Понедельник, 20.11.2017, 16:42
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ...И прозой » Пёстрые сказки » Талли и Эркс. Жизнь с вариациями (миниатюры с заданной темой, в соавторстве с Мораной.)
Талли и Эркс. Жизнь с вариациями
LitaДата: Пятница, 23.05.2014, 13:59 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Написано в соавторстве с Мораной.

ТАЛЛИ И ЭРКС. ЖИЗНЬ С ВАРИАЦИЯМИ


- Что это? - спросила Морана, рассматривая прямоугольный предмет на инфостолике. Столик, тщетно пытавшийся просканировать его, панически вспыхивал цветными кракозябрами. Лита сжалилась и взяла вещь в руки.
- Это книга, древняя книга. Двадцать первый век. - Она приподняла верхнюю часть книги и отвела в сторону. – Называется «Как изменить мир».
- Инструкция по терраформированию? - уточнила Морана.
- Вряд ли. Мне ее дали в нагрузку к ста девяти вирт-томам романов Мери М. Сью. А Мэри, наверное, даже слова такого не знает, «терраформирование».
- О, загадка, - усмехнулась Морана, - и ты их обожаешь. Тогда давай посмотрим.
За окном с тихим звоном проносились по монорельсам «воздушные стрелы», вспыхивала, завидев транспорт и прохожих, приставучая бродячая реклама, прошел запланированный на сегодня дождь, а хозяйка и ее гостья, устроившись на комфорт-диване, склонились над древней книгой.
Первое же предложение поставило их в тупик:
«Не парьтесь. Если хотите что-то изменить, просто найдите то, что раздражает, сделайте это своим персонажем и поиграйте с ним».
В этот миг одна из реклам добралась до окна дома Литы. За стеклом полыхнуло, и обаятельно-оглушительный голос произнес:
«Талли и Эркс! Решим проблемы! Нет проблем? Мы поможем! Доставка в любую точку Галактики».
Лита ткнула пальцем в кнопку на столике. Окно стало непрозрачным.
- Уже и девятисотый этаж не спасает, - проворчала она. - Вот что можно с этим сделать?
- С этим ничего, - заметила Морана, - но Эркс и Талли… Не хочешь с ними поиграть?
- Но как… - начала Лита.
Морана кивнула на книгу:
«С персонажами что-то должно случаться. Для начала пусть все будет как в жизни, где один обязательно встречает другого».
- Как в жизни мне не интересно, - проворчала Лита, - лучше… как в сказке!
Она задействовала интерфейс, и в воздухе перед ними повис лист виртуального блокнота и плавающие клавиши двух клавиатур.
- Вместе?
- Вместе, - согласилась Морана, едва сдерживая странное нетерпение.

1. НАСТОЯЩЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Нет, я сейчас взорвусь… Стража! Наконец-то. Где вас Темный носит? Голос сорвать можно, пока докричишься. Охранники называются, защитники чести, совести и имущества… Своего, видимо… Тихо! Как пострадавшая я имею право высказаться! А если даже и не имею – все равно выскажусь. И обязательно расплачусь… Дайте даме носовой платок!
Что здесь происходит? Преступление! Да вы хоть оглядитесь! Один, весьма симпатичный брюнет, валяется на земле без признаков… угу, жизни-чести-совести, ну хоть имущество при нем. Второй, с явно бандитской рожей, застыл как те, кто первый раз попал в лапки к моим ребяткам, весьма любознательным, точнее, пытливым… Ну и я, бедная жертва.
А, да, порядок прежде всего, так что по порядку. Я Талли, заведую пыточной нашего монарха… Будете перебивать собеседника неумными каламбурами типа «Мы бы Талли попытали…» - попадете ко мне быстро и надолго. Я, знаете ли, люблю свою работу и давно хочу узнать, кто автор сего каламбура. Не знаете? Жаааль.
Короче... В этом парке я отдыхаю! Да, представьте, и это люблю. Пройтись вечерком после работы, развеяться немного. Судя по вашим животам, едва влезшим в кирасу, вы тоже отдохнуть не прочь. Не надо так смотреть. Моя полнота – естественная. Цвет волос, кстати, тоже, натуральный блонд… Блондинка и брюнет – они бы так хорошо смотрелись вместе! Но не судьба. И все из-за этого остолопа…
В общем, гуляю. Ракушки собираю на берегу озера… Вы кстати не увлекаетесь? Вот и я о том же. Не с кем поговорить о любимом увлечении. И просто поговорить. Нелегко в нашем мире чувствительному романтичному человеку. И вдруг как чудо – красавчик на тропинке… В глазах страсть, лицо умное, одет по моде, словом, почти идеал. И без ''почти'' потому что тоже ракушки собирает... Я с ним заговорила - как он меня слушал! Не перебивая! Часа два или три, пока солнце садиться не начало…
И пока не подошел этот вот… Ты, остолоп! Ты! Быстро открыл рот и признался в преступлении! Зачем стукнул моего брюнета?! У меня только счастье на горизонте засветило… за долгие годы…

***

- Не виноват я, господин стражник. Видит Неспящий, не хотел, честное слово. Вернее хотел, но не ухажера дамочки, а убивца. Я помощник кузнеца, на работу через парк хожу. А тут прослышал, что в округе маньяк завелся. Вот и решил изловить мерзавца. Который день выслеживаю. И вдруг вижу, на берегу озера мужчина прекрасную даму тянет, а она упирается, что-то лопочет, уговаривает его. Ясное дело, маньяк жертву волочет истязать. Другое не подумаешь. И место подходящее. Темный укромный уголок. Тут и злодейство совершить можно, и следы потом замести. «Ага, попался», - решил. Ну подкрался к нему сзади и кулаком приложил по темечку. Легонько, чтоб чувств только лишился. А он того, дуба дал. Кто ж знал, что оказия такая приключится. Я хотел как лучше, женщину защитить.
Ой, смотрите, а он шевелится, значит не убитый! Эй, ты как?
Башка трещит? Ракушки в черепушке? Э, кажется, я тебя слишком сильно стукнул... слабо? И поздно? Это ж надо, маньяк жалуется, что его раньше не приложили...
Как это ты не маньяк? А кто? Писарь городского главы? А не врешь? А чего тогда даму тягал? Она тебя тащила, как моллюска из ракушки? Вижу, любишь ты эти ракушки... Она, а не ты? Ничего не понял.
Так. ''Шел по парку, наклонился шнурок завязать, тут подскакивает бешеная дамочка и спрашивает - не редкую ли озерную ракушку случайно нашел? А дальше начинает петь про свою мечту открыть магазин сувениров, и приставать с флиртом, который можно использовать вместо тарана при взятии крепостей. Три часа мучила? Не отпускала? Чуть до самоубийства не довела?»
Выходит, это она маньячка? Господин страж, чего вы стоите-то? Тут же явное преступление! Держите ее!
Ааа! Спасите! Она меня убьет! Видите, я прав. Точно, маньячка. Заманивает мужчин. А потом изничтожает. А труп сразу в озеро, потому и прогуливается здесь.
Спасибо, господин страж! Подержите ее подольше, пока мы не исчезнем... и смотрите, она уже строит глазки вашему товарищу. Только не давайте ей говорить о ракушках, а то будет вам настоящее преступление…



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 23.05.2014, 14:11 | Сообщение # 2
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
* * *

«А теперь выбросите все написанное, не перечитывая - первые варианты никогда не бывают хороши. Даже если вы гений. Гений не соглашается на первый вариант и никогда не бывает счастлив им, потому что… Смотри выше».
- Он издевается? - жалобно спросила Лита. Написанное ей нравилось, но признать это, значило, согласиться на «негения».
- Не похоже… «Ну вот вы и начали ставить свой мир с ног на голову. Могу поздравить или посочувствовать – только так и можно изменить мир. Хочется бросить все и сбежать? Вот и напишите историю про побег. И про себя. Станет легче».
Лита сердито ударила по клавишам.
- Ну, вы у меня побегаете, - пообещала она.

2. ПОЛОСАТЫЙ ХВОСТ ЖЕЛАНИЙ

- Нет!
- Почему нет? Представь, скачут друг за другом на лошадях, или он пёхом, а она за ним на марсианском таракане…
- Зачем мне за ним бегать? - перебила спорщиков мрачная Талли с той стороны экрана, - другой работы нет? И на таракана не сяду!
- Допустим, он преступление совершил…
- Кто? Таракан? А ты чего молчишь? - она ткнула кулаком в сидевшего за тем же столиком парня, явно срисованного с неандертальца.
Он оторвался от разглядывания пейзажа, пожал плечами:
- Не желаю бежать, ковать хочу. Нарисуйте мне кузницу!
Авторы переглянулись. Они уже нарисовали… На свою голову. Конкурсные персы - роскошная парочка! - написались легко, сразу стали любимыми - и ухитрились ожить. С «неандертальцем», помощником кузнеца Эрксом, проблем не было, Талли, начальница пыточной в замке некоего тирана, тут же потребовала «подходящие условия». Пришлось написать про увитую розами беседку с видом на озеро, чаем и пирожными. В этой беседке и засели оба перса, отчаянно сопротивляясь желанию авторов отправить их в бега.
- А квест для спасения мира?
- Можно подумать, вы его без нас не спасете!
- Тогда за деньги?
- Фи! Они все уйдут на то, чтобы после вашей гонки привести в порядок растрепанные нервы!
- А если за тобой погонится дракон?
- Почему за мной?
И так продолжалось часа два. Изредка Талли находила причину всплакнуть, иногда докапывалась до молчаливого Эркса. Тот просил лишь кузницу и вздрагивал, когда дама обращала на него горящий взор.
- Всё, хватит! – терпение Литы лопнуло. – Как напишем, так и побежите. В конце концов, кто тут главный?
- Тираны! - провозгласила Талли, вставая так резко, что ее полное тело заколыхалось. – Сатрапы! Требуете, чтоб мы бежали, а сами не знаете, куда и зачем.
Морана быстро отстучала что-то на клавиатуре. Вдоль озера пролегла тропа, на ней возник хвостато-полосатый меховой комок на тонких ножках. Возник, похлопал огромными, умилительно-синими глазами и рванулся вперед по тропе, как дракон, за которым гонится целая толпа диких принцесс.
- Вам за ним.
- Какой лапочка, - Талли проводила зверушку жадным взглядом.
- А еще он желание выполняет, - Лита коварно внесла свою лепту с помощью той же клавы. – Одно на двоих. Надо только догнать это чудо и дернуть его за хвост.
- И будет кузница? – оживился Эркс.
- Запросто. Теперь вперед. Скакуны уже вас ждут.
- Вот это - скакуны? – возмутилась Талли, с подозрением рассматривая возникших из ниоткуда лысых индюковерблюдов.
Морана, оторвавшаяся от клавиатуры, смущенно потерла переносицу:
- Вышло не совсем то, что хотелось, но нечего привередничать. Садитесь и скачите.
Для убедительности дала обоим хорошего пинка. Дамочку с кузнецом забросило на животных, и те рванули вслед за беглецом.
Как они неслись!.. Полосатый хвост мелькал впереди, появляясь и пропадая. Индюковерблюды не выдержали гонки и пали, а полосатику – хоть бы что. Он даже остановился, чтобы ехидно промяукать что-то, глядя на незадачливых преследователей. Добрые, но коварные авторы, придумали для героев сначала розовых слонов. Потом говорящих бабочек, отказавшихся лететь, пока им не расскажут пару-тройку анекдотов. Потом гоночных черепах. Потом Талли, наконец, перестала ворчать, что ее то и дело сажают на совершенно неподобающий транспорт… Только дракона пришлось «исчезнуть» – из-за Эркса, который смотрел на него, явно прикидывая – сможет ли завязать узлом чешуйчатую шею.
Герои повстречали конкурентов, и Эркс показал себя не такой уж дубиной. То есть как раз дубиной, но дубина оказалась в драке очень к месту. Авторы развлекались, как могли, с перерывом на чай и обед. А потом они подошли к границе разрешенного конкурсом объема, и пришлось закругляться.
…Талли зацапала полосатика и издала громкий победный вопль, от которого едва живой кентавр, на коем она скакала, окончательно откинул копыта.
- Пора ставить точку, - поторопила Лита обоих, - найдите общее желание и вперед.
Персонажи переглянулись.
- А что потом? – спросил с неожиданной озабоченностью «неандерталец».
- А потом ты получишь свою кузницу и история закончится.
- Совсем? А мы где будем?
Морана и Лита тоже переглянулись.
- Нигде. На смену вашей истории придет другая. О вас больше нечего рассказать.
- Если бы мы и придумали… - Морана явно чувствовала смущение, - но условия конкурса… У нас нет выбора.
Талли смотрела на авторов с опасным прищуром. Кузнец – с детской обидой. Потом хозяйка пыточной что-то шепнула на ухо Эрксу и тот кивнул. Женщина усмехнулась и дернула пушистое чудо за хвост.
- А у нас – есть, - сказала она.
- Наконец-то! – воскликнула Лита.
…Вернее, промяукала это тоненьким голоском хвостатого чуда. И ей тут же ответил сидевший рядом с обалделым видом полосатик, в глазах которого незадачливый автор увидела новую себя. Лохмато-меховую, с тонкими лапками… И преследователей, бесшумно подбиравшихся сзади.
- А потом они побежали, - сказал знакомый голос, полный ехидства, - потому что у них не было другого выбора.
И два существа послушно кинулись бежать от тех, кто думал, что только полосатый хвост может исполнить его самое заветное желание.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 23.05.2014, 14:12 | Сообщение # 3
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
* * *

- Что мы творим? – спросила Морана, - отбив последнее слово.
Лита взяла отложенную книгу.
«Думаю, вы уже поняли, что творите. Это игра. Соперничество. Чаще всего с самими собой. Лучшая из побед - победить себя, не тронув ни единой фишки на чужих досках».
- Ой, - сказала Лита. - Кажется, есть еще одна история про Талли и Эркса.

3. ПОЧТИ ВОЛШЕБНАЯ ИГРА

Дорога петляла. Карета тряслась. Пейзаж за окном не радовал, и Талли строила глазки спутникам. Первый, рыжий бугай, на заигрывания не ответил, только смутился и покраснел. Второй - смуглый господин с огромным саквояжем чуть улыбнулся и, кажется, тут же забыл про нее. Талли тоже решила забыть. Про обоих.
Эркс впервые ехал в рейсовой карете из города в город. Ему нравилось. Только красивая полная дама явно чего-то от него хотела. Вот почему не сказать прямо? Помощник кузнеца не любил загадки, от них в мозгу начиналась чесотка.
Третий спутник глянул насмешливо, шумно подвинул на середину кареты саквояж, открыл его и вытащил две раскрашенные дощечки. Положив их рядом, на скамейку, одну к одной, сказал:
- Скучно, господа. Не хотите развлечься?
- А что вы предлагаете? – поинтересовалась Талли, рассматривая красно-синие квадраты, раскиданные по доскам безо всякой системы.
- Сразиться в «Схватку». Это почти волшебная игра доставит вам истинное удовольствие. Правда, она только для двоих, но наблюдающему за схваткой помогает решить его проблему.
- И что же вы хотите решить? - спросила Талли.
- Извечный вопрос. Попробуете?
Эркс почесал макушку:
- Если не слишком сложно…
- Совсем нет. Есть две фишки, - господин поставил в разные углы досок по костяному кругляшку. – Женская – на ней нарисована скалка – ходит по красным, мужская, с утюгом – по синим квадратам. Встречаясь, они делают три хода назад. Кто вперед доберется до противоположного края игрового поля – тот победил.
- Слишком просто, - слегка разочаровалась Талли, - но я играю!
И тронула фишку со скалкой.
- Стоп-стоп! – вмешался хозяин игры. – Его ход первый.
- Это еще почему?
Смуглый нахмурился:
- Таковы правила. Все как в жизни. Мужчина идет первым.
И посмотрел на Эркса с явным уважением.
Помощник кузнеца ощутил смущение, потом гордость, и решил, что должен что-то сказать. В голове зачесалось от попыток придумать, что именно.
- Ну да… Мы идем вперед, навстречу опасности. А женщина должна подчиняться мужчине и вообще…
- Чего-о?! Подчиняться? – возмутилась Талли, нагло сделав ход. – Да вы без нас шагу ступить не можете. Ленивые. Глупые. Если бы мы вас не подталкивали да умные советы не давали – пропали бы. Женщины главные. Вы лишь грубая сила, которой мы управляем.
- Ленивые? – Эркс протянул руку и двинул фишку с утюгом. – Мы не ленивые! Кто дворцы возводит, новые земли открывает? Лучший пекарь в городе – мужчина. И портной тоже. И цирюльник. Самые нужные профессии – мужские.
- А, ну да! То-то ни один из вас меня на моей работе заменить не может! – мгновенно взвилась дама. – Слишком, видишь ли, нежная душевная организация…
- А кем госпожа работает? – коварно поинтересовался смуглый.
- Командую пыточной! – она приняла гордый вид. Но фишку-скалку подвинуть не забыла.
Эркс тут же подумал, а не зря ли он влез… Но остановится уже не мог. «Утюг» притягивал взгляд и руки.
– У женщин одно коварство на уме, - пафосно изрек он, повторив слова из площадного представления. - Лишь бы сбивать нас с пути истинного лживыми речами и своей красотой!
Талли шлепнула передвинутой фишкой по доске так, что чуть не уронила ее:
- Да вы сами рады с пути свернуть! Только о себе думаете! А кто ваше сумасбродство терпит, ждет из путешествий, перевязывает раны после боя?
- А из-за кого войны? Из-за вас же! – Эркс сам удивлялся своим словам. Обычно косноязычный и застенчивый, сейчас он сыпал умными словами, как герцог какой-то. Но припечатал не по-герцогски: - Бабы – стервы и ведьмы.
- Мужики - самовлюбленные самцы, - не осталась в долгу Талли, и двинула «скалку» так, чтоб она встала рядом с «утюгом».
Эркс зарычал. Он был уже близок к победе, а теперь пришлось делать три хода назад. Впрочем, ей тоже…
«Утюг» и «скалка» двигались, игроки цапались. Голоса их звучали все резче. Остановиться было невозможно. Их словно что-то подталкивало, заставляло бросаться в спор. Много раз фишки встречались и отступали, отбрасывая игроков назад.
Наконец Талли не выдержала: сбросила доски на пол и выкрикнула с апломбом:
- Да если бы я была мужчиной!..
- Стоп! – резко скомандовал смуглый. И мир внутри кареты замер. Эркс открывший было рот, так и остался сидеть, нахохлившийся, словно воробей под дождем. Талли застыла, уперев руки в боки – скульптура «Всех порву, но сначала нервы помотаю». – А это мысль. Спасибо. Хм… Чем бы вас наградить? О, придумал! Не буду ни во что превращать! Тем более надоело… У меня, видите ли, было четыре жены и ни от одной никакого толку. И мебель из них вышла неудобная. А пятую буду время от времени делать мужчиной. Может, тогда будет нам совет да любовь.
…Из кареты Эркс и Талли вышли в одном городе, продолжая высказываться в пользу мужчин и женщин. Ни один не уступал. Только раз они согласились друг с другом – им надо пожениться. Азартный спор не прекращался даже во время свадебного обряда в храме. Полному и абсолютному счастью мешало только одно: в мыслях у Эркса то и дело возникали утюги, у Талли - скалки. Но это не мешало им продолжать свою игру – и получать истинное удовольствие.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 23.05.2014, 14:24 | Сообщение # 4
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
* * *

Запиликало. Морана потянулась к видеофону.
- Не отвлекайся, - Лита кивнула на книгу, - нам тут предлагают…
«А теперь оставьте вашего героя наедине с другим героем. Вдруг им понравится?»
- А куда они денутся, наши птенчики? – уверенно сказала Морана, начиная печатать.

4. ЛЮБОВНОЕ ГНЕЗДЫШКО

Талли зевала. Возмущенно. Утро началось, а ничего не работало. Огонь в печи не зажигался, холодный шкаф оказался теплым, светильники еле тлели. Проснувшийся позже нее и вышедший на кухню Эркс забыл пригнуться и «поцеловал» макушкой обычно отстранявшуюся притолоку. Талли терпеливо ждала озарения мужа.
Но дошло до него, лишь, когда не сумел нарезать батон внезапно отупевшим ножом.
- Ой? – произнес он, так и не совладав с инструментом и откусив от батона ровно половину.
- Еще какое «ой». Что делать будем?
Эркс оглядел их «любовное гнездышко», заметил чуть покосившиеся стены кухни и вроде бы ставший ниже потолок. Грязь на половиках. Шторы, сделавшиеся ветхими как паутинка. Еще немного - и тут нельзя будет жить.
- Скандал? – безнадежно спросил он, потому что скандалы не любил.
- Было недавно, - отмахнулась Талли. – Ролевые игры?
Эркс немного ожил, но потом вспомнил, как было в прошлый раз, и сник.
- Может, не надо?
Талли задумчиво побарабанила пальцами по столу:
- А если попробовать экстрим?
- Что именно? – настороженно покосился на жену Эркс.
- Полет на ветрокрыльях над пропастью или охоту на преступников. Говорят, опасность возбуждает.
- Ээээ... но дорогая я ж кузнец...
- Вот и будешь ловить и перековывать!
- Мне бы чего поспокойнее, – попросил робко Эркс.
- Поспокойнее - только встречи с душеведом. Еще есть вариант – моя пыточная. Там тоже страсти кипят. Правда, несколько иные. Хочешь об этом поговорить?
Он не хотел… и побаивался азарта, зажигающегося всякий раз в глазах жены, едва Талли упоминала о своей работе.
- Тогда нюхай пыль и любуйся, как рассыпается твой дом!
Эркс расстроено погрыз черствеющий прямо на глазах хлеб, подпер щеку ладонью. Посмотрел в замутненное окно. Погода была подстать настроению – слякотная, ветреная, дождливая. Вот было бы неплохо, если б ее можно было поправить так же, как «гнездышко»!
Талли наблюдала за мужем. Эркс задумался… Она всячески поощряла потуги его ума, но не в такие моменты, как этот. О страсти не надо думать, ее надо делать. Пробуждать, возрождать, создавать, упиваться, творить! Главное – им с Эрксом хорошо и так, а половицы в доме скрипят, хрусталь потускнел, дверцы шкафов подозрительно просели… Она поняла, что придется взять инициативу в свои руки.
- Развод! – сказала она твердо. – На время.
Эркс удивленно захлопал глазами:
- Но развод так просто не дадут! Спросят о причине… Ты меня больше не любишь?
- Люблю, - не стала врать Талли, - но ты… Точно! Ты все время требуешь особого обращения. Вот помнишь, месяц назад в такую же погоду ты простыл. Я отпаивала тебя малиновым чаем и снадобьями, всю ночь просидела у постели, пока не спал жар. Оно мне было надо?
- Ты хорошая, - подтвердил муж.
- Еще чего! Я плохая! И мне надо придумать причину для развода. И тебе, кстати, тоже. Чего улыбаешься?
- Вспомнил, как промок насквозь, когда тебя от дождя своей курткой закрывал. А потом простыл, да, а ты лечила…
- Стоп! Сегодня мы говорим только о разводе! Итак, мы должны разойтись, потому что… потому что…
- Потому что наше «гнездышко» разваливается? – грустно спросил Эркс. Он убрал локти со стола и заметил на столешнице вмятину. – Потому что ты вполне можешь прожить без меня?
- Нет! Потому что… Слушай, а может, ты мне изменял?
- Только с кузницей.
- Ууууу… С работой и я тебе изменяла. Так! Вот причина для развода: я в тебе разочаровалась! Даже изменить не можешь!
- А я могу разочарованную тебя заново очаровать? – поинтересовался Эркс.
Талли зарычала. Все было очень серьезно, а он делал вид, что не понимает. Мужчины, что дети!
Ее вдруг озарило.
- Ты не любишь детей! – свирепо выдохнула она. – Поэтому мы должны развестись!
- Но я люблю детей! – возразил Эркс. – Это ты их не любишь! Мы до сих пор даже ни разу не говорили… Это мог бы быть мальчик. И я читал бы ему сказки, и водил гулять в парк. Я гордился бы им…
- Щас! – возмутилась Талли. - Это была бы девочка, и я сама с ней гуляла бы!
- Но она больше любила бы меня! Потому что из тебя выйдет строгая мать, ты станешь ее наказывать за шалости, а я нет!
- Я была бы справедливой! И дети всегда больше любят мать, а не отца!
- Может, поспорим?!
Оба замолчали, посмотрели друг на друга с совершенно одинаковым чувством. Это было желание – желание узнать, кого же из них больше будет любить их ребенок.
Тихо-тихо зажужжало что-то внутри холодного шкафа. Освещение вспыхнуло чуть ярче, а потом разгорелось вовсю – как раз, когда Талли бросилась к мужу в объятия.
«Любовное гнездышко», волшебный дом, живущий на энергии страсти, понемногу восстанавливался. Стены стали ровнее, потолок выше, занавески шелковисто заколыхались, пыль бесследно исчезла.
Наверное, и ножи сделались острее, но Талли и Эрксу было не до того, чтоб проверять их остроту.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 23.05.2014, 14:52 | Сообщение # 5
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
* * *

- Вот вам! - Морана потерла гудящие пальцы. Виртуальная клава не должна была натирать их, но вот же… И переживать о придуманных героях они с Литой тоже были не должны. А переживали.
«Думаю, с этим вы справились, ворча или хихикая. И вот награда – пишите о чем хотите».
Час спустя оказалось, что самое трудное – понять, чего хочешь. Но понять это – счастье.

5. О СЧАСТЬЕ И ПЕСНЯХ

- И нету в жизни нашей сча-а-а-астья…
У моих ног упал, брызнув осколками, глиняный кувшин. Пустой. А в прошлый раз кинула полным. На всякий случай все-таки отошел от забора. Поберегусь, но петь не перестану, хоть чем в меня кидай…
- Заткнешься ты когда-нибудь? – из калитки выметнулась и встала поперек дороги моя ватрушечка. Волосы в стороны торчат, глаза сверкают. Наверное, надо испугаться, но я залюбовался. – Пять утра!
- Как допою, так и заткнусь, - честно ответил я, размышляя, обойти ее или подвинуть. Пожалуй, обойти - такую большую, наверное, не подниму.
- Значит так. Еще раз запоешь, проходя мимо моего дома, и я стражу вызову! Пойдешь за нарушение порядка в холодную! Я, между прочим, в замке работаю! Точнее, под ним…
- Эмм… Крыс травишь? Или грибочки выращиваешь? – поинтересовался я, не сообразив, на что она намекает.
- Таких голосистых, как ты, петь учу! – почему-то взъярилась она. – Я Талли, начальница пыточной!
- Эркс, помощник кузнеца, - вежливо представился я, про себя млея от счастья узнать имя милой пышечки. – Но это ненадолго. Скоро я прославлюсь, избавив город от Железного Дерева.
- Точно дурак, - фыркнула Талли.
А это уже было обидно.
- Почему дурак? Вот тебе нравится железная раскоряка с башню высотой посреди Площади? А ростки Дерева, прямо в домах или сквозь стены прорастающие то тут, то там? А спотыкаться о корни, взломавшие мостовую? А ржавые ручьи после каждого дождя?
- Да уж, - поморщилась она и покосилась на блестящий росток, торчавший у забора, - гадость. Но твое пение еще хуже. Так что молчи. Или пой дереву! Может, загнется, наконец.
Ну и ушла, хлопнув калиткой. А я дальше потопал. Обидно, в горн головой, что ей не понравилось. Слышал, дамы восхищаются, когда для них поют. И еще, кажется, она подумала, что просто хвалюсь, про Дерево…
До него я дошел, как раз, когда песня кончилась. По дороге пять раз споткнулся о корни. Пакость. Лет сто назад один колдун делал городу ворота волшебные, чтоб сами открывались, если друг к ним подойдет – а их вообще заклинило. Превращал колодцы в неиссякаемые – они неделю водой во все стороны плевались, полгорода залило. И из дочки градоправителя красавицу не сделал, правда, и хуже не стало, но она все равно обиделась. Сказала ему все, что думает. Рассерженная женщина любого колдуна переколдует. Вот он теперь и торчит Деревом, и всем мешает.
Нет, ну здоровое же, зараза. Гладкий ствол, на нем табличка – это недавно привинтили, для информации. Мол, кто избавит город от напасти – тому слава и деньги. Но никто ж не знает, как. Рубить-пилить пытались. Поджигали. Выкапывали… Кислоту лили. Даже взрывали. Всё только хуже. Но я должен придумать, чтобы ватрушечка не считала хвастуном. Нравится она мне, уж второй месяц с хвостиком, как нравится.
Я пнул ногой ствол; дерево загудело. А, может, и правда ему спеть?
Ну и повторил с начала ту песенку про «нет в жизни счастья». Ничего не изменилось, но приятно, что не перебили и ничем не запулили.
На следующий день я мимо дома Талли прошел тихонько. Повздыхал, но решил не будить, сразу к Дереву направился. Напел ему любимую грустную балладу маменьки, даже сам прослезился, но не от песни. В горн головой, как же приятно, когда тебя слушают!
Где-то через неделю, когда чуть не на цыпочках крался мимо дома Талли, она снова вышла из калитки. Причесанная и в платье с бахромой.
- Кузнец, - сказала, кажется, с обидой, - а ты чего не поешь?
- Пою, - признался я, - Дереву. А что?
Вижу, снова злится. Сейчас опять чем-то кинет, и хорошо, если кувшином.
- А ничего! Вот ты идешь и поешь. Я просыпаюсь. Потом спать уже не могу, начинаю делами заниматься. День длинный выходит и времени на все хватает. А спать можно и пораньше лечь. А не поёшь – я сплю. Высыпаюсь, но всем недовольна. Много спать вредно, а кидаться в тебя чем под руку попадет – полезно, нервы успокаивает. Так что заканчивай петь Дереву, все равно не толку не будет, пой мне!
И что я должен был на это ответить?
- Э… Ну ладно…
Она больше ничего не сказала, ушла в калитку, теребя бахрому платья. А я сам не заметил, как дотопал до дерева, присел на корень.
- Женщины, - говорю, - такие непонятные. Никогда не знают, чего хотят. И главное, им это вообще не мешает.
Заскрипело, закряхтело… И я повалился назад, потому что корень взял да и исчез. А вместо него возник плюгавенький мужичок. Колдун тот самый, наверное. Он бросил на меня короткий взгляд, подхватил полы балахона и припустил по площади быстрым шагом.
- Ты куда? – возмутился я, вскакивая – даже не поблагодарил!
- Подальше! – рявкнул он басом, - пока опять не превратили! И тебе советую!
Я совсем расстроился. Не прославлюсь теперь. Не я придумал, как Дерево убрать, и как заклятие снялось – никто не видел. Ни почестей, ни богатства…
Я подобрал с земли табличку с надписью о награде и уныло поплелся в кузницу. Только и осталось, что Талли песнями будить. А если она и правда меня превратит? Такая – может. Вот тогда я точно прославлюсь.
Только жалко, что деревья петь не умеют. Когда тебя весь город слушает – вот это, наверное, счастье. И он сделает все, чтобы однажды ватрушечка Талли тоже запела. Эркс счастливо улыбнулся: он был уверен – из них выйдет прекрасный дуэт.


* * *

- Кто бы это ни написал, он зараза, - признала Лита. – А почему остальные страницы чистые?
- Для нас, - усмехнулась Морана и прочла последнюю запись из книги: - «Советы напоследок. Жизнь – вариации одной истории. Не стоит тратить ее на сделанное как попало. Десять вариаций лучше, чем ни одной. Но одно слово иногда лучше двух. И кстати, первый вариант часто - лучший…
Напишите на чистых листах свои задания. И попробуйте сами исполнить их».
Подруги переглянулись – это было уверенное «я знаю, как» - и снова взялись за клавиатуру, чтобы отстучать условия нового задания, которое будет так интересно выполнить.
8-23.05.14 г.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 04.06.2014, 13:16 | Сообщение # 6
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
ВОКЗАЛ

Серый поезд, прогудев на прощанье, отошел от платформы. Полнотелая женщина в ярком платье поставила на землю маленький чемодан и огляделась. Тут нет носильщиков, да и нести нечего и некуда. Все остальные, сошедшие с поезда на Последнем Вокзале, вели себя по-разному. Кто-то, как и она – стоял и ждал невесть чего; кто-то сразу направился в сторону многочисленных скамеек, частью занятых, частью пустых. Кто-то с надеждой смотрел туда, откуда приехал поезд, словно следующий мог отвезти их обратно. Но для «обратно» надо перейти на другую сторону перрона - через рельсы и среднюю платформу, разделенную надвое прозрачной стеной без дверей. Оттуда, из-за стены, на них поглядывали яркие, взволнованно-возбужденные новички. Некоторые казались плоскими силуэтами, но даже эти были счастливей всех, кто на этой стороне.
Среди прибывших на сером поезде ветхих нашлись совершенно невероятные типы; например, высокий с головой ящера и внушительным чешуйчатым хвостом, рептилоид… Ночной кошмар или шутка какого-нибудь делателя. Ящер заметил ее взгляд, вызывающе оскалился. Впрочем, Талли трудно было испугать улыбкой, пусть и такой зубастой. Она и чешуйчатый остались на перроне последними из ветхих, не определившимися, куда идти. Можно было и остаться; белый поезд мог подойти с минуты на минуту – или через год. Нет, через год это все-таки слишком хорошо. За такое время делатель мог передумать и вернуть ее в строй.
Талли подхватила чемодан и подошла к ближайшей лавке, села, сунула под нее свое скудное имущество, свое прошлое. Зажмурилась. Через минуту ощутила, как кто-то опустился на ту же самую лавку и открыла глаза. Рядом сидел ящер. Его багаж был внушительным – и как она сразу не обратила внимание на здоровенные чемоданы? – даже завидно. Или не стоит завидовать тому, что у него было, и что теперь ему приходилось тащить на себе?
Красиво и звонко загудел подъехавший цветной поезд на той стороне. Когда он отошел, на перроне Первого Вокзала остались лишь трое новичков. У кого-то из делателей большая работа… А им только и осталось, что сесть в свой поезд.
«Им» - Талли невольно усмехнулась. Ящер сам подошел, а она внутренне согласилась, что теперь их двое.
- Несправедливо, да? – спросил он вдруг голосом странно мелодичным - а Талли ждала чего-то… шипящего.
- Ну почему же. Все начинающиеся должно заканчиваться, - ответила она.
- А если ничего не успел? Или почти ничего.
- Все так говорят. Или пишут, – женщина кивнула на испещренный надписями пол перрона.
Ящер прошипел что-то, наверное, не очень цензурное. Это было неожиданно.
- Чем недоволен? – спросила женщина.
- Самим себе пишут эпитафии… - ответил успокоившийся так же быстро рептилоид. – От меня такого не дождутся!
- От тебя и меня теперь никто ничего не ждет, - заметила Талли грустно, - это мы – ждем.
Она решила вдруг поперебирать вещи; достала чемодан, поставила меж собой и ящером и открыла. Прошлое на самом деле ничего не весит, но занимает место и мысли. Вот ракушки; красивые витые розово-перламутровые изнутри раковины. Ей так и не дали открыть свой магазин сувениров. Или маленькая красная фишка в виде утюга. Или вот – подарок «мужа»: симпатичные яркие бусы из необработанных камней. Женщина невольно улыбнулась. Похожий на дикаря помощник кузнеца оказался совсем не плохим мужем.
- А можно посмотреть? – спросил вдруг ящер. Глаза его светились интересом.
Талли молча протянула ему бусы. Чешуйчатый покрутил их в руках и вдруг надел на себя. Женщина слегка опешила; потом поняла – а нормально. Ему даже идет. Пожалуй он в этих бусах выглядел лучше, чем она.
- Нравится? Забирай.
Он сердито щелкнул челюстями и сжал в горсти камешки бус, словно хотел сорвать их:
- Издеваешся?
- Почему?- искренне удивилась Талли.
- Потому как поняла, что я предпочитаю.
Она пожала плечами:
- Твои предпочтения - это твое дело.
Ящер наконец выпустил бусы из горсти.
- Ты правда так думаешь? И не ждешь, что я начну за тобой ухаживать?
- Ничего не жду. - Талли захлопнула чемодан. – Даже того, что ты понесешь мои вещи. Тут впору мне тебе помогать, - она улыбнулась, глядя на его багаж.
Ящер сразу же изменил настроение, тоже улыбнулся, весьма зубасто, и сел чуть кокетливо, нога на ногу, выпрямив спину и сложив руки ладонь на ладонь на собственном колене. Должно было казаться нелепым, а выглядело почему-то простым и естественным.
- Госпожа, вы ангел.
- Как раз наоборот, - усмехнулась она. – Я, знаешь ли, командовала хм... весьма узкими специалистами, мастерами узнавать всю подноготную и подлинную...
- А я - специалистами невообразимо широкого профиля, готовыми выполнять любую работу за деньги или по приказу. Шугейз к вашим услугам, - он встал и поклонился. Бусы красиво качнулись. - Из мира Небиру.
- Талли, - она встала и изобразила реверанс. Садиться снова не хотелось. На площади Последнего Вокзала было не так уж много народу, но гул разговоров не стихал, да еще едва слышно звенели рельсы. И все это, непостоянное, накатывавшее волнами, побуждало двигаться...
Она прошлась по перрону читая надписи. Белые на сером, черные на сером, красные на сером, даже золотые и серебряные. Разные не только оформлением, но и смыслом. От вызывающих «Создатели – предатели» до философских: «Поезд Судьбы никогда не опаздывает». Талли понравилась белая с издевательски-кривыми и словно пьяными буквами: «А вот не сяду я в ваш поезд и все!». Мысль показалась хорошей. Но спасает ли отказ сесть в поезд от того, что ждет всех ветхих?
Талли побродила, ища место - оставить свой знак - и вдруг поняла, что вовсе этого не хочет.
- А ты, пожалуй, прав,- сказала она ящеру. - Это как прощание с самим собой.
Шугейз кивнул:
- Было бы проще, если бы создатели просто заставляли нас исчезать...
- Они нас жалеют... - выражение чешуйчатого лица сильно изменилось и Талли поправилась: - или просто не умеют нас исчезать.
- Скорее второе, потому что это, - Шугейз повел рукой, очерчивая пространство Последнего Вокзала с перроном, площадью скамеек и блёклым ничто за пределами всего этого, - не жалость. И даже это не она.
Он пнул свой багаж. Один из чемоданов приоткрылся и стала видна кружевная ткань.
- Мой создатель придумал несколько хороших историй обо мне. Богатых на события. Их не скоро забудут. Но все же забудут.
Талли не могла ничем похвастаться. Ее делатель тоже не поскупился. Просто событий в ее жизни было меньше. Меньше запоминающегося, поэтому весь ее багаж - все, что о ней помнят - уместился в маленьком чемоданчике.
- И совсем не понимаю, зачем соединили в одном месте Первый и Последний Вокзал, - закончил ящер, снова садясь.
Пожалуй, это Талли могла бы объяснить. По-своему. Мрачная версия: делатели напоследок хотели поиздеваться над своими созданиями, им это для чего-то нужно. Известно же, что делателей вдохновляют страдания их творений, и сама Талли знала, как страшна пытка надеждой. Версия оптимистическая: им давали шанс.
Шанс на самом деле был – та самая средняя платформа между рельсами; по одним прибывают на Первый Вокзал цветные поезда, по другим серые привозят на Последний ветхих, тех, чьи истории закончились, а белые увозят их в никуда. Прозрачная стена, отделявшая Вокзалы друг от друга, преодолима. Только вряд ли кто-то согласится шагнуть оттуда сюда, чтобы Талли могла занять его место.
Кстати сказать, некоторые все же подходили к этой стене – причем с обеих сторон. Удивительно. На Последнем Вокзале людей приводит к стене надежда. А на Первом что? Любопытство?
Талли рассматривала людей на средней платформе, когда неожиданно наткнулась на знакомую фигуру. Вгляделась. Не поверила.
- Не поняла, - произнесла она вслух с интонацией капризной девочки, готовой закатить скандал.
- Что такое? – спросил Шугейз из мира Небиру.
- Там мой муженек. На той стороне, - женщина подхватила чемоданчик и едва ли не бегом пересекла расстояние до прозрачной стены и высокой фигуры за ней.
Это точно был Эркс. Талли ощутила неожиданно сильную злость. Брошенный чемодан ударился о пол и раскрылся, ракушки раскатились по платформе, но ей уже не было до них дела.
- Эркс! Что за ерунда? Почему ты там, а я здесь?
- Талли, - смущенно улыбаясь, он прижал к стене огромные, как лопата, ладони, - я скучал…
- Да мне плевать! Почему ты там? – ее «муж» всегда слегка тупил и все приходилось объяснять по три раза. – По какому праву?
Эркс растерялся.
- Я не знаю. Талли… А ты ко мне придешь?
- Ага, прямо сейчас! – она услышала усмешку и, повернув голову, заметила подошедшего к ней ящера. Пришел полюбоваться на скандал?
Она собиралась посоветовать чешуйчатому верное направление для специфической прогулки, когда Шугейз сказал:
- А что, это было бы неплохо. Он сюда, а ты туда.
Талли осеклась. Рептилоид конечно прав, но…
- Проблема в том, что он хочет ко мне, - сказала она.
Шугейз как-то по особому улыбнулся; словно заговорщик своему товарищу по заговору. И Талли подумала вдруг: совсем не обязательно рассказывать Эрксу, что она не останется с ним на этой стороне, если он шагнет сквозь стену.
- Послушай, - сказала она ласково, положив руки на прозрачную преграду там, где лежали ладони Эркса. – Ты можешь ко мне прийти, правда-правда. Я не могу к тебе, а ты – можешь.
- Ой, - сказал он, - как хорошо. Сейчас. Я подругу позову.
- Подругу? – не поняла Талли, и поймав себя на ревности, усмехнулась.
Эркс уже отошел от стены и потопал куда-то через тамошнюю площадь, меж лавочек, точных копий тех, что на этой стороне, явно ища кого-то.
Женщина постаралась успокоиться. Надо подождать лишь немного.
Ящер скребанул когтем по стене, напомнив о себе. Так. Точно. Надо быть осторожной. Если он захочет проскочить вместо нее? Такое вроде бы невозможно, обмен происходит только между теми, кто о нем договорился, но все же – а вдруг?
- А тебе с того какая корысть? – спросила она подозрительно.
- Да никакой, - ответил он. – Просто любопытно. Всегда мечтал организовать свой собственный заговор. Это не сильно на него похоже, но все-таки…
- Странные у тебя интересы, - заметила Талли. - Заговоры – дело женщин. Впрочем, ты же…
Она не закончила. Ящер смотрел чуть вызывающе и в то же время слегка разочаровано: «А я-то думал, ты ангел…»
- Извини, - сказала она, хотя не ощущала нужды в извинениях. Называть вещи своими именами – не преступление, а норма. А она даже и не сказала ничего.
- Да ладно, - махнул рукой Шугейз. - Слушай, а ты на своей работе не сталкивалась с членами Тайной Ложи?
- Нет, никогда, - она наклонилась и стала собирать в чемодан рассыпавшиеся ракушки, даже расколовшиеся, хотя на той стороне они не будут ей нужны. У нее начнется другая жизнь, настоящая, без багажа уже состоявшегося прошлого. Если ее делатель решит использовать что-то из этого самого прошлого, у Талли появится все необходимое. – Ко мне не попадала крупная рыба, все больше мелочь. Ну, пару раз шпионы, куда же без них. Про Ложу только слышала.
- Жа-а-а-аль, - с искренним сожалением протянул Шугейз. – А я в свое время полагал, что они или уже захватили мир или вот-вот…
- Мечтал присоединиться? – с профессиональной точностью вычислила правильный вопрос Талли.
- Конечно. А ты бы не мечтала?
- Это у кого какие мечты, - она взвесила в руке очередную ракушку с отломанным «хвостом». Жалко, эта была любимой, - я, например, хотела магазин сувениров открыть.
- Странные у тебя интересы, - с неожиданным ехидством повторил ее слова ящер.
Талли бросила сломанную ракушку, закрыла чемодан и встала.
- Кто бы говорил…
Через рельсы на той стороне снова шел Эркс, ведя за руку смуглую девочку с сотней косичек на голове. Это еще кто?
- Ена, - представил бывший муж. – Она хорошая. Можно тоже к тебе?
Талли не имела понятия, как ответить. Если Эркс упрется – а зная его, можно быть в этом уверенной, то Талли так и останется на стороне Последнего Вокзала. Чтобы Ена тоже перешла, она должна с кем-то об этом договориться. Не с ящером же.
А Шугейз, между прочим, смотрел на девочку так пристально, что после такого взгляда она могла с полным правом требовать на ней жениться. Но Ена только кивнула, тряхнув многочисленными косичками, и сказала мягким глубоким голосом:
- Судьбу не обгонишь и на быстром элефане.
- Вы что, знакомы? – любознательность это тоже было ее профессиональное, и Талли не удержалась. – А элефан это кто?
- Это такой… с большими ушами и носом, похожим на змею, - Шугайз попытался изобразить что-то руками, но, кажется, сам понял, как смешно это выглядит и не закончил размашистое, нервное движение. - Да, с Еной мы когда-то были… кем мы только не были.
Девочка задумчиво улыбнулась, словно ее окликнули, а она не собиралась идти на зов, достала из висящего на поясе мешочка горсть… кажется изюма с орехами, протянула ящеру – прямо сквозь стену. Тот взял и задумчиво захрустел угощением. Талли ощутила себя тут лишней.
- Так, Эркс… Ена не может пройти с тобой, - сказала она, словно они просто продолжали разговор.
- Почему?
Более простого вопроса, на который труднее всего ответить, наверное, не существует в природе.
- Ну, она просто не захочет.
- Но я хочу, - сказала девочка.
Больше всех, кажется, удивился ящер:
- Хочешь? Но почему?
Она пожала смуглыми плечами:
- Ты знаешь. Старость, смерть… их тоже не обгонишь на элефане. С ними бесполезно бороться – эти хищники не оставляют добычу в покое. Здесь все еще может быть – и смерть, и старость. А там, - она кивнула на сторону Последнего Вокзала, - нет.
- Но там, у тебя, ты сможешь найти свой источник вечной молодости…
- Если успею, - кивнула Ена. – И если так пожелает делатель. А пожелает ли он? Боги – они те же хищники. Делают, что хотят, и ни с кем не считаются.
- Делатели не боги, - неожиданно в тему возразил Эркс.
- В том-то и дело. Их даже задобрить нельзя. Но Шу мог бы попробовать.
Талли, снова выключенная из разговора, ощущала себя неуютно.
- Тогда за чем дело стало? Вы сюда, а мы туда, - заговорила она, ставя точку в чужих сентиментальных откровениях.
- Ага, сейчас, уже бегу, - сердито буркнул рептилоид.
Талли поняла, что ничего не понимает.
- Да в чем, наконец, дело? Тебе предлагают новую жизнь!
Шугейз не ответил. Он смотрел на девочку с косичками, а она на него. И если бы не бусы на шее ящера, напоминающие о его «особенности», Талли решила бы, что он в нее влюбился.
- Подружка, - девочка неожиданно подмигнула ему, - дракошечка.
И Шугейз расцвел… Видно, оба эти слова были частью их общего прошлого, их истории.
А Ена взяла и шагнула сквозь стену. К нему. И Эркс шагнул.
Талли не стала ждать и, подхватив чемодан, почти прыгнула на ту сторону.
Она ожидала, что сразу что-то изменится. Или хотя бы ее накроет какое-нибудь особое ощущение. Но ничего. Просто она теперь стояла на стороне Первого Вокзала и могла с полным правом ждать цветного поезда вместе с обыденно-галдящими новичками.
Правда, трое новичков не галдели, а тихо сидели на лавочках.
С той стороны происходила одна дивная встреча и одна трагикомедия. Шугейз тихо, осторожно, как хрупкую драгоценность, прижал к груди Ену. Ей помешали бусы с крупными камнями, подарок Талли. Девочка отстранилась, и ящер улыбнувшись, снял бусы и повесил их на шею своей подруги. А Эркс отчаянно тарабанил по прозрачной стене и звал:
- Талли! Талли!
Как ребенок, потерявший мать, или как любящий, потерявший возлюбленную.
И все это в общем-то было смешно… «Нетрадиционно ориентированный» ящер, тискающий девочку, и здоровяк, готовый, кажется, расплакаться, не понимающий, что сила не поможет смять, уничтожить прозрачную преграду… Но Талли не хотелось смеяться. Совсем.
Было единственное, что она могла сделать. Тем более, что загудел, наконец, подъезжающий поезд. Талли повернулась спиной к прозрачной стене и пошла на перрон Первого Вокзала.
…Ярко раскрашенные вагоны оказались или совсем пусты или полны битком. Талли видела сквозь окна весьма странные компании, и не могла себе представить историю, общую для огненного существа, мерцающего сгустка живого тумана, шипастого чудовища и смешливой рогатой девочки. Поезд тронулся, женщина подождала, пока последний вагон простучал по рельсам и снова поглядела туда, на ту сторону. Придут другие поезда. А она не может уехать, не взглянув в последний раз на тех троих.
Талли не могла сказать, кто из них интересовал ее. И не была уверена, что они до сих пор стоят на средней платформе.
Но они стояли. За их спинами уходил вдаль яркий цветной поезд. Кажется, это даже был тот же самый, который только что подходил на ее платформу. Талли не верила своим глазам. Этого просто не могло быть. Там – Последний Вокзал, а тут – Первый. Не могли же Вокзалы тоже поменяться местами!
Следующий ее поезд оказался серым, он привез ветхих. И следующий. Третий - белым. А на перрон за прозрачной преградой один за другим прибывали цветные поезда. И серые. И пара белых. Даже один серебряный, вообще невидаль. А эти трое все пропускали поезда, игнорируя шансы. И Талли страшно жалела, что упустила тот, первый. Но не уезжала. Потому что они тоже оставались, хотя и Ена и Шугейз ушли со средней платформы. Потому что «не такой» хвостатый ящер держал за руки смуглую девочку и оба, выглядевшие совершенно счастливыми, то и дело смотрели на Талли, точно она была им зачем-то нужна. Потому что женщина никак не могла понять чего-то важного и оттого сама чувствовала себя не такой. И потому что совершенно «такой» Эркс в отчаянии разбивал кулаки о разделявшую единый Вокзал стену и повторял снова и снова:
- Талли... Талли... Талли...
3.06.14 г.



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Пёстрые сказки » Талли и Эркс. Жизнь с вариациями (миниатюры с заданной темой, в соавторстве с Мораной.)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz