Четверг, 19.10.2017, 04:46
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » Чердачок » Фанатское » Коты! О, сколько в этом слове... (кошкостихи, кошкопроза, кошкофото)
Коты! О, сколько в этом слове...
LitaДата: Среда, 19.11.2014, 14:58 | Сообщение # 31
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
ЖЕНЬКА И JANNET


Женька давно мечтал о звере в доме.
Собаку нельзя, говорила ему мама. Собаке простор нужен, а двор неогороженный, машины ездят близко… Женька вздыхал и соглашался.
Кота брать тоже резона нет: если надо уехать в отпуск, дома его одного не оставить, и собой в лес не возьмешь. Убежит, потеряется.
Женька невесело принимал эти возражения: действительно, какой же резон в лесу кота терять… Но от мечты своей не отступался, он человек целеустремленный. А вот и день рождения скоро: чего тебе, Женька, получить в подарок хочется?
— А хомяка можно?
— Хомяка?.. Уловил паузу, заторопился: ну пожалуйста, пожалуйста, hamster (Женька сейчас живет в Америке и иногда путает русский с английским) маленький, пушистый, может жить в клетке, никому мешать не будет, его и возить с собой можно. Женька в волнении сжимает перед собой руки и проникновенно смотрит в глаза.
Ну что ты будешь делать.
Теперь уже мама вздохнула — сама напросилась — и согласилась. У нее в детстве жил хомяк, ему разрешали прогуливаться по обеденному столу и воровать бумажные салфетки, заталкивая их обеими руками в защечные мешки. Хомяк этими салфетками утеплял свою клетку. Действительно, хлопот с ним было мало.
Папа и старший брат тихо мечтали именно о коте, но ведь нет резона, они и вздыхать даже не стали.
Собрались и поехали в зоомагазин. Где хомяки?
А нет хомяков, извините, на сегодня хомяки закончились. Зато полно котят: обезблошенные, обесклещенные, стерилизованные, даже с вывешенными около клеток характеристиками психолога. Сам кошачий психолог прохаживается рядом, приглядывается к возможным покупателям.
Тут надо сказать, что Женька так любит своего брата, который на целых два года старше, что нуждается в ком-то младшем, чтобы почувствовать, как это — быть старшим и любимым.
Это нам с вами сложно понять, а психолог все правильно понял. Показал нескольких веселых малышей, дал с ними поиграть, а уговорил на застенчивую четырехмесячную Jannet, которая нуждалась в любви и ласке. У нее было трудное раннее детство. Против трудного детства и мама не устояла.
Вопрос был решен.
Женька не только целеустремленный, он еще и ответственный, чего о любимом брате не всегда скажешь. Брат — натура такая творческая, что запаса его ответственности на все не хватает. А у Женьки хватает.
Поэтому кошка теперь живет у него в комнате, осторожно похрустывает, когда захочет, своими сухариками, запивает их свежей водой, которую Женька не забывает менять, что-то мурлычет ему перед сном, кошачьи сказки рассказывает, а когда Женька засыпает, тихо уходит – куда, как вы думаете?
Ну да, к маме! Jannet хорошо помнит, чье слово было решающим в ее судьбе, и спит рядом до утра. И, кажется, это маме нравится.
Jannet не забывает и папиной счастливой улыбки, когда он нес ее в клетке из магазина к машине. Каждое утро она провожает его на работу, сидя на подоконнике, и не уходит оттуда, пока он не помашет ей на прощанье рукой. Брата Jannet немного стесняется, ей неловко, что она Женькина — так получилось, и, когда брат ее гладит, она подставляет ему шейку и одновременно смущенно отступает, отчего становится чуть ли не вдвое длиннее и тоньше.
Лучше всего она чувствует себя с Женькой. Когда он держит ее на руках, они похожи на изображение Мадонны с младенцем. Младенец без волнения смотрит в будущее, и Мадонна совершенно счастлива, история ведь не всегда повторяется.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 19.11.2014, 14:59 | Сообщение # 32
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
ПРО КОШКУ МИЦЮ


Подслушанная история про кошку Мицю, которая с рождения была такой робкой, что даже боялась самостоятельно спрыгнуть в с подоконника в сад.
Дом, окруженный небольшим, любовно ухоженным садом, стоит на окраине небольшого израильского городка у самой пустыни, вокруг бродят марокканские дети и полубеспризорные коты.
Когда кошка вошла в возраст, ее стерилизовали, после чего с ней произошла странная метаморфоза: придя в себя после операции, она в один прекрасный день резво спрыгнула с подоконника, и с этой поры ночи проводила в саду, безбоязненно общаясь и даже подружившись с толпой котов, более того — перенявши их дурные манеры.
Некоторые предполагают, что она перестала бояться изнасилования и нежеланной беременности, другие — что ей удалили источник женских гормонов, оставив бесконтрольными мужские.
Так или иначе, Миця начала охотиться на птиц и мышей, покрупнела, наела совершенно недевичью ряху и вообще возмужала. Помня, что хозяева способствовали удачному с ее точки зрения преображению, и чувствуя себя им должной, она по утрам стала приносить мышей — живых. Добычу кошка заботливо несла в пасти, только мышиный хвост свисал, смешиваясь с попышневшими усами, поэтому ее просьба открыть дверь и впустить в дом звучала невнятно, чему сначала не придали значения. Принесенные в дом мыши спокойно занимали свою экологическую нишу, потому что кошка напрочь теряла к ним интерес: подарила и забыла, несла следующую.
Когда спохватились, было поздно. Мышей был полон дом. Надо было их изводить, при этом хозяева, бывшие зоологи, не хотели причинять им вреда и применяли не убойные мышеловки, а специальные ловушки, на которые уходила бездна сыра.
Мышей выпускали, причем каждый раз это оказывалось спектаклем: впереди шел дедушка, неся мышеловку с потолстевшей за недельку и даже порозовевшей на даровых хлебах мышью, за ним дочка, за дочкой внучка, за внучкой — дворовые коты. Когда на город падала внезапная южная тьма, они отправлялись к обочине близлежащего шоссе, где дедушка открывал заслонку ловушки. Мышь выбиралась наружу и тут же исчезала из виду, из темноты доносился только топот ринувшейся вслед за ней котовьей стаи. Занавес.
Теперь, прежде чем впустить кошку в дом, надо прислушаться к ее мяву, присесть, внимательно рассмотреть через щелочку ее морду, не свисает ли хвост из пасти, и если все в порядке, открыть дверь. Она это быстро поняла и научилась выплевывать несчастную мышь перед дверью, быстро накрывать ее брюхом и орать во всю глотку. Дедушка заглядывает ей в пасть, как отоларинголог, и доверчиво открывает дверь.
Дальнейшее зависит от быстроты реакции мыши, кошки и дедушки. Кто быстрее — тот победил. Понятно, что слегка придушенная мышь побеждает редко, но еще реже — дедушка. Последний раз он в отчаянии сам кинулся на кошачью кормушку, под край которой забилась одуревшая от страха мышь, придавил ее животом к полу и по-пластунски добирался до входной двери, издавая по дороге пластмассовый скрежет, на который сбежалась вся семья. Дедушка стоически выдержал реакцию зрителей и довел свою миссию до конца, то есть до порога. Мышь была изгнана из дома.
Кошка Миця сочла это эпизод недоразумением и продолжает выполнять свой долг, который, как известно, превыше всего.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ


Кот наслаждается свободой: балкон застеклили, теперь окно комнаты открыто, можно выходить, когда хочешь, сидеть на подоконнике и смотреть на происходящую внизу жизнь, ночью никто домой не загоняет. Прячется в цветах, гремит склянками по углам, пугает, выскакивая внезапно, пробует голос — пространство от пустоты своей резонирует. Коту эта степень свободы внове, он оживлен, в широко раскрытых глазах черные зрачки оставляют от радужки только золотистый ободок. Он похорошел, у него с лица не сходит выражение заинтересованного собеседника, ждущего момента, чтобы произнести свою реплику.
— Ну говори, слушаю!
Умчался, взбрыкнув — и так все понятно!
Хорошо.
* * *
Стало мне невесело по ряду причин. Вышла на балкон.
Смотрю в окно: за ним сумерки, в свете фонаря виден косо летящий снег.
Тянется к окну ветка, потерявшая листья.
Вдруг кот вспрыгнул на подоконник, нервно мурлыча, стал заглядывать в лицо: что случилось?
Я перешла к другому окну, кот — за мной, начал осторожно бодать твердой черепушкой в плечо, так же громко мурлыча.
— Ну что тебе? Погрустить не даешь.
Спрыгнул на пол, развалился на спине, призывно показывая живот: погладь, разрешаю.
Стало смешно. Погладила и пошла в комнату: полегчало.
Вбежал впереди меня и исчез где-то в глубине квартиры.
* * *
Слышен звук открываемой ключом двери.
Бежит стремглав из самого дальнего угла: наконец-то вернулся тот, кто уходил из дому!
* * *
Звонок в дверь.
Спешит встретить, крутится под ногами у самого порога, ждет, пока откроют и впустят: свой пришел.
* * *
Такой же звонок в дверь.
Не спеша, идет в прихожую, останавливается, ждет, как решишь: открывать? Не открывать? Кто-то незнакомый звонит.
Рассматривает вошедшего, не приближаясь к нему. Успокаивается, возвращается к своим делам.
* * *
Шаги на площадке, замершие у двери.
Тихо подходит к двери, вслушивается, хвост поднят, слегка выгнут, уши торчком.
Оглядывается на меня: неужели откроешь?
Звук шагов снова слышен: кто-то проверил номер квартиры и поднимается на следующий этаж.
Смущенно уходит в комнату: и чего волновался?
* * *
По утрам встаю в одно и то же время: в рабочий день раньше, в выходной – на часок позже.
Встав, надо пройти на кухню и включить чайник. Идти надо осторожно, потому что можно наступить на внезапно рухнувшего поперек дороги кота: это означает – привет, посмотри. какой красивый у меня живот, погладь, только недолго!
Кряхтя и зевая, наклоняешься. гладишь ( нежнее, еще нежнее, чтобы не вызвать недовольства), дальше можешь идти спокойно, ритуал соблюден.
* * *
Приболев, решаю остаться дома в рабочий день. Лежу, то ли сплю, то ли не сплю, дремлю.
Вдруг слышу громкое мурлыканье, острый коготок цепляет за волосы. Открываю глаза: прямо у моего лица усатая морда, взор внимательный, лапа тянется снова к волосам, коготь наготове.
— Почему ты лежишь?
— А тебе-то что?
— Это ты в выходной можешь валяться, а сейчас вставай!
Действительно.
Что вы думаете? Встаю и иду на работу.
А откуда он знает, когда рабочий день, а когда выходной?
* * *
Сколько еще таких историй можно рассказать!
Все равно непонятно: откуда он всё знает?



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 19.11.2014, 15:04 | Сообщение # 33
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
СЕРГЕЙ ЕЛИН
ДИАЛОГИ С ЖИВОТНЫМИ


Я вставляю ключ в замочную скважину в двери, ведущей от лифта к общему коридору, и уже слышу её протяжный мявк. Долгий и радостный. Полная иллюзия счастья милого домашнего животного о приходе своего любимого хозяина.
Щас. Как бы не так. Открываю дверь.
— Мяяяяяяяу! – Васька (хоть имя у нее и котовское, но это – кошка, а не кот), Васька валится на пол и начинает тереться всей шерстью о пол, собирая с него остатки воскресных опилок.
— (я) Ну, чего кричишь, чудо мое пушистое? Соскучилась что ль?
— (Васька) Ага, соскучилась… Консервы принес? – наглая черная морда суется в рамсторовский пакет у меня в руках.
— Консервы? Какие-такие консервы? Морда, а ну вылезай из пакета!
— Какие, кошачьи, какие же еще?? Где консервы?!
— Кошачьи – это из кошек, что ли? – усмехаюсь, «во наглая же».
— Нет, из их хозяев! Так, нет, я не поняла, где они?
— У тебя еще пакет с орешками не закончился, изыди.
— Фи, гадость эти орешки…
— Гадость не гадость, а корм энергичных кошек.
— Меня пучит от них.
— Водичкой запивай.
— А ты ее налил?
— Налил.
— Хех, позавчера что ли? Так я выпила ее давно, чтоб ты знал. Кошки в день выпивают 300 мл воды. Заметьте – свежей, а не позавчерашней.
— Поумничай мне.
— Поумни… ой, а это что? Что это в пакете? РЯЯЯЯЯЖЕНКА!!! МЯЯЯУ!!! ))))))))
— Ага, счазззз!
— Чего?! В пакете, в рыжем, прямоугольном, из Рамстора! Мрррррр! Урррра! Ря-жен-ка!
— Темная ты, сок это…
— Какой-такой сок?!
— Апельсиновый…
— Како-о-ой? Это еще чего такое? – любопытная морда залезает в пакет уже с лапами, пока я переодеваюсь, и шуршит в нем совершенно по-хозяйски.
— Апельсин – фрукт такой! Не веришь – на, понюхай.
— Бээээээээ :( Гадость какая.
— Много ты понимаешь…
— И что в этих фруктах такого...?
— Ты овощей еще не пробовала.
— А это что?
— А вон в холодильнике капустка :)
— Фи.
— Кис-кис… хватит тереться, знаю же, что не из нежности природной, а только по зову желудка подлизываешься… На — орешков дарлинговых. (насыпаю из пакета в ейную миску).
— Мрррррр… мрррррр… отойди, дай поесть.
— Ну дай погладить немножко… пушистая моя :)
— Мрррррр… Это я не тебе, а орешкам. Ну, ну хватит, дай поужинать.
— Ладно, хрумай, вот тебе водички еще, запьешь потом.
— (поворачивается с подозрительной мордочкой) Значит, ряженки точно нету?
— Точно. Завтра будет.
— Смотри мне…
— Не зарывайся.
— Мрррррр…
21:15
Сытая кошачья физиономия просовывается в проем двери:
— (Васька) Ты тут?
— (я) Хм… а где же мне быть?
— Ну не знаю где ты там ходишь целыми днями… Слушай, хозяин, мне бы это…
— Чего?
— Ну чего-чего… это… – переступает лапами.
— Ну так давай, я-то что? Или тебя подержать? :)
— Какой нафиг подержать?! Убрать за мной не желаешь, нет?
— А что… там уже?
— … и давно!
— Хм… и откуда из тебя столько всего выходит.
— Задачку про бассейн знаешь?
— А как же усваивание?
— Усваивание чего, простите? Орешков из пакетика?!
— Ишь, всем кошкам нравится, ей не нравится!
— Я – не «все кошки», знаете ли!
— Оно и видно.
— Так это… там будет что-нибудь, или мне поискать твои ботинки? ;))
— СТОЯТЬ! СИДЕТЬ! Я те дам «ботинки»! Стой тут, щас всё будет…
— Мрррррр… ить можешь же, когда хочешь!
— Щас кто-то тут у меня получит за её сарказм!
— Ой и всё-то вы грози-и-итесь… (с томной кошачьей улыбкой)
— Ну достала!
— А-А-А-АЙ!!! ХВОСТ ОТДАЙ!!! МАМА!!!
— Будешь вредничать?!
— Никогда! Мррр…
— Прекрати…
— Мррррр…
— Васька… кому сказал…
— Мррррррррр…
— Подлиза ты, каких свет не видел, вот ты кто!
— Я тебе правда нравлюсь? ;)
— Всё, иди делай свои дела…
— Фи, грубиян.
22:20
— (Васька) А чего ты делаешь?
— (я) Пишу.
— И чего пишешь?
— Оперу.
— Старые шутки у тебя…
— Расскажи новые.
— Мрррр… Ну чего у тебя тут, расскажи?
— Отстань, не видишь – я занят?..
— Ой-ой-ой, можно подумать – можно подумать… Ну и пожалуйста.
— Так. Лапу с клавиатуры убери.
— Счаззз!
— Я сказал – лапу убери!
— Ты меня игнорируешь – проигнорируй и нажатый Shift.
— Вот вредное создание… (сдвигаю кошку влево подальше от клавиатуры)
— Ммммм :( (недовольно) Там холодно, туда лампа не греет…
— Вот тебе лампа, на, уймись, черная.
— Теперь горячо, подними повыше.
— На.
— И правее.
— На.
— Ну неудобно, теперь лапы со стола свисают :(
— Подожми их. Всё, Васька, не мешай мне.
— Не буду. (и башкой — брякс! — на Escape)
— (я) БЛИН!!!
— Пфффф!
— Ну что за нафиг?!
— Мммммм… (потягиваясь и заглядывая на экран) где...?
— Вот! Тут! Где кусок текста?!
— Фи, текста… вот если б кусок мяса… (томно и издевательски)
— Ты не кошка, а комбинат по переработке консервов! Мяса всё ей… Васька, ты знаешь, что у тебя бюджет месячный больше, чем у подмосковной пенсионерки?!
— А я виновата, что пенсионерки меньше едят...?
— Да-да, а ты белая, блин, и пушистая...! Зверюга, откормил я тебя…
— Черная, простите.
— Еще лучше.
— Сам выбирал! ;)
— Знал бы, кого выбрал, век бы не связывался.
— Поворчи мне.
— Я не понял, кто в доме хозяин..?
— Не знаю – не знаю, я тут живу, а ты ночевать приходишь :) Делай выводы сам, милый…
— В саванне твои милые.
— Ох, мне бы в саванну сейчас… мрррррр… хоть на полчасика… :) (похотливо улыбается и растягивается на весь стол)
— Ага, думаешь там консервы уже открытые стоят под каждым кустиком, ждут, пока Василиса соизволит до них дойти?
— Ну… я бы поймала мышку…
— Ты мышку-то живьем видела хоть раз?
— Мне мама рассказывала.
— Много видела твоя мама.
— Да уж побольше твоего.
— Не хами.
— Клавиатуру подвинь.
— Счаззз!
— Как хочешь… (брякс! снова башкой на Escape)
— БЛИН!!!
23:45
— (я) Ну что, спать будем сегодня, нет?
— (Васька) Не знаю – не знаю, я лично выспалась сегодня… мммяяяяу… (зевая)… днем.
— Да тебе что днем, что ночью – всё бы дрыхнуть.
— Ты-то почем знаешь?
— А чем ты днем занимаешься?
— Хм, всё тебе расскажи…
— Так-так!
— Мрррррр… что такое? :)
— Да так… Карту Москвы кто порвал?
— А чего она так низко висит?
— Да как повесили, так и висит, не про тебя – и не трожь.
— … Висит, понимаете ли, и шевелится – ну как её не тяпнуть, скажите? :)
— Тяпки обстригу, будешь знать.
— Мммм… где-то тут были хозяйские ботинки, не подскажете? ;)
— МОЛЧАТЬ! СТОЯТЬ!
— Фи… (и пушистая меланхолично удаляется под ванну, сверкнув зеленым глазом)
0:10
— Васька…
— Ммм...?
— Вылезай.
— Мне и тут хорошо.
— Пошли спать.
— Идите.
— Ах мы уже и на «вы»?
— С такими как Вы – да.
— Вредина.
— Сам такой.
— Так ты идешь?
— (молчание)
— Вот ведь знаю же, что стоит мне свет погасить и улечься – придешь же через две минуты! Сколько раз уже такое было! Да каждый же раз! Ну, и чего вредничать и строить из себя задетую личность?
— А для профилактики. Вам, хозяевам, это ооочень на пользу…
— Вылезай, там же плохо, под ванной-то! А на кровати – тепло, уютно… :) Васьк…
— Что ж, буду страдать. Всё равно первый отстанешь.
— Вредина.
— Бе-бе-бе :)
0:15
— (я) Всё, я уже сплю. Иди сюда.
— (черная морда показывается в дверном проеме) Вижу, вижу… щас, погоди…
— Ну?
— (делает вид, что вылизывает шерсть на лапе)
— Ну и где ты?
— Да тут я, тут. Умыться не дают прям… (томно)
— Все люди утром умываются, а не перед сном.
— Ага, я тебе это скажу, когда ты на работу опять проспишь :) Хе-хе, снова будешь бриться с закрытыми глазами :))))
— Будешь язвить – тебя с закрытыми глазами побрею!
— Ага, и будешь потом гладить такую кожистую и морщинистую кошечку, хе-хе…
— Ну, иди сюда…
— Руки, руки, руки! Вот не надо меня за шкирку тянуть, да? Я сама… мрррр… если захочу еще.
— Построй тут еще из себя. Что, опять в ногах? Ну что же за зверь такой…
— Кошкино место – в ногах, а не на подушке :)
— А меня греть кто будет ночью… :(
— Грелку кипяточком залей – и грейся хоть до утра.
— Нее… грелка скользкая и в пупырышках, а ты – ласковая и пушистая :)
— Хи-хи, а ты грелку в полотенце заверни…
— Поумничай мне.
— Всё, тут я… мррррррр… мррррррррррр…
— «Тут она»… лапами не перебирай, когти торчат…
— Извините, мсье – инстинкт.
— Я тебе не кот.
— (томно) А как жаль…
— Ишь, жаль ей. Я бы поглядел, как бы ты с тем котом еще управилась.
— Мрр… (засыпая) да уж разобралась бы как-нибудь… дело-то нехитрое…
— Мрррр… Мне бы твои заботы…
— Мрррррр… так на счет ряженки завтра ты не забыл, да?
— Спи, спи… забудешь с тобой…
— Мррррр…
— Мрррррррр…
8:30
— (будильник) ДЗИИИИИИИИИИИИИИНЬ!!!
— (Васька) МААААААААААААМА!!!
— (я) ЗАРАААААЗА!!! КОГТЯМИ ПО ЖИВОМУ МНЕ!
— (Васька) БУДИИИИИИЛЬНИК ВЫРУБИ!!! О ГОРЕ МНЕ…



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 19.11.2014, 15:05 | Сообщение # 34
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
ДИАЛОГИ С ЖИВОТНЫМИ-2


— Васька…
— Ммммм?
Васька поворачивается ко мне так, как только может повернуться сытая, довольная жизнью кошка – одним левым ухом.
— Пошли гулять?
— Ммм… это как это?
— Ну как-как… Как кошки гуляют. На улицу пойдешь со мной?
— На балкон что ли?
— Да нет, какой балкон… Пошли погуляем по травке, пока солнце и тепло.
Васька отворачивает от меня левое ухо и закрывает глаза.
— Чего молчишь?
— Мрррр… придумаешь тоже… улица какая-то. Мне и тут хорошо.
— Да чего ты видела-то в жизни своей кошачьей? Сидишь в квартире целыми днями… Пойдем, я тебе мир покажу, что вокруг творится.
Черное с белыми кончиками волос треугольное ушко снова поворачивается в мою сторону.
— Что-то я не пойму, чего ты от меня хочешь? Ты б, барин, занялся чем-нибудь полезным лучше…
— Всё, пошли, пошли… Воздухом подышишь у меня хоть, травку может съешь какую полезную.
— Мммммрр… Чего за травка?
— Да я сам не знаю. Говорят, какие-то травки кошки едят, витамины там, то да сё.
— «Травка»… Мяска бы…
— Наглая твоя черная морда! Нет, вы посмотрите на нее! Умяла за милую душу полбанки консервов, и еще про мяско тут ворчит… Всё, пошли. Я тебе как раз ошейничек купил, что б ты не удрала с перепугу у меня.
Пока я достаю ошейник, загодя купленный в зоолавке, моя настольная хищница смотрит на меня с недоверием.
— Фи, это что еще за поводок?? Тяпнуть бы его лапой, да уж лень больно…
— Это для тебя упряжь такая. Иди сюда, надевать ее будем.
— Хм… ну-ну. Травкой кормить, уздечку на голову – ты меня с лошадью не перепутал?
— А что, Шарик, может мы из тебя ездовую собаку сделаем!
— Тяф-тяф…
— Как же она одевается-то? Надо как-то в нее твои лапы передние засунуть, и на спине застегнуть.
— Может ты на себе сначала потренируешься? А я посплю пока…
— Поостри мне. Давай сюда лапы.
— На.
— Передние, а не левые.
— Я на правом боку лежу, поэтому обе правые лапы у меня заняты.
— Слушай, шкуркина!
— МЯЯЯУ! Положь животину назад!
— Лапы суй, говорю!
— Хозяин, чего ты съел сегодня на завтрак такого, что у тебя бурная деятельность началась?
— Я тебя социализировать хочу, в мир вывести, так сказать.
— Да-да, социализированные кошки сбивались в стаи, чтобы сообща отбирать колбасу у старушек.
— Хм.
— Ну? Застегнул подпругу-то?
— Угу. Ну-ка, походи по полу. Не мешает?
— Ээээ… да нет вроде. Хи-хи…
— Блин. Как ты из нее вылезла? Я же затянул и застегнул…
Черная шлепает по паркету, а тщательно застегнутая мной шлейка уже волочится за ее левой лапой.
— Так, давай еще раз. Потуже попробую…
Ловлю ее за лапу и снова пытаюсь надеть это лассо для мелких хищников. Затягиваю.
— Мммм… погоди, хе-хе, щас опять свалится.
— Ну свалится – еще раз надену. Кошки гуляют по улице с такой штукой, а ты – кошка. И не препирайся.
На улице жара, и я решаю заодно и позагорать. А эта пушистая пусть в траве поиграет. Этакая идиллическая картинка представляется мне – хозяин и кошечка.
— Ну, и где твоя улица?
— Щас, на лифте поедем.
— На чем???
— На лифте. Ящик такой, на веревке. С людьми. Слушай, ты всё забыла уже, как я тебя с рынка вез домой?
Васькины глаза расширяются от воспоминаний.
— ЗАБЫЛА?! Да мне потом еще неделю кошмары снились от того путешествия! Грохот, запахи, все время куда-то несут – Армагеддон!
— Где ты слов-то таких понабралась…
— А у тебя кассета есть, я прочитала. И кино такое – ооочень напоминает мое детство.
— Ну зато юность у тебя сытая и беззаботная…
— … еще бы фигню всякую на голову не надевали, совсем хорошо было бы.
— Ворчунья.
— Лаборант-исследователь.
— Всё, пошли. Держись за шею мою.
— Коготками? :))) Прямо за артерию? ;)))))
— Нет!!! Мягко, пальчиками… Пальчики есть? Вот ими и держись, а то когти пообстригу.
— Как скажешь, дорогой.
Наконец, мы в обнимку выбираемся из квартиры. Пока идем к лифту, Васька просто висит у меня на шее и озирается по сторонам, но стоило только лифту приехать…
— МАМА!
— Чего кричишь?
— ЧТО ЭТО??????
— Лифт. Сейчас вниз поедем.
— А чего он такой громкий?! Страшно… Качает… м-м-м-р-р-я-я-у!
— Да не бойся так… – глажу ее по спине, чувствуя как она буквально вжимается в меня со страху, — уже почти приехали!
Света в лифте нет как обычно, поэтому темноту освещают только два желтых глаза, расширенных от ужаса. Но мы приехали, и да был свет. Шкура жмурится и тянет носом воздух. Судя по выражению ее морды, она далеко не в восторге от моей затеи. Но мы уже выходим из подъезда. Я выхожу, а Васька так и выезжает на мне, прижавшись к шее.
— М-Я-У! Слышь, хозяин… где мы?
— На улице мы. Не жмурься так, это солнце настоящее, не то что люстра под потолком.
— Мя-я-яу… мяу… солнце… тепло…
— Ну да, под лампой же лежать любишь! Греться… А тут тебе вон такая грелка прямо сверху висит. Поехали на травку.
— М… м… м… я… Тише шагай, растрясешь всю меня после обеда… а… а…
— А чего я тебя несу вообще? Давай, сама ногами иди.
— Лапами.
Опускаю Ваську на асфальт. Она трогает его передней лапой, нюхает, морщится.
— Ну ладно… пойду. Куда идти-то?
— Ты поводок надеть не хочешь на голову?
— Я не Шарик тебе, с поводком ходить. Нашел себе кошку-поводыря.
— Ладно, тогда шагай вперед до угла.
— Боже мой… какое всё тут большое… ой, а это кто?
Морда поворачивается на звук заливистого лая, катящийся где-то слева.
— Хе, это собака!
— Мммммда?
— Тебе не страшно?
— Пока нет… А должно?
— Ну вот сейчас она сюда прискачет, посмотрим…
На всякий случай иду совсем рядом с Васькой, чтобы в случае чего она не удрала куда-нибудь на дерево с испугу. Соседский наивный Шарик наконец докатывается до нашей степенной процессии и возвещает лаем об этом на весь двор. Васька смотрит на него удивленно, вроде удирать не собирается. Ну кенгуру тоже людей не боялись поначалу… Потом поворачивает морду ко мне.
— И чего он хочет?
— Чего-чего… Познакомиться, наверное. – сдерживаю невольный смешок.
— А зачем мне с ним знакомиться, он же не кот… Кстати, Штирлиц!
— Я тебе дам «кстати»!
— Нет, серьезно, где коты? Ты меня столько стращал знакомством с ними, что я волей-неволей начала интересоваться своими… хм… собратьями.
— Что, первые эротические переживания детства не дают тебе покоя?
— Тьфу на тебя… Я же не в половом смысле, а в этом… как его пёс… «социализировании себя как кошачьей личности". Цитирую тебя по памяти.
— Коты – в следующий раз, если хорошо себя вести будешь.
— Блин, превратил квартиру в келью. Может мне еще посты соблюдать?
— Хм, а это мысль!
— Я те дам мысль!
— Молчу-молчу. Пошли дальше, а то такими темпами мы к закату только доберемся.
— Обожди, дай обнюхать сперва этого лохматого…
Невозмутимая моя Васька подходит к Шарику почти вплотную. Тот, видимо совершенно ошалев от такой наглости, не в силах произнести ни звука, лишь пялится на ее морду безумными глазами. В них заметно борются две мысли – гаркнуть на нее погромче, или свалить отседова нафиг куда подальше. Черт их знает, что от них можно ожидать.
И пока пес пребывает в этом буридановом ступоре, Васька теряет к нему всяческий интерес.
— Фи. Что за зверь такой. Пахнет как позавчерашняя тушенка, которую оставили открытой на столе…
— Хм. – это уже хмыкаю я в ответ.
— И еще по нему какая-то гадость мелкая прыгает. Фи, пролетарий.
— Не гадость, а симбиоз крупных хищников с мелкими паразитами.
— А, ну это прямо как у нас с тобой…
— Ты, морда, ты кого паразитом назвала?!
— А я никого не называла, между прочим. Ты сам всё додумал… Это у него что, от неразборчивости в связях?
— Я посмотрю на тебя еще, когда ты – тьфу-тьфу! – с каким-нибудь пушистым хлыщом спутаешься, какие червячки по тебе начнут ползать…
— Но-но! Кошка – животное чистоплотное!
— Да-да, а кто в опилках по паркету вчера валялся с довольной мордой?
— Ммм… а я играла. Я маленькая еще, в конце концов. Мне можно.
— Пошли, маленькая моя. Тушка.
— От тушки слышу.
Так, препираясь и подначивая друг друга, мы с горем пополам добираемся наконец до парка, и устраиваемся на травянистой полянке. Последние несколько десятков метров я донес ее на руках, вконец утомившись васькиными исследованиями окружающей действительности. Снова надел на нее злосчастный поводок и взял свободный конец в руку, чтобы черная не утопала по траве, пока хозяин загорать изволит.
— Ой… – доносится до меня обрадованный голос, — траа-а-авка.....!
— Ага! Вот поваляйся на ней, лучше ж чем по паркету…
— Ага… мрррр… мягко… ой, а это чего? Мммм… какая прелесть…
— Да наверное то самое, чего тебе жевать положено!
— Блин, год живу на свете, а только-только узнала про такое!
— Смотри, не объешься с непривычки…
— Что я, дура что ли?
— Хм.
— Вот не надо вот тут так хмыкать иронично, да? Если я начну вспоминать, кто тут чем объедался…
— Да-да?
— … не говоря уже про обпивался.
— Слушай, гуляй молча, да?
— Фи. Вредный.
— Сама такая.
— Ну и пожалуйста.
— Вот и поговорили.
— Поводок отдай.
— Зачем?
— Гулять пойду.
— Тут гуляй.
— Мрррр…
С недовольным видом Васька вроде замирает рядом на минуту… и тут же срывается с места. Конечно вырвав у меня поводок из руки!
— ЗАРАЗА!
— Да-да? – раздается из кустов ее ироничный голос.
— Ты куда удрала??
— Ну… вы меня попросили гулять… я и гуляю…
— А доставать тебя оттуда кто будет??
— А мне и тут хорошо.
Звук шуршащей травы под ее лапами начинает удаляться от меня в совершенно уже непролазные кусты. Вот взял же на свою голову!
— Вылезай сейчас же!
— Счазззз…
— Васька…
— Ммммда?
— А у меня что-то вкусненькое для тебя есть!
— Ага, нашел дуру.
— Нет, я серьезно… глянь-ка…
— Что-то пока я рядом была, ничего такого не видела, не нюхала, а стоило слинять, так сразу появилось? Кто-то тут врёт явно… нет?
— Ну как хочешь, сейчас сам всё съем.
— С каких это пор ты стал питаться кошачьим кормом?
— Да это не кошачий.
— А что же?
— Ну ты выйди, увидишь…
Любопытство кошку доведет известно до чего, и моя черная не являла собой исключение из этого правила. Через минуту из кустов показался знакомый изящный силуэт.
— Ну?
— Подойди сюда…
— А поводок тебе не принести еще в зубах, и хвостиком не повилять при этом?
— Ты есть хочешь?
— Знамо дело, когда я не хотела??
— Так иди сюда. Угощу тебя чем-то…
— Сначала покажи товар. А я еще подумаю.
Тянусь к принесенному пакету и опускаю его край. Оттуда показывается уголок рыжеватой упаковки.
— Мя-я-яу! Ряженка!!!
— Ага! Она. Ну, будешь?
— Да-а-а-а!
Кошка бросается ко мне, вцепляется в пакет когтями. Еле успеваю оттянуть ее и вытащить упаковку ее любимого лакомства.
— Жадина… На, пей.
— Не пей, а ешь. Мррррр… Не знаешь разве, что это не питье, а еда? А пьем мы воду…
— Будешь умничать, мигом сейчас еду на питье поменяю.
— Не успеешь…
Пока Васька лакомится, я незаметно подтягиваю край ее поводка и крепко сжимаю в руке. На второй раз мне уже нечем ее выманить, а царапаться о кусты очень не хочется. Кошка наблюдает за моими манипуляциями краем уха, не отрываясь от любимой еды.
— Ну ладно, ладно, победил, сдаюсь, нашел на чем сыграть.
— Ты еще скажи, что недовольна.
— Ммммм…
— … и что там в кустах было интереснее.
— Ну любопытно там было, конечно…
— Да ты тут побегай, глянь сколько всего.
— Вижу-вижу… – ее явно больше занимает стремительно уменьшающееся количество ряженки в миске.
Когда та оказывается вылизанной досуха, Васька утихает, мирно подползает к моему боку и прижимается. Довольное урчание доносится до меня.
— Что, счастлива?
— Угум-мррррр…
— А как же травка, цветочки, муравьи? Не хочешь побегать?
— Попозже… дай поваляться…
— Ну валяйся, валяйся…
И некоторое время мы так и лежим – я загораю с книжкой, а Васька – мурчит рядом, растянувшись на теплой траве. Незаметно проходит около получаса. Чувствую, что шевеление рядом принимает какой-то некомфортный характер.
— Что случилось?
— Что-что… угадай.
— Понятно. Что, прямо тут?
— А есть варианты?
— Хм, действительно, не домой же тебя тащить.
— Вот именно.
— Ну давай… устройся где-нибудь. Только подальше от меня.
— А поводок отдашь?
— А в кусты полезешь?
— Нет. – честные два кошачьих глаза смотрят прямо на меня.
— Ну… ладно… иди.
— Я щас. Быстро.
Мягкие лапы уносят черную на край полянки. Через минуту оттуда доносится знакомое шуршание – инстинкт закапывания продуктов производства наконец обретает истинный смысл. Топает обратно. Дышит, высунув язык.
— Что дышишь так тяжело? Трудно далось, что ли?
— Сэр, вы сегодня – сама галантность!
— Да ладно, все свои, чего ты смущаешься?
— Жарко мне!!! А не то, что ты подумал!
— Ааа… да?
Трогаю ее шерсть – действительно горячо. Еще бы – такая шкура меховая. Хоть варежки из нее шей…
— Тяжело?
— Угу…
— Ну сейчас домой пойдем.
— Ага… поехали.
— Забирайся ко мне на шею.
— Мрррр…
Васька повисает на моей шее, мы наконец отправляемся домой. И глядя на ее черную морду, я вижу выражение безраздельного кошачьего счастья. Наверное, ей очень понравилось гулять.
18 февраля 2002 г.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Среда, 19.11.2014, 15:07 | Сообщение # 35
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Алекс Экслер
Маленькая кошка Нюся


У нас всю жизнь дома жили коты. И когда на семейном совете встал вопрос о том, что хорошо бы домой приобрести некое котообразное чудовище, дабы, так сказать, поддержать добрую традицию, Мария неожиданно предложила купить кошку, а не кота. Потому что, сказала Мария, у котов есть масса недостатков: они жуткие эгоисты и не любят своих хозяев. Они буянствуют по квартире, лазают по занавескам, бьют посуду и «убивают» целофановые пакеты. Коты грубые, неласковые, а по животику чесать их надо ногой в ботинке или даже в сапоге, чтобы они хоть что-нибудь почувствовали. Также коты обладают ужасной привычкой метить все вокруг, из-за чего наша семья уже лет десять назад лишилась всех друзей, потому что даже самые преданные из них в нашу квартиру не могли зайти даже под дулом пулемета. Кроме того, коты периодически взревывают своим дурным мявом в самый неожиданный момент, из-за чего можно уронить себе на ногу кипящий чайник.
Зато кошечки, заявила Мария, совсем другие: они любят своих хозяев, забираются на колени, прижимаются головой к животу и мурчат моторчиком: «мур-мур-мур». По квартире кошечки ходят легкими и неслышными шагами, ничего никогда не ломают, не бьют и ненавидят лазить по занавескам. Кошечки легко приучаются к туалету, никогда не метят квартиру, а мявчат так мелодично и нежно, что из-за них никто и никогда не ронял на ногу не только чайник, но и кастрюлю с борщом.
Не знаю, как вы, но я не из тех, кто спорит с женой, когда она права, поэтому мы поехали на Птичий рынок за кошкой…
На Птичке, как вы понимаете, выбор был такой, что просто глаза разбегались. Обычные дворовые кошки и коты выдавались за самые немыслимые породы: персидские, ангорские, абиссинские, американские Керлы, британские короткошерстные, донские сфинксы (для этого бедных кошечек обрили налысо, и это в такой-то холод), норвежские лесные, шотландские вислоухие, экзоты и японские бобтейлы. Прекрасно понимая, что все эти немыслимые породы через пару месяцев обязательно превратятся в одну единственную — «дворовую», я выбирал кошку не из соображений «породы», а по принципу «какая больше глянется».
Между тем, кошки и коты «глядеться» особенно не хотели. Невелика радость — торчать в возрасте одного-трех месяцев в такую холодину на рынке, делая вид, что ты безумно увлечен игрой в бантик. А продавцы, разумеется, изо всех сил старались расшевелить свой «товар», поэтому постоянно теребили несчастных кошек, не давая им прижаться друг к другу и застыть, чтобы согреться.
И тут среди всей этой выставки-продажи я увидел НЮСЮ. Нюся, как и все остальные коты, сидела вместе с двумя другими котятами в плексигласовом аквариуме. Однако другие кошки дрожали и прижимались друг к другу, но Нюся согревалась совершенно другим способом: она со страшной силой драла какой-то бантик. Как только я увидел ее — этот маленький комочек, который, несмотря на жуткие окружающие условия нашел в себе силы играться с бантиком, я понял, что это — моя кошка.
Переговоры с ее владелицей много времени не заняли. Хозяйка всего за тысячу рублей переуступила мне право считать Нюсю персиянкой, хотя на самом деле ее папа был выкрест из ангоров, а мама — помесь дворняжки с крокодилом. Впрочем, об этом я узнал несколько позже…
Нюся приехала к нам домой и стала, как говорится, жить-поживать. Честно говоря, у всех моих друзей и родственников, когда они видели этот маленький пушистый комочек, лежащий в углу дивана, на глаза наворачивались слезы — уж больно трогательно выглядела маленькая Нюся (ей тогда только-только исполнился месяц), которая казалась такой несчастной и беззащитной.
Впрочем, у нас с Марией слезы на глаза перестали наворачиваться где-то в первый же день. Нюся, при всей своей «воздушности» и кажущейся хрупкости, обладала грацией слона и настойчивостью крокодила на охоте. Это выяснилось в первый же день, когда мы собрались ложиться спать. Нюсю уложили в специально купленную кошачью корзиночку с мягкой подстилкой и одеяльцем, пожелали ей спокойной ночи и мы с Марией еще раз умилились, глядя на пушистый комочек.
Но через пять минут к нам в спальню с дикими звуками вбежало Нюсино одеяло. Оно бегало по полу и пищало, а мы все никак не могли понять, в чем дело, пока не догадались поднять одеяло и обнаружить под ним Нюсю, которая, как выяснилось, вовсе не желала спать в другой комнате. Ну ребенок — он и есть ребенок. Поэтому ее взяли в постель.
Спать она пожелала на моей подушке, о чем заявила довольно недвусмысленно, попытавшись меня с нее согнать. Но тут уже я возмутился, потому что кошка — кошкой, а моя подушка — это privacy, да и вообще — никому не позволю посягать на мою собственность. Так что Нюся была уложена рядом, я же положил голову на подушку и попытался заснуть.
Но маленькая Нюся сделала следующее: она аккуратненько залезла на край подушки, легла боком, уперлась всеми четырьмя лапками в мою голову и стала меня спихивать. Я, чертыхаясь, позволил ей отвоевать сантиметров пять, надеясь на то, что сдача на милость победителя позволит избежать мародерства в захваченном городе, но Нюсе этих пяти сантиметров было явно мало. Поэтому, когда она почувствовала, что сопротивление нарастает, Нюся просто выпустила когти. Дикий вопль вместе с нехорошим словом огласил нашу спальню, и Нюся была выдворена обратно в свою корзиночку.
Через пять минут история повторилась с самого начала. Сердце не позволило нам плотно закрыть дверь в спальню, чтобы, дескать, «маленькая Нюся не боялась спать одна», поэтому к нам вновь вбежало пищащее одеяло, всем своим видом выражая крайнее недовольство. Нюся снова была взята в кровать, но с условием, что она не будет посягать на подушку. Нюся, вроде, согласилась, поэтому легла в ногах и затихла, обдумывая планы мести.
Минут через десять Нюся объявилась рядом с моей подушкой и стала исповедывать другую тактику захвата: она лизнула меня в щеку, заурчала моторчиком и стала всячески ластиться, показывая, как она меня любит. Я ее слегка пожурил и объяснил, что порядочной девушке в первый же день знакомства не очень прилично лезть в постель к женатому мужчине, однако был тронут ее вниманием, поэтому снова пустил на свою подушку.
Нюся ласково прижалась к моей голове (я чуть не заплакал от умиления) и заурчала так, что подушка стала заметно вибрировать. Я совсем растаял, прикрыл ее уголком одеяла и попытался заснуть… Надо сказать, что мне это не совсем удалось. Почему? А вы попробуйте заснуть, когда к вам ласково прижмется заведенный трактор «Беларусь». Кроме того, от вибрации я все время сползал к краю подушки, а Нюся, продолжая нежно урчать, даром времени не теряла, а снова захватывала территорию. Так что в конце концов я оказался снова выдворен со своей подушки, а на ней вольготно разлеглась кошка Нюся, которая, к тому же, урчала так, что заснуть под эти звуки не представлялось возможным. Наконец, мне все это надоело, я взял Нюсю, выдворил ее за территорию спальни и поклялся страшной клятвой, что больше ее не пущу, потому что очень хочу спать, и мне завтра рано вставать.
Как ни странно, Нюся не стала жалобно мявчить под дверью, требуя, чтобы ее пустили. Я полежал несколько минут, напряженно вслушиваясь, но из-за двери никаких звуков не раздавалось, поэтому я облегченно вздохнул и начал засыпать. Вдруг дверь вздрогнула под мощным ударом. Я нервно дернулся, но спросонья никак не мог понять, в чем дело. Посмотрел на дверь, но она стояла неподвижно и больше не вздрагивала. Только я снова закрыл глаза, как дверь снова вздрогнула под мощным ударом. У меня перед глазами пронеслась жуткая картина: в квартиру ворвались грабители, снеся все стальные двери, которые попались им на пути, сделали что-то жуткое с маленькой кошкой Нюсей и теперь пытаются взломать дверь моей спальни. Решив, что опасность надо встречать лицом к лицу, я вскочил и распахнул дверь… За ней никого не было. Только у порога с самым невинным видом стояла маленькая кошка Нюся. Я оторопело посмотрел на нее, но она ответила чистым и светлым взглядом, после чего шустро нырнула в глубину спальни. Решив, что все эти удары в дверь мне почудились во сне, и не имея сил и желания разыскивать Нюсю по всей спальне, я снова лег спать.
Первые десять минут прошли в полном спокойствии и тишине, поэтому я почти заснул. После этого Нюся тихонько выползла из-под кровати, нашла целлофановый пакетик, который лежал рядом со стулом, издала торжествующий вопль и стала убивать его по всем правилам древнего кошачьего боевого искусства. Я настолько хотел спать, что встать и снова ее выставить был не в состоянии, поэтому только лежал с закрытыми глазами и злился. Убивала она пакетик недолго. Минут двадцать. Я так думаю, что она сначала содрала с него кожу, а потом долго вытаскивала всякие внутренние органы и разбрасывала их по всей спальне.
Когда пакетик был, наконец, убит, Нюся превратила один из его обрывков в мышку и стала его гонять по всей комнате. Загнав мышку под кровать и убив ее, Нюся надышалась там пыли и начала чихать. От каждого чиха поднималась новая порция пыли (не подумайте ничего плохого, под кроватью я убираюсь… просто там осталась полоска пыли, до которой не достает швабра), от которой Нюся чихала еще больше. Минут через пять, я уже стал бояться, что или Нюся развалится на куски, или наши кровати разлетятся в щепки, потому что в спальне было полное ощущение, что под кроватью чихает слон.
Через какое-то время Нюсе надоело чихать одной под кроватью, поэтому она вылезла, забралась ко мне на подушку и начала чихать мне в ухо. Тут у меня уже не выдержали нервы, поэтому я взял и сам чихнул Нюсе в ухо. Нюся обиделась и упала с кровати. Краем глаза я увидел, как она недовольно вышла из спальни и направилась в сторону кухни. Я быстренько вскочил и закрыл дверь.
Через три минуты дверь начала непрерывно трястись, издавая дикий грохот. Тут, наконец, я увидел, что происходит. Оказывается, Нюся просовывала лапу под щелью снизу, цепляла дверь с внутренней стороны и начинала трясти. Поскольку между дверью и косяком был маленький зазор, дверь колотилась о косяк с такой силой, что тут и мертвый бы проснулся. А у меня появлялось четкое ощущение, что это не маленькая кошка Нюся требует, чтобы ее пустили, а что в дверь всем телом колотится озверевший бегемот.
И тут воспаленный от недосыпа мозг подсказал решение этой проблемы. Я встал, взял кусочек газеты, свернул из него бумажную трубочку, приоткрыл дверь и затолкал трубочку между краем двери и косяком. Теперь Нюся могла сколько угодно дергать дверь с той стороны: она уже не колотилась о косяк. И действительно, в спальне сразу стало тихо. Я упал на подушку и снова попытался заснуть. В этот момент в ухо мне снова кто-то чихнул. Я, совершенно обалдев, повернул голову: на меня смотрели ласковые глаза кошки Нюси, которая, вероятно, ухитрилась прошмыгнуть в дверь в тот момент, когда я ее немного приоткрыл.
У меня больше не было сил с ней бороться, поэтому я добровольно уступил Нюсе подушку, лег на самый край кровати и отрубился… Ночью мне чего только не снилось: львы, носороги, крокодилы, бегемоты, атомные взрывы и экзамены в институте. Львы меня жрали со всех сторон, носороги пыряли своим чертовым рогом, бегемоты чихали и зевали мне в ухо, атомные взрывы все время мельтешили перед глазами, а экзамены создавали настроение постоянной опасности. Периодически я просыпался и слышал тракторное урчание Нюси, которая или грызла мой нос, или месила своими лапами мою спину. Но у меня уже не было сил с ней воевать, поэтому я только жалобно стонал: «Уйди, проклятая птица», и снова засыпал.
Проснулся я на полу. Причем там мне было на диво хорошо, потому что рядом не наблюдалось никаких диких животных, включая самую опасную из них. После небольшого обследования территории выяснилось, что Самая Опасная вольготно разлеглась на моей опустевшей кровати и беззаботно игралась хвостом. На мой вопрос, каждую ли ночь она намерена меня так мучить, Нюся утвердительно чихнула и лизнула меня в нос.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 09.12.2014, 10:25 | Сообщение # 36
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Михайлова Наталья.
Кошки не ходят строем


Кошки не ходят строем, у кошек нет документов.
Им не нужна прописка и даже билеты в кино.
Они сидят без работы или служат в числе агентов
Высших цивилизаций, но чаще им все равно.

Кошки не голосуют, рекламе они не верят,
Лукьяненко и Донцова для них не авторитет.
Кошки — это не люди, но кошки — это не звери,
Они — разумные монстры с весьма далеких планет.

Кошки масс не боятся и мыслят вполне свободно,
С корпоративной культурой кошкам не по пути.
Кошки всегда одеты, как кошки, а не как модно.
Навесьте ярлык на кошку — и кошка вам не простит.

Кошки не верят в бога, а если верят — то тайно,
И не в такого бога, в которого верим мы.
Все, что мы знаем о кошках, узнать удалось случайно,
Их мифы упоминают про ядерный свет зимы.

Но есть и у кошек слабость: им нравится чай в стакане —
Не пить чтоб, а любоваться, — заваренный крепко чай.
Они стучат телеграммы о стороже-ветеране,
Работающем на стройке: «Рекомендован в рай».



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 09.12.2014, 10:27 | Сообщение # 37
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Л.С. Кошка

Гением ада, исчадием зла
Чёрная кошка мне путь пресекла.
Эдак врасплох, вероломно и скоро,
Выскользнув, вынырнув из-за забора,
Мимо меня пронеслась, как стрела,
И преспокойно в траве залегла.

Смотрит, однако, с мольбой и тоской.
Я приближаюсь и глажу рукой
Бархат насыщенно-чёрного цвета.
Ах ты, моя дорогая примета!
Вправду тебя подослал Сатана,
Или же попросту ты голодна?

Светятся два изумрудных огня.
Злое пророчество - не про меня.
Нет, не приму за дурную примету
Это изящество, ласковость эту,
Эту доверчивость, эту мольбу -
Разве такое испортит судьбу?



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 09.12.2014, 10:28 | Сообщение # 38
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Алексей Иващенко. Кот

Как быстро привыкает кот к уюту,
Когда окошки снегом замело.
Пусть домик мал, и тесен как каюта,
Зато в нём очень сухо и тепло.

Как быстро кот с хозяином поладит,
Когда за дверью полон двор собак,
Хозяин - тот, кто вдоль по шёрстке гладит,
А тот, кто гладит против - это враг.

И красный барахат на столе,
И свечка плавится во мгле,
И троекратно отражается в трельяже.
Дверь приоткроется и кот,
Не поздоровавшись войдёт,
Пройдёт к дивану, и, в клубок свернувшись, ляжет.

Хозян дверь прикроет в непогоду,
А кот тихонько распушит усы,
И скажет: "Мяу!", что значит в переводе
"Я стою три кусочка колбасы".

Бутылка молока, как трубка мира,
Зелёный коврик брошен в уголок,
Ну вот и всё, и обжита квартира,
И главное, что сухо и тепло.

И наша дружба так крепка,
Её бутылка молока
Ещё упрочит, укрепит и приукрасит.
Свеча оплавилась на треть,
Но ей гореть - не прогореть,
Пока её холодный ветер не загасит.

Слой пыли серой замшей на трельяже,
Стекло разбито, в окна ливни бьют.
Пуст холодильник, свечек нет, и даже
Из ящика газет не достают.

И только кот неслышно, по-английски,
Уйдет через разбитое стекло.
И вновь найдёт для временной прописки
Гнездо, где будет сухо и тепло.



Всегда рядом.
 
LitaДата: Вторник, 09.12.2014, 10:30 | Сообщение # 39
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8854
Награды: 168
Репутация: 161
Статус: Offline
Разговор с котом

-Кот Василий где ты был?
-Я мышей ловить ходил!
-От чего же ты в сметане?
-От того что был в чулане!
-Долго ль был там?
-Полчаса.
-Ну и что там?
-Колбаса!
-А откуда же сметана,
Отвечай нам без обмана?
Расскажи нам поскорей,
Как ты там ловил мышей?
-Там сидел я возле кваса,
Нюхал жареное мясо.
Только гляну на творог,
Вижу - мышка на порог.
Я за мышкой по чулану
И наткнулся на сметану,
Зацепился за мешок,
Опрокинулся горшок,
На меня упало сало...
-Где же мышка?..
-Убежала...



Всегда рядом.
 
Форум » Чердачок » Фанатское » Коты! О, сколько в этом слове... (кошкостихи, кошкопроза, кошкофото)
Страница 3 из 3«123
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz