Суббота, 19.08.2017, 15:54
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 16«12567891516»
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
На восток и обратно, если повезёт...
LitaДата: Вторник, 24.12.2013, 17:27 | Сообщение # 91
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Я рада каждому Вашему возвращению. grant


Всегда рядом.
 
kalpaДата: Суббота, 04.01.2014, 14:19 | Сообщение # 92
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
:*

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 14.01.2014, 17:11 | Сообщение # 93
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Получилось! Переделал и пополнил 4е воспоминание персонажа в 3й главе - "Городской стражник":

Воспоминание 4 – Городской стражник.

Часть 1. Повезло ли с напарником?

Очередной караван из Кашгара торопился в Турфан. Лето было в разгаре, и жара становилась неимоверной. В такое время всё чаще появлялись пылевые бури. По словам старожилов, пустыня Такла-Макан неотвратимо набирала силу: рано или поздно весь Таримский край, от Памира до Наньшаня, покроют могучие песчаные барханы. Тохары уже покинули несколько городов и поселений юго-западнее озера Лоб-Нор. Их оазисы поглотили пески… Пустыня продолжала расширяться.

По совету пожилого напарника из этого каравана Вогаз устроился в Турфане на сезонную работу у богатой тохарской семьи на виноградник. Платили там неплохо и хорошо кормили. Необычно радовало очень приятное ощущение, когда он прикасался к виноградной лозе или брал в руки срезанную кисть, - было что-то восхитительное для него лично в этом удивительном растении. Почему!? Сердце помалкивало. Пока.

Виноград здесь был одной из главных культур, приносящий большой доход. Почти треть караванов приходили сюда только за ним. Турфанский сладкий кишмиш и местное вино очень ценились по всей известной земле уже много столетий. Вогаз, кстати, с последним не перебарщивал, помня свой крайне неудачный опыт попойки ещё в первом караване.

Нравы повседневной жизни в Турфане были уж очень свободными… В жаркое время дня почти всё население перебиралось в многочисленные пещеры подземных оросительных каналов-кязиров к берегам ручейков и маленьких проточных озёр с удивительно чистой и холодной водой. За порядком в этой легендарной системе выживания в пустыне строго следила местная власть.

Уже довольно скоро молодой уйгур-наёмник стал здесь объектом пристального интереса местного женского общества. И ему приходилось очень здорово изощряться, чтобы не попасть в «любовное услужение» и, уж тем более, быть принужденным к женитьбе - это в его планы никак не входило. Хоть и было заманчивым… Но, всё же, неприятным. Нигде Вогаз не сталкивался, ни раньше, ни позже с таким развратным домогательством и свободой нравов.

Потому он взял себе за правило упражняться в стрельбе из лука в послеобеденное время. Нашёлся отличный участок виноградника, где была возле ограды огромной усадьбы хоть какая-то тень от красивых высоких тополей. Здесь было очень тихо, что радовало чутье Вогаза необходимостью вслушиваться в любой звук. Как на охоте!

Через пару месяцев такой «спокойной» жизни Вогаз, во время одного стрелкового уединения, почувствовал, что за ним очень внимательно наблюдают. Это были взгляды любопытствующих вояк - таких ни с кем не перепутаешь. По издаваемым тихим звукам, запахам их было трое. Они тихонько забрались на ограду и уселись наверху понаблюдать.

Парень отметил, что у них не было агрессивных намерений, потому решил пока ничем не показывать, что он их обнаружил. Просто мастерством стрельбы можно сразу предложить им весомые аргументы для возможной беседы – типа «ну и чего надо?». Пять стрел, очень быстро и точно выпущенные в мишень с двадцати шагов, ему показались достаточной «демонстрацией». После чего он спокойно повернулся с опущенным луком, но с наложенной очередной стрелой к ним лицом.

Трое из городской стражи. …Ну очень уважаемые здесь и в окрестностях Турфана представители власти! В известных всем красных рубахах и кожаных доспехах, вооружены копьями, клинками и кинжалами. Двое – уйгуры, постарше. Третий – тохар, причем лучник, чуть моложе Вогаза. За спиной хороший средний лук и колчан на два десятка стрел, кольцо на большом пальце правой руки. Как и у Вогаза.

Всё в их позе и поведении, даже в экипировке, говорило про многолетний и серьёзный навык воинов. Судя по взглядам – привело их всё-таки любопытство. За весь период проживания в Турфане Вогаз ни разу не дал повода местным властям заинтересоваться собой. Подумывал вначале даже наняться в городскую стражу, но его здесь никто не знал. А без серьёзных рекомендаций попасть в этот отряд было невозможно.

Стражникам очень хорошо платили, кормили, одевали и потому они прекрасно справлялись со своей работой. С нарушителями порядка они не церемонились, к бандитам, ворам и всяким «бузотёрам» были безжалостны. Помогали всем жителям при пожарах. В основном их уважали и даже побаивались.

Сидевший на ограде посередине старший стражник, лет сорока, спрыгнул вниз и сделал пять шагов в сторону Вогаза. Наказал парню назваться. Его напарники остались сидеть на стене. Вогаз с почтительным поклоном представился и коротко рассказал о себе. Старший кивнул, но, услышав имя деда наёмника - Бахар, удивлённо усмехнулся. Но не объяснил, почему.

Сам он назвался Матаем, пятидесятником городской стражи. Услышал скрип тетивы и свист пускаемых стрел, решил проверить, что происходит – в частных владениях редко встречаются упражнения в стрельбе в самый солнцепёк. Показанную Вогазом «демонстрацию» он серьёзно и положительно оценивает.

Через неделю, на большом празднике в честь урожая, будут состязания лучников. Матай предлагает Вогазу выступить и показать себя. Если будет удача – будет принят в отряд городской стражи, он лично замолвит слово за парня: хорошие лучники всегда очень ценятся. Обрадованный Вогаз сразу согласился – после уборки урожая ему всё равно предстоял поиск новой работы. После ухода стражников он быстро отправился в местное святилище поблагодарить небеса, богов и предков.

На большом состязании лучников Вогаз, почти из трёх сотен участников, вошёл в двадцатку лучших, заняв семнадцатое место. Не столь почётно как первые десять или даже пятеро лучших, но более чем достаточно для похвалы Матая и его согласия взять молодого уйгура под опёку в отряд городской стражи.

На следующее утро Вогаз дождался будущего командира и наставника у ворот северной казармы. Матай быстро указал Вогазу присесть в сторонке, пока он будет занят. Сначала распределялись ежедневные караулы к воротам, на башни и в патрули по городу. Оставшиеся бойцы начали тренировку…

Под длинным навесом напротив входа во двор располагались длинные ряды скамеек и столов. Вогаз сложил свой лук, колчан и личный узел на крайнюю скамью. Не снимая клинка, присел с краю – чтобы видеть Матая всё время и быть готовым немедленно подойти, если позовут.

Четыре десятка парней и мужчин, раздетых по пояс и самой разной комплекции, недолго разминались, а затем начали отработку формальных движений с шестами по команде крепкого уйгура лет тридцати пяти. Матай немного понаблюдал и зашёл в помещение.

Вогаза приятно порадовала дисциплина и собранность стражников. Никто не ленился, все старались. Наставник проходил между рядами, уделяя внимание почти каждому бойцу. Рядом с некоторыми задерживался для корректировки движений. Нового для себя Вогаз пока ничего не увидел. Но ему было очень интересно.

Он старался смотреть не только на сами упражнения, а, скорее по привычке, увидеть каждого бойца и его навыки. Почти все они были «неплохи». Как потом ему стало известно, дисциплина и послушание подкреплялись жесткой системой наказаний: оставляли без жалованья, назначали на работы или выгоняли. Новичков ждал испытательный срок в месяц.

Среди всего отряда выделялся внушительной комплекцией молодой богатырь лет двадцати. Ростом чуть повыше Вогаза, широченные плечи, подтянутый живот, очень большие и крепкие мышцы рук, ничего обвисшего – здоровяк регулярно тренируется. Движения хорошо поставлены, легкий шаг. Похоже очень опасен. Правда, зачем он делает такое «зверское лицо»? Удаль шалит? Те, кто постарше – просто сосредоточены…

Объявили перерыв. Здоровяк ловко крутанул шестом и неожиданно двинулся в сторону «пришельца». …Что-то задумал. Шагов за двадцать он громко рявкнул Вогазу: «Эй, ты, приблуда! Принеси мне вон оттуда воды. Меня мучает жажда… Бегом, я сказал!» Намерение устроить проверку гостю «на прочность» читалось во всей красе… Остальные бросали косые взгляды.

Вогаз медленно посмотрел по сторонам, «чтобы убедиться в отсутствии других объектов» внимания могучего богатыря. Медленно встал, сделал пару шагов к середине этой части двора, как раз напротив здоровяка, разминая шею и плечи. Встал прямо, положив ладонь на рукоять клинка. И медленно покачал головой, недовольно надув губы.

«Ты чего, не понял?» - вопросительно рявкнул здоровяк снова. Для увесистости своего намерения он крутанул шестом и двинулся к Вогазу. Но не быстро. Значит задумался. Оставалось одно. Легкий шаг правой ногой назад в оборонительную стойку, клинок быстро выхвачен. Короткий круг лезвия вращением правого запястья. И оружие - за правым плечом, удерживается обратным хватом. Богатырь остановился в пяти шагах, ловко перехватил поудобнее свой шест для атаки. Поединок взглядов… Сильный боец. Шансы неизвестны. Такого можно только или обмануть, или подловить на промахе. Если успеешь…

Позади быстро насторожились и начали приближаться остальные стражники с шестами – «гость» обнажил оружие у них в казарме: «Угроза!»… И громкий рык Матая «Всем стоять!!!» Соперник не пошевелился. Показался пятидесятник, быстро двигающийся к месту возможного поединка. Под мышкой у него было два учебных клинка из дерева. Вогаз выпрямился и убрал своё оружие в ножны на поясе. Молодой богатырь пока не сводил глаз с «гостя».

Только когда Матай подошёл вплотную он развернулся, выпрямился и прижал шест к плечу. Сделал «невинное лицо». Десятник громко, чтобы слышали все, обратился сначала к нему: «Бахар! Для начала познакомься со своим новым напарником, Вогазом, сыном Октая, сыном Бахара… А то одному тебе всегда слишком скучно». Оба парня удивлённо посмотрели друг на друга. Надо же… «Мой дед Бахар был простым охотником… и много где побывал. Имена при встрече не совпадают под небесами просто так. Интересно-о-о!»

Дальше Матай спокойно сказал: «Можете пожать друг другу руки». Хватка ладони у богатыря – как будто руку зажало падающим деревом. Больно… Но вполне терпимо, даже гримасничать не будем. Это, наверное, и вызвало небольшое удивление во взгляде Бахара. Новый напарник молодому силачу был всего лишь непонятен. Пока.

Матай удрученно хмыкнул, видя это «маленькое состязание ладоней», и жестко скомандовал: «Бахар! Три круга бегом вокруг казармы… для улучшения чувства гостеприимства». Парень кинул шест кому-то из стражников и сорвался с места к выходу. Пятидесятник внимательно посмотрел ему вслед, затем повернулся к Вогазу: «Какое у тебя прозвище?» - «Барсук», - его так прозвали напарники в первом караване. Вогаз не мог назваться истинным прозвищем «Зелёная ящерица» вне Рода или как по разрешению шамана.

– Тогда понятно… Покажи мне свой клинок. Надо же!? Очень хорош. Похож на индийский. Отложи его пока. Сейчас проверим твои навыки. Разденься до пояса. Бери учебный клинок. Стрельбу из лука твою я видел, теперь же проверим остальное. Всем отойти!

Стражники тут же освободили середину двора. За показательным поединком кроме них на крыльце входа собрались также посмотреть двое тохаров, один пожилой, второй - помоложе. Как позже стало известно, командир отряда и его первый сотник.

Занимая позицию, Вогаз старался максимально собраться. Но не напрягаться физически. Как учил кузнец Багатай. Такой проверки уже не было давно. Они с Матаем встали в четырёх шагах друг от друга. Стандартная позиция. Матай не напряжен, безмятежен, легко держит учебный клинок. Вогазу ещё много лет такому учиться. Как они всё-таки похожи с наставником Багатаем!

Шансов почти нет. Нападать – глупо. Матай, похоже, тут же «поймает» любое движение Вогаза. Дело не в умении делать правильные или сильные удары клинком. Тут всё глубже и тоньше. Ну и где у меня «Единение»? Неужели здоровяк Бахар меня так сильно «выбил из колеи»? …Да нет. Просто ощущение-понимание, что попытка сразиться с таким как Матай – уже есть глупость…

Но соперник ждёт. Поединок-проверка. Матай не молод – значит, будем пытаться обманывать финтами и тянуть время для возможности удачного укола, к тому же у меня длиннее руки. Так и сделаем. Мысли всё-таки затихают! Мгновение начало растягиваться… Есть собранность! Хотя это ещё и не «Единение», но уже лучше.

Шепот всё видящего и понимающего Матая: «Давай, начинай». Вогаз кивнул – понял, все смотрят, ждут. Начнём. Длинный выпад с длинным шагом и концом клинка в голову соперника. Тут же подшагиваем вперёд приставным. Не дожидаясь жесткой встречи с клинком соперника, свой клинок быстро уводим вправо вниз по дуге, чтобы ткнуть в живот.

Матай легко уклонился, отлично перехватил. Но не контратаковал. Ждёт… Ну тогда стандартные движения атаки с заходами в круг и выходами… Не стоять на месте и соблюдать дистанцию, следить за дыханием… Ни разу не удалось даже коснуться. Грустно. Ничего не получается.

Постепенно весь набор известных приемов закончился. Тогда последнее. Подбиваем клинок Матая сильно вверх. Рывком ускоряемся и, отбросив свою деревяшку, прыжком проходим в ноги соперника для захвата бёдер. Сбить его плечом на землю для добивания ножом-пчаком. Да. …Но, что и ожидалось, - имеем сильный удар рукояткой клинка соперника по затылку. Больно.

Но Матай – подо мной, чуть не «убежал». Его рука с деревянным клинком зажата моими ногами. Взмах запястья и проведём пальцами по горлу… Багатай и другие наставники говорили, что человека убить сразу сложно. Даже если проткнуть… Только срубив или размозжив голову. Теперь можно встать. И подать руку встающему Матаю. Выпрямимся и опустим глаза. Тишина, все молчат.

Парень понимал, что победы у него не было – ударь Матай рукояткой сильнее, и… с пробитой головой просто не сможешь закончить удержание и добивание. Шанс есть, но зачем такой ценой? В общем, всё, что Вогаз хотел показать, - показал.

Ухты, кровь немного течёт. Ничего страшного. Зажмём ссадину потом платком. Матай снисходительно улыбался! Но не торопился обсуждать поединок.

Некоторые стражники вокруг выглядели удивлёнными или озадаченными. И тишина. Через толпу стражников начал протискиваться озабоченный Бахар. Он так хотел посмотреть поединок, от начала и до конца! И опоздал. Какое удрученно-разочарованное лицо – «большому коту не досталась вторая миска молока». Опять мгновения потянулись… Наконец, пятидесятник громко произнёс: «Неплохо». Без интонаций. Тихо добавил: «Ты действительно из Рода Змеи. И ты похож на барсука».

Матай повернулся к тохарам. Пожилой просто кивнул, его опытные глаза были серьёзны. А вот второй, помоложе, покивал головой несколько раз, взгляд его был более тёплым. Десятник объявил Вогазу: «Ты принят. С испытательным сроком».

Далее Матай дал команду стражникам разойтись, Бахара подозвал к себе: «Отведёшь Вогаза в лавку старика Дамара, поможешь подобрать одежду и снаряжение, потом устроишь его на ночлег где-нибудь поблизости. Расскажешь основное о службе и порядках. На загуливать и… никого не трогать. Завтра утром оба должны быть здесь. Вогаз, сразу запомни наше главное правило – стражники не убивают, а поддерживают порядок. Мы защищаем людей. Повтори». Вогаз повторил. - «Надеюсь, что ты справишься. Свободны».

Бахар убежал одеваться, а Вогаз вернулся к лавке, протёр платком затылок, ссадина была неглубокой, и стал экипироваться. На него продолжали коситься. Вскоре показался Бахар. На поясе у него была здоровенная дубина, почти кусок бревна. Вот уж не хотелось бы такой «отгрести» по голове! Она красочно дополняла внешность здоровяка. Заправлял он свою кожаную безрукавку на бегу. Во, нетерпеливый…

Но вместо того, чтобы позвать и двинуться к выходу, Бахар «с разбегу» и с «просящей» улыбкой предложил помериться силами на руках. «Тут же, на столе… Если можно?». – «Конечно!» А что оставалось Вогазу? Проиграть такому очень достойно и себя проверим заодно. Не каждый день ведь встречаешься с настоящими силачами. Ну и «как ребёнка лишить сладкого»? У будущего напарника на лице вся его удаль видна. И многовато её. И спать, и есть он не будет, пока не померится силами. Хоть с кем-нибудь… А уж тем более с незнакомцем, будущим напарником.

Уселись за ближайший стол, выставили руки. Бахар кого-то из стражников позвал быть судьей. Многие другие подошли из любопытства. Установили локти, сцепились ладонями. Последние мгновения… Бахар снова сделал зверское лицо – «порву как тигр поросёнка». Вогаз улыбнулся и сделал в ответ почти такое же, но шутливо – «растерзаю как медведь». Так и начали поединок! Ва-а-а. Сдвинуть скалу пробовали!?

Ещё… и ещё, ещё и ещё… Чуть удалось… Но, нет, «скала начала двигаться и готова беспощадно раздавить». Сопротивляемся изо всех сил. Сражаться надо до конца! Бахар оглушительно зарычал и додавил руку Вогаза к столу. Оставалось сильно рычать в ответ и сопротивляться, чтобы будущий напарник не посчитал, что победа была ему очевидной.

Зрители радостно взревели, поздравляя Бахара-победителя. Здоровяк шустро вскочил на стол и победно затоптался, продолжая радостно рычать и вскинув огромные руки. Вогаз же с трудом перевёл дух, массируя сильно перетруженную руку. И вдруг начал улыбаться. Сначала не сильно. Но потом всё больше и больше. Накатило какое-то умиление соперником. Дело не в проигрыше.

Просто вспомнил себя мальчишкой и подростком. Как соревновался во всём и со всеми. Но лет в четырнадцать, после первой битвы в родной долине, «перемкнуло» - слёзы, угрюмость проигравших и побеждённых отвратили радость побед и славы насовсем.

Кузнец-наставник тогда объяснил ему – бывает, что в глубине духа некоторых, не у всех, происходит как бы смена ориентиров: доблесть и слава победителя становятся глупыми и ненужными. И лучшая замена для заполнения возникшей пустоты – просто помогать другим. Везде и во всём. Вогаз тогда с ним полностью согласился. Другие же «перестали его понимать». Но он, по совету наставника, смирился с этим – внутренний лад важнее.

А Бахару доблесть «к лицу»! Он такой – удаль аж брызжет из него. И пусть оборачивается славой! Глядишь, в преданиях потомках о нём будут повествовать как о великом герое-силаче из Турфана. Молодым воинам будет, чем гордиться и совершенствоваться.

Появился недовольный Матай. Бахар превратился в «нашкодившего подростка», суетливо спрыгнул со стола и вытянулся перед десятником. Зрители как бы незаметно стали расходится. Пятидесятник посмотрел сначала на застывшего Вогаза, сокрушенно покачал головой и наставительно произнёс: «У нас не принято повторять указание. Те, кто не слушаются, - в отряде не служат. Не хочу убедиться, что вы с Бахаром вместе только ухудшите мнение об уйгурах-воинах».

Потом повернулся к Бахару: «Думай почаще о последствиях. Нельзя строить отношения с людьми на соревновании. Когда-то тебе здорово не повезёт… Оба! Немедленно из казармы: завтра вас ждёт приятная и длительная пробежка».
...


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 14.01.2014, 17:12 | Сообщение # 94
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Воспоминание 4. Часть 2. Начало новой жизни в Турфане.

Выйдя за ворота казармы, Бахар преобразился прямо на глазах. Доброжелательность, весёлость, открытость полились из него как лучи света. А ведь ещё совсем недавно это был опасный боец! Общение с ним оказалось лёгким. И честным. Такая доверчивость очень удивила Вогаза. Таких напарников у него ещё не было.

Выяснилось, что Бахар из древнего уйгурского Рода Снежного Барса, одного из десяти, пришедших на юг, в Турфан, три с половиной сотни лет назад. С дальними родичами на северном Тенгритау контакты здесь почти не поддерживаются, кроме торговли. Городские уйгуры, которых в горах называли «равнинными», давно свыклись с осёдлой жизнью и соседством с тохарами. Назвали парня Бахаром тоже в честь деда, но были ли знакомы их предки – неизвестно. И совпадения в именах действительно неслучайны.

Бахар, оказывается, знает несколько тохарских, персидских и согдийских наречий свободно и с лёгкостью осваивает любой новый язык.

Первым делом новый напарник отвёл Вогаза через квартал от казармы к большой лавке купца Дамара. Этот старик-тохар уже многие годы поставлял оружие и снаряжение отрядам городских стражников. К Бахару он относился, похоже, как к одному из своих многочисленных внуков – уж больно тёплой показалась Вогазу их встреча и короткая беседа.

Быстро найдены и подобраны все вещи, необходимые для полной экипировки. Вогаз продолжал удивляться и попридержал свои, проверенные в караванах, навыки: новый напарник тщательно подобрал ему подходящий двойной кожаный доспех, утверждая, что именно с этого надо начинать подгонку всей остальной амуниции: сначала – вторая шкура бойца! «Первую кожу всегда надо беречь».

Следом – бронзовый шлем-шышак с наносником. Под него был подобран, надеваемый почти как тюрбан, тщательно свитый длинный головной платок. Все премудрости обматывания головы и тонкости ношения шышака тут же показаны Бахаром! Отдельно – как заматывать свободным концом такого платка лицо: закрывать его в городе имели право только стражники на службе, всем остальным это категорически запрещалось.

Вогаз только успевал удивляться прагматичности и достаточной опытности молодого напарника. Дальше были подобрана соответствующая новому статусу красная рубаха, покрытый двойной бычьей кожей деревянный щит. И так далее.

Чтобы не тащить всю новую одежду и амуницию, Вогаз предпочёл переодеться. Старое свернул в обычный тюк. Всю подгонку нового тщательно проверил Бахар. В какой-то момент он долго рассматривал родовую «змеиную» татуировку на левом плече Вогаза, молча сравнивал со своей – «ирбис»… «Что такого интересного?»

Оплатой нового снаряжения служило первое жалованье стражника, что вполне устроило Вогаза. Под конец визита к Дамару Бахар предложил остановиться на постоялом дворе у своей матери и Вогаз, не задумываясь, согласился. Знакомство с таким напарником он расценил как подарок судьбы! И потом до конца своих дней ни разу не пожалел об этом.

Первым делом молодой напарник рассказал о своей службе в отряде. Его порекомендовал туда три года назад пятидесятник Матай, друг отца. Они семьями дружат с детства. С молодых лет Бахар помогал матери на постоялом дворе, а с четырнадцати ещё и стал охранником-вышибалой. Военное дело и соревнования силачей любит превыше всего!

Он женат уже третий год, подрастает двухлетний сын. Отец Бахара – тохар из древнего жреческого клана, пять лет назад ушёл в отшельники в дальнюю пустынную обитель: пришло «озарение с Неба» и по старой местной традиции отцу пришлось отойти от людского мира. Грустно, но терпимо... У Высокого Неба свои причины резко поменять судьбы людей.

Служба в городской страже сложная, но интересная. Желательно постоянно быть начеку. Теперь дальше:

«…всего в Турфане четыре дислокации отрядов по сторонам света недалеко от соответствующих укреплённых ворот в город. Пятый отряд, самый престижный и большой, охраняет центральное поместье, почти дворец, местной правящей в Турфане семьи тохарских владык. Всей городской стражей руководит пожилой дядя местного князя.

В отряды набирают всё больше уйгуров. Так как их община быстро разрасталась на протяжении последних поколений, то порядок удобнее поддерживать с помощью выходцев из семей новых поселенцев. Тохары очень терпимы к новым соседям, увеличивается количество смешанных браков, но властью во всех городах Таримского края они не делятся. Уйгурская община честно и строго соблюдает обычаи и порядки тохарского уклада.

Серьёзных межнациональных конфликтов почти не было. Но по мелочам стычки вспыхивают нередко. Таковые пресекаются всеми общинами очень жёстко. Большинство обычных нарушителей отправляются в наказание на самые тяжелые работы, например, на очистку и ремонт каналов-кязиров. Особо опасных злодеев или казнят, или продают в рабство.

Турфан процветает и расширяется. Сильный обученный гарнизон удерживает многие дикие кочевые племена и банды от нападений».

Вдруг Бахар оборвал рассказ, мгновенно напрягся как перед настоящим поединком. Замер как перед прыжком. Вогаз быстро проследил его взгляд через большой перекрёсток улиц, на который они вышли. Трое мужчин, возрастом около тридцати пяти, крепкие. Из местных. Пока не увидели Бахара, вели себя довольно развязно. Вооружены длинными кинжалами. Один, кстати, одноглаз, повязка закрывает левое око.

Судя по реакции напарника – это многолетние враги. Значит, возможен поединок. Прямо здесь. И насмерть. Поэтому обязательно помогу Бахару! И ещё используем ледяной взгляд для троих незнакомцев: «змея изготовилась к атаке». Знакомое чувство холода, готовности безжалостно убивать, быстро окутывает тело, внимание собралось в единый настрой для битвы…

Троица неизвестных тоже «серьёзно» напряглась. Им явно обидно, что уйгуры, которые моложе почти на десять лет, могут здорово их отлупить: ведь все трое – ростом ниже на голову и не так широки в плечах. Да и, похоже, давно «познакомились» с молодым силачом. Причём знакомство явно вышло не в их пользу.

Поединок взглядов не затянулся. Троица незнакомцев, не сговариваясь, развернулась и быстрым шагом покинула перекрёсток. Вогаз постарался максимально точно запомнить лица, повадки, походку, весь их облик – потом может пригодиться. Похоже, такой подход будет уместен для него во время службы в городской страже: память на лица уже много раз выручала его по жизни.

Видя, что Бахар постепенно расслабляется, он спросил напарника:

- Расскажи мне об этих троих. По моим ощущениям, это неприятные люди и мне хочется знать побольше именно о таких жителях Турфана.
- Три года назад эти трое ублюдков, всего их было пятеро, устроили пьяный дебош в корчме у моей матери. Сначала от скуки задирали постояльцев. Потом избили зятя, который попросил их успокоиться, …ударили сестру. Я тогда немного опоздал домой, но застал, как один из них попытался ударить мою мать…

Очень долго я их избивал, даже слишком. Мама с большим трудом остановила меня. Того, который поднял руку на неё, я хорошенько приложил лицом об угол стола – один глаз ему потом так и не спасли… Двое сбежали, а этих троих я связал и держал в подвале, пока не появился дядя Матай со стражниками.

Власти эту троицу серьёзно наказали потом. Здешний клан, в котором они служат наёмниками, добросовестно заплатил нашей семье за оскорбление и погром. Хотя я уверен, что справедливость и порядок для таких… гнилых росомах – пустой звук.

…Мне запретили трогать их снова, кроме как по службе. И пока им везёт, очень редко попадаются мне на глаза. Понимают, я ничего не забыл и не простил. Обратил внимание, как они себя вели до нашего появления здесь? По рекомендации Матая, меня взяли в отряд стражников с условием, что я буду постоянно под присмотром дяди, друга отца. …И мама очень настояла.

Пока, за прошедшие три года больше плохих ситуаций дома не возникало. Но каждый праздник, особенно во время сбора урожая, когда в городе слишком много вина, я переживаю за семью. Хватает и других, …кто мне запомнился.

- Будем надеяться что Великое Небо не оставит своей защитой наших близких?
- Да. Но, оказалось, что во время драки на меня «накатывает». …Только мама может остановить. Но на службе её нет рядом. Учусь. …Многие недовольны.
- А вот мне кажется, «боевое безумие» - полезная вещь в бою, такого бойца практически невозможно победить. Будем разбираться. Мои наставники в горах по-разному относились к этому. Единого мнения я так пока и не узнал.
- Вот и дядя Матай считает, что единого подхода тут быть не может, хотя он очень опытен, практически непобедим на ножах. Но у него есть легкость в мастерстве! Именно с её помощью якобы можно предотвратить «непоправимое»…
- Что ж, будем учиться вместе.

Дальше Вогаз коротко рассказывал о себе, откуда родом, чем занимался, почему до сих пор неженат. Как разрешили уйти из стойбища «посмотреть мир». Вогаз умолчал только о Хранителях и «трёх знакомствах с Беспредельностью»: о первом он не имел права говорить, о втором же – не знал подходящих слов и понятий.

В какой-то момент Бахар спросил, как Вогазу удаётся сделать такой «нехороший» взгляд перед поединком, как сегодня, во время их первого знакомства во дворе казармы, …и сейчас, на перекрёстке. Добавил:

- У тебя были очень «тяжелые» глаза тогда. Мне почему-то сразу стало ясно, что поединок с тобой будет насмерть. И никак по-другому. Никакой игры. Страшно не было, но… малейшая неточность, промах – и вот она, смерть. Неотвратимая.

- Так получается уже давно. У нас этому учат все наставники каждого подростка в Роду. При малейшей опасности или когда сложно, одеваешь «обличье-шкуру» Первоводителя Рода, сейчас чаще говорят «Прародителя» или «Прародительницы». …Как бы становишься Им, отбросив человеческое: «как клинок, выхватываемый из ножен», в моём Роду – стать «Горной Змеёй». Но даже такие миролюбивые как «Косули», «Голуби» или «Джейраны» умеют защищаться. И хорошо!

В Великой Степи и в горах, мне кажется, мирной жизни уже давно нет, а выживать надо. …Дома учимся согласно событиям: «змея атакует», «змея на охоте», «змея защищает свою нору» и тому подобное.

- Я слышал, что именно так и становятся оборотнями.
- Наверное, да. Но это якобы умели прежние люди в очень далёкую старину. Сейчас, мне говорили старейшины, такое знание опасно – можно легко потерять себя насовсем. А это будет глупостью! Есть такая сказка, что давным-давно повздорили как-то два могучих шамана, поединка не вышло, один оскорбил соперника и бросился бежать, а второй кинулся догонять.

Первый, чтобы ускорить бег, превратился в зайца, второй – в волка, стремительно бегущего следом. Первый бросился в реку и превратился в маленькую быструю рыбку, второй – в хищного гольца. Первый выскочил из воды и превратился в голубя, второй, пытаясь догнать, - в сокола. Так и носились друг за другом много лет, постоянно превращаясь в каких-нибудь животных. Совсем забыв, что они люди. И которые могут помириться…

- Слушай, Вогаз, а это правда, что в горах полно злобных и кровожадных дэвов, которые только и делают, что губят людей?
- Нет, неправда! – старший уйгур даже опешил от этой жуткой для своего понимания сплетни, - а кто такое рассказывает?
- В основном беженцы из восточной орды, их последнее время становится всё больше, они пытаются поселиться здесь: среди хунну - очередная усобица, да и Поднебесная, похоже, опять решила повоевать с ними.
- Ага, вот кто! Теперь понятно. У них в орде уже несколько поколений специально распускают про горцев такие чудовищные слухи, имея в виду нас. Дальние горные стойбища никому не подчиняются и не платят дань, но из-за малочисленности вынуждены прятаться в труднодоступных долинах и в Тенгритау, и в Алатау, …или очень далеко на севере.

Противостоять «ордынским» почти невозможно – их слишком много. Нашим Родам старого уклада остается только прятаться глубоко в горах или уходить совсем далеко. Служить орде тех, кто предал и извратил древние традиции предков, живёт постоянным насилием и грабежом, для нас невозможно! Лучше погибнуть. Или уйти далеко. …Эти слухи для таких, кто попытается сбежать из орды в горы.

Поэтому мы живём как «исчезнувшие». У нас нет никаких богатств, живём в основном охотой и тем, что соберём: яблоки, орехи, ягоды, мёд. Если повезёт с весной, выращиваем ячмень. Есть также небольшие стада овец и яков. И очередная голодная зима может стать для горных стойбищ последней.

А в отношении дэвов гор могу тебе сказать только одно – для меня лично Они намного ближе, понятнее и дружелюбнее большинства людей. В горах есть главное правило – «Дэвы не любят глупости». Каждая гора, лес, валун, дерево, куст, травинка, полянка, ущелье, ручей или озеро – всё это Они. Если Их не слушаться и не уважать, берегись! Живым и непокалеченным из гор не выберешься. Достаточно сломать ногу, споткнувшись… и ты уже практически не жилец.

Наши старики объясняют просто: вся известная земля - и горы, и пустыни, и леса, и степи, – это Их мир. Потому что Они – более ранние Дети Богов, правнуки Неба и Земли. А люди – самые поздние потомки Небес, хотя и живут, казалось бы, с незапамятных времён, но которые ещё только учатся жить в этом мире. …Дэвы намного древнее нас и живут намного дольше. Они уже рождены такими, чтобы помогать друг другу. Нас же Они одаривают или добычей, или урожаем.

Детей в горных стойбищах сразу приучают «слушать и видеть» всё вокруг. И главное – понимать, как всё и везде зависит друг от друга. Когда и где сложно, всегда подскажут старейшины или шаманы, да и просто те, кто старше. Ведь каждый год жизни – это бесценный опыт.

- А ты охотился на снежного барса?
- Да, три раза. Причём дважды был серьёзно исцарапан, что даже пришлось долго лечиться. На серьёзную и опасную охоту у нас меньше троих, а лучше пятеро, не ходят. Причём двое или трое должны быть уже с опытом. …И удачей! Это я может не смогу правильно объяснить.

Видишь ли, кому-то везёт в охоте на оленей или на горных баранов. А кому-то - на медведя или барса. И эти охотники не похожи друг на друга: и характерами, и повадками, и даже внешностью. Мы все очень разные. Но Роду нужны все. И подростков натаскивают на любую охоту, чтобы умели добывать, что только можно в горах, предгорьях, лесах и степи для жизни стойбища. И знаток сбора мёда не менее важен, чем любой другой охотник. А иногда и более: мёд не только сладость, но и лекарство.

Ты расстроен, что горцы охотятся на барсов. Понимаю, но такова жизнь. Есть разрешение добывать для нашего Рода многое, но вот, например, нам запрещено охотиться на лебедей и манулов, горных котов. Лебедя в горах почти никогда не встретишь. А вот манулы у нас по стойбищу разгуливают как хозяева: в течение дня всегда можно увидеть двоих-троих. Их подкармливают. Погладить они себя, конечно, не дают. Мне кажется, эти горные коты «приглядывают» за нашими детьми. Некоторые из нас называют их «малым народом». Мы им доверяем.

А такого почти не встретишь в стойбище Рода Жёлтого Манула в одиннадцати днях пути от нашей долины. Почему так, я не знаю. …Зато, как тебе известно: почти везде все, кому не лень, норовят пристукнуть камнем или палкой зазевавшуюся змею. Хотя для человека толку с неё, если подумать, никакого…

Дальше беседа пошла о видах охоты на равнине и горах, ремеслах. Напарники продолжали знакомиться.

Вогаза очень удивило и порадовало, что на их пути чуть ли не в каждой второй лавке, и хозяева и покупатели тепло и радостно здоровались с проходящим Бахаром. Напарника, похоже, хорошо знали здесь. И уважали! Некоторые даже передавали приветы его матери, досточтимой Алтун, или Матаю. Дважды парней угощали пирожками и лепёшками. Чудеса!

Постоялый двор, к которому напарники подошли, оказался «средней руки», очень аккуратным. Здесь полностью мог разместиться небольшой караван. По словам Бахара, его матери в хозяйстве помогают ещё три семьи родственников. Работы хватает всем, живут неплохо. В корчме работают также старшая сестра Бахара с мужем и тремя племянниками. Также два брата матери с семьями и сестра отца помогают на постоялом дворе.

Зашли в просторное чистое помещение. И… Вогаз попал в домашний семейный уют. Это было так неожиданно! Как будто вернулся, наконец, домой! Что это!? Впервые за много лет он «вернулся домой»!? К близким людям…
Досточтимая Алтун, хозяйка и мать, красивая, высокая, статная и сильная духом женщина. Лет сорока. С громадной теплотой в узких карих глазах и глубоким взглядом, проникающим в душу! МАМА. Доброжелательная и строгая. Внимательная и заботливая. Терпеливая и вдумчивая. Умелая и мудрая. Наверное, таким и должно быть проявление-присутствие Великой Умай, Матери Всего!?

Вогаз испытал трепет от ощущения, что мать Бахара, встретившая двух парней посредине зала, видит не только вернувшегося сына, живого и здорового, с новым напарником. А кого ещё!? И ощущается, что у неё есть надежда, что ещё одни глаза и руки, ещё одно сердце присмотрят за её ребёнком!? Который уже давно не ребёнок. А настоящий воин, который нашёл время после службы заглянуть домой. И бесконечно порадовать мать простым своим появлением!?

Бахар широко улыбнулся, крепко обнял маму. И представил ей Вогаза, своего нового напарника, которого привёл в отряд дядя Матай. Лично.

Немного затянулась пауза – Алтун вглядывалась в гостя, который уже успел стать сослуживцем её бурного сына. Теплота её взгляда была так велика, что у Вогаза перехватило дыхание, горло сжал спазм. «Как вернулся домой!?»

Радость в сердце за таких людей позволила сделать два шага вперёд. Представиться полным именем. И торжественно пожелать хозяйке этого очага, матери Бахара, удачи, здоровья, процветания и защиты Великого Неба и Мудрой Земли! Многих прекрасных лет радостной жизни!

Досточтимая Алтун сильным голосом произнесла ритуальную фразу приветствия и приглашение пожить в её доме. На правах «почётного гостя»!

И вот как объяснить, что от сердца к сердцу мгновенно протягивается крепчайшая нить человеческой любви, теплоты и заботы!? Правильно говорят наши старейшины: «Вкладывай всё сердце без остатка в каждое своё слово – и никогда потом не пожалеешь! Небеса мудры, давая нам в судьбу возможность подарить любовь и заботу другим! Цени и не ропщи».

Мать Бахара пригласила Вогаза присесть к столу у окна на очень светлое место. А напарник тут же вызвался самолично приготовить что-нибудь вкусненькое, взгромоздил свою булаву на прилавок и убежал на кухню.

Алтун налила гостю большую чашу виноградного сока. Сокрушенно покачав головой, спихнула оружие сына за прилавок, и с материнской улыбкой села напротив. Дождалась, пока гость утолит жажду, и тепло произнесла: «Расскажи о себе, сынок!»

И потекла приятная беседа. Вогаз рассказывал почти всё. Очень удивился, что Алтун, оказывается, многое известно и о Хранителях, и о легендах. И о «правилах, когда молодой воин может неженатым покинуть стойбище на несколько лет». Она всё понимает и знает, что многое нельзя рассказывать даже местным сородичам-уйгурам, «равнинным».

Оказывается, большинство знаний предков теперь здесь хранятся и передаются только женщинами. Намёк о появлении необычного молодого гостя с гор, который станет на много лет напарником её сына, вторым, по сути, её сыном, Алтун получила от своей близкой подруги, шаманки турфанской общины уйгуров, ещё семь месяцев назад. И два личных сна подтвердили ей это. Поэтому сегодня знаковый день!

Даже ни на мгновение не задумываясь, просто повинуясь решению сердца, Вогаз быстро достал из своих вещей красивое ожерелье из хризопраза, дымчатого зелёного камня, и как можно торжественнее преподнёс матери Бахара. Он купил его для своей матери в Семиречье, заплатив почти всё жалованье после второго каравана. Но сегодня посчитал крайне важным и уместным сделать именно такой подарок! И торжественно вручил матери Бахара. За теплоту! От всего сердца! Маме Тёгерин он сделает потом другой подарок. Обязательно.

Алтун долго молчала. Взяла нежданное подношение в руки, рассматривала, медленно одела и поблагодарила. Добавила: «Мой дом – твой дом». Она искренне рада за Тёгерин, которая имеет такого сына. И словами точно многое не передать! …Раньше молилась за одного сына, теперь будет за двоих. Одинаково! А Небеса такое точно услышат.

Дальше началось «плотное» расспрашивание о тонкостях жизни Родов «истинных» в горных стойбищах. Буквально её интересовала каждая мелочь. И Вогаз рассказывал, и рассказывал. Объявился Бахар с двумя большими мисками вкуснейшего плова «по-турфански». С порциями, где каждая на четверых… На шее у него угнездился двухлетний сын с большими глазами и пытливым взглядом. Которому все и всё интересно!

Бахар представил Вогаза сыну. После приветствия и короткой шутливой беседы Алтун забрала внука к себе на руки. И пока парни ели, рассказывала о жизни уйгуров в Турфане, о новых традициях, соседстве с тохарами и последних новостях.

Чуть позже к беседе и расспросам присоединились сестра Бахара, зять и двое племянников. Алтун сразу уточнила для всех, что Вогаз будет жить в дальней комнате под крышей, на втором этаже. Несколько лет. «Семья в полном составе приветствует гостя и нового родича». Во так, быстро и насовсем!

Дальше продолжились расспросы о жизни горных стойбищ и странах, где успел побывать Вогаз. На закате Алтун предложила ему вместе посетить уйгурское святилище и познакомиться с шаманкой. Он с удовольствием согласился.

Долгие дни потом продолжались беседы Вогаза с Алтун. Мать Бахара живо интересовалась жизнью дальних родичей в горах: многие «равнинные» тосковали об утрате прямой связи с «истинными».
-----------

Утром следующего дня началась служба в отряде. Вогаз уже с первых мгновений с удовольствием впитывал все премудрости умений и обязанностей городского стражника. Старался не выделяться. Чувствуя себя новичком, помалкивал. В свои двадцать три года он радостно осознавал – для него есть новая, сложная, интересная и очень ответственная работа. Похоже, именно так проявилась для его судьбы воля Всевидящего Неба!

Патрулирование улиц, стража на городской стене или в охране городских ворот, участие в сыске, сложные засады, розыск правонарушителей или пропавших без вести, конвоирование преступников, поддержание порядка на праздниках, почётная стража… Главная изюминка всего этого – очень требовательные наставники. Их опытность, терпение, бдительность к ненужным порывам подчинённых. Их добросовестность. И необычное чувство юмора: в отряде любили подковырки и розыгрыши. С последним сложно, но терпимо.

Кроме Матая, который лично опекал и гонял «до седьмого пота» двух парней, почти самых молодых в отряде, Вогаз почему-то пришёлся по душе пожилому тохару, наставнику по стрельбе из лука. Поначалу Вогаз сторонился старого мастера – у того был уж больно ехидный язык. Но вскоре молодой уйгур оценил суть его наставлений. Каждый выстрел их подтверждал.

Постепенно радовал старика мелкими успехами в растущих навыках. И всё же какую-то тонкость упускал. Получал нагоняй и снова тренировался. Наставник требовал почти постоянного Единения. Вогаз быстро «входил», но… «расплывался». Даже пришлось услышать сварливые слова: «Хоть и прозвали тебя правильно, Барсуком, но ведёшь ты себя иногда, как какая-то маленькая ящерица, разинувшая от удивления свою пасть в неподходящий момент! Не зевай. Снова ищи Единение!» Проницательность слов глубоко обеспокоила Вогаза, но наставник был прав. Как немногие, тот умел заглянуть в суть.
-------------

Со временем мастерство росло, оттачивались навыки. Очень многое запомнилось за три года службы. Но почему особо отложились в памяти три эпизода.

Первый, когда буквально на третий день Бахар неожиданно попросил «обстрелять» его из лука, проверить его способность выдержать щитом «сильную стрелу». Что-то он недоговаривал…

После тренировок, когда на стрельбище не было никого, Бахар встал в шаге от мишени. А Вогаз начал стрелять из лука в цель рядом с напарником. Сначала с десяти шагов, потом с двадцати. Целился очень тщательно – Бахару было важно глубоко прочувствовать себя и научиться «ловить звук», находясь под обстрелом. Вогаз всё понимал, поэтому действовал очень собранно. Ошибки быть не должно.

Увеличил дистанцию до пятидесяти шагов, три стрелы. Потом рискнул и увеличил дистанцию до семи десятков шагов. Три стрелы. …Спасибо Небу, почти не было ветра в тот момент. Всё прошло хорошо, везение и тут не оставило Вогаза, а может Бахар имеет достаточно своей удачи?

Об этом упражнении они оба никому не рассказывали.

На следующий день Бахар приволок на стрельбище дубовую столешницу из казармы и захватил свой личный щит. Для начала Вогаз с двадцати шагов сделал два «сильных» выстрела в доску, чтобы посмотреть, насколько пробивают его стрелы двухпальцевую толщину столешницы. Наконечники из бронзы не пробивали, но их концы выглядывали с другой стороны доски.

Потому Бахар и предложил для начала, что он просто прикроется столешницей от выстрелов. Вогаз согласился. Три стрелы с двадцати шагов. Бахар удержал. Потом подвесили к мишени его личный щит, сделанный из досок в палец толщиной и обтянутый двойной бычьей кожей. Две стрелы не пробили его. Вогаз сократил дистанцию до десяти шагов. Снова две стрелы – наконечники показались с другой стороны. Можно было пробовать вживую.

Вогаз начал стрельбу с пятнадцати шагов. Первая стрела – Бахар удержал. Всё нормально. Выдернули стрелу. Новая попытка, тоже с пятнадцати шагов. Две стрелы, всё нормально. Ещё три выстрела. Вогаз увеличил дистанцию до двадцати шагов. Четыре выстрела – напарник удержал: уже освоился со щитом. Получилось. Или это Вогаз опять поделился своим «везением»? Вдвоём они повторяли такие упражнения раз в несколько дней.

И ещё… Вогаз наотрез отказался от участия в практике «поймать стрелу, летящую в грудь». Считал, что оба они слишком стары, чтобы начинать такое обучение. Опоздали. Надолго. Как не обижался Бахар. Навыки уклониться или перехватить щитом – да. Сердце подсказывало: быть беде. Но именно это и сложнее объяснить.

Как бы то ни было, новый навык владения щитом пригодился Бахару уже через полгода. Помог напарнику избежать ранений, когда какие-то «ордынские герои» на празднике напились, сильно повздорили с одной из местных общин, забаррикадировались в одном из восточных постоялых дворов и некоторое время успешно удерживали оборону, отстреливаясь из своих луков от городских стражников. Даже будучи пьяными, они достаточно метко стреляли. Бахар, прикрываясь большим щитом, смог одним из первых пробиться вовнутрь и почти в одиночку отлупил большинство зарвавшихся «гостей». Хорошо обездвижил так сказать…
----------

Другой эпизод запомнился непреклонностью Матая. Первый месяц службы Вогаз попадал в основном на патрулирование улиц. В тройке с Матаем и Бахаром удалось достаточно быстро выучить территорию всей северной части Турфана. И познакомиться с царящими там традициями, нравами, сложностями взаимоотношений между общинами, …так называемыми «раскладами» между Семьями.

Пришлось свыкнуться с новизной – стражники смотрят на жизнь города, местных общин и обычных людей совершенно с неприятной стороны. Со стороны недоверия. «Нормальный служитель порядка никогда никому не доверяет!».

Это обязательное правило, даже если не хочешь, но как городской стражник обязательно столкнёшься с нечестностью, хитростью, глупостью и невнимательностью. Ведь вопрос – в человеческих жизнях. И в объективности – основе закона! Такова жизнь в городах… Ушлость и «гибкость ума» правят здесь.

Это не родное стойбище, где бесконечно доверяешь всем без исключения. И гостям, которых встречают там как родных только раз в несколько месяцев. Их визит воспринимают как подарок Небес! А здесь же, в большом городе, часто говорят: «Кого это нелёгкая принесла». И ещё впервые Вогаз столкнулся с тем, что взрослые, знакомые люди могут с откровенно честным взглядом сказать неправду. Не задумываясь, солгут!

Сложно быть добросовестным и порядочным городским стражником, узнав, что тебя могут обмануть в любой момент? Причём те, которых ты поклялся защищать? Нет. Но противно.

Например, где-то через полтора десятка дней после начала службы, Вогаз в ходе одного патрулирования улиц погнался за карманным воришкой, подростком лет пятнадцати. В лабиринте узких улочек и несметного числа торговых прилавков это было довольно сложной задачей. Но, будучи приученным с детства гнаться за оленями через лесной бурелом, заросли и нагромождения камней, уйгур неплохо справлялся и почти настигал жертву.

Парнишка имел преимущество: хорошо знал местные закоулки. На одном из перекрёстков он удачно этим попытался воспользоваться. Вогаз отставал на три десятка шагов и совершенно не собирался отказываться от погони. Развилка усложнила ему задачу. Благо, ощущения «не спали». Но для подстраховки он всё же быстро спросил ближайшего торговца, куда побежал воришка. Мужчина лет пятидесяти, с которым Вогаз уже был знаком ещё с первых дней службы и даже здоровался с ним, испуганно, но с честным прямым взглядом уверенно показал на север.

Уйгура оглушило. Это была неправда! Глаза Вогаза уже сами повернулись в противоположном направлении. Мгновения было достаточно, что его взгляд заметил облачко пыли в двадцати шагах на повороте в соседний переулок – след пробежавшего человека, а запахи подтвердили догадку. Более того, удача снова не отвернулась от уйгура: за поворотом был тупик, где беглец, скорее всего, попытается переждать.

Не теряя времени, стражник кинулся завершить погоню. Парнишка …даже не пытался сопротивляться: из уличного тупика ему бежать было некуда, а оказать сопротивление он не решился. И согласился с неизбежным. Без раздумий отдал Вогазу украденный сверток. Спокойно пошёл со стражником, положившим ладонь ему на плечо. Связывать, похоже, не было нужды. Правило – попытка сбежать увеличит наказание вдвое.

Вогаз провёл воришку мимо покрасневшего торговца, попытавшегося обмануть, и задержался на несколько мгновений возле злополучного прилавка. Чтобы заглянуть в глаза пятидесятилетнего мужчины, уроженца города. Хотя было противно. Очень. …Хотелось спросить – похоже, что торговец пытался выгородить родственника? А не лучше ли было пристроить мальчишку к труду и почаще следить за ним?

Но Вогаз промолчал. «Кто он такой, чтобы совестить пожилого человека? Прямой как бревно пришелец с гор, удачливо подрабатывающий на престижной службе? У которого весь опыт новой жизни за пределами родной долины - всего то три года. …Но как же тогда нравы, на падение которых жалуются все? С чего начинается доверие и взаимоуважение, соблюдение установленных правил? Или - может, ошибся человек?» Вопросы пронеслись в голове… и унеслись. Осталась служба, поступая на которую, он принёс клятву защитника порядка.

Поэтому Вогаз решительно повёл подростка дальше. В яму для задержанных, где тот будет ждать решения о наказании и своей дальнейшей судьбе. «Ибо всё на земле имеет последствия».

Пятидесятник Матай чуть позже выслушал его доклад об удачном задержании. Расспросил о причине недовольства. Потребовал полностью высказаться. Выслушал внимательно, и со строгостью в голосе коротко сказал: «Привыкай. …Моя вина – не предусмотрел твоё воспитание и не предупредил. Не сможешь смириться – уходи. Как поступишь?»

Вогаз не думал, посмотрел в глаза наставнику и ответил: «Конечно останусь. Я дал клятву. И буду учиться понимать». Матай кивнул. Стоявший рядом с ними Бахар тоже кивнул.

Напарник чуть позже рассказал, что с нечестностью он столкнулся уже на второй день своей службы. И не мог придти в себя два дня. Мама Алтун «вправила мозги». Пошли сегодня домой пораньше? Я такое мясо барашка приготовлю! Два дня будем есть. И Вогаз немедленно согласился. «Пока сердце в смятении, главным становиться… желудок. Надолго. Хотя и так нежелательно. Но ведь будет вкусно!» А вопросы остались, и много их было. И вот они – рядом!

Утром следующего дня произошло то, что почти насовсем помогло избавился от толпы сложных вопросов на тему нравов и поведения людей в городе: Вогаз обратил внимание на то, как утром в казарме отряда напарники, в том числе и он сам, собираются на очередную службу, причем совершенно не важно куда, в патруль или на охрану, или куда-нибудь ещё… И бывалые, и недавно начавшие.

Они внимательно, не торопясь, тщательно экипируются и вооружаются, проверяют каждую мелочь. Почти все – молча. Не навязываясь, помогают друг другу подтянуть тесёмки где надо, подправить доспехи, расправить ремни. Каждый обязательно попрыгает: чтобы ничто не звенело, не вывалилось – не подвести себя и товарищей.

Почти нет улыбок. У всех после заматывания лица вуалями из части головных платков под шлемами меняется взгляд. Становиться одинаковым – холодные и терпеливые глаза воина, который на службе. То есть готовый убивать, умирать, наводить порядок, спасать, помогать, тупо ждать хоть целые сутки в засаде… Глаза, готовые видеть смерти, ранения, несправедливости, горечь, страх, мольбу, обман, недовольство, ненависть, нелепость, недоверие… И надо всё, что принесёт очередной день, вытерпеть. Ибо такова служба. Неготовые к такому сердцем …ищут другое занятие.

Каждый день все отряды стражников – это часть жизни города, общины, может одно из последних средств надежды людей жить мирно, во взаимовыручке, соблюдая традиции. Чтобы потом не было стыдно перед потомками?

Матай, встреченный на выходе из казармы, с понимающей улыбкой хлопнул по плечу. Пора, выходим, строимся тройками. Приятно перемигнуться с Бахаром. «Мы – готовы».
-------------

Окончание первого месяца службы в отряде стражников запомнилось новым уроком. Не последним. Очередной праздник выдался шумным в Турфане. Было много застолий, здравиц, веселья, радостей, песен, поздравлений и… драк. Вечером уже второго дня гуляний тройка в составе Матая, Бахара и Вогаза нарвалась на бурное столкновение «отдыхающих» караванщиков и местных жителей на одном из самых больших перекрёстков.

Десятка четыре подвыпивших мужиков довольно быстро втянулись в «приятные разборки на закате». Уже пошли в ход сначала кулаки, толкания, ухватывания за одежду и бороды. Скоро будут и ножи, кинжалы, дубинки, лавки, …всё что попадётся под руку.

Вогаз, быстро омрачив сам себя уверенностью навести порядок немедленно, уже почти кинулся в эту ошалевшую толпу: разнимать, спасать, задерживать, лупить. …Крепкая рука Матая схватила его за шиворот. На лице начальника – ироничная ухмылка:

- И куда это ты навострился, как тупое копьё!?
- Туда, в толпу. …Предотвращать! …Это.
- А подумать для начала?
- Ну а как же. Мы же – стражники.
- Мы втроем, Бахар, ты, я – высокие, большие, сильные?
- Ну да! Мы справимся. …Наверное.
- А если они, сцепившись с нами, такими большими и хорошо вооружёнными, вдруг объединяться? Все вместе против нас троих?
- …Хм-м, …побьют. Сильно. Как наименьшее.
- А моя команда действовать была?
- Нет. Извини, старший.
- Взгляни на Бахара, который уже многому научился в отряде!

Молодой напарник совершенно не рвался вперёд, но, поигрывая булавой, разминал запястья, поводил плечами и был готов отразить любое нападение. Но, не двигаясь с места.

Матай продолжил, уже со строгостью:

- Без приказа мы в таких случаях не действуем: именно сейчас нам троим никто не угрожает. А подмога уже не подходе. Ты даже не услышал, как я подал сигнал свистком другим тройкам. Дождёмся усиления и сделаем всё правильно.
- Слушаюсь, старший.

Восемь троек стражников, скоординировав усилия, охватили всю эту беснующуюся в ярости схватки толпу. И задержали всех без особых усилий, ...кто выжил в драке. На песке перекрёстка остались лежать четыре тела. «Отпраздновали», так сказать.

"Вовремя подумать, а ещё лучше заранее, никогда не помешает?"

Таким и запомнился первы


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Среда, 15.01.2014, 17:48 | Сообщение # 95
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата kalpa ()
Значит(зпт) задумался

Цитата kalpa ()
«отгрести» по голове!
- огрести)
Цитата kalpa ()
бывает, что в глубине духа некоторых, не у всех, происходит как бы смена ориентиров: доблесть и слава победителя становятся глупыми и ненужными. И лучшая замена для заполнения возникшей пустоты – просто помогать другим. Везде и во всём.
- -за это просто спасибо. grant
Цитата kalpa ()
Зрители как бы незаметно стали расходится.
- расходиться
Цитата kalpa ()
Вдруг Бахар оборвал рассказ, мгновенно напрягся (зпт) как перед настоящим поединком.

Цитата kalpa ()
Замер (зпт) как перед прыжком.

Цитата kalpa ()
торжественнее преподнёс матери Бахара. Он купил его для своей матери в Семиречье, заплатив почти всё жалованье после второго каравана. Но сегодня посчитал крайне важным и уместным сделать именно такой подарок! И торжественно вручил матери Бахара

Цитата kalpa ()
И не мог придти в себя два дня.
- прийти.
Цитата kalpa ()
Уже пошли в ход сначала кулаки, толкания, ухватывания за одежду и бороды. Скоро будут и ножи, кинжалы, дубинки, лавки, …
- если "уже пошли" и "сначала" то "потом" требуется в том же предложении, причем глаголы в том же времени, то есть: Уже пошли в ход сначала кулаки, толкания, ухватывания за одежду и бороды, потом и ножи, кинжалы, дубинки, лавки... Или используйте лишь одно из слов - Уже или сначала)
Цитата kalpa ()
хорошо вооружёнными, вдруг объединяться?
- объединятся
Цитата kalpa ()
А подмога уже не подходе.
- на подходе?
Цитата kalpa ()
Таким и запомнился первы
- ой. не хватило места в посте, больше 40 000 знаков не помещается в один пост(( Можно продолжение с этого места?



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Среда, 15.01.2014, 18:05 | Сообщение # 96
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Ув. Lita, спасибо огромное! И рад знакомству на ФБ!!!! Вношу правки в оригинал, оставший ся кусок:

"Вовремя подумать, а ещё лучше заранее, никогда не помешает?"

Таким и запомнился первый месяц новой жизни в Турфане – в отряде городских стражников.
-------------
(конец 4го воспоминания)

короткий... дальше будет, вернусь обязательно. Сложность: Великая стена тогда была системой валов и в династию Хань уже начала разрушать, её тупо ремонтировали. Хань не могли позволить себе, в отличие от Циня Шихуана, угробить ещё один миллион человек на её отстройку. Нынешний вид она приобретёт аж в династию Мин, после падения промонгольской династии Юань. Замучил знакомого китаеведа вопросами, но "картинок" мало. Разыскал даже потомка дунган для подтверждения некоторых тонкостей жизни пограничных поселенцев - беглецов из хуннской орды. Работы - море! Но 3ю главу я обязательно завершу. Кстати, по утверждению Вогаза:

Алтай - "поет" какую очень древнюю песню.
Тянь-Шань - "могуче гудит, разделяя Север и Юг", он действительно "плечи Неба".
Саяны - "звенят звёздами",
Великая Степь - "Великая книга".
Пустыня Гоби (Такла-Макан, Алашань) - "шипит безжалостностью",
Байкал - "устремляет наш дух".
Китай - "опытный старик",
Тибет -"глаз Неба".
Есть что-то про Туву, Хакасию и Киргизию, но пока не "зацепился".

Практически вся центральная Азия - могучий котёл, которые принимает народы со всех сторон, переплавляет и выплескиваются из него они уже новыми.

Но я пока не знаю, что это и где "впихнуть в текст". Удачи!!!


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Среда, 15.01.2014, 18:17 | Сообщение # 97
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата kalpa ()
Разыскал даже потомка дунган для подтверждения некоторых тонкостей жизни пограничных поселенцев
Ого! какой потрясающий подход - но и результат ведь... В Бахаре, сегодня заметила, столько Солнца, а в книге вообще - море, как говорят, позитива. Просто светлого, доброго. И Вечного, простите за пафос. Поэтому так люблю вашу книгу. из нее как из родника пью все, чего недостает.

Цитата kalpa ()
Китай - "опытный старик",

Соглашусь. Пекин принял меня удивительно, и помог.



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Среда, 15.01.2014, 18:23 | Сообщение # 98
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Спасибо! бывший напарник Костя очень тщательно вычитывает текст. Ему нравиться пока... Он мне очень помог в куче эпизодов. Иногда задаюсь вопросом, как расценивать события в сюжете - как причину сегодняшнего, или следствие настоящего. В прошлые жизни он не верит. Пока. А я не могу найти подтверждений. Он, кстати, про Пекин тоже почти такое говорил (был там на соревнованиях силачей), сложно сформулировать...

Удачи!!! На связи.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Четверг, 16.01.2014, 02:25 | Сообщение # 99
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата kalpa ()
сложно сформулировать...

Такое всегда очень сложно, оно далеко вне обычного опыта)
Удачи и Вдохновения)



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Четверг, 16.01.2014, 03:14 | Сообщение # 100
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Спасибо!!!!!!!!!!!!!!!!

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 27.05.2014, 17:50 | Сообщение # 101
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
опять не там по тексту:

3.3 В другой стране

Караван под охраной стражников Самара медленно втягивался ранним утром в Яшмовые Врата. Вогаз ощутил перемену – переходишь как бы из одного «мира» в другой: окунаешься в чужие законы, традиции, привычки, быт и жизнь совершенно незнакомых людей, которые уже многие сотни лет живут во многом по-другому. Так сказать «по-своему» - с другой верой, мудростью, укладом. Это чужой, но сильный Порядок! И его необходимо тщательно уважать.

…Или война.

Китайский народ, похоже, могуч – Великая Стена в три человеческих роста, просматриваемая аж до горизонта, тому подтверждение! Как воин Вогаз первым делом обратил внимание на местных стражников, довольно низкорослых и даже щуплых каких-то по сравнению с известными ему народами Западного Края: тохарами, согдийцами, саками, бактрийцами, динлинами, усунями, уйгурами и другими. Но их холодные взгляды, собранность, отличная экипировка подтвердили расхожее мнение, что Поднебесная в эту эпоху снова имеет «нормальных» воинов, как и во времена Великого Циня Шихуана-ди.

Китайцы… Их очень много, берегут свою страну и культуру уже тридцать сотен лет. Они изобретательны, умны, терпеливы. И могут построить не только Великую Стену, а и многочисленные города, дворцы, дома, плотины, даже морские суда в Восточном Океане. Они любят землю. И всего такого – очень и очень много. У них есть могучая и мудрая власть, строгие, даже жестокие законы. …Письмо, записываемое значками – каменная основа памяти Поднебесной. Всего не перечесть!

Одно только то, что никто из известных народов за многие сотни лет не смог покорить Китай, хоть побеждали и грабили его много раз, свидетельствует о неодолимой «жизненной силе» этой страны. И как точно соответствует ей даже название - «Поднебесная»! То есть, живущая «Порядком, установленным самим Небом»… А что может быть сильнее традиции и уклада, проверенных мудростью жизни и сберегаемой сотнями и сотнями поколений очень многочисленного народа!?

Говорят, что китайцев больше, чем всех остальных народов в несколько десятков раз… Уже только поэтому эту страну невозможно изменить, пока сами её жители не посчитают нужным принять необходимость тех или иных перемен. Для Вогаза лично осталось узнать только одно, насколько эта страна «счастлива»? Большой, могучий и очень опытный… сосед многих народов Большой Степи или будущий их хозяин!?

Как быстро узнать страну – надо посмотреть на детей и их родителей! «Если дети и старики счастливы – племя проживёт долго перед Лицом Великого Неба». В полёте стрелы от Яшмовых Врат раскинулось восточное продолжение оазиса Аньси, упорядоченный городок с торговыми прилавками, временными жилищами и выделенными местами для стоянок большого количества караванов.

Вогаз обратил внимание на семьи китайцев, точнее на их повседневный быт. Большинство – торговцы, чуть меньше - ремесленники. Младшие дети играют недалеко от прилавков, подростки помогают родителям. Все выглядит мирно, спокойно и даже как-то жизнерадостно. Но только персидский караван начал располагаться на отведенном для него месте, как впереди в двух полётах стрелы раздались крики. Похоже, какая-то свара, которая перерастает в драку.

Самар немедленно подал сигнал к оборонительному бою. Стражники быстро изготовились и перестроились, караванщики тоже почти готовы защищаться. И в такой момент Вогаз, обычный для себя, приметил – китайцы прячут детей. Прячутся сами. Почти паника. …Но не хватаются за оружие! Почему!?

В родном стойбище, как и во всех соседних, в случае угрозы нападения, за оружие хватались все!!! От мала до велика. Женщины, девушки всегда отлично стреляли из лука и метали ножи. И тоже всегда были готовы к схватке: они – вторая линия обороны. Это традиция из глубины времён! Старики прятали маленьких детей в горах, за вещи и юрты никто не цеплялся. Главное – выжить и спасти жизни близких, любое добро можно нажить по-новому потом.

У китайцев оказалось по-другому. Подан громкий сигнал и от Яшмовых врат бегом проследовала полусотня стражников из резерва в сторону очага свары. Собранные, хорошо вооружённые бойцы, с готовностью безжалостно навести порядок. Все встречные немедленно освобождали им дорогу, иногда сами оттягивая или переворачивая телеги, разбрасывая тюки. И достаточно скоро впереди на тракте был наведен порядок. Звуки свары утихли.

Двое посланных стражников вернулись и доложили о ситуации Самару. Тревога отменяется, но охрана остается усиленной. Повседневность вернулась в нормальное русло.

Значит, вот как в Поднебесной! Почти все местные жители безраздельно доверяют властям. Армия, стражники, охрана – первое Лицо власти. Именно это видят и принимают простые люди как обязательную часть повседневности. И получается, что в этой стране жестко различается, кто есть кто – крестьяне, торговцы, чиновники, стражники, армия и правители. И, наверное, правильно именно так для большой страны? Тогда, что такое «счастливая страна»?

Вогаз вечером перед ночной стражей долго не мог уснуть – вспоминался родной край. Эпизоды взросления, когда начинаешь постигать Порядок жизни, сплелись в необычную вязь его личной тропинки знакомства с тонкостями Судьбы, своей и близких людей.

Воспоминание 5. Разные миры

Чем наполняются годы взросления подростка? Наверное, приключениями почти каждого дня. Хотя и кажется потом, что эти дни были обычными. Так ли это?

***
(в работе)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Среда, 28.05.2014, 19:44
 
LitaДата: Среда, 28.05.2014, 13:34 | Сообщение # 102
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата kalpa ()
Чем наполняются годы взросления подростка? Наверное, приключениями почти каждого дня. Хотя и кажется потом, что эти дни были обычными. Так ли это?


"Как всегда, на самом интересном месте..."
Одна мелкая придирка:
Цитата kalpa ()
И в такой момент Вогаз, обычный для себя, приметил
, вот хорошо лежат слова в этом предложении, правда хорошо. В стиле всего повествования. Но смысл - обычный для себя Вогаз. Для себя человек почти всегда обычен, да? Кроме странных состояний души... В принципе об этом даже и не говорят обычно) Но тут я скорее всего понимаю не верно, да? Или обычно для себя, а не обычный?



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Среда, 28.05.2014, 19:42 | Сообщение # 103
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Спасибо и приветствую!!! Ммммммммммммммм, наверное, обычный для его наблюдательности, но не для выводов? Вогаз после ухода из родного стойбища многое воспринимает как человек, начинающий жизнь с самого начала? Слишком велика разница между опытом в родном краю и необычностями большого мира людей. Я и сам немного теряюсь в попытках интерпретировать "картинки", которые мне "показывает" персонаж...

Мне кажется, что большие периоды пауз в написании текста как раз и связаны с недостаточной глубиной погружения в его переживания. Поэтому жду точности. Надеюсь и дальше будет необычно.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Четверг, 29.05.2014, 13:06 | Сообщение # 104
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата kalpa ()
Мне кажется, что большие периоды пауз в написании текста как раз и связаны с недостаточной глубиной погружения в его переживания.


Вобщем-то да, я только разлакомилась а кусочек уже закончился. :) Но зато он все-таки ЕСТЬ и я благодарна за радость и удовольствие читать. grant Верю, что продолжение будет, когда для него придет время. :)



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Четверг, 29.05.2014, 13:42 | Сообщение # 105
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Ув. Лито! Кусочек будет "ого", страниц на 40. Не знаю, как его уменьшить. Кроме того, дальше будет ещё одно воспоминание, тоже "ого". Потерпите! Постараюсь порадовать!!! ;) Удачи!

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
Страница 7 из 16«12567891516»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz