Понедельник, 20.11.2017, 20:24
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: OMu4 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Ксения Быкова aka Ксенофобия (рассказы)
Ксения Быкова aka Ксенофобия
LitaДата: Воскресенье, 26.02.2012, 16:28 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Собачий бог


«Собачье счастье длится семь дней,
а потом у щенка открываются глаза»
Английская поговорка.


Сначала пришли запахи. Пахло мамой, молоком, теплом. Потом ощущение счастья и ласки - это мама вылизывала меня мокрым, шершавым языком, лаская и гладя, подталкивая носом к своему вкусно пахнущему молоком животу. Ах, какое у мамы молоко - теплое, дарующее покой и сон.
Позже ожили звуки. Оказалось, что я не один. Около маминого живота толкались и пищали братья и сестры. Требуя своей порции ласки и молока. Успокаивающий голос мамы: «Когда вырастете большими, пойдете в огромный мир, помните: главное для вас - найти бога, который будет вас любить. Собачье счастье - находиться рядом с богом. Собачий рай - рядом с богом, там тепло, сытно и спокойно. Ваше главное предназначение в жизни - охранять и защищать своего бога. Если вы будете плохо кушать, останетесь маленькими, слабыми, и не один бог не возьмет вас к себе в защитники. Если вы будете глупыми, непослушными и злыми, не один бог не захочет жить рядом с вами. Пес без бога - никудышный пес, его ждет улица, холод и голод. Когда-то и у меня был бог, но я его потеряла. Растите дети, ищите бога и никогда его не теряйте.» Я лежал в тепле у маминого живота и думал: «Как же так, мама самая лучшая, добрая, верная. Почему бог позволил ей потеряться?». Долго думал… пока не уснул.
Потом пришел свет. Тусклый свет, едва пробивающийся под старый, заброшенный сарай. Я увидел маму, такую большую и красивую. Увидел братьев и сестер, маленьких, неуклюжих и смешных. Рядом болталось чье-то ухо, и я его укусил. Получил лапой по спине, потом на меня кто-то прыгнул сверху, и завязалась замечательная куча-мала. Утомившись, мы засыпали у теплого и сытного маминого живота, под сказку про добрых богов.
Я хорошо помню, как мы впервые выбрались из-под сарая наружу. Солнечный свет сначала ослепил, а потом наполнил мир красками и теплом. Тепло, оказывается, не только рядом с мамой, но и растянувшись на нагретом камне. Солнечные лучи ласкают почти так же нежно, как мама. Огромный мир оказался просто замечательный, весь наполненный запахами и движением. А вот боги не произвели на меня впечатления. Бегают туда-сюда, суетливые, да и пахнут они не все приятно. И почему мама говорит, что богов нужно искать, когда их вон как много, и почти ни у кого нет своего пса.
А потом пришли боги… Маленький и смешной бог сграбастал меня в охапку, тиская и гладя, уговаривал свою маму
– Мама, ну посмотри, какой милый. Мама, ну ты же обещала мне…
- Ну и куда мы его возьмем? У нас дома совершенно нет места.
- Мама, я буду тебя очень-очень слушаться, давай возьмем щеночка…
- Ну если только на лето, пока мы на даче, а осенью что-нибудь придумаем.
Меня подняли на руки и понесли. Я помахал хвостом братьям и маме. Мама почему-то очень жалобно смотрела мне вслед и слегка поскуливала. Вот так я и нашел своих богов, совсем это и не сложно, и чего мама так переживала.
Да, дом у богов - это точно собачий рай: большой, светлый, теплый, вкусно пахнущий. Правда, меня туда редко пускали, зато у крыльца поставили просторную будку и миску с вкусной едой. Каждое утро мы с маленьким богом уходили гулять в лес или на речку. В лесу одуряюще пахло травой, мхом и дичью. От запаха дичи у меня закипала кровь, мне хотелось бежать, искать и хватать. Если я принесу дичь своему маленькому богу, как он будет мною гордиться! А бог смеялся и называл меня – «спаниель недоделанный». Я честно охранял маленького бога, рычал и лаял на все подозрительные шорохи и очень внимательно следил, чтобы бог не потерялся. Мы бегали вместе с богом по лесу, потом купались в речке, валялись на разогретом песке, делили на двоих большой бутерброд с колбасой и снова брызгались и купались. Домой возвращались затемно.
Я подрос. Хозяйка часто говорила с укоризной: «Ну посмотрите, какой теленок вымахал, и что я с ним в городе буду делать?» Ночи стали холодней. Трава и листья на деревьях пожелтели. Маленький бог уехал в город учиться и приезжал только на выходные. На речку мы больше не ходили, только в лес, да и то не всегда. Зарядили серые затяжные дожди. Я один бегал на речку. Сидел на берегу, вспоминал летнее купание и явственно ощущал вкус бутерброда с колбасой. Как-то вечером, вернувшись с речки, я обнаружил, что дом пустой. Боги не вернулись - ни на следующий день, ни через неделю. Я остался один. Иногда заходила соседка, клала в миску еды, трепала меня по загривку, тяжело вздыхала и уходила. Я скучал и ждал. Я же был хорошим псом, почему боги не захотели со мной жить? Я долго думал, плохо спал по ночам, днем бесцельно бродил по двору и понял… Они меня потеряли… Сижу здесь пень пнем, а они меня потеряли и ищут. Маленький бог плачет, наверное… Я пошел искать моего бога.
Целый день я бежал по дороге, потом перешел на шаг. Ноги болели, и очень хотелось есть. На третий день я вышел к городу, большому и шумному. По улицам ходили толпы богов. Я бегал и заглядывал им в лица, обнюхивал одежду. Чужие запахи, чужие лица. И так продолжалось день за днем, долго, очень долго, но моих богов не было.
В поисках пищи я прибился к стае собак на помойке. Псы бесцельно болтались по улицам, спали под поздним осенним солнцем, устраивали свары. У них не было цели, они не искали своих богов, а я каждый день уходил на поиски. Как-то промозглым вечером, лежа под большим ящиком, я рассказал свою историю старому, плешивому псу-патриарху.
- Скажи мне, ты ведь очень давно живешь: как мне найти моих богов?
- Глупый, они не потерялись, они бросили тебя.
- Ну почему, я же не глупый, послушный, большой, как боги могли так поступить со мной?
- Это не боги, это люди. А люди бывают разные - хорошие и плохие, добрые и злые. Одни дают кусок колбасы, другие пинают нас ногами; твои просто поигрались и забыли. Запомни, малыш, боги никогда не предают и не бросают своих собак. И вообще выброси глупости из своей головы: для того, что бы найти своего настоящего бога, нужно родиться с серебряной косточкой во рту. Боги - для благородных псов, для нас, беспородных, в этом мире нет богов.
И я поверил ему: патриарх был старым и мудрым, а я устал от бесплодных поисков. Бесцельные дни поползли серой чередой.
Выпал первый снег. Белый, чистый, пушистый; как приятно зарыть нос в сугроб. Снежинки смешно щекочут нос изнутри. Чихнешь - и легкое, пушистое облако взлетает вверх белой вуалью.
Рано утром приехали люди, они ходили вдоль мусорки и разбрасывали кости и куски мяса. Многие наши вылезли из укрытий и стали подбираться к аппетитно манящему лакомству. Ах, какая отменная мозговая косточка лежит у соседнего бачка, и ее еще никто не заметил! Я выскочил из-за ящика и ринулся за чудной косточкой - резкая боль неожиданно обожгла горло. Мужчина накинул мне на шею петлю и начал затягивать. От неожиданности я рванул назад, и голова выскочила из петли. Со всех ног я бросился прочь от мусорки, баков, разбросанного лакомства. Краем глаза я видел, как люди тащили наших и запихивали в машину. Потом грянул гром, и жгучая боль обожгла бок. Ошалев от боли и страха, я кинулся в старый открытый подвал. Горло саднило, на шее шерсть смешалась с кровью, на боку была глубокая рана. В голове крутилась только одна мысль: «За что?». К вечеру мне стало хуже, нестерпимо болело горло и рана на боку, хотелось пить. Я вышел из подвала, жадно ел снег, пытаясь утолить жажду. На мусорке стояла тишина, а белый снег пестрел алыми пятнами. Пахло страхом и смертью Ночью мне снилась мама, рассказывающая сказку про добрых богов. Утром уже я не смог встать на ноги. Хотелось пить, туманные образы мелькали в голове… Мама, маленький бог, лес, речка, бутерброд с колбасой, солнечные лучи, ласкающие нежно, как мама. Солнечный свет… не хочу умирать в темноте подвала, хочу на свет. Собрав последние силы, я выполз на улицу. Свет, запахи, звуки скрутились в один большой клубок и исчезли. Наступила темнота…

Толпа мальчишек вломилась в ветеринарную клинику, втаскивая на растянутом одеяле огромного лохматого пса .
- Дядя Миша, помогите ему. Дядя Миша, он ведь еще дышит.
- Цыц пострелята, ну-ка разойдитесь, дайте посмотреть, кого вы притащили.
Мужчина в белом халате нагнулся над псом, приоткрыл ему глаз, осмотрел раны.
- Д-а-а, досталось бедолаге. Машенька, готовь операционную. А вы, пацаны, кыш отсюда.
- Михаил Александрович, может быть, усыпим, все равно ведь не выживет, а если выживет - куда его потом девать-то будем, кому он нужен?
- Машенька, не говори глупостей. Он молодой и крепкий. Выкарабкается - и мы обязательно его куда-нибудь пристроим.
Голоса. Свет. Яркий слепящий свет. Жгучая, обжигающая боль, резко пришедшая из ниоткуда и плавно ушедшая в никуда. Неприятный едкий запах. Зачем? Я не хочу жить. Я не хочу жить так, без бога. Не хочу!!!
Я открыл глаза и увидел бога - добрый взгляд, белые одежды. Свет окружал его мягким ореолом. Только таким и может быть бог. И снова пришла темнота и тишина.
«Эй, симулянт, открывай глаза, вторые сутки спишь,» - кто-то ласково гладил меня по голове. Я открыл глаза. Рядом со мной на корточках сидел бог и поправлял повязку у меня на груди. От него исходило спокойствие, сила, уверенность и доброе тепло. Пах бог табаком, мылом, едким лекарством, старым кожаным креслом и … бутербродом с колбасой.
- Чего носом водишь, проголодался? - и в руке бога появился большой бутерброд с колбасой. Бог отламывал от бутерброда небольшие кусочки и клал мне в рот. Кусочки божественно таяли во рту. Когда бутерброд кончился, я благодарно лизнул руку; рука была шершавой, солоноватой и очень теплой.
- Ну что, Михаил Александрович, скормили свой обед этому оглоеду?
- Не скормил, а поделился.
Шли дни. Я лежал в углу и наблюдал за богом. К нему приходили люди, приводили и приносили собак, кошек и другую живность. Бог возился с животными, осматривал, делал уколы, давал таблетки, а я тихо лежал в углу и… ревновал. Утром бог приносил мне косточки, а в обед мы ели вместе бутерброд.
Как то вечером бог сказал: «Дружок, ты уже совсем выздоровел. Давай-ка наденем ошейник и прогуляемся со мной.»
- И куда вы его денете, Михаил Александрович?
- Как куда?.. Домой… Этому охломону нужен дом, а мне пес. Лорда уже два года нет, хватит тосковать. В конце концов, должна же хоть одна живая душа - радоваться тебе и ждать тебя вечером.
- Михаил Александрович, вы неисправимы. Не зря вас дети дразнят - Собачий бог.

На улице вступала в свои права весна, даря надежды на будущее. По аллее, не спеша, вдыхая нежный запах ранней весны, шел БОГ и его пес…

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 26.02.2012, 16:32 | Сообщение # 2
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Статистическая ошибка


Вы верите в то, что динозавры вымерли? Статистический опрос среднестатистического жителя Земли утверждает:
– да - ответили 99%;
Вы верите в существование параллельных миров?
- да - ответили 22%;
Вы уверены в аксиоме: «Две параллельные прямые никогда не пересекаются?»
- да – ответили 89 %.

Статистика знает всё и про всех… И все-таки статистика глубоко ошибалась…

Ясным, солнечным днем на улицах крупных городов и маленьких поселков, да и просто в абсолютном буреломе и бездорожье, стали появляться прозрачные, радужные пятна. Вы когда-нибудь пускали мыльные пузыри? Так вот, эти пятна больше всего походили на тонкую мыльную пленку. Идешь себе, никого не трогаешь - вдруг… бац! В воздухе перед тобой висит тоненькая, разноцветная пленка. Нет ни рамки, ни веревочки какой-нибудь, просто так в воздухе висит и даже от ветра не колышется. Кажется, ткни ее пальцем - и она разлетится на тысячу разноцветных брызг. И находились такие, которые тыкали… Ткнешь ее пальцем, а палец внутрь и провалится, и с другой стороны его не видно. Сначала тыкали пальцем, а потом, кто посмелей, стал туда и руку просовывать. Просунет, пошарит - вроде как и нет ничего особенного. Часа два развлекались. Вытащили кусок травы, парочку камешков, а голову просунуть и посмотреть, что там, все-таки страшно. Народ толпится, версии разные выдвигает.
Кто-то под шумок позвонил, куда следует. Приехали люди в черных костюмах, стали народ от пленочки отгонять. Проходите, говорят, товарищи, ничего интересного, обыкновенный обман зрения, оптический эффект. Но наш народ так просто не обманешь. Какой такой обман зрения, когда вот она, пленочка та, висит и разными цветами переливается?
И вдруг из этой пленочки появляется лапа, зеленая такая, вроде бы как чешуей покрыта, когти длинные, черные, блестят, как полированные. И лапа эта начинает воздух щупать, до ближайших граждан дотянуться пытается. Народ как ветром сдуло. Отступила толпа метров на десять, у пленочки только люди в черном остались.
Вскоре приехали ученые из академии наук. Приборами вокруг щелкают, щупами в пленку тычут. А с другой стороны тоже какие-то приборы наружу лезут, жужжат. В общем, на вторые сутки засунули наши ученые в пленочку видеокамеру и обнаружили, что по ту сторону стоят звероящеры - некрупные такие, немного побольше человека, - и тоже с аппаратурой какой-то неизвестной возятся. Выбрали ученые добровольца, костюм на него защитный, как на космонавта, надели и запихнули внутрь пленочки. Вот так и установили контакт.
Оказалось, что эта пленочка - окошко между мирами; 65 миллионов лет тому назад наш мир разделился на два параллельных, и динозавры совсем даже и не вымерли, а просто остались в параллельном мире. Эволюционировали. Наиболее крупные и агрессивные особи вымерли или были истреблены, этого история не сохранила, а остальные научились пользоваться палкой, огнем, колесо изобрели. В общем, стали очень даже разумные. Цивилизация у них, как у нас. Города большие, наука далеко нашу обогнала. Первыми в их мир отправились ученые, а потом и народ любопытствующий стал подтягиваться. А как его остановишь, пленочек-то много висит, у всех охрану не выставишь. Осмотрелись наши…
Хорошо живут ящеры, чистенько. Дома высокие, этажей так в 20, вроде бы как сами из земли вырастают. Цвета зеленого, а на ощупь то ли на твердую резину, то ли на очень толстые листья деревьев похожи.
Дороги знатные, под ногами пружинят, гладкие, ни одной трещинки или ямочки. Только вот машины у них по дорогам не ездят, все машины по воздуху летают. Невысоко так: метров десять-пятнадцать. Машинки бескрылые, небольшие, ящеров на двух рассчитаны. Летят бесшумно, неспешно так.
Языкового барьера не возникло: у всех ящеров на шее коробочка висит, вроде как переводчик, даже и не поймешь, сам ящер говорит или коробочка его вещает.
Детишки у них послушные, тихие такие, не бегают, не прыгают, не шумят, рюкзачки за плечи повесили и так степенно парами за ручки в школу идут. По сторонам не глазеют, иномирных туристов не разглядывают, пальцем в них не тычут.
Ящеров на улице мало, они все на работе, им шататься некогда. Трудовая дисциплина у них на высоте. По двенадцать часов в день работают, ни выходных, ни проходных, что такое отпуск, вообще не понимают.
Про экологические проблемы они и слыхом не слыхивали. Каждой травинке, каждой былинке уважение и почет, без нужды ни-ни сорвать. Дикие животные почти по городу бегают, никого не боятся, даже погладить себя позволяют. Вода в реках хрустальной чистоты, черпай и пей.
Спиртного у них вообще нет. Искусственные стимуляторы нервной системы, говорят, плохо влияют на репродуктивную деятельность. Еду им в пластиковых упаковках привозят, пюре не пюре, каша не каша. Непродуктивно, видите ли, тратить время на приготовление пищи в домашних условиях. За все время ни одной драки, а последняя война семьсот лет тому назад была. Потому как истреблять себе подобных неразумно, негуманно и неэтично. Во как…
А вот развлекаться ящеры совсем не умеют. По вечерам они в шишкеб играют (ну это типа наших шахмат, только на 625 клеток) или ходят на водопады медитировать. Но ничего у них нет, ни тебе кафешек, ни тебе рюмочных, ни кино, ни дискотек. Из спорта только соревнования все по тому же шишкебу.
Все-таки скучно живут...
Зато наши ученые из их мира не вылезали. Все им пощупать, потрогать надо, узнать, а как это работает. Много у ящеров диковинок разных: тут тебе и антигравилеты (машины их) и телетранспортаторы (это когда подальше переместиться надо), аппаратура для регенерации организма (ящеры, оказывается, по 300 лет уже живут и не болеют), даже машина времени есть. Вот с ней-то казус и произошел. Какой-то наш аспирант, пока все обсуждали мировые проблемы этичности путешествия во времени, решил тихонечко по клавишам потыкать. Ну… аспиранта-то нашли и вернули в целости и невредимости, а вот что-то он там в 65000000 году до нашей эры стронул, поэтому-то наши миры и разделились. В общем, после этого случая доступ наших ученых и туристов на их территорию ограничили до минимума.
Давайте, говорят ящеры, будем на вашей стороне общаться. Вот тут-то все и началось. Вначале все было тихо и мирно. Конференции, презентации, симпозиумы, все чинно и степенно. Но тут нашей встречающей стороне приспичило устроить банкет для братьев наших ящеров. Широко гуляли по-земному, с водкой, шашлыками, закусок одних штук пятьдесят было, цыгане опять-таки песни пели. Ящеры вначале отнекивались: не пьем, мол, вредно это. Но куда они от нашего: «Ты меня уважаешь?» - денутся. Нет бы нашим задуматься, когда ящеры, после принятия 200 грамм сорокоградусной, начали огнем плеваться и цыганочку с выходом плясать, пришлепывая хвостом, - но не тут-то было; видать, к этому времени некому у нас задумываться было, не в состоянии народ был.
В общем, начался у нас туристический бум. Ящеры оккупировали рюмочные, рестораны и кафешки. Особой популярностью пользовался Макдоналдс. Уж очень им котлеты в булке приглянулись и газировка шипучая. Мороженое раскупалось в считанные минуты. Билетов в цирк, кино и на футбол было практически не достать. Потребление алкоголя возросло в 3 раза. В питейных заведениях несколько раз вспыхивали потасовки с пожарами, в связи с тем, что ящеры объявили водку своим старинным национальным напитком, «просто, мол, у них рецептура изготовления случайно утерялась. Ведь недаром же алкоголь называют зеленым змием.» А когда подвыпившие ящеры разгорячатся, огонь из них так и прет, так и прет. Пришлось издать указ - все питейные заведения оснастить противопожарной системой с усиленной подачей воды, у входа поставить ящики с песком и повесить огнетушители.
Через полгода правительства двух миров провели экстренное совещание с подведением итогов.
У нас:
1. Участились ДТП с участием нетрезвых иномирцев за рулем. Понравилось им гонки по нашим ухабам устраивать, с криком: «Какой ящер не любит быстрой езды».
2. Скорая помощь целыми днями вереницей возила иномирцев с диагнозом «отравление» к межмировым окнам и сдавала с рук на руки их врачам. Ну не выдерживали изнеженные организмы ящеров нашей культуры еды и пития.
3. Несмотря на все меры предосторожности, в городах вспыхивало до 30 пожаров в день.
У них:
1. Резко упала трудовая дисциплина, впервые появились прогулы на работе по неуважительным причинам.
2. Организовался профсоюз, который требовал для всех трудящихся двух полноценных выходных и месячного ежегодного отпуска. Выступления профсоюза сопровождались массовыми забастовками и беспорядками.
3. Установки по регенерации организма ящеров грозили выйти из стоя в связи с большим наплывом пациентов.
В общем, экономике параллельных миров был нанесен чувствительный урон.
Последней каплей, исчерпавшей терпение правящих кругов, стал финал чемпионата мира по футболу. Толпа разгоряченных, пышущих огнем ящеров, отмечающая победу своих фаворитов, всю ночь гоняла фанатов проигравшей команды, пожарных и представителей правоохранительных органов.
В общем, их ученые что-то там придумали и объявили, что производится массовая эвакуация иномирцев в связи с тем, что миры разъединяются и в ближайшие две недели произойдет закрытие окон. Следующее пересечение параллельных миров произойдет где-то через шестьдесят пять миллионов лет.
Проводы были грандиозные. На улицах были выставлены столы с бесплатной выпивкой и закуской, на стенах висели плакаты «Люди и ящеры едины», «Существа всех миров, соединяйтесь», «Ящеры и люди – братья на века». Застолья, песни, танцы и карнавальные шествия продолжались неделю. Эмблемой проводов выбрали Крокодила Гену. Какой ящеры фейерверк устроили! Загляденье. Чуть пол-Москвы не спалили.
Еще неделю всем миром отлавливали подгулявших ящеров и выдворяли на суверенную территорию.
Вот и вся история о вымерших динозаврах и параллельных мирах, которые не существуют и не пересекаются. Все вернулось на круги своя. Только вот ящеров жалко, скучно ведь им там, бедненьким. Эх, посмотреть бы хоть одним глазом, как они там живут, создали ли свои команды по футболу, открыли ли свои Макдоналдсы и наладили ли выпуск газированной воды, сумели ли собрать самогонный аппарат, чертеж которого им подарили местные умельцы, из чего бражку ставят. Хотя ходят слухи, что то тут, то там по ночам в питейных заведениях встречают зеленых змиев: может быть, какой-нибудь их ученый научился открывать портативные межмировые окна, а может быть, это просто какие-то загулявшие ящеры остались случайно у нас, да просто мало ли что померещится с пьяных глаз. Эх, а жаль все-таки, что встретимся только через шестьдесят пять миллионов лет. Хорошие они ребята, братья по разуму.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 26.02.2012, 16:35 | Сообщение # 3
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Кружевница


В корчме было шумно и накурено. Купеческий обоз закончил трехмесячное путешествие. Охрана получила расчет и теперь отмечала это событие. Отмечала шумно, с размахом. Пиво, бражка, самогон лились рекой. Корчмарь не успевал гонять поварят в погреб за колбасами и солениями. В большом камине на вертеле, истекая соком, жарился кабанчик.
Василий лихо перевернул кружку с брагой, закусил хрустким соленым огурчиком и бросил на стол серебряную монету.
- Эй, Васька, ты куда это собрался на ночь глядя? Посиди еще.
- Нет, мужики, я домой. Мне до деревни всего-то две версты осталось.
- Так ведь лесом же. Сейчас, говорят, здесь неспокойно. Разбойники пошаливают.
- А то мы разбойников ни разу не встречали? Да и я ведь уже почти дома, меня здесь каждая собака знает. Все разбойники десятой верстой обходят.
- Куда спешить-то? Чай, не семеро по лавкам сидят. Ты же у нас парень холостой.
- Дома маманя да сестренка младшая подарков к праздникам ждут, соскучились.
С этими словами Василий поднял с полу котомку, надел шапку и вышел во двор. Полчаса спустя всадник на верном Воронке уже въезжал в зимний лес. Ночь была лунная. В заснеженном лесу все было освещено, как днем. Красота. Тишина. Деревья, разукрашенные инеем. На небе сияют часто рассыпанные звезды. Вдруг конь чего-то испугался, фыркнул и шарахнулся в сторону от проезжей дороги. Василий остановил Воронка, положил руку на меч и начал внимательно осматривать окрестности. В трех шагах от дороги под деревом виднелся чей-то силуэт. Взяв меч, Василий неспешно двинулся к дереву. Шальная мысль крутилась в голове: « Надо же - из обоза спокойно вернулся, не хватало только в трех шагах от дома на разбойников наткнуться. Да нет, на засаду вроде не похоже, следов на снегу почти нет»… Под деревом сидела девушка. Светленькая, нежная, в хорошей дорогой шубке, пуховом платке, но вот только совсем бледная. Мороз уже вовлекал ее в вечный сон.
-Эй, ты чего тут расселась? Куда это тебя черти несли в такой поздний час?
Девушка едва заметно шевелила губами, но выговорить уже ничего не могла. Василий подхватил ее на руки. «Надо же, легкая, как пушинка» . Он распахнул тулуп и прижал ее к груди, прикрыв полами. Объемный тулуп почти сошелся на груди, несмотря на дополнительную ношу. Крохотная девчушка даже не мешала управлять конем. Так и въехал в деревню, везя на груди маленькое закоченевшее существо, прислушиваясь в тишине, бьется ли еще крохотное сердечко.
Когда Воронок въехал во двор, сеструха с криком вылетела на крыльцо: «Маманя, накрывай на стол - Васька приехал!». Василий, хитро прищурившись, бросил сестре: «Скотину распряги, проводи в хлев, не забудь обтереть да корму задать, а уж тогда и за гостинцами лезь.» Марьяшка взвизгнула, чмокнула Василия в щеку и принялась распрягать Воронка. Василий, аккуратно придерживая свою ношу, вошел в дом. Просторная изба была жарко натоплена, мать суетилась у стола.
- Мам, брось-ка ты все, иди сюда, дело есть, – с этими словами Василий распахнул тулуп и выложил на широкую лавку свою ношу. Мать всплеснула руками и принялась раздевать найденыша. Девушка была без сознания. Вещи все были добротные, дорогие: шуба лисья, большой пуховый платок, меховые сапожки и рукавички, украшенные ярким затейливым орнаментом, да и платье было расшитое бисером, богатого фасона. Раздев девушку до нижней рубахи, мать принялась растирать ее самогоном. Светлые, почти белые прядки, выбившиеся из длинной косы, рассыпались по белоснежной коже.
- Ой, Васька, а ведь ты нам Снегурочку в дом привез! Ох, не к добру все это. А ты чагой-то, охальник, бельма-то вылупил? Девчонка-то, считай, в исподнем будет... а ну марш отсюда. Пойди вина на печке подогрей, да вынь из сундука Марьяшкино платье потеплей да чулки шерстяные. Хотя, конечно, наша Марьяшка прилично покрупнее будет. Покопайся на дне сундука – может, чего из старого Марьяшкиного, поменьше, найдешь.
Когда Марьяшка ворвалась в хату с большой торбой в руке, вопя во все горло, потеплевшая и порозовевшая незнакомка, заваленная одеялами, уже спала на жарко растопленной печи.
– Мама, ты только погляди, какие Васька нам подарки привез!
- Да уж видела, – вздохнула маманя, – жалко, что баня не натоплена. В баньку бы ее сейчас. Ох, не к добру эта находка, Васька, не к добру.
Спать легли поздно. Василий ужинал и рассказывал про путешествие. Мать с сестренкой разглядывали обновки. Чуть свет мать разбудила Василия.
- Заболела твоя найдена. Вся в жару, лежит, бредит. Да болтает-то не по нашему. Собирайся-ка ты, Васька, да беги за теткой Матреной, пусть травок с собой прихватит.
Долго Матрена щупала да слушала найдену. Заваривала чай из трав, растирала едкой мазью, что-то шептала да охала: «Ой не жилица она, не жилица. В чем только душа-то держится. Ведь кожа да кости, да и косточки-то тонюсенькие да прозрачные. Сколько девок перелечила, такая доходная впервые встретилась.
Ушла Матрена только под вечер, оставив порошки да травки, долго объясняла матери, чем поить, а чем растирать.
Болела найдена долго. Простуда сидела глубоко, а сил сопротивляться у девушки не было. Маманя с Марьяшкой ее уже и в баню таскали, да только в жарко натопленной бане найдене стало еще хуже. Как только Марьяна плеснула травяного отвара на каменку, так найдена и лишилась сознания. Непривычная, видать, к нашим-то банькам. Долго потом мамка причитала, отпаивая ее молоком: «Снегурочка, как пить дать, снегурочка». Часто Василий подходил к печи и прислушивался - дышит ли, бьется ли сердечко-невеличко. Вот ведь незадача: и знать ее не знает, двумя словами не перекинулся, а как прикипела к сердцу.
Болезнь отступила только на четвертой седмице. Девушка тенью бродила по хате, робко улыбаясь и пытаясь помочь по хозяйству по мере своих сил. Странная она была, чудная. По-людски не говорила, только все чирикала, как птичка. Картошку чистить не умела, сразу палец порезала. Как печь растопить, не ведала. Стала ухватом котелок доставать, так чуть не обварилась. Корову доить не умеет. Ведро с водой поднять ей не под силу. Зато какая мастерица оказалась! Рушник вышивает - глаз не отведешь, платок вяжет, так спицы сами в руках танцуют, выводя причудливый узор. Но лучше всего у нее кружево выходило. Нашла она на дне сундука старую бабушкину шкатулку с коклюшками да нитками, на думку прикрепила булавки и давай коклюшками стучать. Коклюшки у нее в руках песню поют да узор выводят. Все в том узоре - вязь морозная на окне, деревья в утреннем инее, птичка пролетевшая, капель весенняя, с сосульки сочившаяся. Чудо, да и только. В обоз Василий пока больше не нанимался, боялся найдену дома оставлять. Марьяшка с матушкой уже сдружились с ней, а вот соседи еще искоса смотрели. Слушок по деревне пошел, что Василий навь домой из леса привез: «Совсем парень захирел, от дома на шаг отойти боится. Совсем навь парня иссушила».
Стучали коклюшки, отмеряя время. На смену суровой зиме пришла весна. Найдена совсем обжилась. Запросто болтала с Марьяшкой и матушкой, перемежая речь иноземными словами, когда не хватало слов - объяснялась жестами. Все равно странностей у нее было хоть отбавляй. На вопросы, кто она и как появилась в лесу, не отвечала, делала вид, что не понимает, о чем спрашивают. Имя свое отказалась говорить, так и отзывалась на Найдену. Когда в хату входили чужие, пряталась в дальний угол за печкой и сидела тихонечко как мышка. Сколько Марьяшка ни уговаривала, она ни разу не согласилась пойти на вечерку или посиделки.
Собираясь в город на ярмарку, прихватил Василий на продажу и чудные кружева. Заглянув в лавку к купцу, выложил он на прилавок товар. Долго купец крутил кружево и так и эдак, расстилал на столе, смотрел на свет.
- Откуда такое кружево привез?
- Да ниоткуда, сеструха балуется.
- Да ладно, знаем мы твою Марьяшку. Девка она, конечно, видная, но как кулачищем по уху хватит, полдня звенит. Ее ручищами только квашню месить, а тут мастерица плела, да не наша, заморская. В общем, не хочешь - не говори, но если еще будет, приноси - полновесным золотом платить буду.
Потолкавшись по ярмарке, продав свой товар, закупив гостинцев домочадцам, приглядел Василий подарок и для Найдены – маленькое колечко с бирюзой. Как увидел Василий то колечко, так отойти не смог, уж больно бирюза напоминала цвет ее глаз. Спрятал колечко на груди.
Вернувшись с ярмарки, Василий раздал все гостинцы, только колечко так и не знал, как отдать. Выждав момент, он поймал Найдену одну на крыльце.

- Найденка, прикипела ты мне к сердцу. Люба ты мне, милая. Пойди за меня замуж, – и протянул ей колечко.
Вспыхнула Найдена, как маков цвет, брызнула счастливой синевой глаз. Глянула на колечко… Внезапно побледнела. Отшатнулась.
- Нихт, нихт…нет… Нельзя, нельзя так. Плохо. Всем плохо будет, – и бросилась бежать.
Отшвырнул Василий колечко в сердцах в траву и замер от нахлынувшего на него отчаянья.
Выскочила мать на крыльцо.
- Васька, это ты чем так Найденку-то обидел? Сидит в углу, плачет навзрыд.
- Не любит она меня.
- Как так - не любит?
- Замуж звал. Отказала.
- Глупый. Как же - не любит. Она же только с твоим появлением и оживает. Чем бы ни занималась, глаз с тебя не сводит. А что замуж не идет, так скромная девка-то, а ты, медведь неотесаный, все напролом норовишь.
Но и разговор с маманей не успокоил Василия. Отказ - он и есть отказ. Весь вечер просидел Василий в корчме, заливая свое горе.
Утром Василий собрал котомку и ушел из дому. Матери сказал: «Что-то я засиделся дома. Вчера слыхал, что охрану в обоз набирают.» Оглянулся в дверях, чтобы хоть краем глаза увидеть кружевницу. На подоконнике рядом со шкатулкой с нитками лежало колечко с бирюзой.
Бежало время. Месяц сменялся месяцем. Летняя жара уже пошла на спад. Холодные утренние росы серебрили травы, когда обоз вернулся на родину. Город был щедро украшен флагами. Народ находился в праздничном возбуждении. В корчме было людно. С трудом найдя свободное место, Василий с друзьями подозвал хозяина.
- Эй, хозяин, что в городе отмечают?
- Ребята, вы откуда свалились? Всё княжество свадьбу князя обмывает.
- Да он же старый…
- Ну, не молодой, зато невесту, княжну заморскую, совсем молоденькую привезли. Князь-то уже пять лет как вдов. Вот и привезли ему молоденькую девчонку, в надежде на рождение наследника. Приданое за ней хорошее дали. Да тут еще такая история вышла. Когда невесту на смотрины везли, на обоз разбойники напали. Обоз разграбили и невесту похитили. Надеялись выкуп получить, а она возьми да и сбеги от разбойников. Трое суток по лесу скиталась, да вот в деревне прибилась. Князь ее почти полгода искал. Скандал назревал. Батюшка княжны войной грозил. Всех разбойников в нашем лесу выловили. Заговор раскрыли – говорят, к похищению невесты брат покойной княгини был причастен. Вот месяц тому назад княжьи люди и нашли случайно княжну заморскую здесь в деревне неподалеку. Долго тянуть не стали, сразу пирком и за свадебку. Теперь, глядишь, и до наследника недалеко. Правда, невеста уж больно крошечная, какой наследник от такой пичуги-то получится. Ну а сейчас пейте, ребя, по первой за здоровье князя и молодой жинки, угощаю.
Сердце у Василия замерло и перестало отбивать удары. Вдруг стены корчмы стали давить, дышать стало нечем. Распрощался Василий и выбежал наружу. Всю дорогу гнал Василий коня, молясь всем известным и неведомым богам, чтобы его Найдена не имела ничего общего с заморской княжной.
Тишиной встретила его хата. Бедой и холодом дохнуло со двора. Пуст был дом. Не топлена печь. Пахло в доме нежилой затхлостью. Выскочил Василий из хаты, бросился к соседям, там-то он и услышал дурную весть.
Приехали в деревню княжьи люди, стали расспрашивать про пришлых. Вот староста и рассказал, что в вашем доме девчонка приблудилась. Пришли княжьи люди и признали в Найдене вашей княжну заморскую. Вот и забрали они Найдену, да и Марьяшку с собой прихватили. Сказали: «Неприлично знатной даме одной с мужчинами путешествовать, пусть эта девица ей прислуживает». Кинулась мать, чтобы не увозили девок, вцепилась в повод лошади старшого. Оттолкнули ее, упала она и ударилась головой об крыльцо. Вот так и получилось, что девчат увезли, а маманю твою схоронили мы через неделю.
Взвыл Василий, как раненый зверь, заметался по горнице.
Всю ночь горел свет в доме Василия, а поутру сходил он на погост. Поклонился могиле матери. Оставил деньги местному священнику, чтобы ухаживал за могилой, и ушел навсегда из родных мест. Больше о нем у нас ничего не было слышно.
***
Великая княгиня Всеслава правила долго, праведно и была любима народом. Много ходило слухов и историй о княгине, служанке ее неизменной и личном телохранителе. Вопреки всем предсказаниям, родила княгиня князю крепкого и здорового наследника. Когда через несколько лет князь умер, на княгиню было совершено несколько покушений, благополучно предотвращенных ее личным охранником, которого в народе так и звали: «Пес цепной». За особые заслуги тот охранник был назначен воспитателем малолетнего княжича. А еще говорили, что среди дорогих украшений всегда носила княгиня простенькое колечко с бирюзой. Но это уже совсем другая история…

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Воскресенье, 26.02.2012, 16:51 | Сообщение # 4
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Удачный фрахт


10.05.2147 г. (из бортового журнала «Астры»)
Звездолет «Астра» зафрахтован семейством туристов с Рейлы. Оплата галактическими кредитками. Весь рейс они проведут в анабиозе. Так что не фрахт, а мечта.
11.05.2147 г.
Пассажиры явились вовремя. Если на Земле когда-нибудь обитали ангелы, то они точно были родом с Рейлы. Высокие, стройные, красивые, вежливые. Семейная пара, при одном взгляде на которую возникает чувство неполноценности, и маленький, пухленький херувимчик лет семи.
Рейс начался. Сейчас пассажиров погрузят в анабиоз. «Астра» после взлета перейдет в режим автоматического пилотирования, и начнется отпуск. Две недели отдыха, сиди в кресле, читай книжку, потягивай кофе и изредка поглядывай за работой приборов.
(Запись переговоров с бортовым врачом)
- Кэп, у нас проблемы. У ребенка отторжение анабиоза, он не уснет.
- Ну и что, не вводи в анабиоз родителей, довезем так.
- Невозможно. В связи с особенностями метаболизма взрослые рейлитяне не переносят перегрузок, так что они уже спят.
- Ребенок перегрузки переносит?
- Да. Это особенность взрослых особей. Малыш чувствует себя превосходно.
- Ну и ладно. Сейчас механик вытащит со склада робота няню. Запрограммируем ее на ребенка, и все проблемы решены.
12.05.2147 г.
С утра до ночи топот маленьких ножек по коридорам и надрывное жужжание РН-356. Шустрый оказался ангелочек. Робот няня за ним еле успевает, пожалуй, пора заказывать новую модель. На корабле начались мелкие кражи. У механика пропала сумка с инструментами, а у врача упаковка снотворного.
13.05.2147 г.
Робот няня приказал долго жить. Коробку с оставшимися частями торжественно отправили в утилизатор. Теперь мы знаем, кто стащил отвертки. Кок проспал весь день; десерт, запасенный на весь рейс, пропал бесследно.
15.05.2147 г.
Этого маленького монстра зовут Тим, если я еще раз назову его ангелочком, пусть у меня отсохнет язык. Установили график дежурства. Первым нянчился кок. Оказалось, что утилизированы не все останки РН-356, еще с полкило гаек мы выловили из переслащенного супа. Если не хотим умереть с голода, придется кока освободить от дежурства.
16.05.2147 г.
Дежурство врача прошло почти спокойно, если не считать испорченный прибор экстренного жизнеобеспечения. Прибор ремонту не подлежит. Внес предложение выпороть мерзавца. Тим просветил меня, что применение физического воздействия противоречит Основному принципу воспитания подрастающего поколения Рейлы и понесет за собой уголовно наказуемые преследования по статье «национализм» и «ущемление прав ребенка»
17.05.2147 г.
Дежурство механика. Какой чудесный день, какой чудесный малыш. Весь день играли, смеялись. Всем было очень весело. Наш кок умеет ходить на руках, а механик с врачом танцевали ирландскую джигу на столе.
18.05.2147 г.
Как болит голова. Систему воздухообеспечения уже очистили от остатков психостимулятора. Тим полон раскаянья, весь день смирно играет в компьютерные игры.
19.05.2147 г.
Автопилот доложил, что за вчерашний день произошло отклонение от курса на 28; и были уничтожены 14 астероидов. (Будем надеяться, только они). Поймаю, убью.
20.05.2147 г. Тим сидит в библиотеке. Тишина и покой.
21.05.2147 г. Тим сидит в библиотеке. Тишина и покой.
22.05.2147 г. Тим сидит в библиотеке. Странно все это. Не к добру.
23.05.2147 г.
Всей командой разыскиваем Тима. Коридор в правом крыле расписан межгалактическими ругательствами. Если не найдем сегодня, кого будем сдавать родителям?
24.05.2147 г.
После бессонной ночи обнаружили беглеца в камере с эвакуационными шлюпками. Не справился с запуском. Вытащили, накормили, отмыли. Посадили в кают-компании. Он в центре, мы всей командой по периметру. Главное не уснуть.
25.05.2147 г.
Звездолет заходит на посадку. Родители малолетнего монстра приняли свое сокровище в целости и сохранности. Тим пожал каждому руку и пообещал, что будет помнить нас вечно. Мы дружно в ответ закивали ему головой.

- Кэп, на обратный рейс есть фрахт от семейства рейлитян.
- Какая альтернатива?
- Партия особо опасных преступников на Таррето.
- Берем преступников.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 27.02.2012, 16:17 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Городок за окном


Серый дождливый день мелькал за окнами скорого поезда. Пьер Ворен, модный российский кутюрье, нервно курил в тамбуре. Скоро День Российской моды, а идеи коллекции так и нет. За вдохновением Пьер Ворен ездил в матери в провинциальный Вольск, в надежде увидеть оригинальные народные костюмы. Но надежды не оправдались. Серый, пыльный город, унылые пейзане, одетые в линялый, растянутый китайский трикотаж. Девушки в полинялых джинсах и непонятного цвета и фактуры топиках. Дамы в серых бесформенных бриджах и брюках. Встретить женщину в платье почти невозможно, а если и встретишь, то эти бесформенные тряпки и платьем назвать нельзя. Мама, как-то внезапно постаревшая, с шестинедельной жеваной химией, в сереньком немарком костюмчике. Пора забирать ее в Москву. Да нет, у него часто бывают та-ки-е люди. Ее же в приличном обществе не покажешь, да и сама она не поедет - здесь у нее работа, подружки. Просто нужно чаще приезжать, привозить ей больше денег и столичные наряды. Отпуск пролетел. Маму порадовал визитом, а идеи коллекции как не было, так и нет. Сигарета сменялась сигаретой, а настроение так и оставалось паршивым.
Пьер зашел в коридор спального вагона и отправился к своему купе. В коридоре стояла девочка лет шести, похожая на германскую фарфоровую куклу, в платьице с оборочками и белокурыми длинными локонами, убранными в два аккуратных хвостика. Девчушка подбежала к Петру и вцепилась в рукав его модного яркого свитера.
- Дяденька, а как Вас зовут?
- Пьер Ворен.
- Вы француз? Вас, как в сказке про Буратино, Пьеро зовут? – девчушка весело засмеялась и запрыгала на одной ножке.
- Да нет, я русский и зовут меня Петр Воронин, а Пьер Ворен - это мой псевдоним, – Пьер как-то смутился и почувствовал себя рядом с этим непосредственным ребенком не очень удобно.
- Дядя Пьеро, это язык можно сломать. Я Вас лучше дядей Петей буду звать, - и девчушка снова счастливо рассмеялась.
- Дядей Петей так дядей Петей, – а про себя подумал: как все-таки дети бывают плохо воспитаны.
- Дяденька, подымите меня, пожалуйста, а то мне плохо видно.
Петр подхватил девчонку на руки, повернулся к окну - и замер от неожиданности. За окном в свете заходящего солнца переливался всеми цветами радуги пряничный городок, нетипичный для полосы средней России. Дома, сложенные из бело-розового камня, крытые ярко-красной черепицей. Мостовая, выложенная желтым булыжником. Сочная зелень деревьев смешивалась с буйством красок роскошных цветников. Таких цветов Петр не видел никогда в жизни, даже в ботаническом саду. Огромные, сумасшедшей окраски, непередаваемых форм.
Девушки в легких, развевающихся шелковых платьях с цветами в волосах. Дамы в платьях из отбеленного льна, украшенных вышивкой и мережкой. Солидные мужчины в костюмах с разноцветными жилетками и молодые люди с рубашками без воротников и широкими поясами. Ощущение радости, праздника, солнечного лета просто захлестывало сторонних зрителей. Хотелось открыть окно и впустить внутрь воздух, напоенный ароматом цветов и пряностей. Беспечность. Раскованность. Счастье. Пьер дернул раму, но окно не открылось. Девчонка весело смеялась, тыкала пальцем в разноцветные картинки за окном. Вышивки, жабо, воланы, пелерины, кушаки, перчатки до локтя, кокетливо выглядывающие оборки нижних юбок мелькали пред глазами, как в мозаичном калейдоскопе. Срочно бежать за блокнотом. Все нужно успеть зарисовать. Боже, какая идея! Какая коллекция! Петр опустил возмущающуюся девчушку на пол и бросился в купе за блокнотом.
Через минуту выскочил в коридор с блокнотом и карандашом; девчонки не было. Метнулся к окну. Пустая степь в мареве мелкого дождика. Серость и уныние. Где-то в вдалеке раздавался задорный детский смех. Срочно нужно выйти на ближайшей станции и вернуться в этот сказочный городок. Надеюсь, там есть гостиница. Почему я не взял с собой фотоаппарат? Такой колорит, такое буйство красок. Я всегда верил в нашу провинцию. Мне же никто не поверит.
Петр кинулся к проводнице.
- Девушка, что за городок мы проезжали пять минут тому назад?
- Какой городок? Молодой человек, последний населенный пункт мы проехали час тому назад.
- В нашем вагоне едет бойкая девчушка лет шести, хорошенькая, как ангелочек?
- Молодой человек, СВ не дешев. У нас полвагона пустых, а в остальных купе едут солидные люди, и детей сегодня нет в вагоне вообще. Идите, отдыхайте.
Петр кинулся по вагонам в поисках девчонки. Должен же хоть кто-то подтвердить, что он не сошел с ума. С девчонкой нужно срочно поговорить, может быть, она видела еще какие-нибудь детали. Вагон сменялся вагоном. Петр бежал, дети в поезде были, разные - веселые и плачущие, хорошо и плохо одетые, - но девочку, похожую на фарфоровую куклу с завитыми в локоны хвостиками, никто не видел.
Пройдя весь поезд, Петр остановился в вагоне-ресторане. Сел у окна. Купил себе салат, жаркое с картошкой и бутылку водки. Налил холодной водки в стакан, быстро выпил, закусил салатиком и уставился в окно. Серый день сменялся еще более серыми сумерками. Надоедливый, мелкий, обложной дождь и не думал заканчиваться. В голове прыгали яркие шелковые платья с завышенной талией, декольте, вышивки и кружево ручного плетения, шляпки, жилетки, пояса. Стопка бумажных салфеток с эскизами новых моделей заполняли столик.
«На Дне Российской моды всех приятно поразил показ моделей молодого, но очень популярного кутюрье Пьера Ворена. Буйство цветов и красок поражало воображение. Соломенные шляпки, украшенные цветами и лентами, и яркие наряды создавали ощущение летнего праздника. Финальный выход модели в платье невесты фасона времен Жозефины де Богарне просто утонул в овациях, поразив всех простотой и изяществом фасона. На поклон Пьер Ворен вывел свою маму, очаровательную даму бальзаковского возраста. Пьер Ворен объявил, что коллекция посвящается ей, и очень трогательно поцеловал руку. Единогласно коллекция Пьера Ворена признана лучшей коллекцией года. Отдельно отмечена эмблема показа: прижавшееся к окну лицо задорной девчонки»
Вся дальнейшая жизнь Петра Воронина проходила в дороге между Москвой и Вольском. Мама категорически отказалась переезжать к нему в суетную и шумную Москву. Петр подолгу курил в тамбуре, вглядываясь в бескрайние русские дали, и молил: ну хотя бы на минутку, хотя бы еще раз. Вздрагивал от каждого детского смеха. Но сказочный пряничный городок не поддавался уговорам, маня тайной и несбыточностью желаний…

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 29.02.2012, 14:29 | Сообщение # 6
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Русалочка


Маленькие, разноцветные рыбки хороводом крутились возле старого мудрого краба. Тарахтя на разные голоса: «Дядюшка Крабс, дядюшка Крабс, расскажи историю».
- Цыц, малышня, – добродушно проворчал старый краб, млея от всеобщего внимания, удобнее устраиваясь на большом, гладком камне. – О чем рассказывать?
- О любви…
- О морской царевне…
- О злых людях…
- О морской ведьме…
- О великом шторме… - выкрикивали мальки на разные голоса.
- Не шумите, есть у меня такая история. Только, чур, не перебивать.
И старый краб начал рассказывать….
***
Так уж устроен наш мир, что, сколько бы нам ни говорили о недопустимости поступка, если есть возможность - мы обязательно его совершим. Каждый привык учиться только на своих поступках.
Вот уже двести лет каждая бабушка русалка обязательно рассказывает своим внучкам печальную историю, рассказанную людям Гансом Христианом Андерсеном. Строго-настрого запрещает им близко подплывать к людям, потому что это губительно не только для самих русалочек, но и для всей их семьи. И каждая русалочка считает своим долгом в день своего совершеннолетия подняться на поверхность моря и посмотреть на людей. На счастье русалочек, не так уж много осталось принцев, да и те не всегда путешествуют морем. Некоторые русалочки, конечно, встречали людей, но те не показались им такими уж привлекательными.
В этот день очередной дочери морского царя исполнилось 16 лет. Русалочка была строго-настрого предупреждена о недопустимости всплывания наверх и разглядывания двуногих – и, конечно, как только русалочка выплыла из дворца, она устремилась вверх. На ее беду, известный киноактер отмечал свой день рождения. Морская яхта, забитая под завязку кинозвездами разного калибра, сопровождающими их писаками и молоденькими старлетками, плыла по ночному морю. Вот эту яхту и повстречала наша русалочка. Яркие огни, красивые люди в модных нарядах, щедро украшенные дорогими украшениями; смех, музыка, аромат духов – всё это произвело на русалочку ошеломляющее впечатление. Компания была сильно навеселе, и, когда именинник свалился за борт, никто этого не заметил. Выловив в воде тело бесчувственной звезды, русалочка, по канонам жанра, доставила его на ближайший пляж, невдалеке от ярко освещенного огнями огромного города. Аккуратно положив его на песок, русалочка разглядывала своего принца. Ухоженные руки, холеное лицо – произведение искусства земных врачей и косметологов, красивое тело, выращенное на тренажерах престижного спортклуба, шикарный загар – заслуга модных курортов... в общем, бедное сердце русалочки пропало сразу и бесповоротно.
У русалочки, воспитанной на поучительной истории своей предшественницы, даже не возникало сомнений, куда ей нужно отправляться, - и, вопреки всем наставлениям бабушки, наша русалочка отправилась прямиком к морской ведьме. Морская ведьма, еще прекрасно помнящая события двухсотлетней давности, попыталась отговорить дурочку от необдуманного шага. Но юную влюбленную девушку остановить сложнее, чем косяк взбесившихся касаток. И ведьма сдалась и отдала русалочке заветный эликсир, ничего не взяв взамен. Все, что произошло дальше, можно прочитать в небезызвестной сказке Андерсена: приплыла русалочка на берег моря, выпила эликсир и, сотрясаясь от немыслимой боли, поменяла свой чудесный хвост на пару стройных ножек. Завернулась в забытое кем-то на пляже парео и, испытывая боль от каждого шага, как будто ступала по битому стеклу, отправилась искать своего принца. Дальнейшая история не могла даже присниться великому Гансу Христиану Андерсену.
Упорная русалочка нашла своего принца, но не была пущена даже на порог суровым охранником. День и ночь проводила она на пороге виллы своей мечты. Где принц ее и увидел, когда она бросилась ему в ноги с историей своей любви. Но принц только посмеялся: «Кто ты и кто я? Я никогда не буду даже встречаться с не ровней мне. А историями о моем чудесном спасении пестрят все газеты, и каждая фанатка уверяет, что именно она вытащила меня из воды».
Гордость и упрямство взыграли в строптивом, влюбленном сердечке дочери морского царя. И на крыльце роскошной виллы, глядя на удаляющуюся спину своего возлюбленного, русалочка поклялась добиться славы, известности и любви своего принца.
Звезды все-таки были расположены к русалочке. Заплаканная, но решительно настроенная русалочка абсолютно случайно была обнаружена популярным продюсером на крыльце его дома. Очаровательная, хрупкая девушка с изящной походкой танцовщицы была замечена и отмечена как новый, оригинальный типаж. И началось восхождение новой звезды Марины Унден. Никто и ничего не приносил ей бесплатно. Как честолюбивые старлетки становятся звездами - история старая и не оригинальная. Массовка, реклама, проходные минутные роли в дешевых сериалах. Все было у нее в эти дни: слезы, унижения, порой и просто голод - но она работала до седьмого пота, отвергая любую мысль о возвращении к отцу, пока она не добьется своей мечты. Шло время, и ее уже можно было увидеть везде, на подиуме во время показа модных коллекций; особо ценилась ее непередаваемая, изящная походка. Ее лицо с яркими зелеными глазами и прозрачной, светлой кожей в обрамлении роскошных волос смотрело со всех афиш и станиц самых модных журналов. И, наконец, ей покорился великий и загадочный Голливуд. На одной из дорогих вечеринок она была представлена своему принцу. Конечно, в суперпопулярной диве Марине Унден принц не узнал заплаканную девчонку, что ночевала у его ворот. Русалочка ликовала. На то, чтобы познакомиться со своей мечтой, она потратила пять лет. Их роман вспыхнул молниеносно и ярко. Самая красивая пара Голливуда. Сказка о прекрасной любви, рассказанная всеми газетами, обсуждалась на каждом углу. Их имена на афише вместе были гарантией стопроцентного успеха. Они жили в прекрасной вилле на берегу моря, и вечерами тайком русалочка, сидя на балконе, спускавшемся к самому морю, разговаривала со своими сестрами, рассказывая им о своем прекрасном принце, о чудесном мире кино и о последней моде. Временами на открытой веранде она устраивала показы своих новых фильмов для гостей, и, спрятавшись за скалой, сестры могли видеть их. Море гордилось своей русалочкой, даже суровый отец приходил тайком посмотреть на свою знаменитую дочь.
Все было просто прекрасно, но именно в это время стало сказываться побочное действие волшебного эликсира, подарившего русалочке ножки… Русалочка начала стареть. Климат жаркой и солнечной Калифорнии, яркий свет софитов, тяжелый, изнуряющий график работы, ночные тусовки неблагоприятно отразились на ее внешности и состоянии кожи. Русалочка старела стремительно - каждое утро, подходя к зеркалу, она обнаруживала у себя новую морщинку. Ни один дорогостоящий крем, ни одна косметическая процедура в самом популярном салоне не смогли остановить этот процесс. Солнце иссушило некогда прекрасную кожу, очаровательная фигурка теряла свою округлость, становясь все более худой и костлявой, кожа начала обвисать некрасивыми складками, прекрасные волосы стали тусклыми и редкими, она стала быстро уставать и все время чувствовала себя больной и разбитой. Пластические хирурги не могли помочь русалочке, так как строение ее организма шло вразрез со всем, что известно современной земной медицине. Только окунувшись в море, русалочка чувствовала себя молодой и полной сил. Все чаще ночами русалочка спускалась с открытой веранды в море и подолгу плавала и резвилась с сестрами. Как-то раз сестры привели с собой морскую ведьму, и та рассказала русалочке, что она сможет снова вернуться в море и стать молодой, если откупиться человеческой жизнью. Но русалочка любила людей: ведь они так любили ее фильмы, они готовы были носить ее на руках, да и уйти от своего принца было выше ее сил. И русалочка прогнала ведьму прочь, и даже обиделась на сестер и долго с ними не разговаривала.
Но конец счастливой жизни приближался стремительно и неумолимо. Сначала русалочку перестали снимать крупным планом для журналов и афиш, потом прекратился поток предложений сняться в кино. Принц уходил на рауты и вечеринки один, находя тысячу предлогов оставить ее дома. Русалочка молча страдала, пока однажды не застала своего принца в постели с юной актриской. Вы видели разъяренную женщину? Так вот, по сравнению с разъяренной дочерью морского царя - это просто легкая рябь на море против девятибалльного шторма. Русалочка бушевала - она вспомнила все: ежедневную боль в ногах, годы унижения... и вообще, как он мог так поступить с морской царевной?! Принц ушел, рассмеявшись ей в лицо и обозвав ее ханжой. На следующий день все газеты были забиты сплетнями по поводу разрыва звездной пары. Принц обвинял ее в неуравновешенности, импульсивности, ханжестве. Все бурно обсуждали детали их интимной жизни, газеты приводили сведения из проверенных источников, что в постели Марина Унден холодна как рыба и на ощупь худа, как сушеная вобла. В газетах появились фотографии худой, постаревшей, обнаженной русалочки, выходившей из ночного моря на собственную веранду. Везде пестрели заметки о неизвестной болезни, которую она подхватила то ли от чернокожего любовника, принца маленькой африканской страны, то ли в результате неумеренного приема сильнодействующих наркотиков и алкоголя. Днем и ночью звонили фанаты, угрожая Марине расправой и проклиная ее за порочный образ жизни. Ушли друзья и сбежали слуги, испугавшись слухов о заразной неизвестной болезни. Русалочка одна ходила по огромной пустой вилле, не в силах даже выйти на веранду к столь любимому морю, так как там ее сторожили папарацци.
И вот русалочка сломалась, ее бедное сердце разлетелось на мелкие кусочки. Вместо сердца осталась только боль. Ни одно живое существо не может выдерживать долго такую боль, вот боль и сменилась в скором времени огромной, черной, лютой, всепоглощающей яростью. В считанные минуты ярость полностью поглотила русалочку, лишив ее разума. В безумной головке русалочки билась только одна мысль. Ее предали. Предал мужчина, которого она так безумно любила, предали люди, которые клялись ей в вечной и безоговорочной любви, предали газетчики, которые платили бешеные деньги и готовы были на коленях умолять ее улыбнуться в фотообъектив или сказать пару слов для их газеты. Ярость требовала мести. Ночью, выйдя на веранду, русалочка призвала морскую ведьму, и та принесла ей раковину смерти, которая прятала в себе самые страшные и разрушительные шторма и ураганы. Русалочка, выкликивая проклятия вероломному принцу, лживым газетчикам и всему неблагодарному роду людскому, открыла раковину и выпустила стихию наружу. Две недели страшный ураган по имени Марина носился по калифорнийскому побережью, уничтожая все живое, что попадалось на его пути. Выворачивал из земли деревья, сносил крыши и верхние этажи зданий, скручивал узлом металлические конструкции высоковольтных линий. Несколько раз цунами невиданной силы налетало на побережье, слизывая как языком дорогие виллы и отели, разрушая прекрасные набережные и уничтожая роскошные пляжи.
Такого страшного урона не наносил еще не один ураган. Вилла Марины Унден была проглочена морем вместе со своей хозяйкой. Долго передавались из уст в уста сведения о том, что во время шторма на ближайших скалах сидела русалка и хохотала, посылая проклятия. Во время цунами погиб и вероломный возлюбленный русалочки; говорят, как только гигантская волна забрала его, стихия сразу отступила, оставив людей подсчитывать огромные убытки. Человеческие жертвы исчислялись десятками тысяч, тысячами - разрушенные дома.

- Запомните, мальки: все зло на свете от того, что не слушаетесь родителей, ну и от злых людей.
- Дядюшка Крабс, а как же русалочка?
- Все подарки ведьмы имеют свои побочные эффекты.
Русалочка вернулась в море - успокоившаяся, помолодевшая и похорошевшая, поменявшая пару очаровательных ножек на роскошный хвост. Но в глубине ее глаз плескалась пустота. Бушующий ураган унес ее душу и лишил разума. Она не любит выходить из своих комнат, ни с кем разговаривает, никогда не смотрится в зеркала и лишь иногда в тихие летние ночи всплывает на поверхность моря, смотрит на огни далеких городов и поет печальные песни.
В день совершеннолетия всех русалочек в воспитательных целях обязательно приводят посмотреть на безумную морскую царевну, но число желающих найти своего принца все равно не уменьшается.
***
- Дядюшка Крабс, а кто такие …?
- Все, мне некогда, кыш отсюда…- резко прервал малышей старый краб. - Я занят, очень занят. – И старый краб, спустившись с гладкого камня, отправился к царскому дворцу, чтобы послушать последние новости про людей от шустрых прибрежных дельфинов. Любопытные дельфины все время крутились около людей и даже водили с ними дружбу, они знали про людей все. Старому крабу очень хотелось выяснить у дельфинов, кто же такие старлетки, фанаты, папарацци, пластические хирурги и продюсер. И почему на земле живут звезды…?

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 29.02.2012, 14:31 | Сообщение # 7
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Амулет на удачу


Солнце не спеша поднималось над гребнем гор. Смагрл блаженно потянулся и перевернулся на другой бок, пытаясь досмотреть сон. А сон был прекрасен. Синее, бескрайнее небо. Ощущение полета. Но сон не собирался возвращаться, посторонний звук врывался в подсознание и мешал снова уснуть. Ничего не оставалось, как только пойти поискать источник шума. Искать долго не пришлось, прямо около пещеры по крутому склону карабкался наверх рыцарь. Упорный такой, рыцарь полз наверх, закрепив на спине свою амуницию.
Смагрл аккуратно забрался на карниз уровнем выше и притаился в ожидании развязки.
Вскоре рыцарь, бренча доспехами, выбрался на выступ. Отдышался. Натянул на себя свой металлолом и отправился к входу в огромную пещеру. Заглянул вовнутрь, поморщился...
Смагрла эта ситуация, конечно, забавляла, но вторжение в свое жилище он не приветствовал. Какой-никакой, а дом родной, и нечего там всяким проходимцам шастать.
- Эй, доблестный идальго, чего вы забыли в чужой пещере?
Рыцарь вздрогнул, оглянулся. Смагрла, наблюдавшего за ним сверху, он не заметил.
- Зачем пожаловал? – поинтересовался Смагрл.
- Выходи, гад, я пришел за твоей жизнью! – выкрикнул рыцарь, растерянно оглядываясь по сторонам.
- Ну, сам напросился, – вздохнул Смагрл и спланировал на площадку перед пещерой.
При виде огромного, великолепной окраски дракона у рыцаря перехватило дыхание. Отдадим рыцарю должное: в себя он пришел достаточно быстро и, даже видя явное преимущество противоположной стороны, минут двадцать смело размахивал мечом, пытаясь достать противника.
Бой был обречен на провал. Смагрл раз в пятнадцать превосходил противника по размерам, да и золотисто-бронзовая чешуя была куда прочнее брони рыцаря. Но бой был великолепен. Рыцарь наступал, делая замысловатые выпады, а дракон изящно уворачивался, поддразнивая незадачливого бойца, изредка нанося удары хвостом. Вся эта суета порядком надоела дракону, и он дунул тоненькой струйкой огня в сторону рыцаря. Большого урона не нанес, но ошеломленный рыцарь с опаленными бровями и ресницами съехал, вдоль отвесной стены скалы и остался сидеть на земле, признавая свое поражение.
- Ну что, идальго, навоевался? Зачем пожаловал? Голову мою кому-то обещал или чешуей для опытов решил разжиться?
- Понимаешь, неудачник я. Вроде бы и сражаться умею, с силой и ловкостью все нормально, а все время проигрываю. Вот и купил у колдуна рецепт амулета на удачу. Сам амулет купить нельзя, все ингредиенты должен сам своими руками собрать. Один из компонентов – лапа дракона.
- Лапа дракона, говоришь? Интересный амулет, я того еще не встречал. Ну-ка покажи рецепт.
Рыцарь вздохнул и вынул из-за пазухи листочек. Взглянув на листочек дракон разразился оглушительным хохотом. Горы отозвались на смех далеким камнепадом. Посмеявшись, Смагрл отодвинул в сторону камень, под ним сидела испуганная ящерица, прижав ее когтем, дракон проговорил:
- Идальго, с удачей у тебя точно проблемы. Понимаешь вот это - Lacerta, а я Lizard, а если еще точнее то draco. Улавливаешь разницу? Так вот тебе нужна лапа Lacerta. Талисман-то нужно постоянно с собой носить. Ты как собрался мою лапу на шею вешать? Ее в лучшем случае можно на воротах замка прибить, врагов отгонять.
С этими словами дракон вернул камень на свое место. Потянулся и вспомнил свой сон. Синее небо, солнечный свет и полет.
- Знаешь, идальго, повеселил ты меня. Пожалуй, я опущу тебя и даже помогу со спуском – с этими словами он сграбастал рыцаря поперек тела могучей лапой, оттолкнулся и полетел.
В синем-синем небе летел огромный золотой дракон. Он парил, кувыркаясь в теплых восходящих потоках воздуха. В его лапах был крепко зажат истошно вопящий рыцарь.
Спустившись в долину, дракон отпустил незадачливого рыцаря, подождал пока он пришел в себя и поинтересовался:
- Ты сам пришел или на лошади приехал?
- Сам. Коня, вчера сперли.
- Жаль, а то я еще не завтракал. Ну ладно. Прощай. Удачи тебе.
Невезучий рыцарь шагал по долине, время от времени оглядываясь на резвящегося в небе дракона. В голове его звучали прощальные слова: «Амиго, учи языки».

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 29.02.2012, 14:33 | Сообщение # 8
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Правила весеннего движения


В город пришла Весна. Ворвалась рыжей, веснушчатой, хулиганистой девчонкой и начала устанавливать свои законы. Да, да именно рыжей девчонкой. Она огляделась по сторонам и то, что увидела, ее не порадовало. Серый город, серые дома, серые люди, не проснувшиеся после зимы. «Непорядок» - решила Весна и пошла, творить свое волшебство.
Для начала заскочила в мэрию, пообщалась там тет-а-тет и на следующий день все жители вышли на ежегодный субботник убирать мусор, что коммунальщики накопили за год. Парки, клумбы и скверы, очищенные от опавшей листвы, как по мановению волшебной палочки покрылись нежной зеленью.
Потом пошепталась с девушками. Намекнув, что юбочки в этом сезоне носят покороче, а декольте поглубже, так как пришло время побаловать себя весенним солнышком. Девушки отправили теплые вещи в необъятные шифоньеры и дружно расцвели и похорошели, к огромной радости мужчин.
Посидела на лавочке с пенсионерами и с утра электрички и пригородные автобусы наполнились дачниками. Грабли, лопаты срочно отправились в пригород приводить в порядок дачные участки.
Заглянула к домохозяйкам и окна отмытые от зимней пыли, глянули на город блестящими, голубыми стеклами.
Прошлась по дворам. Разрисовала асфальт разномастными квадратиками классиков. Подкинула мальчишкам футбольные мячи. Дворы заполнились гулом голосов и детским смехом.
Город проснулся и наполнился ароматом свежих клейких листочков, благоуханием цветущих садов, горьковатым запахом тюльпанов щедро украсивших клумбы и цветники. Весна вступила в свои права.
Машина ДПС как всегда патрулировал город. Семен Петров и Борис Абрамов являлись давно слаженной и сработавшейся командой.
Особой сентиментальностью ребята не отличались. Да и вообще Вы видели сентиментального сотрудника ГБДД? А сентиментального прапорщика? Вот то-то. Хорошие, крепкие ребята, без закидонов, в меру меркантильные, очень даже практичные.
Семен являл собой хороший образец - богатыря русского. Немногословен, если не сказать проще, молчалив. Телосложения недюжинного. Здоровья лошадиного. Образования очень даже среднего. Холостяк по убеждению. Он был просто убежден, что не знает как знакомиться с приличными девушками, а на тех, кто знакомился с ним сам, не женился по причине сомнения в их порядочности. В общем, сотрудник ГБДД по призванию и велению души.
Борька был полной противоположностью. Не высокий, черненький, вертлявый, любвеобильный балагур. Любил женщин и деньги. Так как эти его привязанности были взаимоисключающими, он не был женат по причине сложности выбора. Недавно загорелся отыскать дворянские корни, а нашел только биндюжников и торговок с Привоза. Обиделся на работников архива, но начал старательно изображать одесский говор и поговаривать о миграции на историческую родину. Останавливали его только слухи, что в Израиле искоренили взятки. В общем, Борька был сотрудником ДПС по любви и велению сердца.
Весна шла своей стороной, а служба своей. Команда сработанная, место насиженное. День у ребят явно начинался удачно. Время близилось к обеду, карманы приятно оттопыривались.
Рыжая девчонка бежала по своим делам. Ей нужно было срочно успокоить плачущую березу. Разобраться с пернатыми устроившими драки и разборки из-за лучших мест гнездования. Бежит весна, прыгает на одной ножке по нарисованным классикам, щелкает пальцами по набухшим почкам, помогая им раскрыться. Перебегает дорогу и вдруг слышит грозный звук милицейского свистка. Прапорщик Петров имел неосторожность сделать ей замечание, по поводу неправильного перехода улицы и пообещал сообщить родителям. Весна отмахнулась от него как от только что проснувшийся мухи и … показала язык. Борис в ответ назвал ее рыжей пигалицей, пообещал надрать уши и то место, откуда ноги растут. На этом вроде бы инцидент можно и считать закрытым, но Весна так не посчитала.
Она забралась на крышу ближайшего здания и поиграла с ДПСниками солнечными зайчиками. Ребята ноль внимания. Сыпанула на них аллергенной цветочной пыльцой, но разве постовых этим проймешь, что им пыльца после дорожной пыли, ну чихнули пару раз и все. Развеяла самое сильное весенние волшебство – «ощущение беспечной влюбленности и хорошего настроения», а им ходьбы хны. Работают, как ни в чем не бывало, отчитывают провинившихся и пополняют карманы. Весна уже совсем рассердилась и топнула ножкой.
Небо внезапно заволокло тучами, и над городом разразилась первая в этом году гроза. Сначала крупные тяжелые капли застучали по асфальту, образовывая большие лужи. Потом с неба полился сплошной поток, смывая с деревьев и домов остатки зимней пыли и сажи. Ручьи мгновенно затопили шоссе и по дороге понеслась бурная мутная река. ДПСники успели спрятаться в постовую машину и оттуда наблюдали за стихийным бедствием.
- Сема, я не понимаю, это что - не объявленный вселенский потоп? Тебе присылали приглашение на ковчег?
- Да харэ прикалываться. Считай, на сегодня работа закончена. Кто в такую погоду будет ездить?
- Я тебя умоляю. Без работы не останемся. Не будут ездить, будут плавать. А мы будем проверять наличие топовых огней и спасательных жилетов. Пару копеек всегда получим.
Мимо машины ДПС пробежала девушка тщетно пытавшаяся спрятаться от ливня под крохотным зонтиком. Тонкое, светлое, платье насквозь промокло и облепило хрупкую фигурку. Она добежала до призрачного козырька остановки и попыталась спрятаться под него. Укрытие оказалось малонадежным, но девушка замерла под ним в ожидании окончания дождя.
- Мама дорогая, роди меня обратно. Сема, ты посмотри, как девушки хорошеют во время дождя.
Семен заинтересовано разглядывал девушку. А посмотреть было на что, русые волосы убранные в аккуратный пучок, милое личико практически без следов косметики, курносый носик и предательское платье, показывающее куда больше, чем ему было положено.
Пока герои с большой дороги разглядывали девушку, дождь закончился. Ах, эти весенние грозы, налетело, пошумело и унеслось, куда-то вдаль, оставив после себя только лужи и бурные ручьи.
Девушка, выбравшись из под козырька остановки разглядывала бурный поток все еще бушевавший на дороге. Взгляд перебегал от ручья на новые, но явно не дорогие туфли. Она пыталась решить, выдержат туфли китайского производства переправу или нет? И тут неожиданно даже для самого себя, Семен распахнул дверку машины и бросился к девчонке.
«Прапорщик Петров» – рука взметнулась к головному убору, отдавая честь – «Разрешите Вам помочь?» И не дождавшись ответа подхватил девушку на руки и лихо бросился наперерез несущейся воде, не жалея форменного обмундирования, прижимая к груди свою хрупкую, перепуганную ношу. Перейдя дорогу, Семен осторожно поставил на ноги раскрасневшуюся, смущенную девушку.
- Спасибо большое, меня зовут Машей, то есть Марией Алексеевной. Я патронажная медсестра, уколы совсем не больно делаю. Правда- правда. Вот возьмите вдруг понадобится. – с этими словами она сунула ему в руку беленький, картонный квадратик. Привстала на цыпочки, чмокнула Семена в щеку и быстро зашагала по дорожке, смешно перепрыгивая лужи. Семен так и остался стоять столбом, глядя ей вслед, сжимая в руке простенькую визитку.
Минут через пять Семен все же вернулся в машину.
- Сема, шо это было? За это теперь тоже деньги платят или ты благотворительностью занялся? А бабушек через дорогу тоже переносишь?
- Да иди ты. – беззлобно ругнулся Семен и отвернулся.
- Уже ухожу, сиди один… Ромео.
Вода с дороги практически ушла, движение потихоньку восстанавливалось, и вдруг буквально не доезжая двух шагов до засады ДПС Лада- приора совершила сногсшибательный номер - разворот через две сплошные линии. Борька едва не подавился свистком от такой наглости.
Побежал к машине, усиленно жестикулируя жезлом. Машина остановилась, и из авто вышла обворожительная брюнетка. Яркая, броская, с весьма приятными глазу округлостями.
- прапорщик внутренней службы Абрамов – отрапортовал Борис – Нарушаем, гражданочка.
- Товарищ лейтенант, я понимаете, вожу еще недавно, вот проскочила поворот, а объезжать так далеко, простите меня, пожалуйста – лепетала девица, наигранно наивно хлопая глазками, и абсолютно натурально заливаясь очаровательным румянцем.
- Разберемся. Ваши документы...
Нарушительница обреченно вздохнула и полезла в машину за документами. Через минуту Борис держал в руках права на имя Софьи Исааковны Гольштейн и документы на машину. В права была вложена денежная купюра.
- Секундочку, гражданочка, сейчас пробью по компьютеру.
Борис отошел к машине, долго разглядывал купюру, потом вынул из бардачка блокнот и ручку, размашистым подчерком написал на листочке «Борис Ефимович Абрамов» ниже черканул номер сотового телефона, сложил листочек пополам и положил рядом с нетронутой купюрой. Подумав еще пару секунд, Борис нагнулся и сорвал с клумбы влажный, упругий тюльпан, приложил его к документам и направился к провинившейся девушке.
- Сонечка, вот эти две белые линии называются сплошными, пересечение их на автотранспорте наказывается штрафом, запомните это и больше никогда так не делайте - это раз. Сонечка, это вас мама учила давать взятку должностному лицу при исполнение? Так передайте своей маме, что это уголовно наказуемое деяние и абсолютно не к лицу такой очаровательной барышне как вы - это два. Езжайте, Сонечка и больше не нарушайте, а то следующий раз увезу вас с собой суток на пятнадцать и после этого как приличный человек должен буду на вас жениться - это три – с этими словами Борис протянул девушке ее документы и ярко красный тюльпан.
Девушка забрала документы, стала цветом под стать цветку. Села в машину и уже там открыла права и увидела нетронутые деньги и Борькину записку. Рассмеялась. Подмигнула и послала воздушный поцелуй. Лада – приора скрылась за поворотом. Борис вернулся в патрульную машину, сел и молча закурил.
- Борь, ты че денег-то не взял?
- Весна, Сема, весна!
Рыжая девчонка хихикнула, выглянув из-за угла, и отправилась по своим делам.
Два товарища, матерых прапорщика, прожженных ДПСников сидели, молчали и улыбались. В салоне повисла тишина, и была эта тишина не гнетущей и тяжелой, а радостной и бурлящей как пузырьки шампанского. Она немного щипала нос и пьянила голову.
А по городу шествовала весна, и было ей наплевать на все дорожные правила. У весны свои законы.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 06.03.2012, 16:49 | Сообщение # 9
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Белые кораблики


Белые кораблики,
белые кораблики
по небу плывут.

Детская навязчивая песня. Весь день сижу, складываю из бумаги кораблики и мурлычу ее под нос. На кровати, на тумбочке, на подоконнике - везде стоят они. Беру тетрадный листок и пишу на нем желание, а потом складываю кораблики, однопалубные, двухпалубные, с трубами и без. Целыми днями одно и то же.
Белый тетрадный лист. Заветное желание. «Хочу научиться кататься на велосипеде». Закрываю глаза и вижу. Новенький блестящий велосипед, на колесах блестят светоотражатели и трещат трещотки. Я кручу педали, велик несется вперед. За мной бежит дворовая малышня. Лена стоит на балконе и машет мне рукой.
Хорошее желание. Складываю листочек пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить. Еще один кораблик стоит на столе.
«Хочу бегать лучше всех в школе». Я бегу, ветер треплет волосы. Теплый гравий шелестит под ногами. Люди, стоящие вдоль беговой дорожки, сливаются в одну сплошную линию. Я грудью разрываю красную ленточку. Все бегут меня поздравлять, физрук хлопает меня по плечу, а Лена несет мне цветы.
Пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить.
« Хочу хорошо плавать». Лена тонет и зовет на помощь. Я бегу по пляжу. Горячий песок обжигает ноги. Ныряю с разбега. Размашисто гребу. Хватаю Лену и вытаскиваю на берег. Ленкины родители благодарят меня со слезами на глазах, а Лена смотрит влюбленным, восторженным взглядом и … целует меня.
Пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить.
«Хочу кататься на роликах». Мы с Леной, держась за руки, едем по аллейке парка, и все прохожие оглядываются нам вслед.
Пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить.
«Хочу пойти с Леной в парк кататься на качелях». Я приседаю, раскачивая лодочку. Качели взлетают вверх. Сердце замирает. Люди стоят далеко внизу. Ленка визжит от восторга и страха. Качели несутся вниз, а потом опять вверх, в небо, к облакам.
Пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить.
Я выхожу к доске. Решаю сложнейшую задачу. Учительница ставит мне пятерку с плюсом, а Лена присылает записку с просьбой позаниматься с ней после уроков по математике.
Пополам, еще раз пополам. Отогнуть уголки. Загнуть края. Сложить. Расправить.
И так час за часом, день изо дня.
Я сижу, напеваю песенку и складываю кораблики.
Все началось с того, что нам с Сережкой Иван Васильевич рассказал японскую легенду: если сделать тысячу бумажных журавликов, то исполнится любое, самое сокровенное желание. Мы всех опросили, никто не знал, как этих журавликов делают, а Иван Васильевич умел делать кораблики. Вот он нас и научил. Теперь я целыми днями складываю из белой разлинованной бумаги кораблики. У Сережки кораблики не получаются, и поэтому он решил делать бумажные самолетики. Ему проще - он пишет одно и то же желание на каждом листе, да и самолетики легче делать. Готовые самолетики он пускает из окна и смотрит, как они улетают и уносят его желание в небо. Мне приходится кораблики собирать и ждать прогулки, тогда я отпускаю их в фонтан во дворе.
Сережка говорит, что я все делаю неправильно. Желание нужно писать одно, самое-самое заветное, а его самолетики, в отличие от моих корабликов, летят прямо на небо и попадают к богу. Поэтому его желание точно сбудется.
Я считаю, что он неправ. Каждую ночь, когда в фонтане меняют воду, мои кораблики по водосточным трубам уплывают в речку, из реки в море. В позапрошлом году родители возили меня на море. Я видел, какое оно огромное и сливается с небом. Плывут мои кораблики по морю и заплывают прямо на небо. Вот. А Сережкины самолетики часто падают прямо под окнами и лежат на земле. Я сам видел.
Мы с Сережкой вечером из-за этого разругались и чуть не разодрались. Я запустил в него подушкой, а потом мы целый час не разговаривали.
Ночью я лежал и думал. Писать на каждом листочке одно и то же желание скучно. Бог - он ведь мудрый и все про всех знает. Он обязательно поймет, о чем я прошу.
Я ведь просто хочу начать … ходить.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 06.03.2012, 17:06 | Сообщение # 10
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Заветное желание


Темная снеговая туча медленно ползла над городом, грозя неминуемым и обильным снегопадом. Весь мир готовился встречать католическое рождество. Город жил в ожидании снега и новогодних чудес, спешно украшаясь разноцветной мишурой и гирляндами ярких лампочек. Люди пробегали мимо елочных базаров, лотков, заваленных мишурой и елочными украшениями, зазывно манящих витрин, и, желая того или нет, пропитывались духом новогоднего волшебства. Если бы люди хотя бы на минуту остановились и прислушались, то, возможно, все было бы и по-другому; но люди не умеют слышать едва слышные шаги волшебства и неразличимые голоса таинства. А голоса доносились как раз из огромной снеговой тучи…
- Мама, мама, ну хватит, отпусти, хочу вниз, посмотреть на этот огромный город и чудных людей.
- Милая, не спеши, все успеешь. Лучше повтори, что ты должна сделать?
- Мама, ну я же все помню, сколько можно повторять. Спускаюсь вниз, выбираю человека, сажусь ему на ладошку и до наступления Рождества должна выполнить три его желания.
- Милая, только не спеши, люди - странные создания, иногда они сами не знают, что хотят. Будь, пожалуйста, осторожнее.

Алексей, кутаясь в куцую, тоненькую курточку, бежал в крупнейший торговый центр города. Сегодня должны были объявить, кто выиграл конкурс на украшение центральной витрины. Везунчик отхватит хорошо оплачиваемый контракт и устойчивую репутацию лучшего в городе художника-оформителя. Эскизы оформления витрины были сданы еще месяц тому назад, и сегодня должны были объявить имя счастливчика. Для молодого художника без имени и протекции получить такой заказ было практически невозможно. Целый месяц Алексей провел в мастерской, подготавливая манекен. Выливал из воска болванку головы. Вручную вылепливая мелкие детали, раскрашивал и оттенял. Целый месяц он создавал свою мечту, свою Галатею. Сегодня Алексей опаздывал. В объемной спортивной сумке, тщательно упакованные, лежали голова и кисти рук будущего манекена. Внутренне он уже был настроен на проигрыш, но все-таки бежал и твердил про себя: « Только бы выиграть заказ, только бы выиграть заказ…»
Снежная туча замерла на минуту, зацепилась за высокий шпиль собора, тяжело осела на крыши высоких домов и высыпала на город миллиард хрупких и прекрасных снежинок. Снег падал крупными хлопьями, забивался в шапки и воротники. Алексей вытянул перед собой руку, поймал на ладонь хрупкую снежинку и в который раз удивился совершенству природы, способной создавать такие идеальные линии. Секундное замешательство - и вновь в голове осталась только одна мысль: «Только бы выиграть заказ». Алексей еще прибавил шагу.
В торговый центр Алексей ворвался в тот момент, когда уже открывали конверт с именем победителя. В зале прозвучали слова: « Конкурс на оформление главной витрины торгового центра выиграл… Алексей Соколовский». Со всех сторон раздались аплодисменты, и кто-то пихнул Алексея в бок: «Ну что стоишь, счастливчик, иди подписывай договор». Все, что произошло в последние минуты, просто не укладывалось у Алексея в голове, это было настоящее рождественское волшебство. Дальнейший день пролетел как во сне: сутолока с получением заказа, материалов, украшений и рекламного товара мелькала, как мозаика в калейдоскопе. И только когда в торговом центре утихла предрождественская суета и охранник закрыл дверь за последним посетителем, Алексей смог спокойно оглядеть творение своих рук. Перед зеркалом в ажурной раме, стоящим на изящном столике, сидела Снегурочка, разглядывающая на тонкой руке великолепное кольцо. Светлая коса перекинута через плечо, распахнутые огромные голубые глаза, слегка приоткрытые пухлые губки. Она была чудо как прекрасна, но чего-то в ней не хватало. Прекрасная, невинная и ... неживая.
Алексей поменял на манекене парик, сменив скромную косу на россыпь длинных локонов. Приподнял локоны наверх, скрепив замысловато блестящими заколками и украсив роскошной диадемой. Пара мазков румянами, немного теней, длинные искусственные ресницы и слегка тронутые блеском губы. Изменить поворот руки, чуть-чуть окинуть голову назад. И вот на Алексея уже смотрит не Снегурочка, а Снежная королева. Прекрасная, властная и стервозная. В каждом жесте и каждом движении была власть, сила и очарование. Ну что поделать - нравились Алексею стервы. Глядя на холодную, завораживающую красоту, Алексей подумал: «Боже, какая женщина, ну почему это только кукла, если бы она была живой...» С этой навязчивой мыслью в голове Алексей вышел покурить к черному выходу. Поболтал с охранником. Но зачарованная красавица так и не выходила из головы. Вернувшись, Алексей занялся развешиванием декоративных сосулек, стеклянных шаров и колокольчиков. Тонкой кисточкой разрисовал стекло, нанеся на него оправу из изящной морозной вязи. На улице было уже совсем темно, поздние прохожие, кутаясь в поднятые воротники, пробегали мимо, спеша домой, когда Алексей занялся выставлением подсветки. Когда свет был выставлен, Снежная королева заиграла всеми красками жизни. Зазывный блеск голубых глаз, мерцание губ, словно зовущих к поцелую. Боже, как она была прекрасна и желанна, созданная для того, чтобы повелевать и быть любимой, недосягаемая, как божество. Это было даже жестоко: такая красота - и только манекен. Алексей не удержался и дотронулся до руки, изящно лежавшей на подлокотнике ледяного трона. Рука была теплой… Не веря себе, Алексей коснулся атласной щеки… Лицо было теплым и казалось живым… Наверное, нагрелась от света прожектора, мелькнула успокаивающая мысль; и тут… королева улыбнулась, сверкнув белоснежными зубками. Алексей от неожиданности отшатнулся, но почувствовал, как его крепко держат за руку. Снежная красавица властно притянула его к себе и прильнула к губам требовательным и жарким поцелуем, тонкая ручка уверенно проникла под свитер Алексея. «Боже, - только успел подумать Алексей. –Какая женщина!!!». Голова шла кругом. Хочу всегда быть с ней! Мысль прозвучала приговором. Где-то над головой насмешливо звякнули сосульки и колокольчики, мир завертелся перед глазами и померк.
Утром работники торгового центра завороженно рассматривали новую витрину. Стекло изнутри было покрыто легкой изморозью, ледяная виньетка создавала раму. За стеклом на хрустальном троне сидела надменная и завораживающе прекрасная Снежная королева; у ее ног на полу сидел, замерев, юноша, выкладывающий из ледяных осколков слово «Вечность».
- Надо же, посмотри, как мужской манекен похож на художника-оформителя.
- Мастер, какой мастер. Посмотри, ведь как живые сидят. Вот только я вчера эскиз видел, там один манекен был, да и не Снежная королева, а Снегурочка.
- Да ладно натура творческая, вчера один - сегодня два, главное, такой красивой витрины у нас еще ни разу не было.

- Доченька, ну я же предупреждала тебя: будь осторожнее с исполнением желаний. Эти люди никогда сами не знают, чего хотят.
- Мама, мне его жалко, он такой милый. Можно, я исполню еще одно его желание, четвертое, ну в качестве исключения.
- К сожалению, милая, он уже не в состоянии что- либо пожелать. Ну не расстраивайся, через неделю Новый год. Глядишь, Дедушка и исправит твою ошибку, ты же весь год была умницей, и он обязательно должен исполнить твое самое заветное желание.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 06.03.2012, 17:16 | Сообщение # 11
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
О времена, о нравы

Ох, Акимыч, намаялась я. Устала. Ты чайку-то подливай, подливай. Я тебе сейчас все расскажу…
Не люблю я город. Ну, не люблю и все тут. Нога бы моя туда не ступала, а куда деваться – сестренку младшую давно не видела. Просто нутром чуяла, неладно у нее. Сердце ноет, по ночам совсем спать не могла. Вот собралась и поехала. Как в городе люди живут, не пойму. Прямо по вокзалу злыдни с шишунами шастают, какие-то сумки, баулы из угла в угол перетаскивают. В переходе Боли–башка сидит, помощи просит. Раньше только в ягодных заповедных местах встречался, а сейчас сидит себе, пальтишко – заплатка на заплатке, глазки печальные, голосок тонюсенький – «Сами мы не местные… помогите, кто может… деньги, документы украли…» Такого только пожалей, сразу незримо на шею прыгнет, голову обручем сожмет и давай по городу кружить… Потом бедолаги жалуются: весь день пробегал и ничего не сделал, все на одном месте крутился…
Села в автобус, так уже через остановку в карман Анчутка беспятый залез. Поймала его за ухо, да в кармане за хвост наговоренной булавкой пристегнула. Анчутка рвется, верещит, народ оглядывается, а что к чему – не поймет. Темные люди, обычного чертенка и то разглядеть не могут.
Вот и творится в городе черт знает что. Полуденицы инструкторами по аэробике устроились. С людей по семь потов сгоняют. Повитрули вдоль дорог стоят, озабоченных дурачков поджидают. Да ладно просто повитрули, так ведь в их толпе и вештицы проглядывают. А потом врачи удивляются, чего это у молодых, здоровых мужиков то инфаркт, то импотенция. Вся нечисть в городе собралась. А сколько маньяков по городу шастает. Идет видный мужик, в руках букетик, в пакете бутылка вина да коробка конфет. Ну, сам понимаешь, набор-то известный. А за ним хвост огненный стелется, и никто его не замечает.
Во дворе моей непутевой сестренки чистенько. Цветочки посажены. Бабульки на лавочках сидят. Не поверишь, за столом с мужиками в домино сам Припекало режется, а бабы ноль внимания.
Ох и безалаберная у меня сестренка: ни иголки над притолокой, ни чертополоха на двери, заходи, бери что хочешь. Не удивлюсь, если в прихожке где-нибудь чудилко спрятано. Дом запущен. Серая хмарь по углам висит. Тягостно. Безрадостно. Выложила на кухне подарки. Земляничное варение, медку липового, грибов соленых да сушеных, медовухи бутылочку да настойки целебной. Попили чайку на кухне. Сеструха с мужем друг на друга не смотрят, от меня глаза прячут, как будто черный кот между ними пробежал. Вечерком отправились супруги в кино. Они меня с собой, конечно, звали, так я отказалась, чего я мавок да навь что ли не видела? Мне свободный вечер очень даже на руку. Только они за дверь, я сразу в их спальню. Ну, ты-то знаешь: все проблемы между супругами в спальне начинаются. Вытащила Анчутку из кармана, вручила ему веник из вербены, дубовых веток да зверобоя и отправила провинность отрабатывать: все уголочки, все закоулочки выметать, нечисть выгонять, а не то пообещала Чуру отдать.
Ты бы видел, как чертенок задание выполняет, когда ему на хвост наступили. За минуту все вымел, только пыль столбом стояла. Всю хмарь в пригоршню собрал и в форточку выкинул и сам следом сиганул. Тут из под кровати выскочил, пушистый, лопоухий, черный кот с веточкой белены в пасти, чихает, нос лапой трет. Едва успела схватить его за шиворот да за дверь выпроводить. Представляешь, они Нелюба до размера приличной собаки раскормили. Положила ветку остролиста под матрас, авось за ним и сам Люб придет. Амулеты по углам попрятала, входную дверь заговорила.
Ну вот и все… Порядок у сестренки навела, теперь у нее все должно наладиться, а сама скорее сюда. Душой отдыхать. Эти городские еще боятся к нам ехать – говорят, у нас в лесу страшно, да нечисто. Ой, глупые. Да я ж у нас последнего лешего года два тому назад видела. Как они там в городе живут – не пойму. Умаялась я, Акимыч, пойду прилягу, ты уж сегодня сам со стола прибери.
- Иди отдыхай, Берегенюшка, я ужо приберу.
Долго домовой кружился у стола, наводя порядок, потом присел у окна и, вглядываясь в темноту дремучего леса, размышлял о странностях жизни, тихонечко ворча под нос: «О времена, о нравы…»

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 06.03.2012, 17:37 | Сообщение # 12
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Тао

в соавторстве с Александром Георгиевым

Кофе отдавал духами, шуршали несданные отчеты, предвещая гнев лейтенанта.
- Слушай сюда, напарник. Я на этой планете сижу уже пятый год; дыра, прямо скажем, еще та. Планета Таотерра - Мекка гламурных шопоголиков. Они сюда едут со всего света за чертовым флакончиком духов, которые больше нигде не продают и не производят. Три флакона в руки, и ни каплей больше.
Я вздохнул, глядя на толпу туристов. Допил кофе и проверил, работает ли анализатор Свейнсона.
- Только здесь произрастает тао, то самое растение, являющееся основным компонентом духов. Вся экономика планеты крутится вокруг невзрачного кустика с непередаваемым запахом. Духи «Тао», шампунь «Тао», гель для душа с тао, сумочки из кожи тредата, питающегося только молодыми побегами тао. Здесь все пропитано этим проклятым ароматом. Основным способом контрабанды является вывоз семян тао. На других планетах он растет, цветет и умирает в течение года, и еще никто и никогда не смог получить семена. Поэтому один грамм чертовых семян стоит как центнер плутония. Вот мы и сидим на проклятой планете, благоухающей, как продажная красотка, чтобы отлавливать идиотов, пытающихся вывезти эти семена, чтобы другие идиоты вырастили один-единственный урожай.
- Сэм, ты чего сегодня завелся? Я уже месяц с тобой проверяю корабли – к чему лекция?
- Сейчас увидишь. Все, что было до этого, - просто разминка. Сегодня будет настоящее шоу. Не забудь взять пилюли от головной боли.- Сэм отбросил листок со списком пассажиров сегодняшнего рейса.

Полчаса спустя таможенники стояли у звездолета, сверяя пассажиров со списком.
Группа туристок с законопослушной Синты. Маленькие, вежливые и улыбчивые, они дружно кивали зеленоватыми яйцеподобными головами.
Парочка светских львиц с Рогандо.
Семейство венерианцев с малолетним вертлявым отпрыском.
Крупная, темнокожая гранд-дама с Кибберы.
В общем, ничего сверхъестественного, рейс как рейс. И тут появилась ОНА… Шикарная, высокая блондинка плыла на безумно длинных ногах в сторону звездолета. На таких ногах точно не ходят, а плывут или ступают. Крохотная юбка едва прикрывала ажурную кромку чулок. Прозрачная блузка, расстегнутая почти до пояса, скорее окаймляла, чем прикрывала остальные достоинства. Сверху это совершенство венчала идеально вылепленная головка с высокими скулами, пухлыми, яркими губами и порочными глазами. У Дика пересохло во рту. Багажа при шикарной красотке почти не было: крошечная сумочка через плечо и небольшой дорогущий саквояж из кожи тредата.
- Рад Вас приветствовать, мадемуазель Натанаэлла, - выдохнул Сэм.
- О, Сэм, вы еще здесь. Рада встрече. Ну, мальчики, жду Вас в гости.
- Куда же мы без вас, мадемуазель? Заглянем обязательно.
Натанаэлла улыбнулась белоснежной улыбкой, подмигнула и прошла мимо, плавно покачивая бедрами. За ней плотным облаком стелился аромат «Тао».
- Дик, рот закрой.
- Она что, купается в этих духах?
- И купается тоже. В общем, так: свейнсонову «подушку» в руки, собаку на поводок и в обход. Мадемуазель оставляем на сладкое, без меня туда не суйся.
Обход кают занял почти час. Стандартная процедура: запускаешь в каюту собаку, все, что ее заинтересует, осматривается с помощью анализатора Свейнсона. Он реагирует даже на очень слабый запах тао. В общем, работка не бей лежачего. Чаще всего «подушка» срабатывала на флакончики с духами, а так как по правилам все средства с тао должны быть выложены на столик у входа в каюту, то и с этим проблем не возникало.
Закончив обход, мы подошли к каюте Натанаэллы.
- Дик, остановись. С собакой туда входить нельзя, мы уже у нее трех собак, считай, потеряли. Нюх отшибает надолго. Детектором ее тоже не проверишь, зашкаливает. Им можно только кое-какие вещи посмотреть, и то, если не в каюте. Так что все только вприглядку и на ощупь. Пойду отведу собаку, а ты можешь приступать, - я усмехнулся и отправился с псом к выходу.

Дик уверенно постучал в дверь.
- Мальчики, заходите.
В каюте стоял насыщенный и стойкий запах тао.
- Мадемуазель Натанаэлла, должен Вас предупредить, что вывоз …
- Не утруждайте себя… Как Вас зовут?
- Дик Стоун.
- Не утруждайте себя, Дик, я прилетаю за духами каждые три месяца - очень люблю этот аромат. Мне Сэм права и обязанности уже раз пятнадцать читал.
С этими словами Натанаэлла нагнулась, продемонстрировав цвет призрачных трусиков, и подняла с пола саквояж. Подойдя к столику у двери, начала не спеша выкладывать содержимое. Стандартные три флакончика духов, гель для душа, шампунь, масло для тела, мыло, тальк, крем - и все с ароматом тао. Потом на диван полетели изящные комплекты нижнего белья, чулки, блузка, топик, пеньюар, еще одна крошечная юбочка, узкие брюки и всякие женские штуки. Пустой саквояж и сумка из кожи тредата тоже оказались на столике. Сначала Дик с помощью свейнсоновой подушки все же попытался проверить вещи на диване, но прибор зашкаливало. Пришлось прощупывать все подряд. А если учесть, что в одном грамме тао примерно тридцать семян, работенка оказалась не из быстрых. Лоб Дика покрылся испариной. Потом еще стандартная проверка местной продукции, так что концу осмотра Дик понимал, почему Сэма тошнит от запаха тао.
Натанаэлла сидела в кресле, закинув бесконечно длинные ноги одну на другую, с безмятежной улыбкой наблюдала за мучениями таможенника и покачивала туфелькой. Закончив с вещами, Дик подошел к Натанаэлле, сел напротив.
- Мадемуазель, вы понимаете, что вывоз хотя бы одного семечка тао грозит вам двадцатью годами каторги?
Ножка освободилась от туфельки и, словно по волшебству, оказалась у него на колене.
- Вы думаете, кандалы будут смотреться на моих чудесных ногах как украшение? - и ножка, перебирая пальчиками, продвинулась выше по ноге Дика.
- Не думаю, – выдохнул Дик, сглотнув комок в горле.
- Ну что, Дик, личный досмотр производить будешь? Мне раздеваться?
- Для этого следует дождаться Сэма.
- Решил порадовать напарника? Так он меня уже неоднократно видел и ничего нового не обнаружит.
Дик отвел глаза. В поле зрения попала пачка сигарет, сиротливо лежащая на краю стола.
- Разрешите ваши сигареты?
- Да, конечно. – Натанаэлла открыла пачку, выудила себе одну штуку, а остальное подвинула к Дику.
- Молодой человек, дайте, пожалуйста, даме прикурить, - она нагнулась, продемонстрировав ложбинку в вырезе кофточки.
Дик щелкнул зажигалкой и так и остался сидеть, держа сигареты в руках, пытаясь восстановить дыхание. Натанаэлла курила, глубоко затягиваясь и выпуская тонкие кольца дыма.
Через несколько минут наконец-то заявился Сэм.
- Ну как, жив еще? Натанаэлла, опять новичка до инфаркта довела? Кстати, а чем это у Вас пахнет?
В воздухе стоял аромат духов, табака и еще чего-то неуловимого, одновременно пряного и освежающего.
- Чем она тут у тебя занималась?
- Курила.
Сэм схватил сигареты и выскочил с «подушкой» в коридор, через пару секунд вернулся.
- Чисто. А где окурок?
- Сэм, милый, ты же знаешь - я ненавижу запах бычков, окурок в банке.
Восстановить что-либо из «банки» - молекулярного утилизатора - еще не удавалось никому.
- Шикуешь, мадемуазель Ната? Как тебе сигаретка за полмиллиона кредиток?
- О, я так люблю себя иногда побаловать… Тем более, полмиллиона - это там, а тут - парочка многообещающих взглядов.
- Натанаэлла, знаешь, я тебя иногда обожаю.
- Знаю, Сэм, знаю… Ну так что, раздеваться, или осмотр закончен?
- Осмотр закончен. Вот ведь женщина, ни разу не повторилась… Пошли, Дик, писать отчет о том, как мы прошляпили контрабанду, но предотвратили ее вывоз. На моем счету это уже пятнадцатый случай.
- Сэм, я буду по тебе скучать.
-Я по тебе тоже, Натанаэлла.

Туристский «Карбо» ушел своим рейсом, увозя прекрасную контрабандистку. А мы с Диком отправились получать нагоняй.

Боже, какая стерва, как я ее уважаю, ведь действительно ни разу не повторилась, и главное… идеальная сообщница. У Наты абсолютно отсутствует обоняние, поэтому ей и удается этот трюк с духами, другая бы давно свихнулась. Я-то ей личный досмотр еще на третьем визите умудрился провести и трюк с грудью давно знаю, но моих напарников разводит как слепых щенков.
Вообще, натуральной груди там маловато, а то, что колышется, – это просто симпатичные контейнеры под семена тао. Напарники из штанов выпрыгивают, а у меня на банковскую карту капают неплохие проценты – каждому свое. Еще 3-4 рейса, и можно завязывать со скучной жизнью таможенника и отправляться куда-нибудь на Акьо, валяться на черном песочке до конца своей безбедной жизни.

Снова утренний кофе, отдающий вездесущим тао, ненаписанные отчеты и «Карбо», который должен прибыть завтра…
- Сэм, принимай нового напарника. Знакомься, это Шелла Мак-Гарм.
Передо мной стояла огромная, монументальная девица с лицом каменного истукана, преисполненного гордостью за исполняемый долг. Девица хмуро сопела, свысока глядя на меня.
Ну, Натанаэлла, девочка моя, держись. Я ставлю на тебя.

© Copyright: Ксения Быкова, 2010



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 17.09.2013, 17:00 | Сообщение # 13
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Автор: Ксенофобия

НЕУДАЧНАЯ КОМАНДИРОВКА


Что то сломалось в небесной канцелярии. Все в этот день пошло наперекосяк. Раннюю утреннюю хмарь разрезал нудный звонок скайпфона. Робот-секретарь известила, что конференция, на которой я должен был выступать, состоится на две недели раньше, и если я собираюсь на ней присутствовать, то вылетать нужно уже сегодня в полдень. Весь утренний ритуал коту под хвост. Не знаю, как кто, а лично я не человек, если меня разбудить в половине седьмого, не дать понежиться еще полчасика в блаженном, уютном тепле кровати, да еще и выкинуть на улицу без чашечки крепкого, ароматного кофе с горячими круассанами . Если ритуал не соблюден, то весь день насмарку. Но сегодня было не до того. Поручив секретарю забронировать билет на ближайший космолет, я в спешке собирал багаж. Закидывал вперемешку в дорожный саквояж одежду, умывальные принадлежности и недописанный доклад. Кофе варить было уже некогда. На ходу сжевал бутерброд с подсохшим сыром и выскочил на улицу, под мелкий, нудный дождик.
Дорога до космопорта заняла всего каких-то три часа, проклятые пробки убили последнюю надежду на чашечку кофе хотя бы из автомата. Если не везет, то не везет во всем. Билет оказался забронирован не на комфортабельный туристический космолайнер, а на старенький, работягу карбо. Новость о том, что я являюсь обладателем крохотной двухместной каюты с неизвестным попутчиком на целую неделю, явно не прибавила положительных эмоций. Все попытки уговорить диспетчера транспортной компании поменять билет на одноместную каюту не принесли успеха.
Злой, помятый, невыспавшийся и голодный, я предстал пред ясные очи своего попутчика. Невысокий, улыбчивый толстячок чем-то неуловимо напоминал британского кота, вызывая непреодолимое желание почесать за ушком или ущипнуть за упругую, круглую щеку. Тряхнув нечесаной головой, я попытался избавиться от странного наваждения, швырнул саквояж в тесный шкафчик и отправился на поиски кают-компании в надежде раздобыть себе все-таки кофе и чего-нибудь съестного. Моя черная полоса не отпускала: робот-стюард сдержанно оповестил меня, что буфет начнет работать только после того, как корабль выйдет за пределы Солнечной системы и ляжет на положенный курс, а пока предложил проследовать в каюту и занять место в специальном кресле, во избежание воздействия перегрузок на неподготовленный организм. Мой организм уже получил на сегодня свое количество перегрузок и требовал только двух вещей: есть и спать. На грани закипания я вернулся в свою каюту и упал лицом вниз на узкую неудобную койку, игнорируя рекомендации стюарда, повторенные нудным голосом из динамика. Внезапно все силы вылетели из меня, как выходит воздух из сдувающегося шарика. Наверное, карбо пошел на взлет и начались все-таки обещанные «незначительные» перегрузки.
- Молодой человек, не треплите себе нервную систему. Семен Соломонович знает, что вам нужно. Послушайтесь мудрого совета, займите место в перегрузочном кресле.
Сил спорить не было, и я перенес свое бренное тело в кресло и даже застегнул предохранительный ремень. Попутчик, как истинный волшебник, пододвинул ко мне маленький столик на колесах. Кудесник, настоящий кудесник. На столике, застеленном отбеленной льняной салфеткой, на пластиковой тарелке возвышалась горка домашних пирожков с тонкой золотистой корочкой, испускающей ошеломительный аромат. Тем временем Семен Соломонович продолжал священнодействовать: из видавшего виды саквояжа он извлек раритетный металлический термос, открыл его и разлил в крышки еще горячий крепкий кофе. Задумался на минуточку и вынул маленькую фляжку, щедро плеснул в кофе темно-коричневой жидкости с насыщенным запахом трав и едва уловимым спиртовым ароматом.
- Коньяк?
-Ну что вы, молодой человек! Кофе с коньяком - это для дешевых забегаловок, настоящие знатоки в кофе добавляют бальзам. Этот бальзам абсолютно уникален: настоян на двадцати трех травах, настоящий эликсир здоровья, Придает силы, успокаивает нервную систему, повышает… а впрочем, молодой человек, вот об этом вам еще рано заботиться. Так что пейте, наслаждайтесь и успокаивайте нервную систему. Утречко-то у вас, видать, явно было не из легких.
- Вы волшебник?
- Ну что вы, не льстите мне. Я всего лишь опытный путешественник. Семен Соломонович Гольдман, сотрудник биомедицинского центра, специализирующегося на изготовлении уникальных препаратов из экологически чистых растений.
- Сергей Владимирович Липский, профессор Евразийского университета по специализации «История космических межрасовых контактов».
Официальная часть знакомства была закончена вежливыми кивками.
- При такой специальности вам тоже, наверное, часто приходится путешествовать?
- Ну что вы, я чаще рассказываю о контактах студентам, чем участвую в них. Хотя, конечно, приходится и летать, но на космолетах повыше классом - так сказать, статус предписывает.
- А мне приходится проводить в перелетах по полгода, так что на чем только не приходилось путешествовать, частенько даже на грузоперевозчиках; так сказать, сырье забрал, товар доставил - и наше вам с кисточкой, уважаемый Семен Соломонович. Зато какие уникальные места поглядел, какая природа, какое буйство красок! Как жаль, что матушка-природа не дала мне таланта к изобразительным искусствам. Ели бы вы видели весной пустыню Антайя. Бирюзовое море хабиса с белопенными головками цветов. Это уникальное растение распускается всего на три дня, полностью преображая красную скалистую Антайю. Ложишься спать в унылой пустыне, а просыпаешься в волшебной сказке, и только три дня на то, чтобы прорасти, зацвести, отплодоносить и засеять скалы для следующего года. В противоположность ему, крошечная планетка Гамита покрыта непроходимыми лесами, каждый метр свободной земли приходится просто отвоевывать у леса. Вечером лег спать на подстилке из травы, а к утру палатка раскачивается в гамаке из подросших кустарников. Правда, и сами понятия «утро» и «вечер» на Гамите весьма относительны: планета столь невелика, что день там длится всего четыре часа, а ночь три. Там не бывает зимы или лета, сезонного перепада температур. Круглый год днем плюс двадцать пять, а ночью плюс двадцать; но, несмотря на эт,о роса там, скажу я вам, с приличную фасолину, она компенсирует отсутствие дождей. Весьма, я вам скажу, уютный и красочный мирок. Только там произрастает чудесный цветок фируц. Представьте себе: на полуметровом стебле качается пурпурная чаша, заполненная прозрачной целебной росой, и цветет это растение одним бутоном в пять лет. Представляете?
- Вы так красиво рассказываете, что, пожалуй, я возьму на заметку эту планету и обязательно слетаю туда в отпуск, полюбоваться таким чудесным мирком. Как вы назвали планету? Гамита?
- К сожалению, вас туда не пустят. Это частная планета, и хозяин ее весьма недружелюбен к гостям.
- А как же вы туда попали?
-О, это абсолютно уникальная история. После четвертой мировой войны у многих землян возникли проблемы с деторождением. Наш институт тоже занимался проблемой восстановления репродуктивной деятельности организма. Вы помните, проблема стояла очень остро, а все исследования требовали большого количества времени. Время, к сожалению, было далеко не у всех пациентов. Вот к нам и обратилась пара, у которой было очень много денег и очень мало времени. Биологические часы мадам уже начинали давать сбои. В их случае вопрос стоял так: сейчас или некогда. В нашем институте уже были закончены испытания нового препарата на приматах, с весьма, я вам скажу, успешным результатом. Детеныши шимпанзе рождались очень крепкие, с великолепной иммунной системой, весьма сообразительные и без каких-либо побочных эффектов как у самок, так и у потомства. Мадам отказалась ждать, пока пройдут испытания на людях, и вызвалась быть добровольцем: на ней и еще нескольких дамах проводили эксперимент. Буквально через пару недель после приема препарата все подопечные благополучно забеременели, абсолютно естественным путем, прекрасно выносили плод, а патология выявилась только при родах и только у нашей героини. У мадам родился очаровательный, крепкий малыш, но с небольшими нарушениями в гипофизе. Мальчик был покрыт густой, пушистой шерсткой. Малыш рос как на дрожжах, превосходил своих сверстников как в умственном, так и в физическом отношении, но справиться с буйно растущим обилием волос ученые оказались пока не в силах. Бедного ребенка буквально третировали в школе и на улице. Он перешел на домашнее обучение, Для него оказалось невозможным посещение магазинов или развлекательных центров, папарацци осаждали дом наших клиентов, в желтой прессе мелькали весьма пикантные заметки с намеками, от кого и каким образом умудрилась забеременеть мадам. Устав от такого ажиотажа, наши клиенты приобрели планету Гамита, на небольшом каменном плато выстроили весьма уютное поместье и перебрались туда вместе с малышом и небольшим количеством слуг. Время от времени сотрудники медицинского центра посещали планету, обследовали мальчика, привозили новые препараты, но видимого улучшения не наступало. Попутно представители института заинтересовались флорой Гамиты, а флора там действительно уникальна. Время шло, мальчик вырос в высокого, хорошо развитого молодого человека, но выглядел он, как легенда двадцатого века - помните эту сказку про снежного человека? Вот на Гамите и жил настоящий йети, никогда в жизни не видевший снега. Постепенно у наших клиентов лопнуло терпение, они обвинили сотрудников института в том, что растения их интересуют больше, чем судьба их единственного наследника, и запретили появляться посторонним на Гамите. Вот тут-то и вступил в игру ваш достопочтенный собеседник Семен Соломонович. Самое сложное в моем плане было - выбрать напарницу. Красивые девушки мало думают о науке и много - о симпатичных мужчинах. Мне же была нужна умница, которая смогла бы прожить пару лет на Гамите, произвести необходимые исследования и не испугаться ухаживания молодого, неглупого йети. Мы же с вами образованные люди и знаем, что повышенное количество гормонов, вызывающих бурный рост волос, - это признак и повышенного мужского темперамента. На этом и был выстроен мой не слишком изощренный план. Я выбрал Настеньку: она обладала аналитическим умом и неутомимой работоспособностью. По современным меркам ее сложно назвать красавицей, но что бы понимала современная молодежь в красоте. Рыженькая, веснушчатая, с весьма приятными округлостями, легким характером и заразительным смехом, она просто должна была сразить наповал молодого человека, не избалованного женским вниманием. Когда то давным-давно, в детстве, еще до войны, я попал в художественный музей; там висела картина художника двадцатого века. Боже, какое впечатление на меня произвела эта картина! Вообще старинные художники редко рисовали худосочных дам, они имели настоящий вкус к женщинам. Эта картина так и стоит у меня перед глазами: темное помещение варварской помывочной комнаты - и обнаженная солнечная женщина, воплощение женственности, безмятежного счастья, домашнего уюта и будущего материнства. Я встречал позже репродукции этой картины, но, поверьте, они не передают и десятой части энергетики оригинала. Нет в репродукциях частички души автора. Человечество много потеряло, не сумев сохранить в той войне оригиналы старинных полотен.
Так вот, вместе с Настасьей нас на спасательной капсуле высадили втайне на Гамиту. Капсулу пришлось уничтожить, разыграв сцену с аварийным приземлением, а мы еще трое суток пробирались через джунгли к поместью. Пили воду из поющих родников - и это, молодой человек, не преувеличение. Вода выбивается на этой планете из недр тонкими струйками, но с очень большим напором, поверхность родниковых чаш покрыта мелкими пузырьками, которые лопаются и шипят, как давно забытая газировка, а на дне кувыркаются и постукивают друг о друга круглые камешки, создавая абсолютно уникальный звуковой фон. Можно часами стоять и слушать эту музыку. Вот там-то и встретились моя Настенька и Йети. Картина, достойная кисти, я вам скажу. Раннее утро. Первые лучи солнца, запутавшиеся в золотистых локонах наяды сидящей у родника. Огромный цветок пурпурного фируца в руках девушки бросает алые отблески на круглые щечки, придавая им чудный румянец... И он, похожий на первобытного фавна из старинных легенд. Поверьте, ни рваная форма, ни огромный рюкзак, ни даже присутствие моей малоэстетичной особы не могли испортить очарования этой картины.
В общем, как я и предполагал, меня депортировали с частной планеты, а Настеньку оставили гостьей, разрешив ей изучать флору Гамиты.
Вернулась она только через несколько лет. Похудевшая, похорошевшая, с лихорадочным блеском в глазах и уникальным материалом. Подробнейший гербарий, образцы растений, описания условий произрастания и их лекарственных свойств. Выбила себе персональную лабораторию и закрылась от всего окружающего мира, категорически отказавшись рассказывать о пребывании на таинственной планете. Год, целый год работала как проклятая в условиях абсолютной секретности, а потом… она пропала. Вечером, как всегда, допоздна сидела в лаборатории, а утром ее уже не было. Боже, какой был скандал! Вместе с ней исчезли дневники, отчеты, формулы, образцы – всё, над чем она работала последний год, буквально растворилось в воздухе.
- И что, так ее больше и не нашли?
- Отчего же, нашли, конечно. Она сама связалась с институтом через несколько месяцев, предложив ему выкупить у нее уникальную формулу депилятора. В качестве лабораторного экспоната привезла своего жениха - того самого отпрыска богатого и родовитого семейства. Очаровательный, я вам скажу, молодой человек - и абсолютно никакой излишней растительности на лице и теле. Гладкий, извиняюсь за сравнение, как попка младенца.
- Ну и что, выкупили? – усомнился я. – Ведь разработки производились в лабораториях и на оборудовании института, да и девушка тогда еще являлась сотрудницей, так что можно было подать в суд - ведь она практически обворовала учреждение. А сообщника нашли? Какой бы она ни была умницей- разумницей, а одной провернуть все ей было не под силу.
- Выкупили. Я же вам говорил, что у нее голова отлично соображает. Она все провернула так, что институту просто было некуда деваться. Когда Настасья с женихом объявили о том, что хотят пожениться, родители молодого человека встали на дыбы. Да, понятно, что за волосатое чудище не каждая девушка пойдет, но наличие больших денег и почти безупречной родословной – это, как ни крути большой плюс; а тут наша Настасья, вся из себя дворняжка, без роду без племени, да еще и бесприданница. Скрашивать досуг наследника - это всегда пожалуйста, а вот становиться матерью продолжателей рода - увольте. Вот и пришлось молодым разрабатывать этот план. Вывез жених нашу Настенку на частном космолайнере вместе с материалами исследований, а институту некуда было деваться, так как к этому времени уже было известно, что основные компоненты депилятора произрастают только на Гамите и выращивать их в теплицах не представляется возможным. Можно было отсудить формулу, но изготавливать препарат было бы не из чего, так что получила предприимчивая девица круглую сумму за формулу и контракт на поставку компонентов. Сейчас у нее на Гамите своя лаборатория, плантации по выращиванию сырья... а вот фабрику по выпуску самих косметических средств она, увы, не смогла открыть: места маловато на планете, пригодного для построек, да и урон экологии столь крохотной экосистеме был бы нанесен непременно. Так что теперь Настенька весьма богатая дама, светская львица, мать многочисленного семейства.
На основе растений Гамиты она выпустила уже целую серию препаратов. В нее входит депилятор (одно применение - и вы на три месяца забываете о бритье), средство от веснушек, чай для похудения, да и много чего еще. Хотите, я вам покажу образцы нашей продукции?..
И тут меня озарила страшная догадка. Боже, чем я перед тобой так провинился? Неделя в обществе коммерческого представителя навязчивого сетевого маркетинга. Где же я умудрился так нагрешить?
- Уважаемый Семен Соломонович, а не хотите сменить сферу деятельности? У меня в университете есть вакансия преподавателя логистики и маркетинга.
- Ну что вы, Сергей Львович, у меня пока еще две дочки не пристроены. У них, конечно, нет Настиных мозгов, но я еще не теряю надежду на весьма перспективные партии. Так что я пока полетаю… А, вы молодой человек, женаты?...



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 17.09.2013, 17:02 | Сообщение # 14
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Автор: Ксенофобия

ДРУЖЕСКАЯ БЕСЕДА

Тропинка круто подымалась в гору. Щебень выскальзывал из-под ног. Серая пыль забивалась под одежду. Лошадь пришлось оставить на укромной полянке около часа тому назад. По такой тропинке можно разве что на горной козе ехать. И все-таки есть в горах своеобразная прелесть: высокое, бескрайнее небо, незыблемая вечность камня и приятно щекочущее ощущение опасности. Горы - это не для неженок, а для настоящих мужчин. Ох, и высоко же он забрался. Можно, конечно, было и с парадного входа к пещере подобраться, там дорога получше – как-никак, рыцарскими конями утоптанная; но кто его знает, в каком настроении Смагрл: плюнет спросонок огнем - и поминай как звали. Последний привал на плоском сером камне, разогретом на солнышке. Еще немного - и за мшистой скалой скрытый от любопытных глаз вход. Ну, слава богу, дотащился.
- Эй, хозяин, гостей принимаешь?
- Явился, сказочник... давненько не заглядывал.
В пещере у костра, на лежанке из прошлогоднего папоротника, лежал великолепный дракон редкой золотистой масти. Отблески костра играли на крупной чешуе, как будто сотни саламандр танцевали свой огненный танец. Сказочник бесцеремонно выдернул из-под бока ящера большую охапку сушеной травы и устроился напротив.
- Привет, дружище. Ты когда пониже переберешься? До тебя пока долезешь, семь потов сойдет. Никаких сил на светскую беседу не остается.
- Мне ниже нельзя, рыцари одолеют. Здесь-то покоя не дают.
- Так я и поверил. Кто тебя побеспокоит, пяти минут не проживет.
- Вот потому ты уже столько лет таскаешься в горы, чтобы нахамить бедному дракону.
-Я же не виноват, что ты самый замечательный собеседник и неисчерпаемый источник историй. Слышал, ты опять принцессу умыкнул?
- Поклеп. Ее родители сами в ковре привезли.
- Во как? Это что-то новенькое… Рассказывай.
- Да что тут рассказывать... помнишь ту принцессу, что детей не хотела заводить? Не пойду, говорит, замуж, потом дети появятся. Шуметь будут, от них только фигура портится и голова болит…
- Это та, которую ты целый год с семью гномами заставил нянчиться? Помню, помню. Занятная вышла история. Она еще мышей боялась, и пришлось ей хрустальное ложе на серебряных цепях подвешивать, чтобы спала спокойно. Когда жених за ней приехал, перепугался до смерти – подумал, что она в гробу лежит…
- Ну да, не самая удачная кроватка получилась… Зато ты-то как потом покуражился. «В той норе, во тьме печальной, гроб качается хрустальный». Если б ты слышал, как она по ночам визжала, когда мыши шебуршали, ты бы ей и не такое ложе соорудил. Ведь совсем спать не давала. Ну да ладно, сейчас речь не о ней. Представляешь, у нее уже дочь подросла, девица на выданье. Избаловали ее родители - хуже некуда. Женихов в шею из дома гонит, ножками топает, посуду об пол бьет. Вот ее и сдали мне на перевоспитание.
- Да быстро время летит. Смагрл, сколько лет мы с тобой знакомы?
- Люди столько не живут.
-Но-но-но. Это ты на что намекаешь?
- Я не намекаю, а прямым текстом говорю, что сказочники - это та же нечисть, только сильно языкастая.
- Слушай, а вот во рту-то совсем пересохло, ты, того, плеснул бы, что ли, своего заветного напитка.
- Прошлый раз тоже просил только горло смочить для поддержания беседы, а потом сказку сочинил про трехголовое чудовище, страдающее растроением личности. Как ты меня там обозвал? Змеем Горынычем? Хорошо, что ты мне под горячую лапу не попался. Не посчитал бы, сколько лет дружим. Не умеешь пить - не пей.
- Ну и ладно, я сегодня со своим. Посуду доставай. – Сказочник из заплечного мешка вытащил большой бурдюк с вином, а дракон извлек пару чеканных золотых чаш.
- Это ты чего, теперь на золоте ешь-пьешь?
- Ну говорю же тебе, посуду принцесса бьет.
Темно-бордовое вино кроваво отблескивало в золотых сосудах.
- Слушай, готичненько так смотрится – может, про жертвоприношение что-нибудь сочиним? Про то, как ты кровь рыцарей смешиваешь с вином и справляешь кровавую тризну.
-Только с тобой вместе.
-Со мной нельзя. Я герой положительный.
- Это потому, что ты сам про себя придумываешь. Вот как приложу тебя пару раз хвостом по голове - и станешь отрицательным.
- Слушай, Смаргл, у меня уже шея затекла на тебя смотреть, ты бы принял какое-нибудь обличие поменьше.
- Помнится, я при тебе мышью оборачивался, а ты кота из котомки вытащил - еле я успел в расщелину спрятаться.
- Ага, а потом полчаса огнем плевался. Кот, между прочим, воспитанный был, говорящий. Он после того случая неделю бегал вокруг дуба и матом ругался, а потом от меня в бродячий цирк сбежал.
- Туда ему и дорога. А помнишь, как ты мне в оборотное зелье мухоморов подсыпал?
- Да, забавная такая лошадка получилась, смесь осла с верблюдом. На спине с двумя горбами и с аршинными ушами.
- Народ на ярмарке чуть от смеха не помер.
- Не преувеличивай, всем понравилось. Очередь даже покататься выстроилась.
- Нет в тебе сказочник, почтения. Вот и вывихивай шею, не буду превращаться, так я солидней смотрюсь.
- Да ладно тебе, а с принцессой-то что?
-Да ничего - сидит, третий месяц батистовым платочком алмазы с изумрудами протирает. Со скуки волком воет. Клянется за любого, кто ее освободит, замуж выскочить.
- Жениха уже подобрали?
- Да, хороший такой парнишка подвернулся. Первый месяц я все нахалов-самозванцев от пещеры гонял. Ну, сам знаешь. Кто за полцарством ломился, кто надеялся моими сокровищами поживиться. Всё, как всегда: то корову отравленную под пещеру подкинут, то армию с собой приведут. Чужими руками пытались жар загребать, но нам таких не надо. Вот когда схлынул поток желающих нахрапом пещеру взять да в королевские зятья прорваться, тут и появился он. Не больно богатый, но родовитый. На поединок честь по чести вызвал, бился как зверь... Полдня его гонял… На золото да драгоценные камни ни позарился. Нет говорит, отдавай принцессу - и все тут. Отправил его за выкупом. Заказал фарфоровый столовый сервиз на сто персон. Надо же урон возместить. Кандидатуру с королем обсудили. Одобрение на брак получено. Вот вернется, разыграем, как положено, смерть дракона, и пускай свою принцессу забирает.
- Слушай, а ты всех своих принцесс замуж выдал?
- Нет, был у меня один брачок, но это не моя вина. Ядвига с молодости особой красотой не отличалась. Худая как жердь, да и нос длинноват. Характер тоже не сахар: язвительна, вспыльчива... но умна, зараза; а как в шахматы играла! В карты, правда, шельмовала - и хоть бы раз поддалась, никакого уважения ни к драконам, ни к мужчинам. Ну и куда такую пристроишь? А я-то по неопытности ее в пещере с книжками закрыл, так она там всякой каббалистики начиталась - и давай в женихов огнем пуляться да в козлов превращать. Был подходящий жених. Алхимик сильнейший. Он ей в подарок философский камень приволок. Сначала они из-за этого камня разругались - методы применения искали. Представляешь, теперь у алхимика дворец из золота. Жалуется: говорит, зимой холодно, а летом жарко, да тут еще алчные людишки повадились ходить, всёе пытались хоть кусочек отломать, а обратно превратить золото в камень не получается. Пришлось у замка лес непроходимый выращивать. А Ядвига всё пыталась с помощью философского камня зелье омолаживающее создать или эликсир вечной красоты. Объясняли же ей, что тут никакой камень не поможет, а мы ее и такой любим. Психанула, алхимика выгнала, философский камень вдогонку выбросила. Не пойду, говорит, за него замуж, он худой, видите ли, и шевелюра редковата, и вообще зануда редкостный. На себя бы в зеркало посмотрела. Он ей в отместку какую-то девицу молоденькую спер и у себя в замке держал, пока за ней жених не явился. Шуму понатворили, пол-леса выкорчевали. С одной стороны замок Ванька с мечом осаждает, а с другой Ядвига - с кочергой; и не знаешь, кто опасней. Девицу вернули, Ванька в качестве морального урона целый угол от дворца отковырял. Ядвига до сих пор дуется. Так и выясняют отношения уже лет шестьдесят: и вместе тошно, и порознь скучно. Живет она теперь неподалеку в лесу, у Калинова моста. Я к ней частенько в гости залетаю, в шахматы поиграть. Готовит неплохо, а какие анекдоты травит - закачаешься. Хочешь, познакомлю?
- Нет уж, спасибо. Я уж как-нибудь сам... кого-нибудь поспокойнее найду.
- Жаль, с ней не заскучаешь… А книги я теперь принцессам не оставляю: пагубно они влияют на их неокрепшие умы.
- Смагрл, а зачем тебе вообще это нужно? Ведь каждый раз столько возни. Спектакли целые разыгрываешь, кем только ни был - и конем богатырским, и чудом-юдом заморским, даже серым волком, сколько принцев на себе перевозил - а благодарности ни на грош.
- Понимаешь, мало нас осталось. В последнее время драконам редко удается себе пару подобрать. Мне не повезло. Одинок я. Скучаю. И вообще - что пристал, мне просто нравится, когда твои сказки заканчиваются: «И жили они долго и счастливо, и умерли в один день».
В костре потрескивали угольки, окрашивая пещеру багряными всполохами, освещая дракона и человека.
- Знаешь, дружище, иногда мне кажется, что когда-нибудь и про нас скажут: «Жили они долго и счастливо и умерли в один день».
- Пожалуй, это будет красивая и грустная сказка.
-Только напишу ее, слава богу, не я. Лично мне не нравится этот мир без сказочника и дракона.
-Поверь, дружище, придут другие сказочники, сочинят новые истории, вместо драконов придумают какие-нибудь страшилки... да и нам еще будут очень, очень долго перемывать косточки.
Солнце садилось за горы, окрашивая пурпуром бескрайние небеса, а у костра в пещере сидело трое: дракон, сказочник и … сказка.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 17.09.2013, 17:03 | Сообщение # 15
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Автор: Ксенофобия

ЛОТЕРЕЯ


Спокойную и тихую атмосферу города всколыхнуло азартное слово «Лотерея». В этом благополучном мире, в котором уже давно ничего не происходит, люди рождаются, растут, учатся, женятся, работают по давно установленному распорядку. О, благополучный и наискучнейший двадцать второй век… Рафинированный мирок, где единственным потрясением была ежегодная Лотерея. В ней разыгрывалось самое безумное приключение,- межгалактическое путешествие на комфортабельном космолайнере. Конечно, можно было просто купить билет и слетать туристом на какую-нибудь из ближайших планет, но стоило это баснословно дорого. Лотерея была благотворительно - поощрительной. В ней автоматически участвовали все жители, переступившие порог девяностолетия, так сказать, за вклад в жизнь общества и за заслуги перед отечеством. Пусть вас не пугает эта дата, в двадцать втором веке это были не дряхлые старики, а крепкие подтянутые люди не более, чем среднего возраста.
За месяц до лотереи город начинал бурлить и шуметь. Люди пытались угадать счастливчиков, которым достанутся заветные билеты, делали ставки. Это была самая популярная тема в обеденный перерыв на работе, в новостях средств информации, ну и, конечно, в школах.
Школы мало чем отличались от таких же учреждений двадцатого века. Нет,
обучаться уже можно было и дома, но тогда у детей не происходила их социальная адаптация, а попросту, - они не умели дружить и общаться. Вот для этого-то и существовали общеобразовательные школы. В конце года, детишек все равно помещали в реабилитационные камеры и записывали все знания, которые они должны были получить за год, на подкорку головного мозга, но посещение общеобразовательных учреждений было обязательным.
Сонная тишина в классе. За спиной объясняющего урок учителя, от стола к столу летал самый обычный бумажный самолетик. Самолетик-то обычный, а вот переносил он от первой к последней парте секретный план проникновения на космолайнер зайцами. Ну смотрите сами какая несправедливость, ведь больше всего приключений хочется именно в двенадцать лет, а не в девяносто. Вот Санька с Владом и решали важные задачи, - как пробраться на лайнер, что с собой взять и где лучше будет спрятаться, пока космолайнер не покинет нашу Галактику. Вариант с переодеванием и гримом отпал сразу, так как даже самые высокие каблуки не помогут мальчишкам принять вид взрослого мужчины, а гримироваться под женщин было стыдно. Самым логичным мальчишкам казалось пробраться в грузовой отсек, но они не знали, отапливается он или нет? Если нет, то какую именно теплую одежду следует брать. Сколько продуктов запасать? В общем, бумажный самолетик был загружен самыми актуальными вопросами.
После занятий, мальчишки сидели в читальном зале, перелопачивая гигабайты информации о лотерее. Пытаясь выяснить все данные о лайнере, методах доставки счастливчиков на борт и о том, на какие именно планеты везут экскурсантов. Но при том, что лотерея проводиться ежегодно вот уже на протяжение последних пятидесяти лет, информации было до обидного мало. Была куча рекламной информации с видами комнат отдыха, столовых, спален и оранжереи, расположенных на космолете, но технических данных о лайнере, ежегодно увозящем 20 000 человек в космос, не было никаких. Невозможно было узнать, с какого именно космопорта уходит лайнер. Утром уже должны были объявить результаты лотереи этого года, а плана проникновения все еще не было. Решив, что утро вечера мудренее, ну, в крайнем случае, путешествие отложится на год, мальчишки разошлись по домам.
Утро как раз и принесло решение проблемы. На столе лежал конверт с яркой и веселой надписью «Лотерея». Одним из счастливчиков оказался Санькин дед. Дед, который всю свою жизнь просидел в кабинете жутко секретного НИИ. Дед, который за всю Санькину жизнь не прочитал ни одного приключенческого романа. Он презирал всю эту беллетристику и читал только техническую документацию и отчеты. Ну зачем ему этот круиз по далеким мирам? Саньки было обидно до слез, зато в голове созрел план. Конечно, лететь придется одному без Влада, но другого шанса могло и не представиться.
Дома царила предпраздничная кутерьма. Готовился торжественный ужин. Собирались огромные чемоданы. Как ни как, дед улетал очень надолго. Решили собрать всех друзей и родственников. В этой суете, на Саньку никто не обращал внимания, а он занимался своими сборами. Таскал с кухни продукты и собирал необходимые вещи. Дед задумчиво сидел в своем кабинете, курил и пил кофе. Вот ведь такое счастье привалило, а он совсем не рад.
Вечером, когда все были заняты приемом гостей, Санька ушел спать пораньше, сославшись на головную боль. Он сделал куклу из одеял, уложив ее в свою постель, а сам пробрался в комнату деда. Потихоньку вытащил все вещи из самого большого чемодана, убрал их в шифоньер, забрался вовнутрь и, с помощью хитроумного устройства, застегнул чемодан обратно. Осталось только дождаться утра…
Проснулся Санька от того, что дед открывал чемодан.
- Вылезай. Я все равно не возьму чемоданы с собой. Там я буду обеспечен всем необходимым, и они мне просто не понадобятся.
- Дед, возьми меня с собой, ну пожалуйста – мальчишка был готов расплакаться от обиды.
- Я не могу тебя взять с собой. Потерпи, придет и твое время.
- Конечно, тебе легко говорить, а я должен ждать еще целых восемьдесят лет… Я хочу путешествовать сейчас … Конечно, ты же совсем не любишь путешествия и приключения, тебе меня не понять - Санька уже тихонько смахивал предательски набегавшие слезы.
- Я тоже раньше любил приключения… Иди сюда, я должен тебе много рассказать. Как жаль, что у меня всегда на это не хватало времени.
Дед обнял внука и усадил на огромный, уютный диван.
- Я не имею права этого тебе рассказывать, но у меня не будет другого шанса... Ты уже большой мальчик, поклянись, что ты этого никому не расскажешь.
- Клянусь, – проговорил Санька, шмыгнув носом.
- Когда то давным-давно люди болели и умирали. Я был немного старше тебя, когда у меня умерла мама. Вот тогда-то я и поклялся найти лекарство от всех болезней. Именно в моем институте, были разработаны первые реабилитационные камеры. Сначала, с их помощью только стимулировали иммунитет людей, давая организму возможность бороться с вирусами и бактериями. Потом научились «включать» в организме людей функцию регенерации. Организм стал сам восстанавливать изношенные органы и уничтожать опухоли. Потом реабилитационные камеры стали выявлять и исправлять врожденные патологии. Люди забыли понятия «болезнь» и «старость». Благодаря камерам, мы могли жить вечно. А когда научились производить коррекцию личности в детском возрасте, то и понятие «преступность» исчезла из лексикона землян. Реабилитационные камеры были гениальным изобретением, но мы столкнулись с другой проблемой. Земля не могла прокормить такое количество людей. Мы научились управлять климатом, создавая идеальные условия для производства продовольствия. Восстановили экологию. Заселили ближайшие планеты. Ввели регулируемую рождаемость, - в каждой семье только по одному ребенку. Но проблема так полностью и не решилась. Людям грозил голод. Вот тогда-то и ввели «лотерею»… Ты веришь, что мы произошли от обезьян?
- Вот еще глупости… Нас инопланетяне завезли…
- Ну что же, тоже неплохая версия… Когда-то давно, мы верили, что созданы по образу и подобию творца, и отмерил он нам сто лет жизни. По истечение этого срока, мы должны были явиться к нему на суд и объяснить, как мы прожили отведенный нам срок, что сделали хорошего и что плохого. На этом принципе и основана «лотерея». Мы перестали отчитываться перед Господом, и он стал посылать нам все новые испытания. Так что, когда подходит определенный возраст, с помощью лотереи выбирают, кто пойдет к творцу отчитываться за прожитые годы. Сколько человек родилось в этот год, столько должно уйти, чтобы не нарушать баланс. Завтра нас погрузят на автобусы, привезут в специальный центр. Биороботы раздадут таблетки, мы их выпьем и уснем.
- Я понял… до планеты творца очень далеко лететь. Вас погрузят в анабиоз, а потом на космолайнере в реабилитационных камерах доставят на планету к творцу.
- Молодец, Санька! Все-то ты правильно понимаешь. Вот и представь, спросит он у тебя, как ты прожил жизнь, и что ты ему сможешь рассказать. Только время отнимешь у занятого человека. Так что живи-ка ты Санька здесь, пока не придет твоя очередь…
- Дед, ну а после того как посетят творца, куда люди деваются?
- Понимаешь, миров-то много, нужно же воспользоваться шансом все посмотреть, везде побывать. Тут поживут годик, там пару лет, пока все осмотришь, вот и получается, что сюда уже не успевают вернуться.
Потом они еще долго сидели на диване, разглядывая в окно звездное небо, и каждый думал о своем.
Много лет прошло с того вечера... Бывший Санька, а теперь уже давно Александр Григорьевич, рассматривал лотерейный конверт со своим именем.
Многое он понял за свою жизнь, и только на один вопрос у него так и не было ответа. Стоит ли такая долгая, счастливая и размеренная жизнь этого лотерейного билета…



Всегда рядом.
 
Форум » Пёстрое » Мозаика. Творения моих друзей. » Ксения Быкова aka Ксенофобия (рассказы)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz