толстой коркой узорного льда. Но Крипс ничего этого не знал. Он сладко спал и видел в добрых снах своего цветущего друга.
Сколько бы ни злилась зима, а и ей пришёл конец.
Снова зазвенел оттаявший ручей. Набухли на кустарнике молодые почки. Радостно защебетали птицы. Пришла пора открывать муравейник.
Дождавшись, когда весеннее солнышко полностью растопило снег и хорошо прогрело землю, Крипс выбрался из муравейника и посадил семечко Вьюнка неподалёку от входа. Он заботливо взрыхлял землю, поливал, и вскоре появился молоденький росток. Теперь уже осталось ждать не долго.
Едва распустился первый цветок, как муравьишка услышал знакомый голос друга:
- Привет, Крипс!
- Привет, Вьюнок! Как я рад тебя снова видеть! - воскликнул он.
Весело сияло тёплое солнышко, и друзья опять были вместе.
Прикрепления: 0024930.jpg(74Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 24.01.2014, 06:49 | Сообщение # 29
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Сказки глиняного холма - 03

Барвинковые звёзды

Недалеко от старой пихты, на Глиняном холме, возле которого весело журчит прозрачный ручеёк, жили-были три соседки: мышка Явлинка, лягушка Рашка и ящерица Шпинька. Хотя по характеру они были очень разные, но жили дружно и всегда помогали друг другу. Каждый вечер собирались соседки на верхушке холма, чтобы поболтать или попеть песни.
Мечтательная мышка Явлинка, глядя на далёкие мерцающие звёзды, восторженно шептала:
- Ах, как мне хочется жить среди звёзд!
- А какая от них польза? - удивлялась ящерица Шпинька. - Разве под их светом согреешься, как, например, под солнцем?..
- И к тому же они, наверное, совсем не вкусные, - добавляла Рашка, почёсывая животик.
- Ну и что, зато они очень красивые! Такие хрупкие и нежные... - настаивала мышка. Но подруги её не слушали.
Однажды, прогуливаясь, Явлинка, как всегда, замечталась и даже не заметила, как оказалась далеко от своей норки – на самом краю холма.
- Где это я? – опомнилась мышка, испуганно озираясь вокруг.
Она подняла мордочку вверх и неожиданно шлёпнулась на землю от изумления.
Вверху над нею медленно покачивались от лёгкого ветерка цветы барвинка, похожие на голубые звёзды
- Ой! Неужели это звёздочки?! - обрадовалась Явлинка.
Мышка ещё никогда не видела таких цветов, поэтому и решила, что это самые настоящие звёзды, которые растут, как обычные цветы.
Немного подумав, Явлинка выкопала небольшой барвинковый корешок и, бережно прижав его к себе, быстренько побежала домой. Она так спешила, что совсем не смотрела под ноги.
Неожиданно мышка за что-то зацепилась и упала на землю. Быстро вскочив, она осмотрелась по сторонам - из больших развесистых лопухов торчал хвост ящерицы Шпиньки. Это за него зацепилась Явлинка.
- Эй, Шпинька, что ты здесь делаешь? - позвала мышка. Но ей никто не ответил.
- Спит она, что ли? - пожала плечами Явлинка.
Схватив хвост ящерицы, она дёрнула его к себе. Неожиданно легко из лопухов выскочил только хвост, а самой Шпиньки не было. Растерянная Явлинка приложила его к корешку барвинка и во весь дух помчалась домой.
Взобравшись на холм, запыхавшаяся мышка бросилась к Рашке, которая отдыхала после обеда, ласково поглаживая лапкой свой пухлый животик.
- Ой, Рашка, с нашей соседкой случилась беда! - воскликнула Явлинка.
Лягушка от испуга даже подпрыгнула и вытаращила свои и без того большущие глазищи.
- Квак это? - спросила она.
- Не знаю. От неё только хвост остался. Я нашла его в лопухах...
- Уф-ф… - с облегчением вздохнула лягушка. - Как ты меня напугала! Это Шпинька, наверное, сама его бросила, чтобы не мешал.
- Как же можно без хвоста?! - ужаснулась Явлинка.
- Квак... квак... Очень просто! Вот у меня, например, нет хвоста - и ничего – живу! - ответила Рашка.
В этот момент зашуршала трава, и из неё выглянула ящерица Шпинька.
- О чём это вы здесь спорите? – поинтересовалась она.
- Вот тебе и на! – обрадовалась Рашка. – А Явлинка переполох подняла, что с тобой что-то случилось, потому что она твой хвост нашла...
- Ерунда... Просто мне старый хвост надоел. Я себе новый отращу. А что это ты держишь, Явлинка? Наверное, ещё чей-то хвост нашла? – улыбнулась Шпинька.
Мышка положила на землю корешок и начала объяснять:
- Это не хвост, а корешок! Я его посажу возле норки – и из него вырастут звёзды.
- Зачем? – пришла в изумление Рашка. – Только время будешь зря тратить... Лучше бы мух ловила!
- Вот это дело! – поддержала её Шпинька. – А звёзды твои, наверное, никогда и не вырастут...
Но Явлинка их не послушала. Она выкопала возле своей норки ямку, положила туда корешок и присыпала землёй. Потом нашла ореховую скорлупку и принялась носить в ней воду из ручейка и поливать корешок барвинка.
Сначала Шпинька и Рашка только наблюдали за мышкой, но когда появились первые ростки, ящерица не выдержала:
- Может, и в самом деле вырастут звёзды? Нужно помочь Явлинке.
- А что, если нужно, то и поможем. Подруги мы или нет?! – согласилась лягушка.
Она тоже начала носить воду, набирая её за щеки. А Шпинька разрыхляла землю, чтобы корешкам барвинка легко дышалось. Так они и трудились втроём, с нетерпением ожидая, когда расцветут звёзды.
И вот, наконец, настало время – распустились сразу три хрупких бутона.
- Смотрите! – воскликнула Рашка. – Они и в самом деле, как звёзды!
- Почему же они не светятся? – разочарованно спросила Шпинька.
- Наверное, потому, что звёзды начинают светиться лишь вечером, - предположила Явлинка. - Надо подождать, пока стемнеет…
Три подружки уселись под цветами, ожидая, когда наступят сумерки.
Солнце потихоньку катилось к горизонту. Постепенно тени от растений начали удлиняться. Повеяло вечерней прохладой. И вот, наконец, солнечный диск нырнула за горизонт, и всё вокруг погрузилось во тьму. На небе замерцали первые звёзды, а из-за леса медленно выплыл серебристый месяц.
- А наши звёзды почему-то не светятся... - грустно вздохнула Рашка.
Вдруг один из цветочков барвинка засиял бледным светом. За ним второй и третий...
- Засветились, засветились! – радостно воскликнули подруги.
Это светлячки, которые забрались в цветы, включили свои фонарики, так как им очень понравились цветы барвинка.
С этого времени так и повелось - каждый вечер собираются Явлинка, Рашка и Шпинька возле цветов. Обнявшись, подруги с нетерпением ждут, когда засияют барвинковые звёзды и тихонечко поют песни, которые сочиняет мечтательная мышка Явлинка.
Прикрепления: 6584147.jpg(56Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 27.01.2014, 19:02 | Сообщение # 30
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8898
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Моросящий дождь уныло напевал мелодию холодного осеннего блюза, меланхолично выстукивая нотки по гофрированному навесу над стеклянной дверью. Иногда налетающий порывами резкий ветер срывал капли с навеса и швырял их в лица редких прохожих.
Немного сутулясь и придерживая локтем сползающий с плеча рюкзачок, Макс быстро взбежал по ступеням, оглянулся на залитую вечерними огнями мокрую улицу, чему-то усмехнулся и быстро распахнул дверь, за которой находилась небольшая, но очень уютная студия звукозаписи.
Здесь было сухо и тепло. Дежурный охранник на мгновение оторвался от чтения какого-то замусоленного журнальчика. Взглянув на вошедшего поверх очков, он снова углубился в изучение заинтересовавшей его страницы.
- И вам доброго вечера, - пробормотал Макс.
Охранник всё так же молча кивнул.
Расписавшись в журнале прихода, молодой человек прошёл по коридору и остановился перед дверью, над которой светилась надпись "Не входить – идёт запись!" Взглянув на ручные часы, он убедился в том, что пришло время его смены, и в этот момент надпись погасла. Открыв дверь, Макс вошёл в студию.
Повернувшийся вместе с креслом, звукорежиссёр Влад стащил с головы студийные наушники и радостно воскликнул:
- Ну, Сканерс, дождались наконец-то!
- Я вроде бы вовремя, - удивлённо пожал плечами Макс.
- А никто и не спорит, - согласился Влад. – Просто я уже замучился сегодня с этими безголосыми певичками, желающими, чтобы я сделал из них, как минимум, Паулу Уэст или Кристину Агилеру. Представляешь?!
- Да уж, нелегко тебе приходится, - посочувствовал Макс.
Он пожал Владу руку и, сняв курточку с капюшоном, повесил её на крючок у двери. Затем открыл рюкзак и достал стопку листов с распечатанным текстом. Бегло пролистав их, Сканерс поднял вопросительный взгляд на звукорежиссёра.
- Ну что, начнём?
- А ты музыку принёс?
Влад выжидательно уставился на Макса.
- Ах, да, чуть не забыл…
Максим обернулся к рюкзаку, порылся внутри и вытащил диск в потёртой пластиковой коробочке.
- Вот, держи, - он протянул его Владу. – Юля постаралась. Там есть несколько суперских треков.
- Да, повезло тебе с женой: ко всем своим положительным качествам она ещё и музыку обалденную пишет. Когда твой голос сплетается с её мелодиями, даже я порой заслушиваюсь и улетаю. А уж я-то всё это столько раз слышал…
Звукорежиссёр взял диск и бережно вставил его в плейер.
Да, он был прав. Макс и сам неоднократно во время начитывания текста под музыку Юли словно погружался в некий магический поток слова и звука. Казалось, закрой он сейчас глаза и тут же открой – окажется в том воображаемом мире, о котором шло повествование в очередном рассказе. Раньше они с Юлей всегда ходили на запись вместе. Но с тех пор, как появился сынишка, она по вечерам сидела с ним дома.
Сканерс был чтецом-декламатором и, как поговаривали, весьма незаурядным. При этом работал он совершенно в другой сфере, а начиткой рассказов занимался по вечерам в свободное от работы время и совершенно бесплатно. Это немного удивляло его знакомых и друзей, которые были уверены, что своим голосом он мог бы прилично зарабатывать. В принципе они были правы. Но тут присутствовал один маленький, но очень важный для Макса нюанс: занимаясь озвучкой бескорыстно, он мог себе позволить начитывать только те тексты, которые нравились ему самому. Сканерс отбирал их лично, интуитивно повинуясь какому-то необъяснимому внутреннему чувству. Знакомясь с очередным новым рассказом, Макс ощущал мысли автора, пробивающиеся сквозь строки. Иногда они бывали очень слабые, но всё же интересные. Тогда Сканерс усиливал их, пропуская через себя и очищая от лишних шероховатостей.
Когда всё это преобразовывалось в озвученный текст, обрамлённый волшебной музыкой Юли, рассказ превращался в нечто магическое, способное психологически воздействовать на слушателей. В этом Макс и сам убеждался неоднократно. Обычно по окончании записи звукорежиссёр и ребята из соседних тон студий, заходившие "на огонёк", сидели, словно в трансе. Правда и сам чтец после записи чувствовал себя выжатым, как лимон. Ему казалось, что он опустошён полностью, и осталась лишь внешняя хрупкая оболочка. Обычно после записи он отдыхал на старом диване в контрольной комнате, а Влад отпаивал его ароматным зелёным чаем с бутербродами.
- Ну-с, прошу вас сударь, - провозгласил звукорежиссёр, склоняясь в шутливом поклоне и открывая дверь в небольшую вокальную комнату, отгороженную двойным панорамным стеклом от операторской.
Войдя в комнатку, Сканерс опустил стопку печатных листов на узкий стол. Два верхних листка он установил на пюпитре, а сам поудобней устроился на высоком стуле, чтобы можно было легко и свободно дышать. Привычным движением правой руки он сдвинул с глаз светловолосую прядь, а левой притянул к себе микрофон. Это был его любимый Audio Technika AT2050, способный передавать все тонкости манеры исполнителя. Надев наушники, Макс прикрыл глаза, отрешаясь от внешнего мира.
Влад уже назубок знал и помнил необходимые параметры. Пока Сканерс готовился, он сноровисто выставил на микшерном пульте положения движков, подал в наушники фоновую музыку, написанную Юлей, и замер в ожидании. Эта процедура неизменно повторялась каждый раз.
Макс медленно открыл глаза и начал читать:
"Сухой восточный ветер упрямо бил в лицо, словно насмехаясь над упорным путником. Въедливая пыль забивалась под складки плаща, норовя проникнуть под рубаху и прилипнуть к разгоряченному усталому телу. Занудливый дождь кончился ещё на прошлой неделе, и земля высохла, покрывшись растрескавшейся коркой, на которой лишь изредка виднелись чахлые кустики жалкой поросли. Не зря эту местность окрестили Пустынными степями. Здесь почти ничего не росло, а зверья и подавно не водилось.
Приложив руку ко лбу козырьком, воин прищурился. Там впереди, едва заметно для глаза проблескивала водная поверхность, сливаясь с ровной степью…"
* * *

Время пролетело незаметно. Когда Сканерс перевернул последнюю страницу текста, часы показывали десять часов вечера. Сняв наушники, он вышел из комнатки и обессилено плюхнулся на диван.
- Ну что, чайку, как всегда, - засуетился Влад.
Но Макс устало покачал головой.
- Нет, дружище, не сегодня… к тому же обещал Юле не задерживаться. Так что – пойду…
Он решительно поднялся с дивана, надел курточку и, подхватив рюкзачок, направился к двери. Уже на выходе Сканерс обернулся и промолвил:
- Вроде бы сегодня неплохо получилось.
- Ещё бы, - подхватил звукорежиссёр. – Впрочем, у тебя всегда получается неплохо.
- Ладно, ты там подчисть, что надо… может, кое-где паузы подрежь… ну, ты знаешь. Завтра продолжим – осталась последняя глава.
Вскинув ладонь в прощальном жесте, Макс покинул студию.
На улице было прохладно и сыро, но дождь закончился. Очистившееся небо, усыпанное бисером мерцающих жемчужных звёзд, с холодным любопытством смотрело на человека, спускающегося по ступеням.
Остановившись на последней ступени, Сканерс поглядел вверх, и подмигнул звёздам.
- Ну, что, так и будем молчать?
- Это вы мне? – испуганно шарахнулась в сторону девушка, проходившая в этот момент мимо.
- Извините, - успокоил её Макс. – Не хотел пугать. Это я не вам…
- Но… здесь больше никого поблизости нет.
- Это я им…
Сканерс ткнул пальцем вверх и, повернувшись, зашагал в сторону остановки.
Девушка провела его всё ещё испуганным взглядом, затем посмотрела вверх, недоумённо пожала плечами и направилась в другую сторону.
* * *

Денис Иванов – старший лейтенант воздушно-десантных войск, вернее, то, что от него осталось, лежал в постели. Собственно говоря, последние годы это было его единственным занятием, потому что ничего другого не оставалось. Тогда, семь лет назад после ужасного ранения и сложнейших операций приговор врачей прозвучал, как выстрел в упор, не оставивший никаких надежд. Жизнь без движений и слепота до конца дней. Если бы только он мог прервать это бесполезное существование в постоянной темноте, но… слушать, размышлять да тихо шептать – вот и всё, что он ещё мог…
Родных и близких у Дениса не нашлось. Он воспитывался в детском доме, поэтому его единственной семьёй была армия. Но и её после ранения он лишился.
Наверное, его сознание уже давно погрузилось бы в беспроглядную пучину мрака безумия, если бы не одна радиостанция, которую он постоянно слушал в течение последних лет.
Однажды сердобольная санитарка нашла для него радиостанцию "Мир слова и звука", на волнах которой постоянно звучали радиоспектакли и аудиорассказы. Поначалу Денис даже не обращал внимания на мягкий шумовой фон радиоприёмника. Но однажды прислушался и неожиданно для себя заинтересовался. Он уже и не вспомнил бы, с какого именно рассказа всё началось. Его привлёк голос, постоянно меняющийся, в зависимости от того, за какого персонажа говорил чтец. Иногда это был скрипуче-старческий голос, иногда в нём появлялись раскатистые басовитые нотки. Порой казалось, что он вот-вот рассмеётся или заплачет. Впрочем, перечислять варианты тембральных окрасов можно было бы довольно долго, но главное было не в этом. Голос был живой… по-настоящему живой. Он увлекал и заставлял отключиться от окружающего мира, погружаясь в мир повествования, увлекая за собой туда, где до этого бывала лишь фантазия автора. Да ещё и сопровождающая музыка, написанная девушкой с каким-то странным псевдонимом, который Денис всё никак не мог запомнить... эта музыка усиливала эффект. Даже, когда голос умолкал на какое-то время, чарующие звуки мелодий продолжали удерживать слушателя в мире повествования.
У голоса тоже был странный псевдоним – Сканерс, но Денис его запомнил и с нетерпением ждал очередной встречи.
В последнее время голос вёл повествование о мужественном воине-страннике, восставшем против сил тьмы. Это был большой роман, но, как ни жаль, он близился к завершению. Денису очень нравился главный герой. Он чувствовал с ним настолько близкую связь, словно сам являлся частью воина. Но время расставания неуклонно приближалось: вот-вот в эфир должна была пойти последняя глава…
Мягко прозвучала музыкальная заставка, предваряющая заключительную часть полюбившегося романа. Мелодия плавно перешла из мажорной в минорную пентатонику*, но при этом непостижимым образом сохранила яркие светлые вкрапления, более присущие мажорному звучанию. Появилось едва уловимое ощущение зарождающейся реальности, и возник голос.
Затаив дыхание, Денис безоглядно последовал за ним в мир, где бесстрашный воин вступил в неравную схватку с тьмой…
Дежурная медсестра, стоя у окошка, с любопытством глазела на стайку воробьёв, дерущихся за корку хлеба во дворе военного госпиталя, поэтому не сразу обратила внимание на изменившееся звучание аппарата, регистрирующего процессы жизнедеятельности. Оглянувшись, она с испугом уставилась на монитор, по экрану которого медленно плыли ровные линии, сигнализирующие о полной остановке сердца и мозговой деятельности.
А голос из радиоприёмника продолжал своё повествование:
"…и было дивное видение над землями Вальгарда. Словно неведомый мастер соткал на закатном небосводе величественный гобелен, на котором женщина неземной красоты в слепяще-белоснежных одеждах медленно шла по скорбному полю брани, осторожно склоняясь над погибшими и вглядываясь в их лица. И столько грусти и сострадания было в её печальном взгляде, что казалось, вот-вот небеса прольют на затихшие равнины свои чистые вечные слёзы…
Молчаливо, словно слуги, за женщиной следовали два безликих крылатых существа, чьи имена Забвенье и Покой. За их широко распростертыми крыльями следовали седые сумерки, покрывая тела павших морозным саваном. А замыкала свиту ночь – за нею угасал закат, и меркло дивное виденье, уступая место вечным звездам…
Если бы Странник это видел, он бы сразу признал в прекрасной женщине Хозяйку Лунного озера. Но, увы, не мог он этого увидеть. Быть может, лишь откуда-то из дальних и неведомых миров, по бескрайним дорогам которых ему предначертано было странствовать – на то он и Странник, избранный свыше… быть может, но нам уже об этом не узнать…"
Вырвавшись из оцепенения, медсестра выбежала из палаты, чтобы позвать дежурного врача.
На постели осталось лежать бездыханное изувеченное тело. Но, странное дело: суровые, даже мрачные черты лица этого человека разгладились, словно в последний момент он увидел нечто, подарившее ему светлую надежду.
* * *

Жаркий степной ветер слегка сушил губы, но Денис не обращал на него внимания. До озера оставалось совсем немного – там он утолит жажду. После этого - прямиком к Джунхаргским горам, где обосновались немногочисленные гордые поселения. Именно там, среди свободолюбивых людей, Денис надеялся найти свою новую судьбу и смысл жизни. А может, и любовь, которую он не успел испытать в прошлой жизни…
Поправив притороченный за спиной двуручный меч, бывший старший лейтенант ВДВ привычным походным шагом двинулся вперёд, пробормотав с благодарностью:
- Прощай, Сканерс, и… спасибо.

* Пентатоника - звуковая система, содержащая пять ступеней в пределах одной октавы, расположенных по большим секундам и малым терциям.

© Copyright: Анатолий Валевский, 2014
Прикрепления: 3301567.jpg(71Kb)



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Истории и сказки (Анатолия Валевского)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz