Понедельник, 20.11.2017, 16:45
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Игра в веревочку (эссе)
Игра в веревочку
LitaДата: Четверг, 21.05.2015, 12:06 | Сообщение # 16
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Про морковку

Над лесом зависла большая морковка. Нет не так: это была МОРКОВКА. И зрелище мгновенно приковывало взгляд даже тех, кто отродясь морковкой не интересовался. Но первыми ее, само собой заметили зайцы. Целый выводок зайцев, практически одинаковых… Ну ничего удивительного — зайцы же. Серые. Некоторые белые и пушистые. Но если присмотреться, то возникало острое и неприятное чувство, что это один и тот же заяц.
— Эт чо? — спросил кто-то из серых.
Белый покосился на собрата и перевел для культурной части зверообщества:
— Это что?
Вопрос был туп и бессмысленен, как множественность единого зайца, от которой никому, даже самому зайцу, не было ни малейшей пользы. И этот вопрос задавали в Лесу все, задирая головы, чтобы полюбоваться висящим в воздухе овощем — и облизнуться.
Некоторые старались делать это втихаря, например лисы. Никто не должен знать намерения лис – это закон. Только так лисы могли без зазрения совести строить коварные планы по добыванию зависшего овоща и убиранию с пути конкурентов. Лисы во всех видели коварство и потому не считали нужным вести себя иначе. Они, в отличие от зайцев, были не единством во многих лицах, а толпой индивидуальностей, способных почти на все. Иногда даже договаривались друг с другом или с другими зверями. Не обманывали только медведей, потому что понимали – чревато.
Медведи вполне могли облизываться открыто - их слишком уважали в лесу и никто бы ничего не тявкнул против. Медведи были уверены, что морковка предназначена им, хотя и смутно представляли, что будут с ней делать. Но все в лесу принадлежало им, потому что они - медведи. Иногда они бросали что-то под лапы и какое-то неопределенное зверье, всегда ходившее по пятам, немедленно подбирало брошенное и громко благодарило. Медведям это нравилось, но они знали, что часто делать подарки не стоит, чтоб не наглели. Но стоит давать надежду. Поэтому медведи, не отрывая взгляда от зависшей морковки, произносили перед неопределенным зверьем у своих лап прекрасную речь о том, что медведю – медведево, но можно и поделиться. А что, если морковка вдруг попадет к ним в лапы, они могут отдать ее своим друзьям. И неопределенное подлапное зверье лаем и радостными воплями соглашалось – да, вполне могут. Некоторые, кто поумнее, мысленно спрашивали, а кто у медведя в друзьях… Но так тихо спрашивали, что и сами своих мыслей почти не слышали. А вслух сказать… нет уж, на некоторые вопросы лучше не знать ответа, так оно спокойнее.
Волки облизывались, щелкая зубами и сверкая глазами на всех, кроме медведей, потому что трусили и еще недостаточно разозлились, чтобы побороть трусость. Многие только звались волками, а были гибридом зайцев, лис и самых неопределенных представителей подлапного зверья. Волки старались себя взбесить, чтобы обрести большую индивидуальность. И их правда все бесило. Особенно зайцы. Эти-то куда лезут? И лисы — с ними следовало быть осторожными, а волки этого не любили, им по сердцу было что попроще. Как и всему лесу, впрочем. Кроме лис. А медведи волков бесили тем, что скорее всего морковка достанется именно им.
А она висела и дразнила.
Первыми начали зайцы — прыгать вверх. Все, кто это видел, ехидно щерились… а потом тоже начинали прыгать. Это оказалось слишком заразным. Медведи, ухая и охая, подскакивали вверх, тянули лапы к ценному призу и с гулким «умп» падали на землю, заставляя содрогаться пол-леса. Волки подскакивали, взвывая, и тоже падали, ничего не поймав. Лисы пытались прыгать с деревьев — причем так, чтобы приземлиться на медведей или зайцев, то есть помягче, даже если это самое «помягче» потом предъявит им претензию. Претензию еще доказать надо. Остальное зверье выкручивалось, как могло. И скоро лес наполнился шумом, воем, воплями и всяческим гамом, который всегда обозначает скандал.
Лесная мелочь, белки, ежи, мыши - и птицы, которым до той морковки было проще всех добраться - удивленно косились на скандалистов, продолжая заниматься своими делами. Они, кажется, не видели морковки.
Или видели. Просто снизу, с самой земли, большое может казаться страшно мелким и не стоящим ни минуты внимания.
21.05.15



Всегда рядом.
 
ТеоДата: Четверг, 21.05.2015, 12:55 | Сообщение # 17
Подполковник
Группа: Верные
Сообщений: 115
Награды: 7
Репутация: 36
Статус: Offline
:D Актуально весьма. Как хорошо, что я на конкурс забила.)) Ведь время, потраченное на прыгание за морковкой можно употребить на сажание огурцов, полив картошки и прочие плодотворные деяния.)))
 
LitaДата: Четверг, 21.05.2015, 15:41 | Сообщение # 18
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
>:) а я думала, что оно непонятное) Еще добавлю про других зверей...


Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 30.05.2015, 09:35 | Сообщение # 19
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Бог для приютских детей

Они смотрят на меня из какого-то своего мира. Мира, где слово «мама» означает самое прекрасное – и самое недоступное. Интернатские дети. Женечка, потрясающе артистичная, читающая стихи с удивительным чувством. Владик, еще не определившийся, кем стать, но уверенный, что работа должна быть интересной. Танюша, самая красивая девочка из всех, каких мне доводилось видеть. Миха, будущая звезда спорта, немного хулиган и возмутитель спокойствия. И еще восемь детей, наш подшефный класс «отстающих в развитии». Нет, не верьте, как не верю я. Они не отстают – это совершенно нормальные дети, разные, умные, способные, может быть – чуть-чуть более дети, чем были бы другие в их возрасте. Сейчас им тринадцать – и они встречают нас, шефов, объятиями, липнут, льнут, как котята, которым недостает ласки. Так же встречали и год назад, и два, и три. Впрочем, зимой прошлого года сделали исключение – прилипли не к нам, а к телевизору, когда подключили подаренный им ресивер.
Нет ничего чудеснее детей. Нет ничего печальнее того, что смотрит из глаз приютского ребенка. Это всегда ожидание – не тепла и ласки, нет, а разрешения и надежды прикоснуться к какой-то другой жизни, лучшей.
Они знают о жизни больше нас, избалованных вниманием и свободой выбора, или просто знают иначе. Наталья Ивановна, воспитательница, жалуется, что заработав немного денег уборкой территории, они тратят их на сладкое, а не копят, чтобы купить обувь или одежду. Пытаюсь ей объяснить: «Это же дети, они живут только этим днем, этим мгновеньем, этой радостью». Конечно, она понимает. Но ей хотелось бы, чтобы и дети – понимали. Но зачем им сейчас иное понимание, кроме того, что без мамы – плохо, что нужно как можно больше обниматься, чтобы потом согреваться этими состоявшимися объятиями долгие четыре месяца, до нового прихода шефских «мамы» и «папы»?
Не могу сказать, что все совсем плохо. Нет. Все хорошо ровно настолько, насколько может быть. Есть спонсоры и шефы. Есть хорошие воспитатели, которые занимаются с детьми и развивают даже действительно отстающих. Возят детей на спектакли, соревнования, фестивали и просто в город погулять. Даже в церковь – окрестить. И почему-то так горько и сладко одновременно от того, что брошенные родителями дети верят в Бога. Наверное, у них должен быть какой-то свой, особенный Бог. Бог-шеф, который будет заботиться именно об этих детях.
С ним или без него, они по-своему счастливы. Государство выделяет деньги на их содержание, а после выхода из интерната каждому дает квартиру. К сожалению, иногда их прямо на входе подхватывают мошенники, ловко выцыганивающие бесплатную квартиру. Дети знают свою жизнь, но очень неопытны в нашей, их легко обмануть… Наверное их специальный Бог иногда засыпает, устав от своей работы, и допускает такие вещи.
…Но сейчас, когда детям по тринадцать, до этого еще далеко. И если присмотреться, то можно увидеть в глазах детей не только ожидание, но и Бога. А может, ожидание и надежда – и есть их Бог. И я готова просить любого – своего, их, придуманного или доказанного – чтобы у этих детей все было хорошо. Чтобы дороги жизни обязательно привели к счастью - каждого. Чтобы всегда был выбор. Чтобы всегда была любовь. Чтобы им хотелось быть не такими, как лишенные прав родители, а добрыми и любящими. Несмотря ни на что.
И я надеюсь, что Он услышит меня.
30.05.15 г.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Суббота, 12.09.2015, 16:15 | Сообщение # 20
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Жаль

Еще не осень. Немного жаль. Время между летом и зимой, как всякая граница, подводит до боли близко к краю. Краю понимания, границе ностальгии – «ах, как было до!», которая так манит лишь потому, что не знаешь, как будет после.
Или знаешь. Вот сейчас, закроешь глаза и вспомнишь… что? Помнить не то же самое, что знать? Пусть так. Но на границе стирается и эта разница. И вот…
…осенние листья шуршат под ногами. Листья-лица. Общая на всех судьба не делает их одинаковыми – как не делает и нас. Поднимешь, вглядишься. Лето писало свой портрет зеленью, желтизной, синевой, но где-то и как-то краски смешались, и вышло – золото, обратная сторона которого, как на всякой палитре смешанных красок – печальная бурость. И все же – это лица, которые можно взять в ладонь и рассмотреть. Увидеть свой март или июль. Вспомнить – и заново узнать, как чудесны были дни и ночи. Провести пальцем по линии чьей-то жизни, тонкому шраму черенка, державшему, да не удержавшему лист на ветке – и подумать о собственных шрамах. Сделанных ошибках, непринятых решениях, случайных словах. Смахнуть каплю росы или дождя, как слезу, понимая, что этим никого не утешишь. И все-таки понять, что, глядя в лицо листа, чужое, незнакомое, все равно думаешь о своем.
…лица прохожих другие. Не, дело не в том, что каждый из них незнаком. Просто он незнаком иначе. Это осенняя чуждость, легкое недоумение, неверие – как, это все? Лету конец? И вместе с ним – еще чему-то? Похожесть тоже другая, но думать об этом странно неудобно, словно это летние мысли, и в осеннем дне они не помещаются. И опять – если узнаешь в ком-то себя, в это не будет ничего удивительного. А если не узнаешь, то тоже может быть, себя.
…твое собственное лицо. Разве ты можешь быть летней или осенней? Наверное нет. Но можешь быть предельной, граничной. И тогда ностальгия по ушедшему – это ностальгия по себе.
…лицо чьей-то печали, образ человека, испытавшего свою осень и вложившего ее в слова хокку:
Так не бывает:
Все было – и все ушло.
Но так есть. Осень.
…и финал этой истории – лица тех, кто прочтет написанное. Их я тоже могу представить, и даже если ошибусь – ненамного, потому что словами умею делать любые лица печальными, недовольными, удивленными или счастливыми.
Но это потом, потом, ведь сейчас еще лето.
Немного жаль.
20.07.15

Коллаж - Agata Argentum.
Прикрепления: 4215769.jpg(163Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 06.11.2015, 12:28 | Сообщение # 21
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
В падении


Когда мы падаем вниз головой, как в кроличью нору, в нашу жизнь, то рано или поздно обнаруживаем, что падаем не одни. Рядом с нами, или впереди, или сразу за нами падает непохожее на нас существо. Мужчина или женщина. Непохожий внешне и как оказывается позже — непохожий внутри… но Алиса не может ждать и продолжает падать, попутно по возможности знакомясь с падающими рядом.
Так же – вниз головой, без мыслей и планов, мы падаем в творчество. Так же видим однажды – кто с радостью, если странные строгие родители убеждали в детстве, что писать стихи или рассказы – плохо, что так не делают нормальные люди, а ненормальным место за мягкими стенами или в шоу уродов - а кто с удивлением и даже тревогой – что такое, у меня есть конкуренты? – что мы в этой «норе» не одни. Автор-мужчина, пожалуй, воспримет это проще. Прочитав написанное женщиной, пожмет плечами – сам он никогда не захочет так писать и вообще не понимает, кому это интересно, кто будет читать бесконечную сагу о чувствах, украшенную словесными кружевами, совершенно лишними хитросплетениями сюжета, левыми персонажами, приходящими ниоткуда и уходящими в никуда, играющими чисто декоративную роль. Нет, сам он не станет отвлекаться и пойдет прямо к цели, потому что это для Алисы главный вопрос – зачем Кролик бежит, если уже опоздал, а для Кролика – куда бежать, где его цель.
Женщина-автор будет долго и, пожалуй, тщетно искать в творениях автора-мужчины свое – сентиментальность, декоративных персонажей и ситуации, увлеченность внутренними монологами и мучительными размышлениями вроде бы ни о чем. И не найдя, уйдет прочь, чтобы вернуться – потому что у автора-мужчины есть то, чего не хватает ей – экшн, действие, наполненность событиями, не дающая бросить в самом начале не интересную вроде бы книгу. И набор совсем других шаблонов, чем те, с которыми работает она сама. И иная логика.
Умная женщина много возьмет для себя из чужих методов работы и многому научится. К тому времени автор-мужчина, то ли затюканный критиками, пеняющими на по-детски наивную прямолинейность сюжетов и психологическую недостоверность героев, то ли просто сам по себе недовольный своими творениями, вернется изучать «женскую прозу». Поначалу это будет очень трудно, как все непривычное. И как все непривычное – интересно. Все же авторы – коллеги по творческому «падению», сотворению все новых и новых миров. Может именно в тот момент, когда заинтересуются друг другом, Алиса по-настоящему увидит Кролика, а Кролик увидит Алису. Для начала они найдут друг в друге массу достоинств и примутся жадно учиться друг у друга; может быть даже два отдельных «падения»-творчества сольются во одно. Если первый восторг, который проходит быстро, сменится общей работой – ведь попытка понять это всегда работа. Если никто из двух авторов не станет переделывать другого под себя. Если никто из них не станет заниматься бесполезным – упреками, что «ты не так пишешь, не так думаешь, не так говоришь», бесполезными, как всякие другие упреки. Если общая сказка спокойно превратится в общий писательский быт, наполненный рабочими моментами, а не скандалами. И если повезет. И тогда, может быть, повезет не только Кролику и Алисе, но и всем тем, кто прочитает сказку, которую они напишут вместе.
20.10.15



Всегда рядом.
 
LitaДата: Пятница, 11.12.2015, 12:29 | Сообщение # 22
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
О вещах и людях


Люди, как вещи, бывают для красоты. Столкнувшись с такими, можешь не понять сразу, кто они, если люди-вещи умны и обладают другими заметными достоинствами. Это всегда прекрасные люди. Легкие. Искренние. Верящие в чужую легкость и искренность и во множество очень красивых вещей. Верящие, что правильно только так - легко.
Эти люди нравятся всем - по той же причине, по какой нравятся книги легкого жанра. С ними просто. А ведь «просто» в нашем сложном мире встречается не так уж часто, и его надо беречь и ценить. Мы и ценим. Обращаемся с людьми-вещами, как с хрупкой вазой. Защищаем от всех потрясений, трещин и царапин. Ведь у них есть только их легкость, а она - плохая защита. Наверное, может быть и еще что-то. Ваза не обязательно пуста, за хрупкой легкостью и изысканной красотой может прятаться твердость металла. Правда, это не имеет смысла и совершенно не нужно вазе.
Люди-вещи - не редкость, и вот они - нужны. Не парадокс ли? Вещью любуешься и потом возвращаешь на полку, под стекло, чтобы позже вернуться и полюбоваться еще, но ведь человек другому человеку нужен не для любования. И все же нужда в людях-вещах не ослабевает. Хотя с ними не о чем поговорить, кроме нескольких поистине милых вещей.
Приятное во всех отношениях выходит общение – как рассматривание красивой вещицы перед тем, как поставить ее в шкаф. А если хочется иного, то не знаешь, сможешь ли его получить. Скорее всего – нет. Все, кроме милых вещей, может нарушить, сломать хрупкую легкость вазы, лишить красоты и простоты мир людей-вещей. Ни у кого не поднимется рука на грубость. Никто не разрешит себе сказать им «горькую правду». Можно, наверное, завидовать такой жизни, но, живущих за стеклом, их жаль – как бывает жалко калек. И жаль, что есть люди, которые так и проживут, ни к чему, кроме милоты и легкости не стремясь, не пытаясь быть больше, чем красивая ваза или книга легкого жанра – на один раз.
И можно хотеть, чтобы они изменились и наполнились. Но на самом деле ты ничего не можешь хотеть за них.
Остается улыбнуться, оставить милое милым и отступить. Поставить на полку. Вернуться, когда захочется легкости и простоты, чтобы взять человека-вещь с полки и полюбоваться. Но это все, что с ним можно сделать.
И, если хотите, итог:

Ты смотришь на человека - сейчас и здесь:
Имеет он вид и даже порой талант.
Но в целом - простая штука, а проще - вещь.
Покрутишь в руках и поставишь назад, в сервант.
Да, можно любить и привязываться легко -
В иллюзии нужности и проживет свой век,
Едва ли узнав - как от цели он далеко,
От той, чтобы быть, а не зваться так - «человек».
Я счастья желаю таким... проходя скорей.
Не дай мне, о Боже, подумать об их стезе
И стать захотеть просто вещью - пусть и своей,
Пусть даже все любят. Но кто они - эти все?
Им, чтобы расти, нужен верный пинок извне,
Им стоит собраться кучей и все ништяк.
И лучше одной, чем на радостной их волне.
И лучше пусть трудно, чем если легко - вот так.
11.12.15



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 21.12.2015, 16:09 | Сообщение # 23
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline


Проталина


Я вижу тебя. Ты сидишь с той стороны покрытого морозным узором окна и рассматриваешь мою жизнь сквозь проталину. Может быть, проталины нужны именно для этого, и мы все начинаем с того, что обнаруживаем себя сидящими у окна. Или нет. Мы этим заканчиваем. Ведь сидеть и смотреть - значит больше ни в чем не участвовать. Некоторые приходят к этому раньше. Вот ты. Почему просто смотришь? Почему даже эта проталина сделана не тобой? Ах да. Она здесь уже была, а тебе легче использовать то, что есть, чем сделать свое. И ты просто смотришь. Впитываешь, запоминаешь летящие мимо листья цвета сепии, поникшие подснежники, спины уходящих людей и морозные вспышки фейерверков. Зачем? Может быть, надеешься сделать из этого что-то еще. Хорошо бы. Но знаешь, просто надеяться - мало. Даже если надеешься очень сильно. Сильная надежда быстрее выродится в безнадежность.
А мир в проталине, мой мир, то и дело пытается удивить тебя. Он смешивает осень и весну, шум и гармонию, расставания и встречи. Он тоже надеется - что ты однажды забудешься настолько, чтобы разбить стекло. Что жгучее любопытство сделает тебя неосторожной. Что прилепившийся к другой стороне проталины лист заставит тебя положить сверху свою ладонь и ощутить, как твое собственное тепло растапливает лед. И даже если ты не расширяешь проталину потому, что жалеешь красоту морозного узора, то в какой-то миг поймешь: ею можно пожертвовать ради большего - свободы.
А может быть у тебя другое большее. Не завидую тебе - и ты мне не завидуй, хотя в моей жизни есть так много. Я тоже люблю смотреть, но мне мало проталины. Я подхожу и приоткрываю дверь, впуская то, что ты видишь. Листья цвета сепии, и поникшие подснежники, и морозные вспышки фейерверков. И тех, кто уходит, и то, что остается. Все это ветер приносит от тебя.
И я тоже надеюсь, легко и неотчаянно, что однажды ты оглянешься и увидишь свой мир, так похожий на мой. Увидишь не в проталине.
Может быть, с этого и начнется твоя свобода.
25.11.15

Коллаж - Agata Argentum.
Прикрепления: 1460811.jpg(195Kb)



Всегда рядом.
 
LitaДата: Понедельник, 28.12.2015, 11:13 | Сообщение # 24
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
В падении


Когда мы падаем вниз головой, как в кроличью нору, в нашу жизнь, то рано или поздно обнаруживаем, что падаем не одни. Рядом с нами, или впереди, или сразу за нами падает непохожее на нас существо. Мужчина или женщина. Непохожий внешне и как оказывается позже — непохожий внутри… но Алиса не может ждать и продолжает падать, попутно по возможности знакомясь с падающими рядом.
Так же – вниз головой, без мыслей и планов, мы падаем в творчество. Так же видим однажды – кто с радостью, если странные строгие родители убеждали в детстве, что писать стихи или рассказы – плохо, что так не делают нормальные люди, а ненормальным место за мягкими стенами или в шоу уродов - а кто с удивлением и даже тревогой – что такое, у меня есть конкуренты? – что мы в этой «норе» не одни. Автор-мужчина, пожалуй, воспримет это проще. Прочитав написанное женщиной, пожмет плечами – сам он никогда не захочет так писать и вообще не понимает, кому это интересно, кто будет читать бесконечную сагу о чувствах, украшенную словесными кружевами, совершенно лишними хитросплетениями сюжета, левыми персонажами, приходящими ниоткуда и уходящими в никуда, играющими чисто декоративную роль. Нет, сам он не станет отвлекаться и пойдет прямо к цели, потому что это для Алисы главный вопрос – зачем Кролик бежит, если уже опоздал, а для Кролика – куда бежать, где его цель.
Женщина-автор будет долго и, пожалуй, тщетно искать в творениях автора-мужчины свое – сентиментальность, декоративных персонажей и ситуации, увлеченность внутренними монологами и мучительными размышлениями вроде бы ни о чем. И не найдя, уйдет прочь, чтобы вернуться – потому что у автора-мужчины есть то, чего не хватает ей – экшн, действие, наполненность событиями, не дающая бросить в самом начале не интересную вроде бы книгу. И набор совсем других шаблонов, чем те, с которыми работает она сама. И иная логика.
Умная женщина много возьмет для себя из чужих методов работы и многому научится. К тому времени автор-мужчина, то ли затюканный критиками, пеняющими на по-детски наивную прямолинейность сюжетов и психологическую недостоверность героев, то ли просто сам по себе недовольный своими творениями, вернется изучать «женскую прозу». Поначалу это будет очень трудно, как все непривычное. И как все непривычное – интересно. Все же авторы – коллеги по творческому «падению», сотворению все новых и новых миров. Может именно в тот момент, когда заинтересуются друг другом, Алиса по-настоящему увидит Кролика, а Кролик увидит Алису. Для начала они найдут друг в друге массу достоинств и примутся жадно учиться друг у друга; может быть даже два отдельных «падения»-творчества сольются во одно. Если первый восторг, который проходит быстро, сменится общей работой – ведь попытка понять это всегда работа. Если никто из двух авторов не станет переделывать другого под себя. Если никто из них не станет заниматься бесполезным – упреками, что «ты не так пишешь, не так думаешь, не так говоришь», бесполезными, как всякие другие упреки. Если общая сказка спокойно превратится в общий писательский быт, наполненный рабочими моментами, а не скандалами. И если повезет. И тогда, может быть, повезет не только Кролику и Алисе, но и всем тем, кто прочитает сказку, которую они напишут вместе.
20.10.15



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 09.03.2016, 10:00 | Сообщение # 25
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8885
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
О видах непонимания


Непонимание – коктейль с очень разным вкусом.

1. «Притормаживая»
Непонимание человека, который не понимает вообще ничего и никогда. Просто устроен он так. Нога на тормозах. Но жизнь все же не авто, так что «ехать» вполне удается и постоянно тормозя – прекрасно общаться, заниматься делами бытовыми и не очень, хорошо выглядеть и производить впечатление. Одно «но»: в общении с притормаживающим кто угодно начинает тормозить. Просыпается тормозящий только для проявления бурных чувств – в них он так же стремителен, как все остальные. Пытаться увидеть причину внезапной вспышки толку нет – это может быть и вдруг припомненная позапрошлогодняя обида, и нынешнее внезапное беспричинное счастье. Или оба сразу. Он и сам не всегда понимает.

2. Будучи очень уверенным
Непонимание такое же непробиваемое, как и первое, но по иной причине. Человек уверен, что он прав. И даже прав в том, что он не прав. И вообще. Он не упустит случая рассказать о своей правоте пять и десять раз, но показать ее не сможет. Не умеет – и чаще всего показывать просто нечего. Зато он умеет быть уверенным. Это же намного проще. Он задавит своей правотой кого угодно. Даже себя. Если не повезет. А можно назвать и везением, если такой непонимающий проживет счастливую жизнь навозного жука, уверенного, что именно его шарик самый большой. А кто не согласен - поднимем на рога. Уверенный и не почешется подумать, что кто-то может иметь иное мнение. Зачем думать, если и так прав? Пусть другие размышляют, в чем именно не правы.

3. Будучи иным
Это непонимание человека который уверен прежде всего в том, что он не такой, как все. Иной. Особенный. Попробуй сказать, что особенные все - и встретишь то самое непонимание. Все - значит никто, а право быть иным принадлежит только ему. Пусть он все делает плохо, но даже плохое у него иное, и в этом его личная ценность и нужный иному результат. Не учиться и делать лучше – а делать еще инее. Развивать лишь одну свою черту и качество - отличность от других. Но если он понимает, что чего-то не понимает, то первая мысль, как ни странно – «я другой и вы не можете меня понять». Отсюда вывод - он других тоже понимать не обязан. Вроде даже и справедливо. Но если не пытаться понять кого-то - а ведь для этого вовсе не надо делаться как все - то никто не станет пытаться понять тебя. Особенно если ты сам не хочешь. Ведь быть иным и непонятым так удобно.

4. «Ничего не понял, но хочу поучаствовать»
Такой человек не успевает понять. У него много всего интересного перед глазами и заниматься чем-то одним - ну никак. Он может подойти к пониманию довольно близко, потому как участвовать хочется слишком сильно и исполнение желания стоит неких усилий. Но как только понимание перестает быть необходимым, активист перестает к нему стремиться. Все делает, не напрягаясь. Других часто именно тем и напрягает, потому что заставляет объяснять ему по три раза очевидные вещи, над которыми не желает думать, чтоб не напрягаться. За это половина, которую такое поведение восхищает, любит активиста, а другая ненавидит за лишнюю работу, которую приходится делать за него или для него. За спиной у ничего не понимающего активиста остаются незаконченные проекты, брошенные надоевшие игры, половинное понимание и вообще странная полужизнь. Но со стороны выглядит круто и тем заманчиво.

5. «Не понимаю, и это бесит»
Такой человек тоже не может пройти мимо. Особенно мимо того, что его не касается. Его никогда ничего не устраивает, и взбешенный старается проникнуть во все нюансы и тонкости дела или события. Скрупулезно разобраться. Но не для того, чтобы понять, нет. Он ищет подтверждение своему недовольству, чьи-то косяки и грехи. Лучше, больше и страшнее тех, которые уже бесят и уже видел. Он делается очень довольным, найдя - или очень возмущенным. Возмущение на публике приносит массу удовольствия, хотя взбешенный никогда в этом не признается. Он принимает все в меру своего мнения о людях, а оно таково - большинство способно только на ошибки.

6. «Не понимаю и не надо, все равно я лучше всех»
У такого человека имеет место быть не самый редкий вид непонимания - ему понимать не надо, все равно он лучший. И нет никакого смысла опускаться до понимания всех, кто не «я» или всех, кто ему не нужен. Правда, он отлично понимает своих фанатов, может быть, потому, что предмет обожания у фанатов и у такого человека один и тот же. Самый лучший ждет почестей и хвалы и получает, не отличая мнимое и искреннее. А зачем? Да и нет никакой разницы. Потом, с опытом, он начнет понимать, что это не так. Но понимание чего-то, умаляющего величие, окажется неприятным и лучший просто отмахнется от него. От «иных» непонимающих отличается тем, что всегда на коне, на троне и на горе, тогда как «иность» - позиция жертвы и изгоя, а не лидера и короля.

7. «Я все понимаю, но сделаю вид что нет. А что, прикольно!»
Самый удивительный вид непонимания. Человеку это, по сути, низачем не надо. Зачем доктору лингвистических наук писать эпистолу, где в каждом слове по две ошибки? Наверное, надоедает быть всегда только профессором и хочется побыть кем-то еще. Ну да, все знают, что он профессор, не дивятся и не восхищаются. Привыкли. Привычное не привлекает внимания. А внезапный фурор - посмотрите какой я неуч! - еще как привлекает. Это игра, приносящая немалое удовольствие. Ради этого стоит пожертвовать тем, как оно выглядит со стороны. Впрочем, не каждому профессору важна та сторона, если только он не может ее как-то использовать. В этом случае никакой игры и все серьезно. Но это же просто работа, а иногда и отдыхать надо, да? Приколист чаще всего относится к своему приколу серьезно и просчитывает последствия. Но пустить все на самотек – тоже удовольствие.

8. «Не понимаю, но сделаю вид, что понял»
Вот такому я даже немного завидую. Никогда нельзя понять, понимает он или нет, но годы практики научили его производить впечатление понимающего вообще все. Чаще всего у него есть для себя правила, что помогают производить нужное впечатление. Если надо, то такой человек представит свое непонимание публике так же эффектно, как понимание. Обладает отличной интуицией и редко ошибается, выбирая роль, которую надо сыграть. Сам понимать стремится, но не всегда может, по недостатку опыта или знаний. В целом это приятный человек, хотя много врет. Обычно это никому не вредит, кроме него самого.

9. «Я все понимаю, но таков порядок».
Формалист и бюрократ. На что угодно пойдет ради соблюдения буквы закона и законы эти сам соблюдает, как их понимает. Не видит ничего за пределами этого самого закона. Спорить с ним бесполезно - начинает тормозить и убеждать вас, что это вы ничего не понимаете. Ненавидит изменения, неподспудно гордится своей правильностью, ревнует к тем, кто - по закону - требует большего – и получает. Победить его невозможно, как забить в бетонную стену дюбель стеклянным молотком. Можно лишь сделать по-своему, нарушив все и всяческие мыслимые законы, и потом покаяться, ведь «проще получить прошение, чем разрешение».
9.03.16



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Игра в веревочку (эссе)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz