Суббота, 18.11.2017, 16:48
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Дар демона (классическое фэнтези о темных и светлых магах.)
Дар демона
ЛерраДата: Суббота, 04.05.2013, 19:55 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Книга в жанре фэнтези, роман о темных и светлых магах.
Очень надеюсь на отзывы. И критику! itwasntme

Интерлюдия 1.

Сидеть в пентаграмме тоскливо: словно в клетке с острыми углами и непроницаемыми стенами. Маги знают, что мы умеем получать Силу из человеческих эмоций, поэтому ритуал призыва совершают в подземельях, подальше от простых смертных.
С подземельем, впрочем, повезло: я оказался в настоящем храме Серой Госпожи, богини Смерти. Высокие своды, черные колонны со вставками из янтаря и нефрита, на стенах - украшения из человеческих черепов. Красота! А изящная статуэтка из кости эльфа в пяти шагах от края пентаграммы - просто шедевр. Закажу такую же, когда вернусь домой...
Да, с храмом повезло, а вот со всем остальным – нет. Очередной мир смертных, очередной нахальный маг, решивший, что ему мало собственной Силы и стоит позаимствовать чужую.
Мало того что нахальный, так еще весьма неторопливый: я пробыл здесь почти сутки, внутреннее убранство храма выучил наизусть, а маг, заманивший меня в ловушку, возвращаться не спешил.
Пройдя по краю пентаграммы, я в очередной раз попытался найти неровность в стене Силы, наложенной на реальность. Сама пентаграмма, нарисованная краской на полу, особого значения не имела: некоторые маги призывали таких, как я, без чертежей. Но с рисунком считалось удобнее: не приходилось напрягать магическое зрение, чтобы видеть край пространства, выпавшего из этого мира.
Мой чародей, к сожалению, оказался аккуратистом - не оставил даже крохотной щели, за которую было можно зацепиться и, отогнув слой Силы, выбраться на свободу. Не повезло. Оставалось надеяться, что плата, которую предложит маг, мне понравится. Прошлый раз в подобном мире я получил чистокровного эльфа.
А вот и гостеприимный хозяин... Или нет?
Маг, насколько помню, ходил крадучись, словно скользя над полом, - привычка, которая со временем вырабатывается у многих некромантов. Тот, кто вошел сейчас, двигался похоже, почти бесшумно. Различие заключалось во вкусе их эррэ. Магическая аура хозяина подземелья полнилась серым пеплом с привкусом лавы и серы. Чужак же воспринимался как обычный смертный, хотя редкие всполохи багрянца поддразнивали, утверждая, что и с ним не все просто.
Судя по одежде и оружию, вошедший был воином. Свободный наемник? Гвардеец одного из местных владетелей? Гибкий, жилистый, сухощавый – в немагической схватке он был бы опасным противником. С магией же…
Чужак замедлил шаг, осматриваясь, потом понял, что обвившие алтарь изящные гирлянды сделаны из детских черепов, лицо исказила ярость. Не удержавшись, я подался вперед, к источнику сильных эмоций.
Реакция на движение оказалась мгновенной: секунду спустя метательный клинок, посланный в меня, звякнул о невидимую стену и, отлетев, покатился по каменному полу.
- Кто ты такой? - воин оказался уже у края пентаграммы, поднимая оружие, не отрывая от меня взгляда.
В голосе человека не слышалось даже тени сочувствия моему положению. И в ответах он на самом деле тоже не нуждался. Только глупец не сумел бы связать воедино пентаграмму, сидящее внутри существо, не принадлежащее ни одной расе этого мира, и специфику работы хозяина замка.
Хотя относительно гостеприимного мага у меня уже появились сомнения. Похоже, с количеством гостей некромант фатально переборщил.
- Демон, - сказал воин, нехорошо прищурившись. Я пожал плечами и все же решил ответить:
- Верно, демон. Как видишь, оказался в плену у мага.
- Я его убил, - равнодушно сказал чужак.
Что ж, это многое объясняло, хотя тут же ставило новые вопросы. Например, самый насущный: почему еще держатся стены пентаграммы? Обычно через несколько минут после смерти чародея все, созданное его магией, исчезает. Если только...
- Зачем ты понадобился некроманту? - перебил мои мысли человек.
- Он не успел сказать, - вынужденный ждать, я придумал много версий. К сожалению, в отсутствие заказчика они теряли смысл.
- И что мне с тобой делать? - мрачно поинтересовался воин, но рука, удобнее сжавшая копье, подсказала: решение будет принято не в мою пользу. Имей чужак обычное оружие, я бы с удовольствием посмотрел, как он станет выплясывать вокруг пентаграммы. Но меня сильно смущал наконечник из селина, или святого серебра, как иногда называли этот металл. На обычное серебро он походил только цветом.
Селин способен пробить стену Силы, а в маленькой пентаграмме особо не увернешься. Развоплотить меня эта вещь, может, и не смогла бы, но оказаться на нижнем круге реальностей не хотелось.
- Почему ты убил чародея, воин? - мой вопрос прозвучал неожиданно для человека, рука с копьем замерла.
- Он был некромантом, - интонация подразумевала, что ответ исчерпал тему, но я покачал головой:
- Разве в мире нет других Темных магов, занимающихся некромантией? Почему ты убил этого?
Глаза человека потемнели, наполнились болью:
- Он уничтожил мою семью и всех друзей. Я поклялся отомстить.
- И жить тебе теперь незачем, - закончил я за него. Воин не вскинулся гневно, промолчал; значит, мысль о собственной смерти стала для него привычной, желанной. Хорошо. Тем больше у меня шансов ускользнуть из ловушки.
- Я могу вернуть твоих близких, - проговорил я мягко.
Человек вздрогнул, уставился с недоверчивым изумлением:
- Только не говори, что умеешь воскрешать мертвых. Это не во власти демонов.
- Не умею, - согласился я, - но могу сделать так, чтобы они не умирали.
- И ты предлагаешь?..
- Их жизни в обмен на мою свободу и твое копье из селия.
Сложно было поверить, что еще минуту назад эррэ человека казалось способным лишь на краткие огненные всполохи. Мое обещание пробудило в чужаке яростное пламя, больше подходящее Темному магу, чем обычному смертному.
- Есть только одна клятва, которую вы, демоны, цените, - проговорил человек жестко. - Поклянись сутью Серой Госпожи, что я окажусь с теми, кого люблю, и мы будем не только живы, но и здоровы душой и телом.
- Клянусь сутью Серой Госпожи, что и ты, и те, кого любишь, окажетесь вместе, живые и здоровые. В обмен на мою свободу и копье.
- Хорошо, - человек кивнул, принимая клятву. - Как я понимаю, ты знаешь способ освободиться, но для этого нужна моя помощь?
Я вздохнул:
- Мысленно пожелай, чтобы стены моей темницы пропали, - и, видя удивление человека, пояснил. - Убив некроманта, ты получил власть над замком.
Воин нахмурился: известие, что он оказался наследником Темного мага, его не обрадовало; затем перевел взгляд на пентаграмму. Несколько мгновений ничего не происходило, потом - я даже не заметил как - стена Силы исчезла.
- Вторая часть платы, - проговорил я, перешагнув нарисованную на полу геометрическую фигуру, которая уже ничего не значила, и протягивая руку. Смертному не хотелось расставаться с оружием, но копье он все же отдал.
Держа селиновый наконечник от себя подальше, я задумался, выполнять ли клятву. То есть выполнить ее я был обязан, когда-нибудь, поскольку человек, не имевший прежде дел с моим народом, временных рамок не поставил. Я мог, например, захватить человека в свое имение, обогатив им на пару лет коллекцию смертных игрушек, и нарушением обещания это бы не являлось. Да, мог, только отчего-то мне не захотелось.
Воин ждал, внешне не выказывая нетерпения, но я чувствовал терпкий вкус его эмоций: подозрение пополам с отчаянной надеждой, ведь только Темный маг или безумец посмеет заключить сделку с демоном.
Я подошел к воину и коснулся пальцами его лба, погружая в сон. Человек замер, уже не чувствуя и не помня себя. А потом его тело начало таять, теряя плотность...
Через несколько часов клятва будет исполнена, а уж как распорядится новой судьбой смертный, решать не мне.
От человека в каменном храме не осталось и следа, а я все стоял, пытаясь понять, что шепчет мне внутренний провидец. Не знаю, от какого предка достался осколок ясновидения, но всю жизнь он был больше помехой, чем опорой. Вот и сейчас тихий голос на краю сознания подсказывал: выполнив желание смертного, я запустил лавину событий, одно из которых затронет и мою жизнь. Каким будет результат, голос определить не брался.
Любование красотой всегда успокаивало мое нервное воображение, так что в придачу к копью я решил захватить чудесную статуэтку из кости эльфа. А потом отогнул слой реальности, готовясь к возвращению домой.
 
LitaДата: Суббота, 04.05.2013, 20:24 | Сообщение # 2
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Лерра, доброго и спасибо за чудный подарок. :) Давно не получала такого кайфа от чтения. Кайф даже больше - потому что это РОМАН, а не короткий рассказ, и радости будет еще много. Удивительная гармония - сочетание действия и описаний, герои, которые как-то сразу внушают симпатию, даже демон - из-за той доли человеческого, человечного, что в нем есть - но возможно потом он покажет себя более монстром)
Немного резануло взгляд
Цитата (Лерра)
голос определить не брался.
Именно голос, не тот, чью волю он нет, внутренний провидец?



Всегда рядом.
 
ЛерраДата: Воскресенье, 05.05.2013, 21:36 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Лита, спасибо за отзыв!

Цитата
Именно голос, не тот, чью волю он нет, внутренний провидец?


Перечитала. Даже не знаю, мне все кажется гладко itwasntme
Голос - что-то вроде внутреннего предсказателя. Дает намеки, ощущения, образы, а разум уже сам переводит в слова. ))
 
ЛерраДата: Воскресенье, 05.05.2013, 21:37 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Глава 1.

Арону снился мрачный подземный храм, один из тех, что служители Смерти посвящают своей Госпоже. На стенах горели магические лампады, в центре неправильным овалом возвышался каменный алтарь, место человеческих жертвоприношений. Недалеко от алтаря в пентаграмме сидело темнокожее существо с миндалевидными зелеными глазами. Существо один в один походило бы на легендарного сумеречного эльфа, если бы не острые черные когти и узкий костяной гребень от лба до затылка.
Демон повернул к Арону голову и улыбнулся, испортив совершенство точеных черт клыкастым оскалом:
- Моя часть клятвы выполнена, человек.
Арон отшатнулся от него и проснулся.

Над головой колыхалась прозрачная бязь балдахина. Начало светать, и в приоткрытое окно Арон видел небо, чуть окрашенное розовым. Залилась радостной трелью одинокая птаха, славя утро, чуть погодя к ней присоединились другие. Лежать, ничего не делая, ни о чем не думая, было приятно. Перина прогибалась именно так, как нужно, а рядом свернулось теплое человеческое тело.
Арон повернул голову, пытаясь рассмотреть, что за девицу подцепил этой ночью, и вспомнить, на какие деньги смог позволить себе самый дорогой, судя по ощущениям, номер в гостинице… когда встретил испуганный взгляд соседа по кровати. Именно соседа - рядом, свернувшись в комочек, лежал голый мальчишка.
Наверное, в нормальной обстановке Арон обратил бы внимание, что тот, во-первых, эльфийской крови, а во-вторых, по-эльфийски же хорошенький. Но сейчас его хватило только на одно слово:
- Вон!
Мальчишка вздрогнул, но тут же соскочил на пол, одним движением подхватил свою одежду, и, как был, вылетел за дверь.
Несколько мгновений Арон смотрел ему вслед, потом на всякий случай ущипнул себя за руку. Наверное, это было продолжение сна с когтистым демоном. Клятва, подземный храм, непонятно кто в его постели… Что на очереди?
Арон потряс головой, пытаясь соотнести окружающее с реальностью, но мысли скакали диким галопом, подкидывая то воспоминания из далекого детства, то вообще что-то непонятное, похожее на мельтешение оживших радуг, на бал огненных шаров, на дуэль молний...
Мужчина потер виски, вспомнил о лечебном эффекте оплеухи или, на крайний случай, подзатыльника, но экспериментировать над собой не решился. Если он свихнулся, подзатыльник не поможет, лучше сразу кувалдой.
- Идеальное средство от всех болезней головы - плаха, - пробормотал старую поговорку.
Сбросил одеяло и оглядел себя, надеясь, что одежда или отсутствие оной подтолкнет воспоминания. Одежда имелась, – тонкие полотняные штаны и рубашка с коротким рукавом, украшенные изящно вышитыми оберегающими рунами, - но никаких воспоминаний не вызвала. Разве что некоторое удивление – таких вещей Арон точно не имел и иметь не мог. Хотя бы потому, что в вышивке он разглядел искусно вплетенные нити тария, - весьма дорогое удовольствие, по карману только благородным.
Что ж, если память не могла дать ответы на вопросы, стоило поискать их в другом месте. Например, в этой спальне, которая при ближайшем рассмотрении оказалась непозволительно роскошной. Настолько, что закрались подозрения: а уместно ли в ней его присутствие?
Мебель из дорогого дерева, с инкрустацией золотом, во весь пол - кханский ковер с густым и длинным ворсом. Пожалуй, на такой коврик как раз хватило бы его годового жалования сотника гильдейских гвардейцев...
Вот бы Тери сюда, она бы эту роскошь оценила по достоинству, не то что он.
Тери...

Воспоминания хлынули потоком: их первая встреча, тайные свидания, побег, свадьба в полузаброшенном храме. Испуганно-счастливое лицо любимой и его собственный шок при известии, что скоро появится ребенок. Дом, пусть небольшой, но наполненный теплом, любовью, детским смехом. Первые шаги его сына, первые слова, первые уроки.
И следом: возвращение из короткой поездки, перед глазами - обгорелый остов дома, задохнувшийся в дыму ребенок, маленькая могила у опушки леса, и, полгода спустя, вторая, для Тери.

Арон не сознавал, что, упав на колени, кричит, что в голосе его не осталось ничего человеческого. Воспоминания были слишком яркими, слишком болезненными, словно он только что пережил все во второй раз.
За дверью послышался топот, внутрь ворвались трое стражников. Замерли, изумленно глядя на Арона.
- Господин, что случилось?
Арон не знал, кто задал вопрос, прервав его воспоминания, но благодарен спросившему не был. Из глубины пришла темная ярость, знавшая, как нужно ответить.
- Пошли прочь! - собственный голос напомнил змеиное шипение.
- Да, господин. Простите, господин, - ответили вразнобой стражники, и, кланяясь, исчезли за дверью.

Волна воспоминаний пошла снова, четыре последних мучительных года, когда для него не существовало ничего, кроме ненависти и одержимости местью. За сына, за любимую, похищенную прислужниками мага, сошедшую с ума в его подземельях и выброшенную некромантом умирать. Он вновь и вновь искал, как можно уничтожить могущественного Темного мага, давно уже заключившего со Смертью сделку. И до него были мстители, которые пробовали убить некроманта, но погибали сами. Ради своей цели Арон был готов умереть, но выжил. А потом наткнулся в подземном храме на демона, пообещавшего чудо.
Чудо...
Если демон не солгал, то где-то здесь жива Тери, жив Рик, и не погибли, пытаясь помочь ему уничтожить некроманта, двое его лучших друзей.
Пошатываясь, воин поднялся с пола. Отыскав кем-то заботливо приготовленный кувшин с водой, долго пил, потом сел на край кровати, пытаясь собрать воедино разбредающиеся мысли. Получалось плохо: слишком уж все окружавшее не походило на привычную реальность. Например, выгнанные стражники, - они ведь видели его лицо, но не удивились присутствию чужака в роскошных покоях. Значит, ему было позволено находиться здесь. Он... а был ли он все еще собой? Ведь неизвестно, что можно ожидать от демона.
Арон вскочил, оглядываясь в поисках зеркала. В этих покоях его не оказалось, но дальше, за высоким шкафом из красного кедра, виднелось нечто, похожее на арку. Вход в смежную комнату?
Воин не ошибся - там действительно была еще одна, выдержанная в более мрачных тонах, отчего-то заставившая вспомнить личные покои убитого им некроманта. Однако ничто не говорило о том, что владелец этой комнаты занимался колдовством. Не стояли на полках чучела обитателей Лазурного леса, не клубился над ретортами ядовитый зеленый дым, не плавали в прозрачном спирте мертвые младенцы с морщинистыми лицами стариков.
Нет, ничего подобного. Все красиво и очень пристойно, вполне подходяще, чтобы некий высокий лорд сделал это место своим кабинетом и вечерами сиживал здесь за широким столом, вдумчиво изучая доклады управляющих и шпионов.
Но кое-что выбивалось из общей благостной картины. Во-первых, шкаф, забитый старинными, судя по состоянию переплетов, книгами. Во-вторых, гнетущая атмосфера ожидания, повисшая в воздухе, стоило Арону переступить порог комнаты. У воина возникло чувство, словно невидимка следил за ним из пустоты – настороженно, с ненавистью и страхом.
Арон встряхнулся, и, стараясь не обращать внимания на сверлящий взгляд, прошел вглубь комнаты. Он ведь хотел найти зеркало, так? Вот и оно - большое, от самого пола и почти до потолка. Такое же старинное, как книги, в вычурной ажурной раме из потемневшего от времени серебра.
Воин приблизился, вглядываясь в отражение. Да, он остался собой - высокий, широкоплечий, темноволосый и сероглазый. И черты лица остались те же: прямой нос, жестковатый рисунок губ, сильный подбородок, на котором уже пробивалась утренняя щетина. На первый взгляд все казалось правильным, вот только большую часть жизни Арон провел под солнцем, не прячась от его лучей. За много лет они прожарили его насквозь, продубив кожу загаром и неровными прядями высветлив волосы. Теперь же зеркало показало его таким бледным, каким он не был, наверное, с рождения.

- Господин! - из первой комнаты донесся испуганный юношеский голос и тут же, торопясь, затараторил. - Вы приказывали немедленно сообщить о приезде посольства из Кирет-града. Их только что впустили в замок...
Арон вышел из арки; при виде его молоденький паж, стоящий у входной двери, тут же согнулся в низком поклоне.
- Посольство, - повторил воин, пытаясь скрыть растерянность.
Паж его тона не заметил:
- Да, господин. Их размещают, как вы и велели, в восточном крыле. Прикажете что-то передать управляющему? - паренек плохо умел скрывать эмоции, на лице ясно читалось желание скорее покинуть покои господина.
- Передашь, что сегодня я желаю позавтракать у себя, - медленно проговорил Арон, думая, что теперь делать. Природная осторожность не позволяла дать понять местным обитателям, что "господин", кем бы он ни являлся, понятия не имеет о том, что происходит. Судя по реакции стражников и поведению пажа, его здесь не любили, но сильно боялись: не лучший расклад, чтобы показать уязвимость. Так что в первую очередь требовалась не еда, а источник информации.
- Вернешься и будешь прислуживать за столом, - добавил он, и лицо паренька, уже с надеждой подавшегося к двери, побледнело.
 
LitaДата: Вторник, 07.05.2013, 16:15 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Лерра, спасибо за продолжение. grant

Возможно, много "чтошек"?
Цитата (Лерра)
Арон не сознавал, что, упав на колени, кричит, что в голосе его не осталось ничего человеческого. Воспоминания были слишком яркими, слишком болезненными, словно он только что пережил все во второй раз.
За дверью послышался топот, внутрь ворвались трое стражников. Замерли, изумленно глядя на Арона.
- Господин, что случилось?

Цитата (Лерра)
Сбросил одеяло и оглядел себя, надеясь, что одежда или отсутствие оной подтолкнет воспоминания. Одежда имелась, – тонкие полотняные штаны и рубашка с коротким рукавом, украшенные изящно вышитыми оберегающими рунами, - но никаких воспоминаний не вызвала. Разве что некоторое удивление – таких вещей Арон точно не имел и иметь не мог. Хотя бы потому, что в вышивке он разглядел искусно вплетенные нити тария, - весьма дорогое удовольствие, по карману только благородным.
Что ж, если память не могла дать ответы на вопросы, стоило поискать их в другом месте. Например, в этой спальне, которая при ближайшем рассмотрении оказалась непозволительно роскошной. Настолько, что закрались подозрения: а уместно ли в ней его присутствие?



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 07.05.2013, 16:24 | Сообщение # 6
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Еще замеченное, наверное это все не важно, но вот:
Цитата (Лерра)
Значит, ему было позволено находиться здесь. Он... а был ли он все еще собой? Ведь неизвестно, что можно ожидать от демона.
Арон вскочил, оглядываясь в поисках зеркала. В этих покоях его не оказалось, но дальше, за высоким шкафом из красного кедра, виднелось нечто, похожее на арку. Вход в смежную комнату?
Воин не ошибся - там действительно была еще одна, выдержанная в более мрачных тонах, отчего-то заставившая вспомнить личные покои убитого им некроманта.

Цитата (Лерра)
И до него были мстители, которые пробовали убить некроманта, но погибали сами. Ради своей цели Арон был готов умереть, но выжил. А потом наткнулся в подземном храме на демона, пообещавшего чудо.



Всегда рядом.
 
ЛерраДата: Среда, 08.05.2013, 22:14 | Сообщение # 7
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Lita, спасибо! Действительно, много и "чтошек" и "был". Подумаю, как их разбавить. ))

Глава 2.

В замке было тихо и пустынно, словно бы все его обитатели разом исчезли. Порой, впрочем, по сумрачному коридору проскальзывала горничная да вынужденно появлялся одинокий стражник, пытаясь казаться бесплотной тенью.
Великий Тонгил проснулся не в духе – веская причина для слуг не попадаться господину на глаза. К сожалению, именно сейчас посольство из Кирет-града, ожидаемое еще на прошлой неделе, добралось до замка. Потрепанные и несчастные, потерявшие почти треть собранной дани в неожиданном разливе коварной Трирты, караванщики пытались придумать, как оправдаться перед господином.
Доложивший о посольстве паж сомневался, что это возможно. Будь господин в хорошем настроении, предложил бы старшине каравана совершить ритуальное самоубийство и великодушно простил бы остальных. Сегодня же... Нет, киретцы выбрали неподходящий день для своего появления. Особенно потому, что тревожить господина известием об их прибытии управляющий отрядил именно его, Риена.
Выходя, юноша еще раз низко поклонился Арону Тонгилу, осторожно затворил дверь, и только потом позволил отчаянью отразиться на лице. "Будешь прислуживать..."
Он так старался не попасть господину на глаза, соглашался на самую тяжелую работу, совсем не подобающую благородному, лишь бы не в той части замка, где господин бывал чаще всего. Не помогло. Митрил, управляющий, разгадал его хитрость и отправил сегодня на заклание.

*****

Оценить, совпадали ли предпочтения в еде здешнего господина с его собственными, воин не смог. Разложенная на тонком фарфоре еда казалась такой же вкусной, как песок, разве что меньше хрустела на зубах. Обещание демона вернуть дорогих людей заставило Арона вынырнуть из пустоты равнодушия, но вкус пищи ускользал.
Мужчина скосил взгляд на пажа: сейчас, спустя десять минут после начала завтрака, мальчишка немного освоился. Поднося ему блюда, паж уже не выглядел так, словно любое резкое движение или звук могли вызвать у него разрыв сердца. На бледное лицо подростка даже вернулось слабое подобие румянца. Интересно, если спросить в лоб, отчего паж так боится своего господина, тот сразу упадет в обморок или сначала ответит?
Впрочем, не стоит: Арону не хотелось потерять пока что единственный источник информации.
- Тебе ведь не доводилось раньше мне прислуживать? - воин решил начать допрос с самой безопасной темы. Будь у мальчика соответствующий опыт, он бы не дергался так, не двигался столь неуклюже.
Впрочем, вопрос казался безопасным лишь до того, как воин его задал. Паж побелел и посмотрел с таким испугом, что Арон с трудом удержал рвущееся с губ проклятие. Каким людоедом он здесь был, что на каждое его слово так реагируют?
- Н-нет, господин, не доводилось, - вид у пажа казался подходящим для признания в краже короны из императорской сокровищницы. Что за подобное преступление полагалось: четвертование или варка в кипящем масле?
Арон вздохнул и отодвинул тарелку с остатками тушенного в мудреном соусе цыпленка.
- Возьми тот табурет и садись, - велел он, кивнув в сторону изящного трехногого сооружения, должно быть, такого же дорогого, как и все в этих покоях. Судорожно вздохнув, подросток выполнил приказ, но сел на самый край, да еще вцепился в края табурета руками, словно боясь, что тот прыгнет под ним, как застоявшийся конь.
- Как твое полное имя? - в те времена, когда Арон командовал гвардейской сотней, ему не раз приходилось принимать новичков. Можно было притвориться, что паж - один из них, бледный и заикающийся не от непонятного страха, а от волнения - естественного и объяснимого.
- Риен ар-Корм, господин, - судя по почти не дрожащему голосу, подросток пытался взять себя в руки.
- Откуда ты?
- У моей семьи имение в северной части Киретской провинции, господин.
- Ты - младший сын? - ни один здравомыслящий родитель не отправит наследника в такую даль к чужому человеку.
- Я - единственный сын, господин, - опроверг его догадки паж, - но у меня есть сестры.
- Как же ты здесь, у меня, оказался? - Арону стало и впрямь любопытно.
Риен глубоко вдохнул, словно собираясь нырять:
- На приеме у императора моя старшая сестра повела себя... нелюбезно, - еще один вдох, пальцы впились в края табурета так, что костяшки побелели. - Вы сказали, господин, что не примете обычные извинения, но можете передумать, если младший отпрыск нашей семьи достойно проявит себя в услужении. И... вот.
- Ар-Корм... - задумчиво повторил воин. Прежде он встречал некоего ар-Корма, птицу высокого полета, не чета безземельному сотнику. У ар-Кормов была длинная родословная, восходящая к Первому Императору, и графский титул. Если ар-Кормы те же самые, то... Впрочем, нет: своим поведением Риен ничуть не походил на наследника графа. Скорее всего, младшая ветвь.
- Как тебе у меня служится?
Реакцией на вопрос стал перепуганный взгляд.
- Страшно? - решил помочь с ответом Арон.
- Да, господин, - прошептал Риен.
- Что больше всего тебя пугает, Риен? - Арон говорил мягко, чтобы не спугнуть мышку, наконец подошедшую к нужному куску сыра.
- П-подземелья, господин, - выдавил паж.
- Ты туда спускался?
- Д-да, господин. Тар Митрил показывал, что случается, если кто-то вызовет ваше неудовольствие.
- Что еще, Риен? Что еще внушает тебе страх?
- Ваша личная стража, господин, - у подростка был такой вид, словно он все глубже тонет в зыбучей трясине, не имея ни малейшей надежды на спасение.
- И что с ней не так? - подробности из пажа приходилось буквально вытягивать, но он хотя бы отвечал.
- Они же оборотни, - тон Риена подразумевал, что последнего слова достаточно.
Действительно – его было достаточно.
За всю жизнь Арон слышал только о трех – язык не поворачивался называть этих существ людьми – трех чудовищах в человеческом обличии, державших оборотней у себя на службе. Двое являлись Темными магами, из всех ветвей искусства выбравшими некромантию. Третий – верховным жрецом Серой Госпожи, богини Смерти.
Как Арон умудрился попасть в столь теплую компанию?
 
ЛерраДата: Среда, 08.05.2013, 22:19 | Сообщение # 8
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Лита, а как ты избавляешься от "чтошек"? К "былам" я уже притерпелась, а вот чем заменить "что" не знаю. Целиком переделывать предложения?

Сообщение отредактировал Лерра - Среда, 08.05.2013, 22:19
 
LitaДата: Четверг, 09.05.2013, 16:08 | Сообщение # 9
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Лерра, ну да, стараюсь выразиться иначе, без "что". Выходит не всегда. Трюкачишь, изворачиваешься... :D
С былами на этом отрезке вполне хорошо, а вот чтошки...

Цитата (Лерра)
Впрочем, вопрос казался безопасным лишь до того, как воин его задал. Паж побелел и посмотрел с таким испугом, что Арон с трудом удержал рвущееся с губ проклятие. Каким людоедом он здесь был, что на каждое его слово так реагируют?
- Н-нет, господин, не доводилось, - вид у пажа казался подходящим для признания в краже короны из императорской сокровищницы. Что за подобное преступление полагалось: четвертование или варка в кипящем масле?
Арон вздохнул и отодвинул тарелку с остатками тушенного в мудреном соусе цыпленка.
- Возьми тот табурет и садись, - велел он, кивнув в сторону изящного трехногого сооружения, должно быть, такого же дорогого, как и все в этих покоях. Судорожно вздохнув, подросток выполнил приказ, но сел на самый край, да еще вцепился в края табурета руками, словно боясь, что тот прыгнет под ним, как застоявшийся конь.
- Как твое полное имя? - в те времена, когда Арон командовал гвардейской сотней, ему не раз приходилось принимать новичков. Можно было притвориться, что паж - один из них, бледный и заикающийся не от непонятного страха, а от волнения - естественного и объяснимого.

Цитата (Лерра)
- На приеме у императора моя старшая сестра повела себя... нелюбезно, - еще один вдох, пальцы впились в края табурета так, что костяшки побелели. - Вы сказали, господин, что не примете обычные извинения, но можете передумать, если младший отпрыск нашей семьи достойно проявит себя в услужении. И... вот.

Цитата (Лерра)
- Что больше всего тебя пугает, Риен? - Арон говорил мягко, чтобы не спугнуть мышку, наконец подошедшую к нужному куску сыра.
- П-подземелья, господин, - выдавил паж.
- Ты туда спускался?
- Д-да, господин. Тар Митрил показывал, что случается, если кто-то вызовет ваше неудовольствие.
- Что еще, Риен? Что еще внушает тебе страх?
- Ваша личная стража, господин, - у подростка был такой вид, словно он все глубже тонет в зыбучей трясине, не имея ни малейшей надежды на спасение.
- И что с ней не так? - подробности из пажа приходилось буквально вытягивать, но он хотя бы отвечал.
- Они же оборотни, - тон Риена подразумевал, что последнего слова достаточно.



Всегда рядом.
 
ЛерраДата: Четверг, 09.05.2013, 22:26 | Сообщение # 10
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Вот так чистишь-вычитываешь, а оказывается, что процесс-то бесконечный! :o

Глава 3.

Риен сидел, вцепившись обеими руками в края табурета, пытаясь удержать эмоции в узде. Он сказал господину неправду - не подземелья и не оборотни в страже пугали его больше всего, а сам Великий Арон Тонгил, уже четыре года как негласный хозяин севера империи и населяющих его людей.
Господин тем временем словно забыл о нем, задумался о чем-то – и это что-то оказалось неприятным, усилившим складку между темными бровями, заставившим опуститься уголки губ. Взгляд Тонгила устремился в неизвестную даль, куда не было хода простым смертным, не отмеченным Даром.
Затем плавным движением господин поднялся с места, подошел к окну. И – правду говорили слуги – Риен не услышал при этом ни единого звука, ни даже шелеста одежды, словно Тонгил был призраком, получившим видимость человеческого тела.
- Что я делаю, когда мне скучно, Риен? - голос Тонгила звучал отстраненно; так спрашивают, когда знают ответ.
- Спускаетесь в подземелья, господин, - прошептал в ответ паж и крепко зажмурился, уже догадываясь, каким будет продолжение.
- Тогда проводи меня туда, Риен, - подтвердил его подозрения Тонгил. - По дороге развлеки интересным разговором, - и по изменившемуся голосу господина Риен понял, что тот улыбнулся.

Все, что было потом, прошло перед юношей словно в тумане. И как они вышли из покоев, дверь которых Риен, по этикету поклонившись, держал открытыми для господина, и как перед началом спуска он судорожно искал в пустой стражницкой факел и бессвязно бормотал извинения, что не умеет, как господин, видеть в темноте. И странный взгляд Тонгила, даже не насмешливый, не раздраженный его медлительностью - совсем непонятный.
- Что ты знал обо мне до того, как оказался здесь? - голос за спиной прозвучал неожиданно, разбив гулкую тишину лестничных переходов. Риен споткнулся и не упал только потому, что чужая рука ухватила за предплечье, сжав до синяков, и без усилий удержала.
- Итак, Риен? - господин говорил мягко, но что-то добавилось в его голосе, что-то, вызывающее желание повиноваться, выполнить любой приказ - и это что-то не было страхом перед наказанием. Колдовство? Для чего господину тратить силы на простого пажа?
- Я знал то же, что и все, господин, - не уверенный, что правильно понял вопрос, проговорил Риен. Но Тонгил явно ждал продолжения, и паж добавил:
- Я знал, что вы распоряжаетесь севером и частью востока империи, что половина всех налогов идет вам, а император знает об этом, но предпочитает молчать. Отец рассказывал, что его величество несколько раз предлагал вам титул герцога, но вы отказывались, не объясняя причины.
Юноша ненадолго замолчал, пытаясь понять, стоит ли говорить дальше.
- Продолжай, - велел господин.
Риен глубоко вдохнул:
- Вас все боятся: ваши вассалы, союзники, даже император. Никто не хочет оказаться вашим врагом.
- Как мило, - голос Тонгила прозвучал слегка ядовито, - что же, значит, врагов у меня нет?
Паж сглотнул:
- Есть, господин.
- Например? - спросил Тонгил мягко.
- Князь Лазурной долины. Он поклялся вас уничтожить.
- Да? За что?
Риен рискнул обернуться: проверить, не смеется ли господин. Но тот смотрел с вежливым интересом, даже вопросительно приподнял брови.
- Вы приказали похитить его младшего сына, и... - юноша замолчал, чувствуя, что лицо начинает пылать.
- Да?
- И сделали его своим наложником.
Воцарилось молчание. Господин вновь погрузился в мысли и на продолжении разговора не настаивал. В самом деле, разве интересно выслушивать давно известные факты о самом себе? Впрочем, Тонгила не раз называли безумцем; это даже не было оскорблением, скорее попыткой объяснить необъяснимое.

Лестничные переходы закончились, выведя их в само подземелье. Факел осветил отполированные магией черные стены, на которых змеились прожилки сиреневого, сияющего изнутри камня. На равных промежутках друг от друга, выжженные в стенах, блестели позолотой руны, почти все незнакомые Риену.
Паж остановился, ожидая приказа. Из первого зала вело несколько ходов, причем два - на нижние уровни, где юноша не был и быть не желал.
- Ты знаешь, где находятся заключенные, недавно попавшие в замок? – спросил Тонгил, но без тени любопытства.
- Да, господин, - это, наверное, было то единственное, что Риен мог найти в подземелье.
- Тогда веди, - все тот же отсутствующий тон.
Они прошли едва ли десять шагов, когда господин мягко спросил:
- Тебе нравится это место?
- Н-нравится? - Риен не мог сдержать дрожи в голосе.
- Если бы ты не знал, для чего подземелье используется, залюбовался бы? - все тот же ласковый тон голоса. Риен сглотнул:
- Д-да.
- Хорошо, - Тонгил замолчал, опять утратив интерес к разговору. И молчал до тех пор, пока они не дошли до первых камер. Несколько мгновений господин осматривался, словно выбирая, хотя, на взгляд Риена, все двери выглядели одинаково; потом уверенно двинулся вперед, но не к одной из них, а дальше, в темноту, куда свет факела Риена едва доставал.
- Ты прячешься от меня, стражник? - в голосе Тонгила промелькнуло вполне живое человеческое чувство - насмешка, изрядно сдобренная ехидством. - Или от других страшных чудовищ, обитающих в темноте?
Риен завертел головой, но вокруг было тихо и пусто, пока в дальнем боковом переходе не шевельнулась одна из теней и не проговорила простуженно:
- Я не хотел мешать вам, господин.
- Какая предусмотрительность, - из голоса Тонгила вновь пропали эмоции, и Риен не взялся бы определить, похвалил господин стражника или это была издевка.
- Открой эту камеру, - велел господин и тут же добавил раздраженно. - Ту, рядом с которой я стою, глупец, а не соседнюю.
Бормоча извинения, стражник приблизился, а паж мимолетно подумал, что того, наверное, отправили сюда за какую-то провинность. Потому что просто так в подземелье мог оказаться только такой неудачник, как сам Риен.
С замком мужчина возился недолго, и дверь отворилась легко и тихо, без того ржавого скрипа, который уже настроился услышать паж. Из темноты пахло сыростью и человеческим телом, но не настолько сильно, чтобы можно было говорить о долгом заключении.
- Когда его посадили? - Тонгил кивком велел Риену войти первому; уже заходя, паж заметил, как такой же жест получил и стражник.
- Пятого дня, господин. Как вы велели, сразу сюда, в допросную не водили. Да что водить, и так все понятно! - стражник попался словоохотливый; даже тот факт, что собеседником оказался сам Тонгил, смутил его только поначалу. - Уже третий убийца за это лето. Да он своих планов и не скрывал, - в сторону заключенного последовал пренебрежительный кивок.
Тонгил забрал у Риена факел и почти вплотную поднес к лицу сидевшего у стены узника. Тот заморгал, инстинктивным движением прикрыл глаза рукой и тут же вскочил. Сильное тело напряглось, и, если бы не короткая цепь, крепившаяся к стальному ошейнику, человек кинулся бы на вошедшего.
Заключенный казался чистокровным человеком: высокий и широкоплечий, с лицом, покрытым короткой густой бородой. На одного из клановцев, лучших наемных убийц, он походил мало: те до смерти сохраняли юношескую стройность, оставаясь юркими, словно змеи. И еще - не было в узнике присущей им равнодушной смертоносности. Нет, заключенный выглядел как обычный воин: сильный, опасный в битве, но не обученный убивать исподтишка, вряд ли умеющий воткнуть нож в спину, подсыпать яд или подкинуть в купальню сешельскую гремучку.
- Венд ар-Син, - проговорил господин странным тоном, продолжая держать факел. - За что же ты решил меня убить?
В желто-зеленых глазах узника сверкнула бессильная ярость:
- Раз сподобился вспомнить имя, должен вспомнить и причину!
 
LitaДата: Пятница, 10.05.2013, 07:53 | Сообщение # 11
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Цитата (Лерра)
Вот так чистишь-вычитываешь, а оказывается, что процесс-то бесконечный!

Ну да... На своем романе сижу уже не первый год. Во-первых расту как автор, пардон за пафос, и написанное месяц назад сегодня кажется детсадом. Во-вторых герои далеко не всегда соглашаются с тем что я им предназначила. Разработанные профили просто не вмещают придуманное мной, ситуация кажется неестественной - и снов пошла переписывать. А если ситуация ключевая? Вообще ой-ой, переписка большой части романа. И так без конца.
Напугала? :D

Цитата (Лерра)
- Что ты знал обо мне до того, как оказался здесь? - голос за спиной прозвучал неожиданно, разбив гулкую тишину лестничных переходов. Риен споткнулся и не упал только потому, что чужая рука ухватила за предплечье, сжав до синяков, и без усилий удержала.
- Итак, Риен? - господин говорил мягко, но что-то добавилось в его голосе, что-то, вызывающее желание повиноваться, выполнить любой приказ - и это что-то не было страхом перед наказанием. Колдовство? Для чего господину тратить силы на простого пажа?
- Я знал то же, что и все, господин, - не уверенный, что правильно понял вопрос, проговорил Риен. Но Тонгил явно ждал продолжения, и паж добавил:
- Я знал, что вы распоряжаетесь севером и частью востока империи, что половина всех налогов идет вам, а император знает об этом, но предпочитает молчать. Отец рассказывал, что его величество несколько раз предлагал вам титул герцога, но вы отказывались, не объясняя причины.


Цитата (Лерра)
Паж остановился, ожидая приказа. Из первого зала вело несколько ходов, причем два - на нижние уровни, где юноша не был и быть не желал.
- Ты знаешь, где находятся заключенные, недавно попавшие в замок? – спросил Тонгил, но без тени любопытства.
- Да, господин, - это, наверное, было то единственное, что Риен мог найти в подземелье.


Цитата (Лерра)
Риен завертел головой, но вокруг было тихо и пусто, пока в дальнем боковом переходе не шевельнулась одна из теней и не проговорила простуженно:
- Я не хотел мешать вам, господин.
- Какая предусмотрительность, - из голоса Тонгила вновь пропали эмоции, и Риен не взялся бы определить, похвалил господин стражника или это была издевка.
- Открой эту камеру, - велел господин и тут же добавил раздраженно. - Ту, рядом с которой я стою, глупец, а не соседнюю.
Бормоча извинения, стражник приблизился, а паж мимолетно подумал, что того, наверное, отправили сюда за какую-то провинность. Потому что просто так в подземелье мог оказаться только такой неудачник, как сам Риен.
С замком мужчина возился недолго, и дверь отворилась легко и тихо, без того ржавого скрипа, который уже настроился услышать паж. Из темноты пахло сыростью и человеческим телом, но не настолько сильно, чтобы можно было говорить о долгом заключении.
- Когда его посадили? - Тонгил кивком велел Риену войти первому; уже заходя, паж заметил, как такой же жест получил и стражник.
- Пятого дня, господин. Как вы велели, сразу сюда, в допросную не водили. Да что водить, и так все понятно! - стражник попался словоохотливый; даже тот факт, что собеседником оказался сам Тонгил, смутил его только поначалу. - Уже третий убийца за это лето. Да он своих планов и не скрывал, - в сторону заключенного последовал пренебрежительный кивок.



Всегда рядом.
 
ЛерраДата: Пятница, 10.05.2013, 22:11 | Сообщение # 12
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Цитата
Ну да... На своем романе сижу уже не первый год. Во-первых расту как автор, пардон за пафос, и написанное месяц назад сегодня кажется детсадом. Во-вторых герои далеко не всегда соглашаются с тем что я им предназначила. Разработанные профили просто не вмещают придуманное мной, ситуация кажется неестественной - и снов пошла переписывать. А если ситуация ключевая? Вообще ой-ой, переписка большой части романа. И так без конца.
Напугала?


Не-а itwasntme Я уже ничего не боюсь! (тоже - пардон за пафос)).
Хочешь знать, сколько я "Дар демона" писала? Четыре года! Количеству перечитываний сбилась со счета. ))
Ситуации обычно не переписывала, только дополняла, либо, наоборот, убирала лишние абзацы. Убирала "воду". Все, что не играет на сюжет, на характеры героев, должно идти в топку. autumn10-cleaning

Насчет роста как автора - согласна. Тут главное - принимать критику. :)

Глава 4.

Арон, не в силах оторваться, смотрел на своего лучшего друга, более родного, чем мог бы быть брат… и уже два года как мертвого. Человек в железном ошейнике выглядел старше, чем тот Венд, которого северянин однажды похоронил, на лице прибавилось шрамов. Вот только его Венд никого не умел ненавидеть так, чтобы это чувство выжгло все остальные, оставив только горькую пустоту. Этот, постаревший, умел.
Арон стоял, замерев, в руке чадил и брызгал искрами факел, а в голове проносились, одна другой невероятнее, идеи относительно того, что он мог теперь сделать.
Освободить сейчас Венда, сорвать с него этот позорный рабский ошейник… И что дальше? Человек, так похожий и одновременно не похожий на его друга, вряд ли станет растроганно благодарить, скорее уж повторит попытку, из-за которой оказался в подземелье. Глаза этого Венда говорили: не найдется оружия, он зубами перегрызет врагу глотку.
Приказать отвести наверх, в свои покои? Уже там попытаться объяснить, рассказать историю их дружбы, их других жизней, поведать о своей встрече с демоном? И ожидать, что человек, так сильно его ненавидящий, поверит в подобную сказку? Сам Арон на месте Венда точно бы не поверил. Счел бы придумавшего такое или безумцем, или негодяем, замыслившим новую интригу.
Так что же, пока оставить все как есть? Притвориться, что ему все равно, и уйти? Но прежде понять, чем именно вызвал такую ненависть?
Судя по присутствию Венда, демон действительно сдержал слово, вернул близких Арона к жизни; но любой человек знает, что у подарков демона есть обратная сторона. Сам Арон в новой жизни оказался другим, могущественным и страшным человеком; значит, и те, кого он знал и любил в прошлой жизни, изменились.
С того момента как в его покои вошли слуги, неся завтрак, а следом явился перепуганный паж, Арону пришлось играть чужую роль, черпая вдохновение лишь из реакции зрителя да собственного здравого смысла. Он словно танцевал-сражался, стоя на узкой крепостной стене, желая спросить о многом, но боясь вызвать у мальчишки чрезмерные подозрения. Риен в качестве первого собеседника подошел великолепно: пока плохо умеющий притворяться, открытый и искренний. Северянин узнал бы у пажа еще о многом, но стоило тому упомянуть подземелья, как в дело властно вмешалась интуиция.

Внутренний голос не раз помогал Арону, спасал от шальной стрелы и ножа в спину, в бытность сотником предупреждал о неожиданных проверках начальства и о раннем возвращении мужа очередной пассии. Тогда гвардейцы всерьез называли своего командира Счастливчиком.
Когда появились Тери и Рик, многое изменилось, внутренний голос стал учиться хранить не только самого Арона, но и дорогих ему людей. Грозящую от некроманта опасность Арон тоже почуял заранее, только вот не успел…

И здесь, едва Риен произнес слово «подземелья», Арон понял, что должен спуститься туда, что это важно, важнее даже, чем добыть информацию о самом себе. Камера, в которой находился Венд, словно сама подозвала его. Но кто может оказаться внутри, Арон до последнего момента не представлял.

- Или великий маг забыл о своем давнем эксперименте? – Венд продолжал говорить не только с ненавистью, но и с отвращением. - Забыл, как решил подарить тварям Хаоса жителей одной небольшой деревни и посмотреть, что получится? Ты сам тварь, Тонгил, более омерзительная, чем твои проклятые слуги! Клянусь, подыхать ты будешь долго!
Арон смотрел в желто-зеленые глаза, пылающие гневом, и не мог вымолвить ни слова.
Он маг!
Он маг, и, по всей видимости, Темный!
Дар демона сделал его одним из тех существ, которых он ненавидел. Вот почему здешний Тонгил самовольно правит частью империи, вот почему местная знать боится его настолько, что откупается родными детьми!
- Маги всегда умирают долго, - словно во сне, прошептал он старую истину. - Очень долго, и убивать нас нужно правильно…
Риен, стоящий в паре шагов, издал невнятный жалобный звук, и даже в глазах Венда мелькнуло изумление:
- Правду говорят, что ты безумец, - выдохнул его не-друг.
Арон вздрогнул – и очнулся. Нет, не он был безумен, а весь этот мир, куда забросила его воля демона. Все здесь оказывалось искаженным, словно бы в кривом зеркале.
- В той деревне жили твои родители? – собственный голос прозвучал глухо и невыразительно.
- Да, - Венд дернулся, словно от приступа боли. - Будь ты проклят за это, Тонгил! Будь ты проклят за то, что стал таким чудовищем!
- Стал? – это слово прозвучало странным диссонансом, выделившись из гневного потока слов. - Разве я не был им всегда?
- Всегда? – Венд усмехнулся. - Да, наверное, но прежде ты умело притворялся человеком.
Арон кивнул, словно соглашаясь, но в душе бушевала такая буря, что он едва ли сознавал, что делает. Вселенная сорвалась с места и пустилась в пляс, издевательски хохоча, а ему нужно было притворяться, что все в порядке, что так и должно быть. Не выдать себя ни жестом, ни взглядом.
- Надеюсь, тебе удобно у меня в гостях, ар-Син? Все устраивает? – губы Арона растянулись в болезненную усмешку, которая при плохом освещении могла сойти за улыбку.
- О да, - узник смотрел на него, как на бешеное животное. - Но твоя голова на блюде стала бы самым лучшим подарком.
Как и его погибший друг, этот Венд умел отвечать на язвительные подначки, но с ним не будет шуточных оскорблений, с ним все будет всерьез.
- У тебя появился вкус, Венд. Неплохо для сына крестьянина. Думаю, на днях я еще загляну, побеседуем, вспомним молодость…
Узник на эти слова лишь зло оскалился.

Едва выйдя из камеры, Арон, не в силах сдерживать бушующий внутри гнев, швырнул факел на пол. Тот упал, подпрыгнул, покатился и, плюясь искрами, погас. Стражник за его спиной, привыкший делать все в полной темноте, тщательно запер дверь, едва не оставив внутри пажа.
- Подбери и зажги этот бесов факел! – рявкнул Арон мальчишке, но тот лишь беспомощно завертел головой, а потом шагнул в противоположную сторону. Бывшему сотнику потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить: мало кто из людей обладал врожденным, как у него, умением видеть в темноте.
Подбирать самому им же выброшенный предмет не хотелось; тем более что серные палочки и кремень все равно были у пажа. Арон мазнул взглядом по факелу; едва оформившись, пронеслась недовольная мысль – «гори, ты…» - в голове словно что-то щелкнуло, соединилось и встало на место.
Факел вспыхнул.
- Будут приказы насчет пленника, господин? – голос стражника вырвал Арона из сумятицы мыслей.
- Да, - выдавил он, - да, кормите его хорошо.
- Как на убой? – осмелился пошутить стражник. Арон вздрогнул, но тут же плотнее надел почти сползшую маску чужой роли:
- Почему же «как»? – и криво усмехнулся.



Сообщение отредактировал Лерра - Пятница, 10.05.2013, 22:12
 
LitaДата: Воскресенье, 12.05.2013, 12:59 | Сообщение # 13
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Лерра, вот и хорошо, что не напугала) А то я тут много чего наговорить могу... А может и надо то всего - "слушать свое сердце"?)

Цитата (Лерра)
Арон, не в силах оторваться, смотрел на своего лучшего друга, более родного, чем мог бы быть брат… и уже два года как мертвого. Человек в железном ошейнике выглядел старше, чем тот Венд, которого северянин однажды похоронил, на лице прибавилось шрамов. Вот только его Венд никого не умел ненавидеть так, чтобы это чувство выжгло все остальные, оставив только горькую пустоту. Этот, постаревший, умел.
Арон стоял, замерев, в руке чадил и брызгал искрами факел, а в голове проносились, одна другой невероятнее, идеи относительно того, что он мог теперь сделать.
Освободить сейчас Венда, сорвать с него этот позорный рабский ошейник… И что дальше? Человек, так похожий и одновременно не похожий на его друга, вряд ли станет растроганно благодарить, скорее уж повторит попытку, из-за которой оказался в подземелье. Глаза этого Венда говорили: не найдется оружия, он зубами перегрызет врагу глотку.
Приказать отвести наверх, в свои покои? Уже там попытаться объяснить, рассказать историю их дружбы, их других жизней, поведать о своей встрече с демоном? И ожидать, что человек, так сильно его ненавидящий, поверит в подобную сказку? Сам Арон на месте Венда точно бы не поверил. Счел бы придумавшего такое или безумцем, или негодяем, замыслившим новую интригу.
Так что же, пока оставить все как есть? Притвориться, что ему все равно, и уйти? Но прежде понять, чем именно вызвал такую ненависть?
Судя по присутствию Венда, демон действительно сдержал слово, вернул близких Арона к жизни; но любой человек знает, что у подарков демона есть обратная сторона. Сам Арон в новой жизни оказался другим, могущественным и страшным человеком; значит, и те, кого он знал и любил в прошлой жизни, изменились.
С того момента как в его покои вошли слуги, неся завтрак, а следом явился перепуганный паж, Арону пришлось играть чужую роль, черпая вдохновение лишь из реакции зрителя да собственного здравого смысла. Он словно танцевал-сражался, стоя на узкой крепостной стене, желая спросить о многом, но боясь вызвать у мальчишки чрезмерные подозрения. Риен в качестве первого собеседника подошел великолепно: пока плохо умеющий притворяться, открытый и искренний. Северянин узнал бы у пажа еще о многом, но стоило тому упомянуть подземелья, как в дело властно вмешалась интуиция.

Внутренний голос не раз помогал Арону, спасал от шальной стрелы и ножа в спину, в бытность сотником предупреждал о неожиданных проверках начальства и о раннем возвращении мужа очередной пассии. Тогда гвардейцы всерьез называли своего командира Счастливчиком.
Когда появились Тери и Рик, многое изменилось, внутренний голос стал учиться хранить не только самого Арона, но и дорогих ему людей. Грозящую от некроманта опасность Арон тоже почуял заранее, только вот не успел…

И здесь, едва Риен произнес слово «подземелья», Арон понял, что должен спуститься туда, что это важно, важнее даже, чем добыть информацию о самом себе. Камера, в которой находился Венд, словно сама подозвала его. Но кто может оказаться внутри, Арон до последнего момента не представлял.

- Или великий маг забыл о своем давнем эксперименте? – Венд продолжал говорить не только с ненавистью, но и с отвращением. - Забыл, как решил подарить тварям Хаоса жителей одной небольшой деревни и посмотреть, что получится? Ты сам тварь, Тонгил, более омерзительная, чем твои проклятые слуги! Клянусь, подыхать ты будешь долго!
Арон смотрел в желто-зеленые глаза, пылающие гневом, и не мог вымолвить ни слова.
Он маг!
Он маг, и, по всей видимости, Темный!
Дар демона сделал его одним из тех существ, которых он ненавидел. Вот почему здешний Тонгил самовольно правит частью империи, вот почему местная знать боится его настолько, что откупается родными детьми!
- Маги всегда умирают долго, - словно во сне, прошептал он старую истину. - Очень долго, и убивать нас нужно правильно…
Риен, стоящий в паре шагов, издал невнятный жалобный звук, и даже в глазах Венда мелькнуло изумление:
- Правду говорят, что ты безумец, - выдохнул его не-друг.
Арон вздрогнул – и очнулся. Нет, не он был безумен, а весь этот мир, куда забросила его воля демона. Все здесь оказывалось искаженным, словно бы в кривом зеркале.
- В той деревне жили твои родители? – собственный голос прозвучал глухо и невыразительно.
- Да, - Венд дернулся, словно от приступа боли. - Будь ты проклят за это, Тонгил! Будь ты проклят за то, что стал таким чудовищем!
- Стал? – это слово прозвучало странным диссонансом, выделившись из гневного потока слов. - Разве я не был им всегда?
- Всегда? – Венд усмехнулся. - Да, наверное, но прежде ты умело притворялся человеком.
Арон кивнул, словно соглашаясь, но в душе бушевала такая буря, что он едва ли сознавал, что делает. Вселенная сорвалась с места и пустилась в пляс, издевательски хохоча, а ему нужно было притворяться, что все в порядке, что так и должно быть. Не выдать себя ни жестом, ни взглядом.
- Надеюсь, тебе удобно у меня в гостях, ар-Син? Все устраивает? – губы Арона растянулись в болезненную усмешку, которая при плохом освещении могла сойти за улыбку.
- О да, - узник смотрел на него, как на бешеное животное. - Но твоя голова на блюде стала бы самым лучшим подарком.
Как и его погибший друг, этот Венд умел отвечать на язвительные подначки, но с ним не будет шуточных оскорблений, с ним все будет всерьез.
- У тебя появился вкус, Венд. Неплохо для сына крестьянина. Думаю, на днях я еще загляну, побеседуем, вспомним молодость…
Узник на эти слова лишь зло оскалился.

Едва выйдя из камеры, Арон, не в силах сдерживать бушующий внутри гнев, швырнул факел на пол. Тот упал, подпрыгнул, покатился и, плюясь искрами, погас. Стражник за его спиной, привыкший делать все в полной темноте, тщательно запер дверь, едва не оставив внутри пажа.
- Подбери и зажги этот бесов факел! – рявкнул Арон мальчишке, но тот лишь беспомощно завертел головой, а потом шагнул в противоположную сторону. Бывшему сотнику потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить: мало кто из людей обладал врожденным, как у него, умением видеть в темноте.
Подбирать самому им же выброшенный предмет не хотелось; тем более что серные палочки и кремень все равно были у пажа. Арон мазнул взглядом по факелу; едва оформившись, пронеслась недовольная мысль – «гори, ты…» - в голове словно что-то щелкнуло, соединилось и встало на место.
Факел вспыхнул.
- Будут приказы насчет пленника, господин? – голос стражника вырвал Арона из сумятицы мыслей.
- Да, - выдавил он, - да, кормите его хорошо.
- Как на убой? – осмелился пошутить стражник. Арон вздрогнул, но тут же плотнее надел почти сползшую маску чужой роли:
- Почему же «как»? – и криво усмехнулся.



Всегда рядом.
 
ЛерраДата: Воскресенье, 12.05.2013, 22:36 | Сообщение # 14
Рядовой
Группа: Верные
Сообщений: 9
Награды: 2
Репутация: 29
Статус: Offline
Вчера интереса ради проверила количество "чтошек", "был" и "его" у Громыко в файле ее книги "Профессия ведьма". Какая она все же молодец - изредка и чуть-чуть. Интересно, сколько времени она тратила на редактировку и шлифовку?

Глава 5.

Всю дорогу обратно господин молчал, и молчание это было недобрым. Риен, у которого отлегло от сердца, когда в подземелье Тонгил ограничился посещением нового пленника, вновь напрягся и начал гадать, доживет ли до следующего утра. От волнения путались мысли, и, когда господин на последнем лестничном переходе спросил о чем-то, юноша просто не услышал.
- …Риен, - паж вынырнул из размышлений, когда господин, вдруг оказавшись рядом, легонько похлопал его по щеке.
– Риен, ты и впрямь устал, если не реагируешь на вопросы, – голос Тонгила звучал слишком заботливо, чтобы быть чем-то, кроме утонченной издевки. – Зайдешь ко мне вечером, а сейчас отдохни.
- Вечером? - когда господин выказывал к кому-то интерес, это было чревато, но Риен все же надеялся, он очень надеялся, что обойдется…
- Тебе опять меня плохо слышно? – брови Тонгила вопросительно приподнялись, и Риен отчаянно замотал головой, показывая, что нет, в этот раз он все услышал и понял.
Коридоры замка все еще были пусты, так что паж добрался до выделенной ему комнаты, никого не встретив. Зашел, тщательно запер дверь, и лишь потом, как был в одежде, упал лицом вниз на лежанку, пальцы судорожно смяли края покрывала. Думать о том, что ожидало его вечером, было противно и страшно, думать о чем-то другом – невозможно.

*****

Арон сидел в кресле в своем кабинете и смотрел на горящую свечу. В последней не было ничего необычного, если не считать неуместности среди яркого дня… а еще того, что зажег он ее при помощи магии. Так же, как и факел, мысленным приказом.
Потушить оказалось одинаково легко: огонь исчез прежде, чем мысль успела обрести словесную форму.
Арон глубоко вздохнул и, отодвинув свечу, уронил на согнутые руки голову. Но долго предаваться мрачным размышлениям ему не дали – снаружи донесся звук сильного взрыва, следом – рев, какой не могло издать человеческое горло, полный ярости и боли. Воин вскочил, подбежал к окну, распахнув, выглянул вниз. Там, у самого подножия башни, по кругу обходя трех человек в воинской экипировке, танцевал земляной смерч. Арон физически ощутил исходящие от него волны голода и ненависти.
Люди, стоявшие спина к спине, пока успешно отражали атаки земляного монстра. Должно быть, оружие у них было непростое, потому что крики боли и гнева исходили из сердца вихря, словно там прятался некто из плоти, уязвимый для человеческих мечей.
Все действо длилось едва ли десяток секунд, и как раз когда Арон решил вмешаться в происходящее, смерч резко вырос и обрушился на людей, заглотнув их бешено крутящейся воронкой. Мгновение после того стояла полная тишина, потом в земле появилась трещина, похожая на жадный рот, с довольным хлюпом съела то, что осталось от воинов и смерча, и так же быстро исчезла.
Арон почти минуту ошеломленно смотрел на вновь зеленеющую, ровно подстриженную траву, потом резко захлопнул створки. На смерч его чувство опасности красноречиво промолчало, а вот на воинов… Очередные убийцы? Наемники? Мстители? Если да, стало быть, уже четвертые за это лето – здешний Арон Тонгил невероятно популярен! Это ж как надо постараться, чтобы приобрести подобную известность?
В дверь постучали громко, но с некоей вежливой монотонностью. Потом, после паузы, еще раз.
- Зайдите! – раздраженно отозвался Арон, выходя из кабинета - видеть сейчас ему никого не хотелось.
На пороге стоял эльф… так, по крайней мере, показалось Арону. Но взгляд уже зацепился за детали во внешности, выдававшие нечистокровность ее носителя. Полукровка казался достаточно стройным, гибким и тонкокостным, чтобы издали сойти за эльфа, но лицо его было слишком жестко очерчено, глаза слишком черны и вытянуты к вискам, а в его эррэ не ощущалось той особой эльфийской магии, что сопровождает Старший народ от рождения и до смерти.
Арону потребовалось меньше доли секунды, чтобы понять, что именно позволило возникнуть последней мысли: он мог читать эррэ. В прежней жизни воину пришлось немало пообщаться с бродячими подмастерьями магов, отправленными, за прегрешения либо прискорбное отсутствие таланта, на вольные хлеба. А общение позволило нахвататься кое-каких теоретических познаний в магии.
Эррэ было врожденным коконом силы вокруг мага любой расы – прежде Арон и не представлял, что это значит: видеть эррэ. Теперь же это получилось само, без малейших усилий с его стороны.
Должно быть, от еще одного доказательства собственной магичности Арона перекосило, поскольку вошедший удивленно вздернул не по-эльфийски черные брови и любезно поинтересовался:
- Прежде тебя всегда забавляли эти покушения. Что-то случилось?
Арон задумчиво смерил вошедшего взглядом: полукровка его не боялся, это стало ясно сразу. Кроме того, вел он себя скорее как друг, в крайнем случае, союзник, поскольку Арон сомневался в наличии у Темного мага настоящих друзей.
Полукровка продолжал смотреть вопросительно, и Арон неопределенно пожал плечами:
- Плохое настроение, только и всего.
- Так я и подумал, - черноволосый захлопнул дверь, без приглашения удобно устроился в кресле, потом махнул рукой Арону. - Присаживайся, а то стоишь, как неродной.
Арон ошеломленно посмотрел на наглеца: поведение того настолько не вязалось с почтительным страхом, к которому воин уже начал привыкать, что он никак не мог решить, как реагировать.
Как вообще в такой ситуации положено вести себя могущественному Темному магу, который способен осчастливить половину империи, просто умерев?
Не выдержав абсурдности ситуации, усмехнулся. Чутье на опасность красноречиво молчало, не давая знать о себе даже тем слабым шепотом, которого удостоились и стражники, и мальчишка-паж; молчало так, словно полуэльфу действительно можно было доверять.
Ногой выдвинув вперед стул, Арон сел напротив полукровки, вопросительно приподнял брови:
- Ну, что интересного расскажешь?
- Как тебе молоденький ар-Корм? – отозвался тот вопросом на вопрос.
- В смысле? – Арон склонил голову набок, продолжая изучать необычную внешность черноволосого. Тот его пристального внимания словно бы не замечал.
- Поверишь, но каждый раз за последние три месяца, стоило мне вспомнить о его существовании, на разум тут же находила некая пелена. Если же я встречал его в замке, то отдавал первое пришедшее в голову указание – и через пару секунд выкидывал из головы. Да и ты, отправив его в мое распоряжение, ни разу не потребовал мальчишку для личных услуг… - полуэльф нахмурился, наклонился в кресле вперед. - У него Темный Дар?
Арон все же не удержался и растерянно моргнул. Темный Дар – у этого перепуганного ребенка? Хотя…
Один бывший ученик мага рассказывал ему: старшие маги всегда чуяли своих, но только Светлые – Светлых, а Темные – Темных. Это ограничение в незапамятные времена установили боги, чтобы у молодых, с еще не проклюнувшимся Даром, был шанс выжить. Своих правила разрешали убивать только на дуэли, чужие же считались законной добычей.
Если у ар-Корма есть магические способности, удастся ли Арону заметить их? И, что куда важнее, как вести себя с этим нахальным полукровкой сейчас?
- Сегодня вечером я проверю, - проговорил он мрачно.
- Ну, если за целый день ты ничего не заметил, то мальчишка может быть только Светлым, - сделал вывод полуэльф. - Жаль, если придется от него избавиться. Сейчас не время ссориться с ар-Кормами.
- Или мальчик может вообще не иметь Дара, - возразил Арон, который вовсе не собирался убивать пажа для сохранения нежданно и нежеланно доставшейся репутации грозного Темного мага.
- И это говоришь ты, само воплощение осторожности? – полуэльф рассмеялся, но воин не смог выдавить даже кривой усмешки.
- Арон, в чем дело? – полукровка больше не улыбался, лицо помрачнело и оттого стало казаться более человеческим. - Ты на меня злишься? Мне начать опасаться за свою жизнь? – последний вопрос прозвучал словно в шутку, но шуткой не был.
Северянин напрягся, но чувство опасности продолжало упорно молчать, словно этот незнакомец даже после последней фразы никак не собирался угрожать ему, и напряженные мышцы расслабились:
- Нет, - и посмотрел на чужака, как мог бы взглянуть на Венда из прежней жизни. - Нет, не стоит.
 
LitaДата: Среда, 15.05.2013, 16:28 | Сообщение # 15
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Цитата (Лерра)
Вчера интереса ради проверила количество "чтошек", "был" и "его" у Громыко в файле ее книги "Профессия ведьма". Какая она все же молодец - изредка и чуть-чуть. Интересно, сколько времени она тратила на редактировку и шлифовку?

Вот реально, тьма времени( Только что прошлась по себе - те5кст 6 листов а этих былов и чтошек - без счета. Размножаются они, что ли?

Цитата (Лерра)
Глава 5.

Всю дорогу обратно господин молчал, и молчание это было недобрым. Риен, у которого отлегло от сердца, когда в подземелье Тонгил ограничился посещением нового пленника, вновь напрягся и начал гадать, доживет ли до следующего утра. От волнения путались мысли, и, когда господин на последнем лестничном переходе спросил о чем-то, юноша просто не услышал.
- …Риен, - паж вынырнул из размышлений, когда господин, вдруг оказавшись рядом, легонько похлопал его по щеке.
– Риен, ты и впрямь устал, если не реагируешь на вопросы, – голос Тонгила звучал слишком заботливо, чтобы быть чем-то, кроме утонченной издевки. – Зайдешь ко мне вечером, а сейчас отдохни.
- Вечером? - когда господин выказывал к кому-то интерес, это было чревато, но Риен все же надеялся, он очень надеялся, что обойдется…
- Тебе опять меня плохо слышно? – брови Тонгила вопросительно приподнялись, и Риен отчаянно замотал головой, показывая, что нет, в этот раз он все услышал и понял.
Коридоры замка все еще были пусты, так что паж добрался до выделенной ему комнаты, никого не встретив. Зашел, тщательно запер дверь, и лишь потом, как было в одежде, упал лицом вниз на лежанку, пальцы судорожно смяли края покрывала. Думать о том, что ожидало его вечером, было противно и страшно, думать о чем-то другом – невозможно.

*****

Арон сидел в кресле в своем кабинете и смотрел на горящую свечу. В последней не было ничего необычного, если не считать неуместности среди яркого дня… а еще того, что зажег он ее при помощи магии. Так же, как и факел, мысленным приказом.
Потушить оказалось одинаково легко: огонь исчез прежде, чем мысль успела обрести словесную форму.
Арон глубоко вздохнул и, отодвинув свечу, уронил на согнутые руки голову. Но долго предаваться мрачным размышлениям ему не дали – снаружи донесся звук сильного взрыва, следом – рев, какой не могло издать человеческое горло, полный ярости и боли. Воин вскочил, подбежал к окну, распахнув, выглянул вниз. Там, у самого подножия башни, по кругу обходя трех человек в воинской экипировке, танцевал земляной смерч. Арон физически ощутил исходящие от него волны голода и ненависти.
Люди, стоявшие спина к спине, пока успешно отражали атаки земляного монстра. Должно быть, оружие у них было непростое, потому что крики боли и гнева исходили из сердца вихря, словно там прятался некто из плоти, уязвимый для человеческих мечей.
Все действо длилось едва ли десяток секунд, и как раз когда Арон решил вмешаться в происходящее, смерч резко вырос и обрушился на людей, заглотнув их бешено крутящейся воронкой. Мгновение после того стояла полная тишина, потом в земле появилась трещина, похожая на жадный рот, с довольным хлюпом съела то, что осталось от воинов и смерча, и так же быстро исчезла.
Арон почти минуту ошеломленно смотрел на вновь зеленеющую, ровно подстриженную траву, потом резко захлопнул створки. На смерч его чувство опасности красноречиво промолчало, а вот на воинов… Очередные убийцы? Наемники? Мстители? Если да, стало быть, уже четвертые за это лето – здешний Арон Тонгил невероятно популярен! Это ж как надо постараться, чтобы приобрести подобную известность?
В дверь постучали громко, но с некоей вежливой монотонностью. Потом, после паузы, еще раз.
- Зайдите! – раздраженно отозвался Арон, выходя из кабинета - видеть сейчас ему никого не хотелось.
На пороге стоял эльф… так, по крайней мере, показалось Арону. Но взгляд уже зацепился за детали во внешности, выдававшие нечистокровность ее носителя. Полукровка казался достаточно стройным, гибким и тонкокостным, чтобы издали сойти за эльфа, но лицо его было слишком жестко очерчено, глаза слишком черны и вытянуты к вискам, а в его эррэ не ощущалось той особой эльфийской магии, что сопровождает Старший народ от рождения и до смерти.
Арону потребовалось меньше доли секунды, чтобы понять, что именно позволило возникнуть последней мысли: он мог читать эррэ. В прежней жизни воину пришлось немало пообщаться с бродячими подмастерьями магов, отправленными, за прегрешения либо прискорбное отсутствие таланта, на вольные хлеба. А общение позволило нахвататься кое-каких теоретических познаний в магии.
Эррэ было врожденным коконом силы вокруг мага любой расы – прежде Арон и не представлял, что это значит: видеть эррэ. Теперь же это получилось само, без малейших усилий с его стороны.
Должно быть, от еще одного доказательства собственной магичности Арона перекосило, поскольку вошедший удивленно вздернул не по-эльфийски черные брови и любезно поинтересовался:
- Прежде тебя всегда забавляли эти покушения. что-то случилось?
Арон задумчиво смерил вошедшего взглядом: полукровка его не боялся, это стало ясно сразу. Кроме того, вел он себя скорее как друг, в крайнем случае, союзник, поскольку Арон сомневался в наличии у Темного мага настоящих друзей.
Полукровка продолжал смотреть вопросительно, и Арон неопределенно пожал плечами:
- Плохое настроение, только и всего.
- Так я и подумал, - черноволосый захлопнул дверь, без приглашения удобно устроился в кресле, потом махнул рукой Арону. - Присаживайся, а то стоишь, как неродной.
Арон ошеломленно посмотрел на наглеца: поведение того настолько не вязалось с почтительным страхом, к которому воин уже начал привыкать, что он никак не мог решить, как реагировать.
Как вообще в такой ситуации положено вести себя могущественному Темному магу, который способен осчастливить половину империи, просто умерев?
Не выдержав абсурдности ситуации, усмехнулся. Чутье на опасность красноречиво молчало, не давая знать о себе даже тем слабым шепотом, которого удостоились и стражники, и мальчишка-паж; молчало так, словно полуэльфу действительно можно было доверять.
Ногой выдвинув вперед стул, Арон сел напротив полукровки, вопросительно приподнял брови:
- Ну, что интересного расскажешь?
- Как тебе молоденький ар-Корм? – отозвался тот вопросом на вопрос.
- В смысле? – Арон склонил голову набок, продолжая изучать необычную внешность черноволосого. Тот его пристального внимания словно бы не замечал.
- Поверишь, но каждый раз за последние три месяца, стоило мне вспомнить о его существовании, на разум тут же находила некая пелена. Если же я встречал его в замке, то отдавал первое пришедшее в голову указание – и через пару секунд выкидывал из головы. Да и ты, отправив его в мое распоряжение, ни разу не потребовал мальчишку для личных услуг… - полуэльф нахмурился, наклонился в кресле вперед. - У него Темный Дар?
Арон все же не удержался и растерянно моргнул. Темный Дар – у этого перепуганного ребенка? Хотя…
Один бывший ученик мага рассказывал ему: старшие маги всегда чуяли своих, но только Светлые – Светлых, а Темные – Темных. Это ограничение в незапамятные времена установили боги, чтобы у молодых, с еще не проклюнувшимся Даром, был шанс выжить. Своих правила разрешали убивать только на дуэли, чужие же считались законной добычей.
Если у ар-Корма есть магические способности, удастся ли Арону заметить их? И, что куда важнее, как вести себя с этим нахальным полукровкой сейчас?
- Сегодня вечером я проверю, - проговорил он мрачно.
- Ну, если за целый день ты ничего не заметил, то мальчишка может быть только Светлым, - сделал вывод полуэльф. - Жаль, если придется от него избавиться. Сейчас не время ссориться с ар-Кормами.
- Или мальчик может вообще не иметь Дара, - возразил Арон, который вовсе не собирался убивать пажа для сохранения нежданно и нежеланно доставшейся репутации грозного Темного мага.
- И это говоришь ты, само воплощение осторожности? – полуэльф рассмеялся, но воин не смог выдавить даже кривой усмешки.
- Арон, в чем дело? – полукровка больше не улыбался, лицо помрачнело и оттого стало казаться более человеческим. - Ты на меня злишься? Мне начать опасаться за свою жизнь? – последний вопрос прозвучал словно в шутку, но шуткой не был.
Северянин напрягся, но чувство опасности продолжало упорно молчать, словно этот незнакомец даже после последней фразы никак не собирался угрожать ему, и напряженные мышцы расслабились:
- Нет, - и посмотрел на чужака, как мог бы взглянуть на Венда из прежней жизни. - Нет, не стоит.



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Дар демона (классическое фэнтези о темных и светлых магах.)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz