Пятница, 21.07.2017, 11:39
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Карманное (миниатюры)
Карманное
LitaДата: Вторник, 05.07.2011, 17:41 | Сообщение # 1
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8782
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
КОШКА И Я

1

Маленькая кошка пришла на колени. Не такая уж и маленькая, на самом деле) Пёстро-полосатая «васька», с две моих ладони, шустрая – захочешь, а не поймешь! – зато уж ласковая за двоих. Подставляет головку под ладонь – «Погладь меня». Ах, малышка, ты всегда точно знаешь, что тебе нужно, верно?
«Верно. А разве ты – нет?»
А у нас все сложнее, маленькая. У людей нет хозяев, которые заботились бы о них. Нам приходится самим печься друг о друге.
«Приходится?» – переворачивается на спинку и подставляет пузико – почеши!
Иногда. Понимаешь, есть на свете такое чудо – Любовь. И это не только когда тебя гладят, но и когда шлёпают, если уж заслужил – тоже. Это не только вкусная еда, но и царапины. Не только подарки, но и потери. Хотя бы не погладили, а поругали – тогда бы я поняла, что я есть…
«Но если тебя нет – кто тогда сейчас гладит меня и дёргает за лапы? Если бы я считала тебя приложением к тому, что ты делаешь, то никогда не пришла бы к тебе на колени, потому что это – знак уважения и любви. Нельзя любить того, кого не уважаешь или не понимаешь».
Разве нельзя? А можно любить кого-то за то, что он делает, или то, что он делает, отдельно от него?
«Или и его самого так же, как и то, он делает? – снова переворачивается на животик и смотрит на меня желто-зелеными, лукавыми глазами, - это всего лишь ревность. Какие пустяки тебя занимают! Но я знаю, почему. Просто тебя очень давно никто не гладил…»

2

Серая Силь, пушистое хвостатое чудо, нежится в пятне солнечного света на коврике. Я откладываю прочь книжку и сажусь с ней рядом – погладить, потеребить нежную шерсть, подергать за лапы.
«Почему ты грустишь?»
Наверное, потому, что хочу. Одна умная девочка спросила меня: «А ты не думаешь, что нарочно загоняешь себя в состояние, когда тебе легче творить?» Я подумала над этим и поняла – это может быть правдой.
«А может и не быть. Со стороны виднее только в самом начале»
В начале его?
«Чего угодно. Когда никакие чувства не мешают видеть то, что есть и не помогают видеть то, чего нет».
А что видишь ты?
«Тебя и себя. А еще – что пришло время обедать»
Но кошка продолжает нежиться на солнышке.
Ты не голодна?
«Я хочу есть, но это может и подождать».
И я продолжаю ее гладить с нежностью и любовью. Конечно, две другие кошки тоже приходят погладиться. Они всегда встречают меня у порога и первое, что я читаю в их ласковых движениях – они рады меня видеть и немного тревожатся - а вдруг у меня не найдется минутки для них? Я тоже иногда боюсь, что не нужна.
Так почему я грущу? Потому что это в моей природе, как в природе кошки - искать и находить немного тепла.

23 окт. 2010 г


3

Кот всю ночь сторожил елку. Он считает своей собственностью все, что там висит и сверкает. Чтобы повесить новые игрушки, пришлось задабривать хвостатого сгущенкой.
Огоньки гирлянд – как меленькие маячки. Они переговариваются в тумане жизни и, мне кажется, я знаю о чем: «Скоро Новый год! Пора расставаться с прежним и встречать новое! Пора делать друг другу подарки и желать счастья!» Ну, если так, то каждый день – праздник, потому что пора прощаться и встречаться, дарить и получать, никогда не кончается.
Прощайте, друзья! Прежними нам уже не встретиться! Здравствуйте, друзья! Мы встретимся, став другими! И будет Праздник…
Дек. 2010 г



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 23.11.2016, 17:07 | Сообщение # 31
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8782
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Зачем

Серебряное на черном. Летели-летели, да и влипли с размаха, с разлета в черно-бархатный кисель. На самом деле ничего страшного… Лучше влипнуть во что-то светлое? Серебра на белом никто не заметит. И потом, чернильный бархат лучше держит. Чтобы держаться, всегда нужна хоть какая-то тьма. Особенно серебру. И если все-таки начнешь падать, то и сам это заметишь, и другие увидят.
Зачем, если все равно нельзя остановиться? Просто это красиво. И если заметил, что падаешь, можешь выбрать – куда.
Да, вид сверху лучше. Но ведь это приходится долго-долго смотреть на одно и то же. От этого кто угодно начнет мечтать о падении. Может, это и неправильно, но только падая, можно чему-то учиться. А падают от того, что хотят измениться. Ни чернильный бархат, ни абсолютная белизна, постоянные, не могут удержать способных меняться.
Зачем учиться и меняться? Это тоже красиво. Конечно, все когда-нибудь закончится. Но смотрите так: вы влипли, неважно, в свет или тьму, вырвались из нее и полетели дальше. Всегда есть дальше. Это понимаешь сразу, как только куда-то придешь.
Зачем тогда оставаться? Иногда – чтобы убедить себя не ждать от места, куда упадешь, слишком многого. И потому что быть просто серебряным на черном – легче. И потому что тут, внизу, много возможностей, много искушений, и придется учиться и соглашаться, и отказываться. Хотя бы ради себя. На первое время хватит и этого.
Потом? Потом окажется, что вы снова влипли – в череду бесконечных возможностей, и нужны совсем не они, а свобода. И захочется падать дальше. Хотя в свободу тоже можно влипнуть, и остаться серебром на чернильно-черном, золотым на алом или и снежно-белым на голубом. Я путаю падение и взлет и вообще слишком много болтаю? Значит, я влипла, и мне снова пора оторваться от неизменности и падать дальше, ища ответ на очередное «зачем».
25.10.16



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 23.11.2016, 17:08 | Сообщение # 32
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8782
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Нашел

Было тихо и пристойно, пока часы на руке джентльмена с портрета над камином не пробили полночь. Трехголовая Люстра немедленно сделала джентльмену замечание:
- Сэр, следите за порядком!
Выкатившийся из камина уголек вспыхнул от возмущения – по его мнению порядок не был нарушен.
- А что такое? - с большим любопытством и легким страхом спросило Нелюбимое Кресло.
- Наручным часам не положено бить! – напомнила Люстра.
В ответ часы, не дожидаясь какого бы то ни было точного времени, вызывающе просвистели начало песенки про червяка Вигли Ву.
- Кошмар! - осмелев от того, что никто на просит замолчать и не скрипеть, воскликнуло Кресло. - Позор! Катастрофа!
- Где катастрофа? - сонно спросило Окно. Катастроф оно не любило, потому что никогда не могло во время них сохранить свое достоинство - целые стекла.
- Здесь! И сейчас! - ответила Люстра, мигнула лампами, потом еще раз - ей понравился эффект.
Человек за столом поднял голову и посмотрел на Люстру. С задержавшегося над бумагой пера упала и попыталась превратиться в слово, которое человек тщетно искал, капля чернил. Но вместо слова вышла обычная властолюбивая клякса, захватившая столько бумаги, сколько смогла. Захватила бы и больше, но помешала промокашка или совесть. А впрочем, может это одно и то же.
Люстра, увидав, как клякса пожирает написанные слова, тут же забыла о дурном поведении часов. Слова - это было то, что она любила больше всего на свете, потому что все они принадлежали ей. Именно она освещала человеку бумагу для записи слов и по ночам придумывала и бросала в чернильницу прекрасные выражения как «не нуждавшаяся в отдыхе работа» и «глаза обежали двор и исчезли обратно». Но чернильница все смешивала и путала, а кое-что просто топила. В итоге человек доставал из нее совсем не то.
- Безобразие, - произнесла Люстра, едва найдя слова. - Скандал. Бесчинство.
- И разорение, - поддержало кресло, нарушая свой главный принцип: не трогай, и тебя не тронут. И тут же испугалось, что его тоже в чем-нибудь обвинят. Впрочем, оно и так уже Нелюбимое, а что хуже этого?
- И разорение, - согласилась Люстра.
И тут же почувствовала, что это тоже не то.
Джентльмен с портрета поднял руку с часами к лицу и словно прочел с циферблата:
- А так же чертовщина и тарабарщина.
- И хулиганство, и тарарам, - заметило совсем уже спокойное Нелюбимое кресло, ощутив себя в компании, а значит, в безопасности.
И тут же со всех сторон посыпались слова; встречаясь, они ударялись друг о друга и порой слипались, а иногда разлетались со стеклянным звоном, и в итоге получалось не «стыд» и «чертовщина», а «стыдовщина», «скандал» превратился в «скандобразие», слившись с «безобразием», а уж откуда возникли такие странные слова, как «тараганство», «катастыдорение» и «безостыд» вообще никто не мог бы сказать. Особенно разошлись половицы: они выскрипывали слово за словом: «Чертобезорам», «гадоскан», «стыдошмар», а ему эхом отвечало внезапно прозревшее окно: «Черкатуж! Гадобразие! Безостыдство! Очертерение!» - каждое из этих слов тоже можно было разбить на мелкие осколки, но при этом они сохраняли свое достоинство – смысл!
Люстра возмущенно мигала всеми тремя лампами, но никто не замечал, кроме человека за столом. Наконец, ему надоело. Он поднялся и за секунду до того, как Люстра выкрикнула свое собственное, наконец-то правильное слово – «тарабезоганство!» выключил свет, лишив ее права голоса. А потом зажег свечи, и, словно прислушиваясь к тишине, в которой все еще звучали отголоски странного, начал писать. Кажется, он тоже нашел свое слово.
4.11.16



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Горькие сказки » Карманное (миниатюры)
Страница 3 из 3«123
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz