Суббота, 19.08.2017, 16:01
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 16«12345671516»
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
На восток и обратно, если повезёт...
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:25 | Сообщение # 61
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
sez22 Мои извинения!!!Пришлось срочно останавливаться в последних главах и возвращаться к переделке 5го эпизода 2й главы. К cожалению, персонаж "не позволил" его сократить:

2.5 Встреча на рынке


Утром Вогаз уговорил Матая быстро обойти рынок, ориентируясь только на те прилавки, где торговали снаряжением для воинов. Бахару было почти всё равно: для него сейчас было главным покрасоваться с новой палицей и прекрасным кинжалом везде, где только можно. Новая легенда про молодого силача-уйгура была «посеяна» вчера и уже сегодня должна была принести «первые плоды». Так оно и оказалось….

С первых шагов по рынку множество людей начали посматривать на «молодого богатыря из Турфана». Некоторые – с уважением, другие – с интересом и восхищением. Вогаз порадовался, что с ними Матай. Десятник сумел объяснить младшему напарнику, что «настоящий герой не красуется перед толпой». Пришедшая слава – обычная вещь, но нельзя идти «на поводу как ослик» у неё. Если Бахар считает себя истинным богатырем, тогда надо помнить, что любой силач в наше время – это воин. И следует всегда и везде вести себя как подобает воину, доблестно. И тогда сразу и незаметно, но придёт величие знаменитого богатыря…. А разгильдяи и лоботрясы, как известно, – плохие воины!
Вогаз про себя согласился с каждым утверждением начальника. Только оставалась проблема для Бахара – куда ему девать целые горы весёлого нрава, шутливости и ехидства. Без них парень не мог прожить и дня. Или это снова проблема для Вогаза? Бахар был задумчив, но это у него, как правило, ненадолго.

Чем только не торговали в этом оазисе!? Тут было всё, что только бывает из товаров на Великом Пути. Вогаз твёрдо решил не отвлекаться и придерживаться цели – увеличить запас стрел. Впереди был неизвестный для него лично путь в Поднебесную. Стрелы, конечно, можно присмотреть везде. Но здесь есть уйгуры-торговцы и хотелось поискать необходимое «у своих»…

Но даже тут, в Дунхуане, у самой южной границы Западного Края и далеко от родных мест, как всегда при посещении любого рынка или ярмарки, в первых же торговых рядах на Вогаза "накатило" вновь, уже не в первый раз, сложное переживание от воспоминания о его юношеской драме - как бы опять не встретить… "лучистую" Айнару из Рода Красного Орла, которую его родня сосватали юноше в восьмилетнем возрасте.

Уже многие годы Вогаз вспоминал и продолжает вспоминать главную перемену своей личной судьбы, которая произошла с ним через год после "первой охоты". Долгие почти двадцать лет он всё пытается и пытается понять суть того, что с ним произошло во время своего первого и… последнего сватовства, необычность разрешения той драмы силами неизбежной судьбой, и не прекращает попыток найти внутренний лад в душе и подыскать "правильные" слова для описания. Последнего ему так не хватало в те незабываемые дни! И по-прежнему не хватает…, но, что очень странно, продолжает расти внутреннее смирение перед Небом и радость постижения красоты жизни...

Вогаз весь подобрался, как змея перед броском, даже наперёд зная, что все такие уловки сохранения равновесия не помогут - если "Беспредельность снова придёт к нему здесь и сейчас", то именно "Она" решит, что и как произойдет с его сердцем и… попытками понимания судьбы и воли Небес. И снова будет… очень сложно. И опять "это" почти невозможно объяснить самому себе: или "высокая гора счастья", или "бездна тоски", или и то, и другое одновременно? И важны ли они – попытки снова и снова подбирать правильные слова? Или…? И почему "такое" именно с ним?

Воспоминание 3. Что такое "правильный" выбор? Часть 1

Сразу после "Первой Охоты" и обретения "Первого Имени" быстро наступило время, когда взрослые объявили, что пришла его пора вступить во "взрослую жизнь": Вогазу подыскали хорошую невесту. Поиском удачной пары для каждого поколения подростков старшие женщины Рода занимались, похоже, постоянно, без перерывов на еду. Да ещё и часто бегали за советами к шаманке – уточнялись знаки, видения, предрасположенности и… последние слухи, сплетни.

Между "истинными" Родами во все времена поддерживалась постоянная связь в самой разной форме. И вопросы сватовства обсуждались всегда в числе первых при любых встречах между семьями племени. Использовалась любая возможность в ходе пребывания в гостях у родственников, на важных встречах, на ярмарках и празднованиях. И во время свадеб особенно: выдавая замуж или женя одних, тут же подыскивались варианты предварительных помолвок и даже "обручения" для подрастающей детворы.

В стойбище верховодила в этих хлопотах тётя Боргон, жена брата их вождя Рода и лучшая подруга мамы. По традиции, Вогазу, как удачно отличившемуся на "первой охоте" и сразу получившему "Первое Имя", невесту должны были найти немедленно, дабы "не упустить" удачу парня. Считалось, что так будет лучше для всего Рода. Но вначале подходящие варианты отвергла мама. Более того, она неожиданно последовала совету энергичной подруги "годик подождать". И к следующей весне той удалось разыскать почти "идеальную невесту" у своих собственных родственников, в Роду Красного Орла, очень древнем и могущественном.

По предварительным договоренностям всё складывалось более чем хорошо. На всякие поиски, уточнения, обоюдное согласие родителей и старейшин ушло несколько месяцев. В середине наступившей зимы Вогазу объявили, что на позднюю весну назначена поездка в предгорья Алатау с целью сосватать ему достойную невесту. И якобы не было ни одного знамения, которое бы предрекало считать найденный для него вариант "неподходящим". Даже наоборот, всё складывалось как нельзя лучше…

Будущая невеста очень хороша собой, имеет сильный характер, порядочна, дружелюбна, не по годам умна, имеет прекрасные навыки молодой хозяйки..., ну то есть "сплошная радость и гордость" родителей. Её имя знать ему пока не положено. По традиции жених узнаёт главное о своей избраннице только с момента начала ритуала непосредственного сватовства по приезде в стойбище Рода невесты. Ибо в именах наших древние тайны…

Про себя Вогаз, выслушав известие на семейном совете от повеселевшей матери, радовавшихся сестёр и под благосклонными взглядами брата и его двух жён, мрачно добавил, конечно, не вслух: "И, наверное, такая же… вредная и язвительная, как все девчонки…. У-у-у, ябеды и лялякалки…" О сверстницах, а также тех, кто чуть постарше или чуть помладше, у него успело сложиться достаточно стойкое негативное мнение, но… - "девочек обижать нельзя"… А почему они, в свою очередь, только тем и занимаются, третируя мальчишек по поводу и без?

А ведь мама Тёгерин, например, похоже, такой никогда не была! Она всегда и везде – как "большое красивое озеро, наполненное нежностью и заботой о всех…". И в кого только его сёстры уродились? Такие "бдительные", "памятливые" и с очень длинными языками! Как-то нечестно в этом смысле на земле... Похоже, придётся не только знакомиться ещё с одной "такой" но и… готовиться жениться. Во-о попал! И жить с ней все будущие годы? Мда…, если все и говорят, что я – везучий, то мне почему-то приходится постоянно в этом сомневаться. И почему так сложно всё!?

В дорогу собиралось сразу много семей. Кроме невесты для Вогаза оказывается удачно нашлись ещё четыре возможные избранницы для его сверстников. Все пятеро парней, "настоящих счастливчиков", ходили до отъезда в дальнюю дорогу по родному стойбищу в состоянии как бы "временно потерявшиеся" или "ушибленные" – соображение у парней было сильно сдвинуто. За ними зорко присматривала досточтимая тётя Боргон по прозвищу Буркут (Беркут), оправдывая свое происхождение из знаменитого "орлиного" Рода.

Подростки её побаивались, описывая иногда друг другу переживание: "Вот оно каково – почувствовать себя ягненком под взглядом "неизбежности с неба"... Отдельно и очень сильно "выбило из колеи" Вогаза напутствие бабушки Дайры, шаманки их Рода, ненадолго пришедшей проводить всю процессию в дорогу.

Ему она тихо и строго сказала, да так, чтобы слышал только он один, - "Будь сильным". К чему бы это? Ведь не на войну же едут они, а всего лишь свататься… Тем более, что вся родня только и говорит о его удачливости, ну почти все, типа - "… и где эта маленькая небесная тамга, которая вечно не делом занята…"

Ехать придётся около четырнадцати дней на северо-запад, в далёкую горную долину южного Алатау. Род Красного Орла был на две трети динлинским, поэтому там много высокорослых, светловолосых и голубоглазых жителей. Они также строго следуют традициям "старого уклада" и предпочитают сложную и "почти таинственную" жизнь в горах, как и Род Горной Змеи, сторонясь контактов с хуннской ордой на просторах Великой Гоби.

Отряды "ордынских" вояк, которые вели себя, по мнению почти всех малых народов, как обычные бандиты, старались не соваться в глухие горные долины как в Тенгритау, так и Алатау, и Саян: их разведчики оттуда живыми не возвращались. Поэтому хуннские владыки делали вид, что около двадцати Родов "старого уклада" просто не существует. Слишком малочисленны и труднодоступны были их стойбища, чтобы регулярно собирать с них дань. Хуннская орда уже несколько столетий процветала, почти полностью паразитируя на Китае. Все остальные малые племена были для них "мелочью". А про мелкие горные Рода "ордынские" даже распускали в Гоби всякие нехорошие слухи. Например, что это совсем "дикие" люди, и к тому же практикуют "человеческие жертвоприношения" и "похищают детей".

А вот угроза нападения разновсяких бандитов была постоянной, поэтому все старые Роды находились в "предвоенном" состоянии и старались использовать любые методы защиты, придерживаясь основного правила – быть незаметными в Гоби и готовыми немедленно исчезнуть в укромных местах. Некоторым, конечно, не везло…, остальные – просто выживали. Почти вся их надежда была на собственную веру, скромность, самодостаточность и сильных родовых шаманов, которые тогда ещё могли мощно "прикрыть" племя "истинных", и… на волю Великого Неба.

Пока же Всевидящий Тенгри был благосклонен к "малосильным" жителям Гоби. Ведь им надо всего лишь продолжать следовать своим традициям, основанным в далёкую старину. А слава "великого и могучего племени – победителя и покорителя всех народов" может привести только к трагедии. Ибо все изначально равны под Великим Небом…

Всю дорогу две средние сестры, двенадцати и пятнадцати лет, "доставали" Вогаза поучениями и напоминаниями о правилах поведения, необходимости следить за собой, тонкостях ритуала предстоящего знакомства с будущей невестой и сватания к ней. Обе они уже были давно помолвлены и более чем довольны своими избранниками. Сестрам очень хотелось, чтобы Вогазу также повезло, и чтобы он постарался ничем не опозорить их семью и весь Род.

К ним, уже со своими советами, часто присоединялась и взволнованная предстоящим сватовством Тёгерин. Вот её Вогаз слушал безоговорочно - потому что… мама. А через три дня в Урумчи, о Великое Небо, к ним присоединилась ещё и самая старшая сестра, двадцатилетняя, бросившая все дела у себя дома, и поехавшая на семейное событие вместе с родными, захватив мужа и двух детей из Рода Синего Ворона.

Не упускала возможности "отловить" парня и "пообщаться" лично с ним и досточтимая Боргон. Она с мужем, двумя сыновьями, невестками и внуками возглавила кортеж сватов, радовалась предстоящей встрече с братом, вождём Рода Красного Орла, и другими близкими. По её мнению, надо было всячески укреплять могущество её бывшего Рода удачливостью Рода Змеи в интересах всего племени уйгуров. И "Знаки" этому пока никак не препятствовали…

Вогаз, конечно, понимал их всех, даже старательно делал вид, что внимательно и всё выслушивает. Но уже только то, что три его старшие сестры собрались вокруг него вместе…, напустившись "наставлять" его разом или попеременно. Набросились на одного… почти, как грифы. Не считая других. Из-за этого появились мысли сбежать…, хоть куда-нибудь.

Приятно было общаться только с мамой, впрочем, как всегда, и с жёнами Байсара, наверное, потому что последние относились к мальчишке всегда тепло и ненавязчиво. Хотя они тоже не упускали случая предложить ему ещё и "такой" или "вот такой" маленький совет… Другим четырём будущим женихам похоже, было также "интересно и весело" ехать в их первое дальнее и судьбоносное путешествие.

К удивлению для себя и недовольству почти всех женщин кортежа Вогаз при любом общении вскоре начинал всем отвечать очень коротко и тихо простым возгласом "угу". Эту манеру общения он как-то подметил у отца своего сверстника, всегда очень спокойного знатока по сбору мёда, и которому "повезло" с очень непоседливой и говорливой женой. Вогазу показалось, что так ему становиться легче…, правда, добавилось ещё одно обидное прозвище – "у-у-у, глухая сова". Ничего, потерпим.

Прибыли в живописную и очень уютную, да и серьёзно защищённую долину Рода Орлов без происшествий, чем все были дополнительно довольны и посчитали ещё одним "Знаком" благоволения Великого Неба к предстоящим сватаниям. Кортеж гостей, будущих сватов, и родственников радушно встретили.

Нашлось много близких и знакомых людей. По древнему стойбищу Орлов разлилось веселье радостной встречи и предстоящего торжества. Мрачное настроение Вогаза не уменьшалось. Сложно чувствовать себя спокойным под любопытствующими взглядами нескольких сотен встречающих.

Мысль о том, что лучше заняться видимостью поправления чего-то там в повозке, не нашла подтверждения в деле: встречающие могут сделать вывод, что он нервничает. А это недостойно будущего жениха, уже почти мужчины и воина! Но и стоять, изображая радость от предстоящего сватовства, ну никак не получалось.

Небеса очень быстро разрешили эту проблемку – на руки к Вогазу запросился годовалый племянник с "большим шилом в одном месте". Лучше терпеть его хватания за уши, нос, волосы, щёки, губу…, пересаживать с одного плеча на другое, раз за разом сажать себе на шею, гримасничать в ответ малышу…, чем знакомиться с таким большим количеством незнакомых людей. Да и приятно повозиться с весёлым и бойким карапузом.

С момента въезда в эту долину парня не покидало ощущение, что все местные жители его непрерывно разглядывают, причём как-то "оценивающе"... Местным "Орлам" добычи не хватает? А ведь змеи – всегда хорошая добыча для орлов, тем более, маленькие "змеёныши"… Он старался ни с кем не встречаться взглядом, кроме матери и Байсара, конечно.

Вождь Рода Красного Орла, лично встречавший приехавших, громко и доброжелательно провозгласил ритуальную фразу приглашения гостей в их стойбище и объявил начало торжества по случаю сватовства соплеменников. Первым тепло обнялся с Боргон, своей младшей сестрой, и её мужем. Последний представил ему и подошедшим местным старейшинам по очереди всех гостей.

Остальные жители долины тихо и внимательно разглядывали каждого гостя и вслушивались в называемые имена. Вогаз никого не пытался рассмотреть в толпе. Да и не хотелось поднимать глаза от земли. Но, странно для себя, смог, когда его представляли, набраться достаточно смелости и… на мгновение взглянуть прямо в глаза вождю, и… смущённо улыбнуться. Почему и зачем он так сделал? Самому не понятно… Ухты, ещё и получил лёгкую улыбку в ответ!

Вождь определенно нравился парню. Приятно радовали его очень высокий рост, широкие плечи, статная осанка, могучие руки и странные светло-русые волосы, слегка тронутые сединой. Сильный и всё видящий, как бы настоящий "орлиный", взгляд серо-голубых глаз. В нём было что-то знакомое, как бы "отцовское": по рассказам своих близких, почти таким же был и его родитель - Октай, сын Бахара…, и такой же внушительной внешностью отличается их родовой вождь Тагун. Даже брат Байсар, который имел рост в четыре локтя, казался чуть-чуть ниже, на пол ладони, местного вождя.

Было ещё что-то, труднообъяснимое для Вогаза в его облике… - то, что бывает у бывалых воинов, но не бывает у молодых вояк. И "оно" ощущалось подростком как своеобразный "запах". И тогда сам собой пришёл к нему длинный тоскливый вздох: ему до "этого" ещё расти и расти…

Вождь "Орлов" со старейшинами, тётей Боргон и её мужем довольно быстро договорились о размещение гостей в соответствии с традицией сватовства: семья будущего жениха ставит своё временное жилище в полусотне шагов от юрты родителей девушки, к которой приехали свататься. Старейшая женщина Рода Орла объявляла их вождю поочередно пары имен. Тот начал громко называть их для собравшихся, окликая супругов из местных жителей и представляя им семьи будущих сватов.

Первыми были названы Борандай и Айра, к чьей дочери Айнаре приехала свататься "семья Октая и Тёгерин с сыном Вогазом". Из толпы вышел высокий статный мужчина с дородной красивой женой и оба степенно подошли к матери Вогаза. По правую руку от Тёгерин встал Байсар, "замещая отца". Позади матери выстроились невестки, старшая дочь и зять, младшие дочери. А ещё дальше – внуки и…, Вогаз встал позади всех: будущего жениха полагалось представить последним. Настроение парня омрачилось ещё больше, видя, что ритуал растягивается.

Крепко стиснув зубы от волнения, и старательно удерживая непоседливых малышей возле себя, Вогаз ощутил некоторый испуг: вот оно неотвратимое начало "взрослой жизни"! Вспомнил наставников и начал делать "успокаивающее дыхание". Его руки делали последние поправления в одежде, но движения становились всё более спокойными и… он смог, наконец, выпрямиться, постоять ровно, спрятать мрачность с лица и волнение.

Появилось первое облегчение и деловитая серьезность: ритуал свят, традиция – суть всего их племени. Надо всего лишь потерпеть! А впереди мама уже представила старшего сына Байсара и его "право старшего их семьи от ушедшего мужа Октая", затем его двух жён. Те почти сразу расступились в стороны, и вот уже сестры вышли вперёд, подходя к родителям будущей невесты их брата, сначала – старшая с мужем, затем – обе младшие.

Далее мама представила внуков. И, выдержав паузу, необходимую невесткам и дочерям разобрать на руки малышей, сделала приглашающий жест подойти Вогазу. Обретенное равновесие не подвело: подросток смог достойно выйти вперед и быть представленным досточтимым Борандаю и Айре. И даже поднять на них глаза и показать своё лицо. Ненадолго, в соответствии с правилом. Взгляды родители будущей невесты, при всем их дружелюбии и открытости, оказались уже знакомо "орлиными": "И кто тут такой появился просить руки и сердца нашей Айнары". Глаза парень быстро опустил.

Байсар встал ближе к Вогазу справа, положил руку младшему брату на плечо и произнёс ритуальное обращение к родителям невесты. Слева приблизилась мама и повторила фразу с просьбой о сватании. Пауза…, время сжалось. Старшие рассматривали друг друга.

Заочно они, конечно, были очень даже знакомы. Предварительные переговоры всегда переполнены подробными описаниями родителей, их детей и близких из обеих "сторон". Но увидеть лично приехавших сватов, как говорится воочию, в яркий полдень – традиция была по-прежнему крепка с незапамятных времён.

Особенно долго смотрели друг на друга мамы. Они – как два разных лика Мудрой Умай, Великой Матери Всего. Их кивок друг другу был решающим. И это произошло! Как-то, даже быстро. Вогаз мог только ощутить присутствие житейского опыта во взглядах и поведении взрослых. А вот учиться этому ему придётся всю жизнь и лучше "правильно"…, а Небо поправит, если что!

Досточтимая Айра улыбнулась маме, почти строго зыркнула в последний раз на "виновника" их перемен – Вогаз мгновенно почувствовал жар на щеках и на ушах, сильный толчок сердца в груди, весь сжался. Будущая сваха подняла глаза на мужа и громко сказала: "Я рада принять в гости всю семью Октая и Тёгерин". А ведь могла сказать и по-другому, "нашим гостям можно показать место для ночлега", - но неприятие не возникло. Борандай улыбнулся ей в ответ и звучным голосом, да так что бы слышали все вокруг, завершил ритуал приглашения: "Наша Семья с чистым Сердцем и великим Добром приветствует Вас! Приглашаем посетить наш Дом".

Именно с этих слов Вогаз ощутил впереди "благое присутствие", наверное, всех-всех предков этой семьи в северной стороне: "они как бы выстроились оттуда сюда" длинным и могучим клином за плечами родителей Айнары… Или ему почудилось? Но запахи "оттуда" усилились. "Это" тоже ни с чем не спутаешь.

Досточтимый Борандай сделал приглашающий жест будущим сватам и вместе с женой стал показывать дорогу к своей юрте. У остальных гостей Рода Орла завершались ритуалы приветствий. Похоже, тоже удачно и… приветливо! Приехавших стали провожать к намеченным временным стоянкам. Двинулись повозки, побежали в разные стороны дети… – торжество визита перешло к следующей стадии. Толпа начала растекаться по стойбищу.

Почти все местные жители продолжали пристально рассматривать гостей. Очень многие, кстати, начали поднимать руки, показывая их благую примету – медленно кружащего в выси прямо над стойбищем одинокого орла. Великое Небо почтило через "Первоводителя" местный Род, достойно встретившего гостей-сватов! И ни одной тучки, ни одного облачка! Как-то всё удачно складывается…

Вогаз, с удивлением для себя, заприметил, что уже давно произносит про себя, повторяя и повторяя, имя будущей невесты – Айнара, "Нежное Сияние Луны". Как странно это слово вертится внутри его груди, приоткрывая парню для знакомства и понимания свои удивительные звучные оттенки! И главное – это Имя ему очень понравилось! Сразу! И насовсем...

И как будто несколько "вогазов", сразу пять или шесть уселись в круг возле большого костра с названием "Айнара", наслаждаются теплом огня, удивляются красоте и силе его пламени и стараются разглядеть в яркой глубине чудного огненного цветка появившуюся в их жизнях тайну. Странно только то, что "вогазов" – не меньше пяти. …И даже есть второй круг других…, и, кажется, третий. …И пламя женского Имени высвечивает всё больше "вогазов", ранее скрытых, с разными лицами, возрастами, одеждами, опытом, судьбами. …И дело уже не только в Имени, а в самом ощущении, непонятном для юноши: что это и кто они – эти "вогазы"? И почему именно это Имя-Пламя?

Родители невесты повели семью Тёгерин через стойбище, Вогаз плёлся позади повозки и не старался смотреть по сторонам. Только иногда бросал взгляды вокруг из-за привычки ориентироваться. Долина оказалась широкая, лесистая и живописная. Хорошо, а главное, как красиво здесь! Говорили, что Род Красного Орла самый большой, почти тысяча человек.

И почти поколение назад отсюда удачно "отпочковался" молодой Род. Он пока ещё где-то поблизости. Через некоторое время все впереди повернули к восточному краю долины к отдельным четырём юртам. Три из них оказались несколько меньше. А у самой большой собрались дети сватов – три старших сына Борандая и Айры, с женами и внуками. И подходили из стойбища ещё три семьи. Скорее всего, близкие родственники, тоже с детьми и внуками. Пришлось подойти вперёд и встать рядом с мамой. И принять участие в следующей стадии знакомства семей.

Девушки, подходящей под описание будущей невесты, среди встречающих не было и Вогаз смог перевести дух. …Да и не могло быть – невесту он увидит согласно традиции и устоявшемуся ритуалу только завтра, на торжественном обеде-сватании. Но тогда сразу их посадят лицом друг к другу. По обеим сторонам сядут родители. И произойдет "что-то"…, по словам его сестер, будет "что-то чудесное". Дальше ими расписывалась и повторялась каждая мелочь из впечатлений от собственного сватовства, от чего у Вогаза возникало странное переживание, когда хочется чихнуть много раз. Все девушки на такую реакцию обижались, и приходилось терпеть, а лучше – быстро найти повод куда-нибудь пойти.

Досточтимый Борандай предложил маме Тёгерин место для временной юрты приблизительно. По традиции окончательное решение, где конкретно, всегда принимала именно "хозяйка очага". А трое его старших сыновей с женами ожидали знака начать оказывать помощь гостям. Айра ушла к себе в юрту закончить приготовление "напитка приветствия" по семейному рецепту: "красного" плиточного чая с добавлением поджаренного ячменя, бараньего сала, соли, специй и всякого…, то есть почти "супа". Он прибавлял сил на целый день, и гости могли уже не озабочиваться ужином.

Тёгерин же повела себя странно – она не указала самостоятельно Байсару конкретную точку на траве как обычно, а вдруг обратилась к Вогазу с просьбой сделать это вместо неё. "Ухты!" Ещё не понимая, что происходит, юноша быстро показал руками, куда. Даже встал на это место. И удивлённо вытаращился на свою мать.

Раньше на людях она ведь никогда так не делала! Могла попросить кого-нибудь из дочерей для проверки чутья, но редко. А тут младшего так взяла и… "выставила напоказ" перед незнакомыми людьми. Судя по её самодовольному запаху, она сделала это преднамеренно, как бы говоря: "Ему я доверяю покой и здоровье нашей семье". Байсар с жёнами округлили глаза, не говоря уж о средних сестрах и зяте, но промолчали..., как всегда, – с мамой Тёгерин не спорят!

Удивленным выглядел и досточтимый Борандай с сыновьями. Последних почти одновременно дернули за рукава их жёны и тихо зашептали что-то на ухо, наверное, свои точки зрения. Ошибся Вогаз в "правильности" места или нет, теперь уже не имело значения… Байсар начал разгрузку частей временной юрты с повозки, её брали именно для поездок с остановкой на три-четыре дня, остальные подошли к нему помогать. Зять занялся верблюдами.

А Вогаз сразу предпочёл подходящее для своего возраста занятие: подавать, что скажут; поддержать "тут вот это"; принести то или это и… следить, чтобы кто-нибудь из детей, уже из стихийно сформировавшейся "мелкой смешанной орды" не попался под руку или ногу взрослым. К тому же, не стащил чего-нибудь опасного для себя и не покалечился… "Белая работа хлипка без черновой".

Очень своевременно, к окончанию работ, появилась досточтимая Айра с несколькими женщинами, наверное, тоже тёти, или её сестры, или невестки. Двое мужчин принесли немаленький котёл с "чаем". Всем присутствовавшим роздали миски, и началось непринужденное "неформальное" общение с гостями. Ритуальное будет завтра, а послезавтра утром – уже отъезд гостей домой. Вогаз как бы искоса разыскивал среди хозяев будущую невесту, но светловолосой девушки, которая старше его на год и чуть выше ростом, так и не обнаружил…, нарвался на укор во взгляде мамы, прекратил поиск и потупил глаза. Чаепитие не затягивали, так как гости "должны отдохнуть с дороги". Довольно скоро все разошлись по юртам.

Мама показала Вогазу на большое бревно в сорока шагах чуть выше, на лесистом склоне соседнего холма, где валялось много нарубленных веток поменьше, и наказала принести дров для семейного очага в юрте. Подхватив топорик, к нему присоединился Байсар. По ходу работы оба заприметили невдалеке небольшой ручеёк с чистой горной водой. Вдвоем братья принесли две большие охапки веток и поленьев, и семья стала готовиться к отдыху на новом месте.

Почти сразу мама Тёгерин, как бы невзначай, спросила младшего, не голоден ли он. А если нет, то пусть "приготовит ещё дров" и не торопится: день хороший и нечего мешаться у старших под руками во время окончательного обустройства юрты и хлопот с младшими детьми… Понятно. И хорошо просто посидеть там – с бревна открывался красивый вид на треть долины, и можно насладиться уединением и послеобеденной тишиной после бурного утра.

Усевшись на бревно когда-то могучего дерева, Вогаз замер, просто отдыхая. Удалось быстро расслабиться и "раскрыться" всему вокруг: теплу послеполуденного солнца, нежному затишью воздуха, красоте цветов и травы… Нарастало восхищение живописной долиной и высокими горами… Умиротворение внутри него властно проснулось, вымело прочь без остатка мрачность, недовольство и усталость.

Затуманилась причина поездки… вместе со всем "людским миром", ведь они всего лишь части красоты природы вокруг. И добавилось безмолвие и "внимательность" ко всему, сглаживая различия в местных звуках. Выровнялась вертикально спина, пришла полная неподвижность и…, началось, если применить правильные слова, наверное, "Единение с Миром". Такое редкое, всего два раза пережитое мальчишкой в своей короткой судьбе, переживание! Полностью и точно не описать такого, только окунуться в Него с головой. И не задумываясь!

Словно почувствовав безопасность, дружелюбие и неподвижность Вогаза, подлетела и приземлилась на осторожно подставленное запястье бабочка. Умиление контактом с доверчивым, хрупким существом разливалось по замершему телу, улыбаясь сопутствующей незаметности дыхания. И Единение не исчезло, а продолжало расширяться, "насыщаясь далёким", которое становиться "близким"! Охватывая пределы ближайшего мира, за долиной, за горами, за степью…, и дальше, и дальше. По всем сторонам! И одновременно всё здесь!? И сейчас!

Полный и соединенный жизнью мир с Великим Небом над ним. И могучая темнота за "известным" пределом – тоже начинает "присутствовать" в Вогазе... О-о-о! м-м…, точнее, "Ого-го-го!!!". Или нет? А лучше – просто улыбнуться! И "принимая, раскрыться…" – Великая Песнь Великого Духа, которая без слов, но ритмично звенит, проявляя "соединенность всего". …Как же называть такое? Ведь вот "Оно". И моё я – в Нём, как Оно – во мне!? И время, как бы, "не течёт" – а зачем? Может и времени нет, как и пределов? Но "это" происходит. С ним!

…Когда "переживание Единения" продолжало нарастать и достигло какого-то пика, глаза Вогаза сами сдвинулись к юрте хозяев, взгляд уловил там движение и…. В его сторону стала подниматься по склону по малозаметной тропинке девушка. Она!? Догадка быстро становилась реальностью. Чуть старше, чем он, высокая, очень стройная, с восхитительными длинными волосами золотистого оттенка. Идущая легкой поступью…, в обычной одежде для каждой девушки, чистой и аккуратной. Расшитый пояс "молодой хозяйки" подчёркивал ладную фигуру.

…Если у неё вдруг за плечами раскроются крылья "небесной посланницы", то Вогаз совершенно точно не удивиться… Малозаметный голубоватый ореол виднелся, точнее - ощущался снаружи её облика. То ли есть, то ли нет… - подросток даже поморгал. Но в целом, появление девушки почему-то дополнило предыдущее переживание Вогазом "Единения", переводя подростка в новое, более совершенное качество мироощущения... Только потом, многие годы по ходу взросления, подросток будет специально и тщательно подыскивать точные слова к сути произошедшего с ним Чуда знакомства, а тогда – просто "восхищённое безмолвие". Точнее – "умилённый ступор".

Бабочка сорвалась с запястья Вогаза и полетела вперёд – оказалось, за девушкой летала точно такая же, чуть поменьше. Не отрывая взгляда от приближающейся незнакомки, он боковым зрением отметил, что бабочки встретились, быстро закружились в "танце" вокруг друг друга и почти сразу разлетелись в разные стороны…, исчезнув. "К чему бы это?"

Восхищение нарастало. Облик девушки собирал собой, своим естеством, сюда пределы всего известного ему и ещё очень "большего"…, и превращался в точку-фокус совершенного нового "понимая мира" Вогазом: "Она – Беспредельность здесь"…, рождая следующую простую констатацию – "Беспредельность пришла и… улыбнулась". Ошарашено вникнув в приветственную улыбку на лице незнакомки, Вогаз вскочил, попытался выпрямиться и зачем-то одернуть куртку: негоже сидеть подростку, когда подходят именно к нему. Может она просто спросит, как пройти куда-то? Он почти готов развести руками и вежливо сказать, что он не местный и гость в этой долине. Осталось ей сделать десяток шагов…

Лицо – лучащееся доброжелательностью тепло. Немного прищуренные от интереса большие голубые глаза, разлётистые брови, высокий, открытый лоб, длинный нос – она похожа на Борандая! Хмм, в правой части лба – небольшой, едва различимый вертикальный шрам от глубокой царапины - "наверное, ей как-то не повезло…". А высокие скулы, глубокие ямочки на щеках и острый подбородок – этим девушка похожа на темноволосую Айру... Она!? Итак, это - его будущая невеста? - колени противно откликнулись на догадку накатившей от волнения слабостью. Растерянность…, Вогаз резким вдохом-выдохом почти вернул себе хоть какую-то собранность, как раз перед самой остановкой незнакомки в пяти шагах перед ним.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Вторник, 13.08.2013, 04:27
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:29 | Сообщение # 62
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
– Здравствуй! Ты – Вогаз? Сын Октая, сына Бахара из Рода Горной Змеи? Твоя мама – досточтимая Тёгерин, а досточтимый Байсар – брат?, – низкий тембр её голоса со всей своей приветливостью добавил новую порцию восхищения к непомерно возвышенным переживаниям подростка, уже более чем достаточно "выбитому из колеи". И опять ставшим восхищённым маленьким ребёнком. Так ожидаемая им "взрослость" ну никак не торопилась приходить. Хвала Великого Небу – время чуда текло медленно. Затягивая паузу попытками совладать с волнением и найти хоть какие-нибудь силы для элементарного приветствия, Вогаз только смог сделать длинный вдох и… его голова просто несколько раз утвердительно кивнула, а на лице застыла извиняющаяся улыбка, губы при этом были сильно сжаты. Заговорить сейчас – для него пока никак не получается.

А девушка перед Вогазом держалась легко и непринужденно, на её лице играла снисходительная усмешка, …как у всех мам, наблюдающих за своими детьми. Но он же - не маленький! ...И она оказалось на пол ладони выше. В общем и целом – восхитительная красавица! Как не хватает слов! И смелости! Может, она – не человек, а действительно "посланница небес" или кто там есть для явления небесного Чуда простым людям в прекрасных сказках? Ну не бывает такого красивого и приятного всего-всего… в одном человеке! Или бывает? Вот - передо мной!

– Меня зовут Айнара, я – дочь Борандая и Айры из Рода Красного Орла. В этой долине я родилась и живу…, давай присядем здесь, на это бревно, и познакомимся, – ей, похоже, по-прежнему легко рядом с ним. Вогаз же чувствовал только "приятного безмолвие" внутри себя и старался изо всех душевных сил вырваться из жуткого состояния "удивленно-восхищенного остолбенения".

– Расскажи о себе, - её мягкая просьба вместе с легким укором понимания юношеских волнений во взгляде наткнулась на замершего рядом парня. Это же – нежность! Она никак не пытается обидеть! Вогаз моргнул несколько раз и наконец-то смог опустить глаза. Аккуратно присел, причём чуть дальше чем, обычно принято между сверстниками. И вдруг его голос заговорил как бы сам по себе, став несколько, наверное, повзрослевшим:
– Наш Род Горной Змеи живёт в северной долине Большого Тэнгритау…, в четырнадцати днях пути, почти на юго-восток отсюда…, - юноша только дивился рождавшимся внутри его груди словам и почти стройным фразам, которые быстро и по существу описывали картины жизни родного "змеиного" стойбища, чем занимаются его жители. Айнара внимательно слушала, иногда легким кивком согласия помогая Вогазу продолжить. И он смог даже немного расслабиться…, продолжая беседу.

– Расскажи о своей "Первой Охоте".
На эту просьбу Вогаз ответил, уже намного легче чувствуя себя. Повествование из него "полилось" почти непринуждённо. Иногда краснея и делая неловкие паузы, ему даже удалось, не раздумывая, честно упомянуть обо всех "несуразностях" памятного события. И не зря! Юноша познакомился с восхитительным смехом собеседницы! О как же велико счастье от удачи его первого знакомства с будущей невестой!? Для себя Вогаз уже без раздумий сделал решительный, однозначный и окончательный выбор: Великое Небо послало ему красоту, радость, уют и надежду Новой Жизни в лице Айнары из Рода Красного Орла… Такое "всё это" – до конца его дней. Ощущения, запахи и любые другие чувства ясно сказали юноше – в этой девушке он нашёл свою главную мечту!

Вдруг, прервав беседу, оба они подняли головы вверх – на их лица упали первые тёплые капли дождя. Нежного. Но туч на небе не было нигде! Солнце продолжало ярко светить и ещё только готовилось приблизиться к границе западных гор – день продолжался… Легкий ветерок, сперва незаметный, начал усиливаться. Откуда этот нежный и чудесный сверканием капель приятный дождик!? Молодые собеседники с удивлением улыбнулись друг другу. Ещё одно Чудо в подарок от Небес и Богов?! И резкий возглас девушки: "Побежали! Вон там…, видишь, высокое старое дерево. Там есть качели! Догоняй!" и она превратилась "в стрелу"... "Ухты, больше двух сотен шагов…" - ага. Вперёд!

Мгновение… и Вогаз, без раздумий кинулся в стремительный бег за ней. И не догонял! То ли навыки, хотя вряд ли, то ли предыдущий настрой собранности для Единения, быстро вернувшийся к нему после глубокого состояния "умилённого ступора", но он смог набрать приличную скорость…, и хотя бы не отставал. А впереди красиво летело новое Чудо его судьбы: Айнара, дочь Борандая и Айры, невиданная "драгоценность" таки могучего (!) Рода Красного Орла, а лично для Вогаза – живое присутствие "Беспредельности, которое здесь и сейчас", продолжая свой "сильный" бег.

Она легко "перелетала" через пни, низкие кустики, валуны, торчащие из травы, никак не снижая скорости. Девочки, девушки, женщины тааак не бегают! Может Вогаз просто не видит её крыльев? Длинная рубаха, подол которой оптимально для такого бега приподняла Айнара, движению совершенно не мешает. И, по запаху впереди, она ещё и наслаждается высоким темпом!? Она точно тренируется! Причём постоянно. Даже мужчины так не бегают! Бывают мастера, но они – полноценные воины…, а тут совсем молодая девушка. Да она косулю обгонит!

Отбросив размышления, восхищение и "всё ненужное (?) сейчас", Вогаз решительно сузил восприятие до "коридора линии к цели". И только тогда он смог правильно "войти" в самый эффективный ритм усилий для бега, о котором так требовательно намекали все наставники, добивавшиеся нужных навыков у "будущих воинов". О Айнара, спасибо и за это! Отдельно. Вскоре проснулось "второе дыхание" и Вогаз смог (!) чуть сократить дистанцию…, есть!

Под крону могучего дуба, где сухо и просторно, он "влетел" через пару мгновений после девушки. Да у неё даже дыхание не сбито! Во-о мастерица на чудеса! И он не опозорился, что более чем странно: не споткнулся ни разу, не шлёпнулся, даже не поскользнулся на влажной траве и… не потерял свой пчак. Вот позорище было бы!? Может она бежала ещё "небыстро", давая ему возможность не осрамиться!? Ведь у подростков это всегда серьёзная проблема. Ну, сплошная загадка в ней! И красота. От неё пахло "странной силой", собранностью и немного… весельем. Полное восхищение вернулось и опять охватило подростка, проникло вновь вовнутрь, ещё больше разогревая сердце.

Айнара с милой улыбкой показала ему на качели: "Оцени и давай кататься". Сооружение сделано серьёзно: длинный срез широкого бревна прочными верёвками подвешен к большой ветви могучего дерева. Одновременно могут взобраться человек восемь. Вогаз внимательно осмотрел всё и прищёлкнул от удовольствия языком. Предложил девушке залезть первой - он для начала подтолкнёт, а затем вспрыгнет за ней. Айнара кивнула и вспорхнула на дальний край доски. Подросток убедился, что она надёжно ухватилась за верёвки, и аккуратно толкнул качели. Тут же догнал свой край, и умело взобрался на доску. Девушка, внимательно наблюдавшая за ним, кивком и улыбкой "похвалила".

… И пришла радость наслаждения, когда катаются только двое. И больше никого рядом! Только солнце, ветер и ритм. Еэээхх! А напротив меня – "лучистая" Айнара, "Нежное Сияние Луны", с ней и в ней - весь мир!

Надо чуть усилить разбег – качели тяжелые, поэтому добавлю рывок всем телом…"Иэээх"… На прогибе вперёд что-то тихо хрустнуло в спине: ниже лопаток и в основании шеи. Почти мгновенно и… неизвестная сила-вода "пролилась" (?) снизу вверх, из живота в макушку головы. Затем проникла во всё тело, наполняя "светимостью" (?) каждую часть его тела, каждую клеточку. "Брызнула" через глаза, уши, ноздри…, казалось, засветились даже его кожа. Тело необычно "зазвенело". Стало необычайно легко, как-то очень просторно и ясно ощутимо всё вокруг, рывком вернулось полное Единение и… какая-то "взрослая" собранность. Сердце необычно "запело".

…И "проснулись" и "собрались" в середине груди… все "вогазы", которые всегда(?) были в нём. Что это!? Нахмурилась и заинтересовалась переменой в его лице Айнара. Наверное, он слишком выпучил глаза от натуги. С улыбкой покачал головой в ответ: "Всё нормально, катаемся дальше".

Но внутри… он был уже "не один" – толпа "вогазов" пришла и молча "осматривалась". Затем "они все" выставили "вперёд" самого старшего и самого "опытного" среди них. А тот мгновенно "завладел" всем естеством, оставив мальчишку рядом с собой, как бы для совместной работы: показывать, обучать, запоминать, сравнивать, …делать правильные выводы и соответственно этому совершать поступки…

Смыслы необходимого появлялись мгновенно, в виде "пониманий", совершенно без слов и диалога, сразу понятные и приемлемые со стороны него, самого "младшего". Как бы "вспышки" мудрых искр какого-то глубинного знания! И началось с первого, очень сложного, о котором "старший" дал "понимание". Дальше "тот" действовал за всех остальных. Младший смог только откликаться "ему" сомнениями:

- Мы пришли, ибо у нас перед Тобой должок. Есть шанс помочь Тебе – не допустить глупостей и искалечить судьбы. Будь сильным. Готов?
- Да. Кто Вы? Предки?
- Не совсем, мы есть Ты, который был когда-то нами по очереди, но не здесь. Не отвлекайся, тут сейчас главное – Айнара и Ты! Вглядись в неё, ощути её глубже…, до сути. Сейчас, "соединённый", Ты можешь многое... Запахи, например, никогда не подводили Тебя. Соедини все свои ощущения в одно и… "вчувствуйся в Чудо"…, - и сразу получилось. Необычно. Маленький Вогаз ощутил девушку близко-близко, как будто превратился в невидимую бабочку, медленно порхающую возле самого лица Айнары, окунулся в её приятный, "уютный" и "дружелюбный" свет облика, услышал её сердце…. И пришло новое "полное понимание", породившее… катастрофу:

- Ты – не Её избранник! Тебя нет в Её сердце. …Она просто очень старается никак и ничем Тебя не обидеть! ...Прими, …смирись.
- Почему!???
- …

Вогаз "дернулся внутри себя", пытаясь вынырнуть из мгновенно образовавшейся жуткой воронки: его затягивал в громадную бездну боли, страха, печали и тоски его же собственный разрушающийся "личный мир", плохо, когда исчезает надежда на Мечту…

- Почему!???
- …Потому что Она – свободный человек. И поэтому Она – Великая Тайна, …как и Ты…
- Кто я!? И почему такое со мной!?
- Ищи ответы сам, мы можем только помочь Тебе сейчас, …но не вместо Тебя. …Ты только что был очень счастлив! Но такое – не всегда под небесами. …Изучай людей, … как и весь мир…, - и появилось чувство опустошенности. Вогаз пытался цепляться за Мечту. А вдруг эти "понимания" – ошибка!? …Но теперь уже его собственное сердце печальным толчком подтвердила неизбежность: "Айнара, лучистое "Пламя", приносящая счастье, …но – не для него".

Ясность и глубина восприятия не исчезали, помогали дальше. Видно как Айнара опять заметила перемену в лице Вогаза – сдержать возникшую печаль и разочарование во взгляде, он был не в силах. Она спросила: "Что с тобой? Ты перестал радоваться, …стал каким-то "взрослым"…" Спокойный ответ тут же пришёл из сердца: "Всё хорошо, …просто как-то необычно… наше знакомство. Так не должно быть. Наверное…". Айнара удивилась и… промолчала. Продолжила очень дружелюбно и "немного грустно" рассматривать его. Её улыбка "запахла" печалью. Как же много он узнал! И почти мгновенно. Медленный ритм качелей. Только две улыбки. С налётом печали.

…Они одновременно повернули взгляды к стойбищу – к ним приближались другие. Люди. Группа сверстников Айнары. Четыре девушки, три парня. Все старше Вогаза. Приветливые лица. Они тоже хотят покататься на качелях. …Какие "орлиные" взгляды! И пришла лёгкая "неуютность". Сжалась, наверное, от похолодевшего ветерка Айнара. Вогазу даже не захотелось поворачивать голову, чтобы убедиться. Зачем? Ей будет сложнее, ведь он - гость. "Она готовится к насмешкам и подковыркам – будь острожен и молчи, …чтобы не произошло". Качели стали замедлять ритм. Вернулись звуки стойбища и леса. Разве они уходили?

Айнара отступила от края к середине качелей, присела на доску. "Готовится спрыгнуть". Вогаз приблизился и тоже уселся рядом, в двух шагах. Качели замедляли бег. Почти остановились. …Девушкам и парням осталось подойти сюда, к дереву, полсотни шагов. Айнара почти спокойна, в ней, на удивление, много силы. И рядом с ней так уютно, как с… "Беспредельностью". Но только рядом с ней!

А между качелями и стойбищем есть, оказывается, странная грань. Сложная, чётко ощутимая подростком, граница – как бы мир людей там и… мир явленной "беспредельности" здесь. Так бывает!? И прохладой потянуло из того "мира людей". Наверное, чуть усилился ветер. Приходит вечер. Солнце скоро коснётся горного хребта на западе долины. Время потекло "как обычно". Похоже, пора возвращаться к своим юртам.

Когда приближающимся к дереву осталось сделать десяток шагов, Айнара спрыгнула. Выпрямилась, скрестила руки на груди и превратилась в "доброжелательную молодую хозяйку очага". Спокойную и почти приветливую. Во-о мастерица! Она же теперь совершенно другая!? Вогаз тоже соскочил с доски. Тоже выпрямился, чуть оправил одежду и попытался стать "дружелюбным приветливым гостем". Старший "вогаз" во главе толпы "остальных внутри", оказывается, продолжал эффективно помогать.

Для начала пресёк растерянность мальчишки, быстро одарил сложным "доспехом" для нового настроения – как бы "мудрая доброжелательность опытного старого вояки ко всем людям", якобы наиболее уместного для предстоящей сцены: так, чтобы выдержать неизбежное нападение "острых языков". Сомнение, что всё это правильно, проявилось у Вогаза снаружи. Но он принял новый настрой внутри – своего у него не было ничего. Посильнее натянем приветливую улыбку на лицо…

Подростки подходили не спеша, очень заинтригованные гостем. Все они оказались выше ростом... После обоюдного приветствия и представления, знакомые Айнары стали живо высказываться о визите гостей из дальнего Рода и предстоящем сватании. Им стало очень интересно, что Вогаз именно таковой и есть. Доволен ли он визитом? Конечно. Ему здесь очень приятно и необычно. Да, это его первое дальнее путешествие. Ну и так далее…

Айнара очень мягко прервала беседу утверждением, что им пора, хочет ещё немного показать гостю их стойбище до заката. На предложение девушек покататься ещё немного всем вместе она вежливо отказала. Как-нибудь в другой раз. Парни помалкивали, снисходительно поглядывая на гостя. Вогаз продолжал вежливо улыбаться.

Одна из девушек как бы невзначай заметила, что, если он будущий жених Айнары, то крайне странным выглядит его низковатый рост и некоторая щуплость. Другая сразу добавила, что Айнаре тщательнее надо кормить его с ложечки, чтобы побыстрее набирал вес, рост и не привередничал, как все маленькие дети. Третья девушка добавила, что за маленькими нужен постоянный присмотр. И она очень сочувствует подруге из-за свалившейся на Айнару неудачи, явно будут сплошные хлопоты из-за "таких несмышлёнышей"…

Вогаз тщательно изображал сожалеющую улыбку. Да, "ему очень стыдно". Участливо кивал головой на каждое утверждение - он "понимает, сочувствует и разделяет их тревоги и опасения". Запахи сказали "мнооогое" – ну полное соответствие характеров, повадок и какого-то старания быть внимательными и заботливыми у этих молодых девушек его соплеменницам. И в первую очередь, его любящим сестрам… Наконец-то Айнара решилась и вежливо, с участливой улыбкой, прервала "общение". Вогаз очень мило улыбнулся всем её сверстникам на прощанье. По спине стекла струйка холодного пота.

Очень захотелось пойти охотиться на медведя, которого можно попытаться загрызть и съесть. В одиночку! Для всецелого поднятия настроения. Но – он ещё маленький. "Очень маленький и очень глупый". Только не раньше, как ему исполниться пятнадцать. Ещё очень долгих семь лет. Айнара спокойно шла рядом, чуть впереди.

…Странный у неё запах. Будто у неё горячими были щёки и уши. Или показалось? И нет, что странно, запаха обиды. Лицо не опущено к земле. Глаза спокойно смотрят вперёд. Поступь легкая. Даже раздавшиеся позади громкий хохот парней и хихиканье девушек, а ведь не отошли и двадцати шагов от качелей, никак её не встревожили. И, похоже, не удивили. Ну да, известие, каков будущий жених, обсуждается здесь уже почти полгода. Наверное. …Всеми без исключения. Весело, … торжественно. И она как-то это всё терпит!? Пол года!?

Мысли исчезли, Вогазу захотелось уехать. Немедленно. "Надежда бывает в колючках". Провожу к юрте и… надо куда-нибудь пойти или как-то постоять неподвижно, как пень какой-нибудь, лучше лечь как "старое бревно, которому уже всё равно". Или сделать правильное дыхание что ли, дрова заготовить? Впереди ждёт… разговор с мамой. И близкими. Подробный и очень тщательный. Семья так умеет. Долго. И почему так сложно всё!?

Тридцать шагов до юрты Борандая и Айры. Вогаз демонстративно остановился. "Проститься лучше сейчас. …И быстро". Айнара с пониманием обернулась. Легкая участливая улыбка. Такая тёплая. Прощальная. Слова вырвались из груди сами, "взрослые":

- Прости, Айнара! Я подвёл тебя…, - и пришла первая пауза. Длинная.
- …Вогаз, ты ни в чём не виноват, – пауза снова. Раздумье или неизбежность, - Просто нам обоим не повезло…, - и новая пауза, тоже длинная.
- Мне, наверное, не стоило сюда приезжать?
- …
- …Я попробую что-нибудь придумать.
- …?, - грустно-ироничная улыбка Айнары, - а о родителях ты подумал?
- …Нет, …извини, - новая пауза, тоже длинная.
- …Мне пора, до завтра. Хорошего тебе отдыха, Вогаз.
- Спасибо! И тебе!...

И девушка пошла домой, не оглядываясь. Зашла в юрту. С её исчезновением в сердце подростка возникло большое и простое "понимание", по прежнему без слов: "Беспредельность пришла, принесла счастье, нежно улыбнулась, …и ушла. Ничего не оставив…" Как сон?
-----------
Стоя в пяти шагах перед входом в жилище своей семьи Вогаз всячески оттягивал момент возвращения и появления перед родными. И "правильное дыхание" пробовал. Пытался. …Заполнить пустоту. …Длинные несильные вдохи-паузы-короткие несильные выдохи-паузы. Пока не зазвенело в голове. И стало легче. …Но не в сердце. Наверное, сердце где-то потерялось. Где-то тут. Скорее всего, когда шёл от юрты Айнары сюда…, оставив в груди, голове, во всём теле толпу истерических вопросов маленького ребёнка. "Ты уже взрослый. …С этого момента. …И насовсем". Кто это сказал? Я? …И полная растерянность. Солнце зашло. Тихий вечер. Крик недовольной сойки невдалеке.

Из их юрты ему навстречу вылетела мама Тёгерин: не утерпела ждать внутри. Они там подсматривали, что ли, всей семьёй? Она – взволнована. Готова затормошить вопросами. Улыбнёмся. Радостно. Можно сказать, "счастливо"…

- Сынок, как ты!? Как всё прошло!?
- … Очень хорошо, мам, спасибо!
- Она, Айнара, тебе понравилась!?
- Да, конечно. Очень "всё" понравилось. …Наверное, исполнилась моя главная мечта. …А зачем вы всё это подстроили? Ведь так, кажется, …не положено по традиции?
- …Понимаешь, сынок, …традиция, как бы, не нарушена. …Ну, как бы случайная встреча, …которая не помешает… ничему и никому.
- Как-то всё странно… это, мам…, и необычно.
- …Вогаз, подними глаза и посмотри на меня прямо! - голос мамы мгновенно стал строже. - Что произошло!? …Что-то случилось!? Тебя обидели!? Ты выглядишь как-то… странно, …"по-взрослому". Очень…, – мамино сердце затрепетало. А мы, "вогазы", улыбнёмся в ответ. Успокаивающе. Честно.
- Мам, ну что ты! Айнара – чудная девушка. Очень красивая, умная, заботливая, доброжелательная и… она вся – хорошая. …И так не бывает. Я – не могу многое понять… в этой необычности… Мне даже немного не по себе.
- Что!??
- Ничего, всё нормально. Мам, почему все считают меня везучим?
- …Хмм, сынок, …ты как-то повзрослел в одночасье… Что случилось!?
- Мам, всё хорошо! – "счастливо" улыбнёмся. – Только ответь, пожалуйста! Я ведь взрослый уже? Правда?
- Хмм, …да, конечно. Уже. И так быстро. …Хорошо, отвечу как взрослому, Вогаз, сын Октая, сын Бахара…, мой сын. …В нашем стойбище за каждым ребёнком постоянно и внимательно наблюдают не только родители, близкие, …но и весь Род: старшие, другие семьи. И особенно старейшины. Все. …Потому что мы все - одна большая Семья. И каждый из нас имеет, как и все остальные люди на земле, свои отличия. И предрасположенности.

Все это дано каждому Великим Небом, и по согласию с Великой Мудростью, ещё до рождения – до прихода в этот мир. …Мы приходим сюда уже непохожими друг на друга. Для выживания и процветания всему Роду важно как можно быстрее, точнее увидеть и понять тонкости отличия в наших детях. И помочь Вам, чтобы Вы потом помогали семье, Роду и племени жить хорошо. Что вы любите, и что – нет. Что у вас получается хорошо, а что – не очень. Что с вами происходит, а что – нет…, или не всегда...

Вы, наши дети, – и есть наше будущее, всего Рода. И всего племени. Каждый из нас должен стараться помогать другим. Только тогда семья будет истинно счастлива. Ибо жизнь сложна, потому как сложен наш мир. Иногда бывает очень тяжело… Только помогая другим, мы "по настоящему" счастливы. И есть среди наших детей такие, рядом с которыми всё идет хорошо, лучше. …Иногда намного лучше, чем когда их нет рядом.

…Ты заметил Вогаз, что с самого раннего возраста, как начал ходить и бегать, я и другие родители отпускают с тобой детей. Например, сначала просто поиграть, потом - за дровами, потом – за ягодами или яблоками. В общем, то, что разрешено для маленьких. Старшим очень даже видно, что вы меньше поцарапаетесь, когда ты рядом, …не покалечитесь. С этими детьми …и даже взрослыми, кто пойдёт с вами, - ничего плохого не происходит. И тебе доверяют почти все. И всё больше.

Вспомни, после своей "первой охоты", с кем бы из Рода ты не пошёл на охоту снова – вы никогда не возвращались без добычи. Пусть и не такой, на которую собирались охотиться. А если тебя не берут, то охота "не совсем удачна", как если бы тебя всё же взяли с собой. Если ты рядом с кем-нибудь из взрослых во время работ в стойбище, опять же – у них нет увечий, несчастных случаев, никто не поругается, …даже заноз почти нет. Работа будет сделана. Правильно и надёжно. Даже если ты никак не помогал, а просто "играл". Но рядом.

У тебя, конечно, есть свои царапины, синяки, ушибы. …Свои глупости, нетерпение, может и мелкие неудачи. Но это – из твоей личной судьбы, от которой не уйдешь и не спрячешься… - таков ты внутри. Как все. …Но чуть "больше тебя", как бы снаружи, …если "видеть тебя, как бы, для других" – и ты, оказывается, легко делишься удачей с другими, не задумываясь и не прося ничего взамен. И ты уже не поменяешься.

Поэтому я горжусь тобой, волнуюсь за тебя... И теперь могу об этом тебе рассказать, мой сын. Ибо ты - взрослый. И ещё, может главное, ты – "нечто большее" и для меня, и для всех – для Рода. …И таким был твой отец, Октай, сын Бахара, сын Водана, "Зелёный Манул из Рода Горной Змеи"… Тогда, …потом мне сказали, - её голос сорвался на мимолётный легкий всхлип (?), но она всё-таки твёрдо продолжило, - …что "ты заменишь его", - мама не заплакала. Просто закончила:

…старшие видят многое, суть …и понимают глубже: ты – "охранный подарок" нашему Роду Горной Змеи от Небес. …Своенравная и доброжелательная, очень упёртая, но и очень отзывчивая, …иногда странная и добрая - …наша "маленькая небесная тамга", всё это – ты, сынок. Знак! И мы все очень хотим, чтобы ты был счастлив! Чтобы тебе было тепло, радостно и уютно в семье, Роду, племени. И ещё потому, что ты – мой сын. Уже взрослый, сейчас и здесь. …И ты – часть нашего будущего.

- То есть, я могу легко делиться удачей с другими? Помогать им? Так, мам?
- Да, Вогаз. Это просто происходит с тобой. Почти всегда и, как бы, незаметно. Ты всё понял?
- Теперь да, конечно.
- …Итак, что…, - но Вогаз мягко и просящее перебил её:
- Мам! Я проголодался. Очень! Можно мне что-нибудь поесть? – это должно оборвать возобновление расспроса. …Есть, получилось! Мама Тёгерин мгновенно, почти паникуя, переключилась на более важную, "по сравнению со всем остальным миром", проблему – надо немедленно покормить её ребёнка. И пусть только попробует хоть кто-то встать у неё на пути! А чуть позже она вспомнит, что нужные ей ответы уже получены. Всё нормально…

Вогаз честен? Ну да. Он действительно очень проголодался. И продолжает счастливо улыбаться. И он знает свою маму, любящую и заботливую. И которая пресечёт всяческие попытки остальных близких продолжить расспросы её изголодавшегося, уставшего мальчика. А тот сразу после еды начнёт зевать. И непрерывно зевая, будет на всё откликаться "угу"… И его быстро отправят спать.

…Прошла середина ночи, глаза Вогаза открылись. Тихо. Все спят. Устали от волнений, впечатлений, переживаний. К нему же сон, конечно, и не думал приходить. Столько всего… Многого не зная, особенно слов, чтобы правильно назвать "то" или "это" в необычности сегодняшнего дня, в новых переживаниях, открытиях и чудесах, подросток прокручивал каждый момент прошедшего дня перед глазами с целью запомнить всё. И в мельчайших деталях. Со всеми оттенками, запахами. "Чтобы понять потом!" …Память у него хорошая. А для "непонятного и необычного сейчас" он будет внимательно учиться новым словам, понятиям и размышлениям. Потом. Ибо с ним что-то произошло! Очень и очень необычное…, чудесное, и стало очень интересно жить дальше. И ещё он стал взрослым. Насовсем.

Ещё немного и появиться возможность выскользнуть из юрты. Вогазу нужен совет и помощь! Но не от близких. Ибо сразу будет скандал, и серьезный. Точнее – страшный. Подросток даже не пытался представить, что произойдёт с любящей мамой или любящим, прямым как ствол ели, братом. И тем более, с любящими его сестрами, очень памятливыми и настырными. Все они чтят традиции и порядок – поэтому скандал может быть… оглушительным. Ну, нет сейчас у него никого среди людей здесь для обращения за советом.

…Но у него всегда есть Октай, "ушедший" отец. Его родитель, который сейчас со всеми далёкими предками. …Надо обратиться к Ним! Страшно это, ведь Вогаз – не шаман. И не "умеет как шаман"! Но на весах - многие судьбы: Айнары, её родителей, её Рода, а также его семьи, его Рода. …Целых двух Родов! Поэтому Вогаз попытается. Ведь надо быть сильным…, от неспящих внутри "вогазов" пришёл отклик-понимание: "И хорошо, если повезёт – отделаешься мокрыми или грязными штанами…". Вогаз "откликнулся" в ответ со всей своей упрямостью: "Ничего. Постираю".

Мысль о зловещем обряде, категорически запрещённом для младших, без участия родителей и обязательном присутствии-водительстве шамана-защитника, возникла очень необычно и быстро: когда мама упомянула его отца. Предварительное решение помочь Айнаре избавиться от навязанного семьями жениха, то бишь себя, он принял в момент их прощания вчера. Представить себе её как будущую жену, всё равно, что угасающую на его глазах от грусти и тоски птицу в клетке, он не мог. Да и не хотел.

Айнара должна получить право сделать выбор о будущем муже и своём счастье сама. Но её смирение перед родителями, стойкость перед молвой людей уже недостаточны! Сейчас. Ибо молода. И должна слушаться старших. В общем, она должна терпеть неизбежность и дальше!? Поэтому рискнёт всё изменить Вогаз. Он не хочет, чтобы она страдала. Теперь надо понять, как сделать правильно. А он не может многое объяснить даже самому себе… "Нужна мудрость и опыт". А это есть только у тех, кто старше всех…. Если он допустит малейшую ошибку, то смерть "тут же положит холодную ладонь ему на плечо…".

Пора. Сон семьи крепок, даже младшие дети крепко прижались к матерям. Вогаз превратился в "холодную змею, которая не торопясь" выбирается из юрты. Это легко, нужно всего лишь терпение и аккуратность. Получилось! Пчак – на поясе, из рукава за пазуху куртки переложен кусок утаённой во время ужина маминой лепёшки. В одежде всё застегнуто и подтянуто. Вокруг юрт и рядом в стойбище никого. Надо вслушаться, определяя звуки и …запахи. Собак по приезде в долину он не видел. Но лучше быть готовым…

Ночью Вогаз видел достаточно хорошо. А сейчас ещё и помогает почти полная луна: всего три дня после полнолуния. И восхитительные звезды! Соединимся в единое чувство, как ему показали "вогазы". Тихо, никого… Вот "северная звезда". Значит туда! Легким бегом. И так, как научила Айнара! Ещё раз спасибо! Тело "как бы само" найдёт удачное место, надо только "правильно" бежать. Нельзя идти или искать как обычный человек…

Долго - уже четыре полёта стрелы. Скоро закончиться долина…

Есть! Оно. Спасибо небесам и местным дэвам – впереди "правильный" холм без деревьев. Слева от него, как и нужно, высокий простой валун у подножья. Как раз на западной стороне! На него положу кусок лепёшки – моё подношение Владыке Запада, Эрлику, Тому-Кто-Встречает-Уходящих. Теперь – на вершину холма! Север – передо мной. Сесть на колени: смирение и уважение. Достанем пчак, мой взрослый нож, то есть сила и знак. Поднимем руки прямо перед грудью. Я готов умереть сейчас и здесь, если что-то пойдёт неправильно!? Да, готов.

Надрез на левой ладони. Так, чтобы лезвие пчака немного покрылось кровью. И сильно втыкаю нож в землю. Ладони делают два хлопка перед грудью, привлекая внимания "Всего". Руки в стороны, обхватываю небо и громко, из сердца:

- О, Великий Отец-Небо и Великая Мать-Земля! Я – Вогаз, сын Октая, сын Бахара, Зелёная Ящерица из Рода Горной Змеи со склонов северного Тэнгритау! Обращаюсь к Вам, а также к Великим Дэвам этой долины и этих гор, за разрешением на беседу с духами моих предков! Мне нужна их помощь и совет!

Теперь просто ждём, не шевелясь. …Почти без надежды. …Так не делается, но очень нужно.

Слева, с запада, – жуткий крик ночной птицы. Значит, Владыка Заката, оповещён другими и решил "соприсутствовать". Ну и ладно. А вот к Нему вслух мне обращаться никак нельзя! Возможность умереть станет почти неизбежной. И ещё говорят, "что смерть всегда слева от нас, просто в какой-то момент она прикоснётся к твоему по плечу и поведёт в западный туман…". Помню. И мне страшно. Но сейчас главное – север. Ибо "оттуда смотрят на нас ушедшие предки"… Мне надо "соединиться"… Так, и… "открыть что-то собой". …"Вогазы" внутри предложили, похоже, предпоследнюю помощь. Единение!? Рывком. Есть!

Север под неподвижной звездой шевельнулся и степенно выгнулся "ко мне сюда" могучим клином темноты. Составленный из многий теней, разных и единых вместе. И он - "Мой!" Соединенные ощущения не подвели, "понимание" было чётким и однозначным. Сердце подтвердило… Клин навис над холмом, ощущение – сидишь под высоченным горным уступом. Запах "неживого", сильного и чуждого людям. Но – "мой", значит "мои предки" откликнулись и пришли. Почему я не рад!?

И раздался Голос внутри головы. Могучий, очень древний, множественный и безжалостный, голоса моих "вогазов" в сравнении с "таким" – истинные младенцы:

- Почему ты потревожил Нас, маленькая ящерица!? Вне правил и беззащитный!? Неужель так безрассудны стали Наши дети!? Или только ты, глупец, мнящий себя смельчаком, решился!?
- Мне нужна Ваша помощь и совет.
- А что семья и старшие в Роду обходят тебя вниманием, заботой, наставлениями!?
- Нет, нисколько. Просто я стал взрослым и хочу теперь решать сам.
- Тыыы – взрослый!? Х-ха… Насмешил. …А с чего ты так решил!? …Не искушай своей судьбы – удачи мимолётны! А опыта и знаний, как опоры в жизни, в тебе - "на песчинку". То есть, пока – ничто. Но ты уже готов, дерзкий, пойти против старших!
- Я прошу помощи и совета у Вас не для себя, а для Айнары, дочери Борандая и Айры, из Рода Красного Орла южного Алатау...
- Нет!!! В этом Мы не будем тебе помогать, маленькая ящерица-несмышлёныш! В остальном – возможно. Если заслужишь!
- Почему!??
- …А кто ты такой, чтобы знать!? Жалкое восьмилетнее созданье под Великим Небом… Каков твой главный выбор жизни!? …Не знаешь. Но торопишься делать поступки. Позор! …За то, что воспользовался помощью "скрытых", непослушание старшим и созревший протест будешь соответственно наказан! Трижды! …Ну, а для учёбы первое испытание тебе: с оборотом ночи, из "скрытых" …разгильдяев, которые с тобой, останется только один…, но, хм-м, "самый полезный… для тебя". Дальнейшее – примешь потом. Если сможешь понять. Прощай, маленькая ящерица! И… не смеши Нас своими глупостями. Такое быстро надоедает. Даже Великому Небу. Лучше учись…, - голос в его голове постепенно затихал.
- …Спасибо!
- …

"Темный клин" величественно втянулся обратно "в север". Исчез. Мир восстановился. …Вогаз встрепенулся от резкого похолодания – предрассветный ветер. Хищно блеснула светом заходящая луна: "Дома надо спать, а не глупости своей потакать!"…Ночное небо и округа стали обычными для восприятия. И "чужыми" для него. Немедленно назад. Не оборачиваясь. И бегом... У примеченного вчера ручья Вогаз умылся, вычистил пчак, промыл ладони. Приложил знакомые листья к порезу. Недалеко от своей юрты присел подумать. До рассвета ещё есть чуток времени. Но немного. А с утра – ему продохнуть спокойно не дадут предпраздничными хлопотами…

- Ладно. Итак, что я могу и не могу? Да так, чтобы близкие "не убили"… Эй, "мои вогазы", где вы? Попрятались? Вот уж не знал, что о вас оказывается известно Предкам!? Дайте совет – как мне помочь Айнаре?
- "Давай-ка, ты лучше сам. …Ты уже взрослый, везучий, выжил после "такого" на северном холме. …Нам тут, каждому …"своё отмеряно" более чем достаточно. ...Как поступают умные? Вспоминай, чему тебя учили мать, брат, сёстры, близкие. …Чему наставляли, что упоминали (!)".
- Ладно…, - и с красивым рассветом "от юга" ему пришло точное "понимание", как он сделает! А все остальные варианты – или нечестны, или… "нехорошие". Тихо прокрадываемся внутрь юрты.

- …Спи, мам, я по нужде выходил…
-------------


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Вторник, 13.08.2013, 04:38
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:40 | Сообщение # 63
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Утренние хлопоты ворвались в сознание подростка могучим весенним паводком. Семья с рассвета носилась по юрте водоворотами бурной горной реки, втягивая и выталкивая Вогаза из своего течения для того или иного момента подготовки к праздничному событию. Мама Тёгерин, как главный дух этой стремнины могучим авторитетом и опытом придавала "течению" то или иное направление действий каждого члена семьи.

Умывание, завтрак, кормление младших детей, распаковка и подготовка подарков Айнаре, семье Борандая и Айры к торжественному вручению, напоминания о ритуале, споры, переодевания, приведение себя и, отдельно, жениха в порядок. Отмыли дочиста сверху донизу, зачем то!? В общем, хвала Небесам и предкам, никого не придавили и ничего не разбили, не порвали. Странно…

Могучим прибавление к радостному переполоху послужило прибытие деятельной и взволнованной досточтимой Боргон с двумя энергичными тётками, решившей оказать помощь лучшей подруге и проследить... В общем, "к клубку ошалевших Змей приобщились изголодавшиеся Орлы".

И получилась слияние образов. Образовалась куча-мала из "змееорлов", в которой все знают, что делают. Ко всему быстро наладилась почти прямая координация с явно таким же переполохом-подготовкой в юрте досточтимой Айры. Остаётся только выразить, про себя, искреннее сочувствие Айнаре. Поток неизбежности двигался без остановок и промедлений.

Вогаз после нескольких окриков, подзатыльников, поглаживаний по щеке, голове, быстрых пожеланий счастья мудро вёл себя как покладистый сын, любящий брат, любимый племяш, готовый немедленно выслушать, повторить наставление, переодеться в… "нет, не вот это…, а в то…". Привычно подхватывал малышей из-под ног у взрослых, мягко отбирал у них выхваченное из кучи различных вещей и тюков для игры запретное или опасное. …Казалось, все и всё готовы к празднеству по несколько раз…

Стремнину "потока" взорвал вопль младшей сестры: "Сваты готовы!" Разом все замерли. …И раздался спокойный и твёрдый голос мамы Тёгерин: "Все! Встали за мной по очереди у выхода из юрты. …Первый – Байсар! Подойди ко мне!"… и ритуал начался. Семья мгновенно преобразилась в праздничную процессию, взволнованную, дружелюбную и готовую к торжеству предстоящего сватания.

Вогаз плёлся позади семьи. Доброжелательная тётя Боргон вела его нежным движением ладони за плечо. Почти "по орлиному". За спиной жениха замыкали процессию две улыбающиеся тёти солидной стати и с "орлиными" повадками. Ещё два лика Неизбежности с тёплыми улыбками добродушно смотрят ему в спину.

…А дальше был ритуал, который свят, неизменен и… красив! Почти в полдень наступила кульминация: перед самым началом застолья, досточтимая Айра, держа на руках годовалого, ухты, младшего сына, вывела из своей юрты дочь Айнару, празднично одетую, спокойную, статную и… восхитительно красивую.

И опять ему не хватает никаких слов! …Только сердце зажглось уже привычным счастливым "пониманием" – лучистая Айнара…, "Нежное Сияние Луны". …И "Беспредельность пришла сюда к нему снова…". Вогаз опять "размножился", внешне впадая в уже привычное состояние "умилённого ступора".

Края осознания отмечали удивлённые возгласы, восхищенные вздохи всех людей вокруг: "как хороша и красива невеста…", "как умиляется и восхищён жених…", …"как всё удачно…". Последнее заставило Вогаза мгновенно насторожиться! Что удачно!? Ага, вот, что они имеют в виду! Айнара несёт ему большую миску "семейного приветственного кушанья". Полную! Не пустую… А могла бы "пустым подношением" выразить протест!? Похоже, нет. И у Айнары очень "нерадостный" взгляд… Сплошное смирение.

Вогаз как можно сильнее всмотрелся, внюхался, "вчувствовался" в свою будущую невесту… Ниии одной искры-оттенка радости! Только печаль. И смирение. Она даже не смотрит на него, потупив глаза. Простая милая и скромная улыбка на уставшем лице, наполненная до краёв… только тоской.

"И поэтому я поверю сейчас только своему сердцу", - решение выразить протест стало у Вогаза окончательным. …Только никак не удается согнать со своего лица умиление и "упоение" восхитительно красивой Айнарой. "Терпим. Недолго осталось".

Его руки приняли миску от невесты. Свершилось! "Угощение поднесено и принято"! …Запах чего-то там "очень вкусного" стремительно закружил голову. Уууммм! Судорожно сглотнулась слюна. Тьфу, он ещё и проголодался – воо, аж "слюнки потекли"… Чуть ли не рекой. Может, специально его не покормили утром!? "Ууу, предусмотрительные… змеи". Жених и невеста сделали каждый по два шага назад. И близкие с обеих сторон быстро застелили между ними длинную кошму-скатерть. Шустро расставлялись многие и разные блюда, напитки… А запахи!!!...

Готово! Сели друг напротив друга Айнара и Вогаз. Справа и слева от них торжественно расселись соответственно лицом к лицу две Семьи, приглашённые гости. Два Рода – "Красный Орёл" и "Горная Змея". Два различных множественных Лика. Соплеменники! Яркий полдень. Таинство сватания в разгаре... И теперь черёд Слова жениха – Вогаза, сына Октая, сына Бахара.

Как вкусно! Ням, ещё… ням, и …ням, и… ещё. Это такое!? Кажется, мама не готовила такое ни разу! Казалось бы, привычная каша! Но, с …кусочками оленины, …корешками и …пряностями. …Какие-то овощи!? Ням, и… ещё раз ням. – Он ест. Взахлёб!? Вокруг восхищённые возгласы типа "во-о, наминает…" И умилённые взгляды Айры, мамы и тёти Боргон. Да и остальные смотрят почти также. Некоторые цокают языками от радости за жениха и невесту-умелицу.

А напротив, побелевшее лицо Айнары, её судорожно сжатые кулачки... Она так и не подняла глаза на него. И поэтому я смогу! …Осталось чуток каши. Стоп! Хватит. Медленно опускается миска. Глаза сами поднимаются к горизонту. Юг! Прямо передо мной. Именно оттуда, по словам старейшин, приходит "правильная" сила удачных решений… И ни облачка на небосклоне: Великое Небо внимательно следит за подростком-женихом…, решай! Сейчас. И говори Сердцем своим! Громко! Время пришло.

Взгляд Вогаза плавно переместился на лицо досточтимой Айры. Всмотрелся… Спокойно, мудро, как то по-стариковски. …"Она очень хорошая мама! …Как и мама Тёгерин, …они бы, возможно, стали подругами". Странная боль от прощания с красивой и желанной до конца дней Мечтой в сердце, вытолкнула из груди наружу громкие, спокойные и решительные слова взрослого мужчины, слышные всем: "Это было невкусно".

…"грохот" отвисших челюстей, испуганно-удивлённые возгласы, взметнувшиеся вверх ладони прикрывать раскрытие рты или сжимающиеся от негодования кулаки у всех присутствующих…, - всё это Вогаз ощущал каждой клеточкой своего спокойного тела. Впала в ступор потрясения Боргон, нахмурились и сжали кулаки её "орлиные" тётки. …И тихое умиротворение сердца. Опустим глаза вниз, зрение ему сейчас было совершенно излишне. Зачем!? Всё и все итак ощущаются точно, с почти одинаковыми запахами, их оттенками. И пришла тишина. …Перед чем!?

…Он поставил миску. То есть "завершил" ритуал. За его жестом проследили взгляды всех. Отметил медленный, едва заметный, выдох облегчения теперь уже несостоявшейся невесты. Запах обозначил удивление и радость Айнары. Ненадолго. И Вогаз превратился в камень. Перед страшной грозой! У такого "неподвижного" появились мысли: "Я смог"…, и почти сразу следующее - "Убьют. …Нет, они меня любят - буду чистить котлы. Долго. Вдумчиво. Лет двадцать. Или – до конца дней. …Ничего, буду чистить!".

То есть что!? Как бы, де-факто он "нажрался", а де-юре – "нахамил"? Всем. Правда, таких понятий он не знал. Если бы они с Айнарой не увиделись вчера, то сегодня бы он мгновенно поступил наоборот. …Но они увиделись.

А в напряженном, даже как-то зловещем, затишье первым раздался громкий и твёрдый голос его мамы: "А теперь, мой сын Вогаз встанет, и пойдет проверить силу своего маленького лука и остроту взгляда, чтобы попрактиковаться как начинающий охотник и вдумчивый взрослеющий воин. …На севере я тут приметила удобную опушку леса. В полёте стрелы отсюда". Все уставились на Тёгерин. Мудро. Мальчишка выпроваживался из-за стола, чтобы взрослые могли обсудить его поступок без скандала, нежелательного для юных ушей…

И… с мамой Тёгерин не спорят! Вогаз спокойно встал и на деревянных ногах пошёл к их повозке забрать свою "гордость" – его первый взрослый лук. Настоящее оружие, которое тщательно сделал брат Байсар, заменяя отца, терпеливо показывая и поясняя все семейные тонкости изготовления младшему. По словам наставников, Вогаз делал первые успехи как будущий стрелок! …Правда, сейчас это ничегошеньки не значило.

Мама просто имела в виду, что ему следует тщательно обдумать свой проступок и быть готовым пояснить близким причину протеста и несогласия с решением матери, двух семей, двух Родов. И почему, да и откуда вдруг, возникла смелость, приведшая практически к оскорблению невесты и её семьи, опять же – обоих Родов, давших согласие на сватовство. Потом. Обязательно.

…Странно, она показывает всем, что "он – взрослый".… Потому что не отправила испробовать более привычное и регулярное наказание: чистить большой котёл. Якобы очень помогает подросткам обдумывать свое неподобающее поведение и поступки. И, кстати, помогает – проверено Вогазом. …Очень странно!

Удивлённый Вогаз, делая первые шаги к повозке, насторожился и …неожиданно "расплылся", "оставив свои вторые глаза и вторые уши" там, рядом с мамой, наблюдая за всем застольем как бы "сверху"... Как такое "разделение" возможно!? Но "оно такое" произошло, и юноша немедленно этим воспользовался из-за воспламенившегося любопытства: быть и здесь, и там одновременно. И того "вогаза", который "там и чуть сверху" никто из присутствующих не замечает. А они, "вогазы", оказываются, могут очень необычное!

После ухода младшего сына Тёгерин в продолжавшейся тишине сорванного ритуала сватовства быстро сунула указательный палец в его отставленную миску с угощением. Подобрала порцию из остатка и тщательно распробовала. …И все по-прежнему смотрели только на неё! Молча. Мать Вогаза удивилась, удовлетворённо воскликнула: "Гмм".

И выдержав небольшую паузу, обратилась к замершей и немного испуганной будущей невестке громкими чеканными словами: "Айнара, у тебя доброе сердце и хорошие руки! Твоя стряпня достойна всяческих похвал! …И очень вкусна!" Перевела взгляд на её удивляющуюся мать и также твёрдо продолжила: "Досточтимая Айра! …Выражаю Вам искреннюю признательность от всей нашей семьи за все Ваши усилия в воспитании такой прекрасной дочери! И более чем умелой будущей хозяйки очага! Айнара, как никто на моей памяти, отлично справилась с соблюдением требований нашей традиции.
А теперь…, будьте добры, проводите меня, если можно, прямо сейчас к вашему шаману – я очень хочу узнать "кое-что большее", которое недоступно нам, простым людям, сейчас. …По дороге и поговорим. Вдвоем. …Остальные, я думаю, присоединяться к нашему визиту".

Айра, плотно сжав губы и хищно сощурив глаза, внимательно выслушала обращение Тёгерин. Немного подумала… и удовлетворённо кивнула. Она что-то тихо шепнула дочери. Айнара тут же подхватила своего младшего брата с рук матери и с уже ничего не выражающим лицом быстро ушла в родительскую юрту. Все остальные встали и направились к центру стойбища. Мамы пошли впереди и начали тихую беседу. Всё ещё потрясённая тётя Боргон шла позади всех, напоминая враз постаревшую "больную птицу". Возможная крайне неприятная сцена размолвки двух семей и последующий громкий скандал были обоими "сторонами" предотвращены.

Вогаз той частью себя, которая "там", немного проследил, как Айнару отправилась домой, её тётки и родственницы стали убирать остатки "торжественного обеда". Им помогали его младшие сёстры. Все тихо перешёптывались. …И Вогаз мягко "соединился" вновь. Ему предстояло идти, куда указано и готовиться к будущим сложным расспросам близких. Не оборачиваясь.

Похоже, за свою выходку ему придётся серьёзно заплатить не только духам предков, которые сказали много непонятного, но и от каждого в его семье стоит теперь ожидать многократных "подарков для его ума". …Так, кажется, здесь. Очень красивое место! ...Берём лук, поправляем оба кольца на больших пальцах, накладываем первую стрелу. …"Правильное" дыхание. Изготавливаемся к стрельбе.

Настрой на упражнение почти отмел в сторону большинство переживаний. На ладонь от себя. …Так, для начала – десять шагов до того высокого пня… "Убьют"… Первая стрела – мимо…. "Нет, любят и терпят, но не насовсем", – вторая стрела почти точно в цель. …Где грань "правильности" выбора? И что такое "правильно", если напрямую между его сердцем и Великим Небом? …Третья стрела – почти в цель.

…Увеличиваем дистанцию до пятнадцати шагов. …Почему всё это – со мной!? …Великие предки отказались помогать – понимаю. …"Заплатишь трижды" - принимаю. …Нельзя принимать помощь "скрытых". …Почему!? Только благодаря их вмешательству я смог удержаться от грубых выходок и позора, приличия мной соблюдены, …и вообще жив до сих пор! …Кто таков "самый полезный для меня" из... У меня – очень неприятные предчувствия! …Пусто и тихо.

После пятого выстрела руки сами опустились – накатила безмерная печаль. И тоска. И бездна под ногами, под сердцем. И, наконец, пустота… Почти смерть!? Неожиданно подлетала большая бабочка. Снова. …"Может эта та, вчерашняя?" Неизвестно. Опять аккуратно поднялось, как бы само, его запястье встретить и предложить отдых и защиту на мгновение... И хрупкое создание доверчиво приземлилось на руку Вогаза. Снова. "Этому созданию намного сложнее – за считанные дни жизни надо пройти все превратности судьбы" и… "Сюда кто-то идет".

Бабочка вспорхнула и унеслась, оставив понимание-смысл: "Можно пытаться"… Даже провожая полёт красивого насекомого, Вогаз уже "знал" , кто – к нему скоро подойдёт Айнара. "Лучистая". "Нежное Сияние Луны". Попрощаться. …И принесёт, как ходячая "сказочная беспредельность", ему новую, большую-большую порцию неизбежности, непустую… Вкусную!? Съем всё, потому что из её рук. …И придётся всё остальное также принять и смириться… Почему!???

- "Потому, что надо уважать свободу, …если хочешь, чтобы Небеса уважали твою…" И кто это тихо сказал? Ведь сейчас Айнара – только в двадцати шагах от него. Я сам? Или Небеса? Или...

Подросток повернул голову и ощутил вхождение в "умилённый ступор" с первого взгляда на приближавшуюся девушку. Сердце затрепетало. Всё…, и снова! Время опять замерло.

Он очень устал, почти превратился в "старика". Но Единение властно встряхнула, заставило подростка мило улыбнуться "Беспредельности". И постараться запомнить его невесту, бывшую…, все подробности облика, лица, фигуры, запахов, легкой походки... Его голова, а за ним и всё тело зазвенели от восхищения. Только печаль сдавливала горло. "Пришло время проститься".

- Вогаз, ты здесь. Как ты?
- Нормально, …наверное. …Извини, я никого не хотел оскорбить. …И было очень и очень вкусно. …Но по-другому было бы хуже…
- Знаю и спасибо тебе! Ты решился. Я бы – не смогла. Странно, но и скандала после твоего ухода не было. …У тебя очень мудрая и сильная мама! У неё можно многому научиться всего за несколько мгновений. Послушай, как всё произошло…

И Айнара подробно рассказала Вогазу об окончании застолья – то, что ему уже было известно. Детальный пересказ девушкой, к его удивлению, полностью подтвердил переданное ему "вторыми глазами" и "вторыми ушами". Как такое ему назвать!? Что это произошло с ним!?...

- Ты смелый, Вогаз.
- Айнара, а …можно я тебя украду!? Я вырасту, ты же видела моего старшего брата! Я буду похож на него!
- …Но не безрассуден ли!? Может, топнешь ногой и объявишь всем войну? - расстроено-ироничный взгляд девушки медленно наполнялся печалью.
- Прости! Вырвалось…, наверное, я совершенно не взрослый. Просто я так счастлив, что ты рядом!
- Ты - немного странный…, хороший. …Прости, что я… Но тебя действительно нет в моём сердце. …Поэтому я и сказала вчера, что нам обоим – не повезло. …А ты не воспользовался традицией. Ещё раз спасибо тебе! …Правда, судя по нашим мамам, …старшие не изменят решения о помолвке.
- Айнара, ты – свободна. И я обязательно что-нибудь такое найду или придумаю. Ты будешь счастлива. …А я буду всегда помогать… как бы издалека. Как бы меня уже здесь нет и …никогда не будет. Я не знаю, как это объяснить, но уверен – у меня получиться! И …возьми вот это. …Это важно! …Я точно не знаю, но должен передать тебе.

Руки Вогаза быстро выхватили из-за пазухи давно приготовленную деревянную мальчишескую поделку – грубо вырезанную ножом из деревяшки маленькую "бабочку" в четверть ладони на тонком кожаном шнурке. …Айнара приняла подарок, с улыбкой развернулась к нему спиной и приподняла волосы – дала возможность Вогазу собственноручно повязать значок-безделушку на своей шее. От её восхитительного запаха подросток чуть не умер, "от счастья"… Девушка снова повернулась лицом, подержала руками "бабочку" перед глазами и аккуратно спрятала за отворот рубахи вовнутрь, поблагодарила:

- Спасибо! Это мило.
- …И ещё, …моё "Первое Имя" – "Зелёная Ящерица из Рода Горной Змеи". Это тоже я должен сказать тебе. …Не знаю, почему. …Просто должен и всё. …Знаю, молодые говорят друг другу "Первые Имена" только в день их свадьбы. Не раньше. Извини, не удивляйся. И не обижайся. …И не говори своё, я чувствую, что оно - очень красивое,… как и ты. Но не говори мне, пожалуйста! Тебе нельзя! Только теперь я смогу… искать возможность. Только отдав своё Имя. Хотя это и нехорошо. …Тебе уже ничего не надо делать. Просто жди. И доверься! Я никак не могу это объяснить, не понимаю точно сам. Но знаю - всё будет хорошо для тебя. Для меня ты – не просто человек, а… "нечто большее". Поэтому мне можно попытаться. …Поэтому я буду искать "ещё большее", чтобы помочь тебе. И это будет… издалека. Я пока не знаю слов… Но ты будешь свободна. …И тебе пора идти. Скоро мамы вернуться. …Будет сложно. …Прощай, Айнара! И жди.
- Прощай, Вогаз! Удачи тебе!
- И тебе.

"И Беспредельность… снова ушла", - Вогаз глубоко вдохнул, сильно зажмурил глаза и повернулся в другую сторону. Долго провожать взглядом "лучистую" Айнару у него не было сил. Лучше смотреть в …пустоту.
--------------


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:41 | Сообщение # 64
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Солнце почти снова касается западных гор. Скоро вечер. Много времени прошло. И зачем!? Сижу на коленях лицом к северу. "Перед ликоми далёких предков". Не зову их – они и так очччень хорошо меня видят! И что-то готовят. Или уже приготовили, время для них – никак не помеха. "Приму".

Сначала чутье, потом слух дали ему знать, кто-то – на подходе. Недовольный, но держит себя в руках. …Или брат, или зять? Скорее всего, Байсар. Его почти не ощутить: опытный охотник, один из лучших в Роду. Что бы он не обиделся как "первый наставник", вскакиваю и быстро три стрелы - в тот старый пень… Ещё две – не торопясь, тщательно. …Ну, получилось. Ну, нормально. Тьфу… Ведь брата это сейчас ни капельки не порадует! Он спокойно появится и… кивком головы позовёт возвращаться к их юрте. Молча. Ибо ждёт впереди… беседа с Семьёй. С расспросами. С неизбежным "правильным" решением мамы. Тогда собираю стрелы…

Так и произошло.
-----------

Пока возвращались к юрте, Байсар не произнёс ни слова. И, похоже, по запаху, "грустил"…. А внутри Вогаза накапливалась "раздвоенность". Он оставался сыном, братом, мальчишкой – человеком и "кем-то", которому мир людей переставал быть интересным. На время. И это не пугало. А просто "появилось" в нём. Тот, "второй", как бы уже завтра мог уйти…, навсегда. Что это!? У кого узнать, как расспросить!? Ничего не сказав про Айнару!

Их ждали. Недалеко от временной юрты мама Тёгерин, в окружении невесток и дочерей, ждала. Обоих сыновей. Взрослых. Старшего и младшего, Байсара и Вогаза. Таких разных… Её зоркий взгляд издалека начал "проникать вглубь" младшего, ну совсем "не взрослого". Сильный, наполненный материнской заботой, взгляд. А также, теплом и… строгостью установленного порядка Семьи, Рода. "С мамой Тёгерин – не спорят!".

Вогаз остановился перед матерью, сел на колени, отложил лук и колчан: смирение и уважение. Байсар сел возле своих жён. "В его семье – всё хорошо. Их уважают, даже гордятся". Мама просто спросила младшего сына:

- Мой сын Вогаз, скажи прямо, почему ты так поступил?
- Мам, я не знаю. …Точнее, я никак не могу это понять сам. …Это что-то очень сложное. …Необычное. У меня совершенно нет слов объяснить. Но по-другому я никак не мог. Извини. …И можно как-либо передать мои извинения досточтимым Борандаю и Айре? …И Айнаре?
- Приготовленное невестой блюдо было вкусным?
- …, разве я нарушил традицию!?
- Ну…, нет. Но почему ты поступил именно так!? Почему не предупредил!? Сказал бы заранее…, мы бы что-нибудь придумали…
- Не знаю. …Тогда…, взяв миску, я посмотрел на небо. …И такие слова вышли из меня сами. …Я не знаю, что это. И не знаю, как это объяснить. …Я никак не хотел оскорбить Айнару! И её родителей, их семью…
- Айнара тебе нравиться!?
- …
- Не молчи!
- …
- Так…, мой упрямый и… избалованный сын. Быть взрослым, значит чтить порядок, всегда следовать ему. Это основа любой семьи! И моей тоже. Слушай моё решение. Твоя свадьба с Айнарой будет. Хорошая девушка, красивая,… она ничем не заслужила такого оскорбления и позора! И её семья. И её Род. …Как многое ты растоптал в один миг!!! Мне стыдно за тебя!!! ...И я буду теперь внимательно смотреть, как ты …продолжаешь взрослеть. …Своим странным поведением ты напомнил мне немного молодого Октая, твоего отца. Но у нас с ним всё произошло более чем удачно и хорошо! Вогаз, подними глаза на меня. …Ты что-то знаешь!? Здешний шаман как-то странно высказался о твоём сватовстве. Мы все кое-что так и не выяснили. Ладно, узнаем потом. …Мое решение ты слышал!?
- Да, мам.
- Так. …А сейчас ты пойдешь в нашу юрту с остальными маленькими детьми. Присмотришь за ними, пока старшие не вернутся. А за тобой присмотрят мои младшие дочери. Внимательно. Если тебе вдруг станет скучно, ты поможешь им готовить ужин. Они подскажут и проследят. Из юрты – ни шагу. Я и старшие идём на совет старейшин Рода Орла рассказать о решении нашей семьи.
- Да, мама.
- Завтра на рассвете мы возвращаемся домой.
- Да, мам.

…За ужином выяснилось, правда, частично, что "местные старейшины, выслушав тётю Боргон, маму, Байсара и ничего не имеющих против сватания досточтимых Айру и Борандая, сразу утвердили достигнутое согласие будущих сватов. …И Вогаз не увидит невесту до свадьбы. Нечего. А вот другие четыре сватания прошли отлично и удачно. Что и есть хорошо. Весьма. Понятный всем знак. Процветания. …А такие как Вогаз!? Ну, бывает…, совершенно ничего сложного".

С рассветом семья собралась и… отправилась с другими гостям в долгий путь к родному Тенгритау. Досточтимые Борандай и Айра с сыновьями и невестками помогли в сборах. Но Вогаза при этом просто "не замечали". А он всё время старался не попадаться им всем на глаза. Подойти и извиниться подросток так не решился. Никак. Стыда было в нём "на высоченную гору, раздавившей его плечи".

…Якобы мама передала его извинения. Укор в во взглядах его собственных близких был по-прежнему ужасающе тяжек и невыносим. И Айнару, конечно, он даже мельком не увидел. Ибо сказано страшими: "Нечего". Всё было молчаливым, тихим, тягостным. Сильно разболелась голова. И поэтому прощание для него превратилось в "туман". Или сон?

С выездом в предгорья Алатау, изменился запах трав, земли, воздух стал другим. Приблизилась Великая Степь. Эта перемена странно выбила у подростка почву из под ног…

Очнулся через сутки. Встревоженной матери ничего рассказать не смог. Немного поел и рухнул спать ещё на сутки. …Только через четыре дня молодой организм справился с "новизной впечатлений". Но кроме возгласа "угу" и молчаливой покладистости во всём от Вогаза близкие, даже мама, так не добились.

А ещё через несколько дней, когда уже стали видны на юге "плечи Великого Тенгритау", Вогаз, наконец, узнал от младшей жены брата, всегда очень доброжелательной к нему,… то единственное пока новое знание. То, что сказал шаман Рода Красного Орла матерям и двум семьям после несуразного сватовства Вогаза. И это действительно было странным. И важным!?

…Пожилой "орлиный" шаман, ровесник их собственной "змеиной", внимательно выслушал обеих мам и заверил, что всё нормально. Подтвердил, что Вогаз – "немного странный". "Да, бывает". Но с момента вопроса досточтимой Айры, почему будущей жених говорил странным "слишком взрослым", что сразу насторожило почти всех, голосом – может подросток является будущим шаманом и поэтому так странно себя ведёт? - старик как-то для начала помолчал. …Как бы, не хотел поначалу говорить матерям. Но всё же ответил, но коротко: "Не совсем…".

Подробно расспросил маму Тёгерин и Байсара об удачливости Вогаза. Никак не удивился. Ещё раз успокоил всех, что само появление такого жениха здесь – уже есть большая удача для обоих Родов. Мальчишка любопытный. …Что и довело его до странности такого поступка… Ничего плохого ему, старику, "не видно"…

Добавил: "Небеса уже всё решили и давно. Надо только ждать. …Наберитесь терпения! Всё нормально. Меня больше волнует, почему и зачем предыдущей ночью в нашей долине, …но не в стойбище, а севернее … ненадолго вдруг объявился Владыка Запада. И ничего произошло! …Как бы побыл, …это сложно понять, "ехидно усмехнулся", …точнее "понимающе хмыкнул" чему-то там, на севере, и сразу ушёл. Похоже, к жителям стойбища и к гостям это событие не имеет какого-либо отношения. …Так что происходят иногда более важные явления, чем "взбрыки самомнения" некоторых женихов!

Знаки действительно подтверждают удачу обоюдному согласию матерей, семей и Родов для помолвки Вогаза и Айнары! И помолчав, шаман добавил, что с возвращением гостей домой, Род Горной Змеи станет жить "немного веселее" от такого удачливого сватания. …И таковое будет "подарком-напоминанием" уже для их родовой шаманки досточтимой Дайры. Отдельно. Она вспомнит и поймёт. И всё будет хорошо! ...А молодым до свадьбы не видеться категорически.

И что!? Наверное, "ничего такого" для них всех!? Вогаз согласился, почесал затылок, поблагодарил невестку и со смешанными чувствами, в молчании побрёл рядом с повозкой. Про себя же он твёрдо решил, что впереди его ждёт неутомимый поиск. Многих ответов на многие вопросы. А также новых знаний, умения узнавать и понимать "нечто большее". …Будем учиться и помогать всем.

(конец 1й части)
-----------


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:42 | Сообщение # 65
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Надо идти…, вон и Матай с Бахаром впереди уже остановились заинтересовавшиеся, что с ним. И это – не в первый раз. Когда в Турфане во время службы в городской страже, на тамошних рынках, они впервые заприметили странную перемену в Вогазе, как он весь "ощетинивается", сжимает и кусает губы, начинает принюхиваться по всем направлениям… Именно этим двоим тогда Вогазу сходу пришлось предложить привычное "достоверное" объяснение - "он-де родом из горной глухомани и при больших скоплениях людей чувствует себя настороженно, почти как перед поединком…".

Такого вполне хватило для понимания обоим воинам. И даже порадовало Матая, как наставника, а Бахар первые недели "напарничества" даже издавал запах "легкой зависти" и успешно натренировывал необходимые навыки для себя… Если уж Вогаз самым близким в Роду так и не смог рассказать причину такого поведения, то для остальных подобное объяснение всегда оказывалось более чем достаточным.

Долгое время ничего нужного не встречалось. Матай посматривал на другие товары, но не торговался. Бахар явно скучал, но старался быть степенным и «великим». Вогаз чувствовал, что напарника надолго не хватит, и тогда начнутся его «шутки». Надо купить «великому герою» что-нибудь вкусненькое – это ненадолго отвлечёт!
Копченые цыплята вернули молодому здоровяку хорошее настроение. Их можно «красиво кушать»…. Матай только усмехнулся.

Вогазу попался на глаза прилавок с нитками и швейными принадлежностями. Вот запасные тетивы не помешают! Да и просто нитки зашивать прорехи в одежде тоже будут кстати. Один моток крепкой нитки просто «просился» в глаза. По словам торговца – нить была индийской, для тетивы лука – тонковата, но очень прочна.

Вогаз прикупил сразу два десятка локтей – если сплести вдвое или втрое, то она могла здорово выручить. Хотя две запасные тетивы из конского волоса уже имелись. По привычке, Вогаз купил не торгуясь. Знал: если начинал торговаться, ему потом не везло в мелочах….

И тут, за спиной возглас: «Вогаз! Сын Октая и брат Байсара?». Знакомый голос шустро развернул парня к окликнувшему его по имени…. Дядя Ильхан! Брат жены дяди-кузнеца из их Рода. Ещё один дядя из множества родственников! Неожиданная встреча была подарком и знаком небес. Вогаз представил дяде десятника Матая и напарника Бахара. Уйгуры тепло поздоровались. Завязалась оживлённая беседа.

В родной долине всё нормально. Мать, брат и сестры с семьями живы и здоровы, все скучают по младшему – Вогазу. Были хорошие годы и не очень. Сейчас дядя Ильхан удачно поторговал в Турфане и Дунхуане, как всегда – ясеневыми древками для копий. Пригнал целых три повозки. Товар раскупили сразу: треть - в Турфане, остальное – здесь, в оазисе. Через пару дней возвращается.

Конечно, согласен передать гостинцы родне! Знает он и уважаемую Алтун в Турфане, хозяйку постоялого двора. Силач Бахар – её сын!? Ва-ах! И это он победил вчера могучего богатыря из Индии!? Ва-ах! Да об этом весь оазис судачит! Именно эта палица – приз победителю!? Ва-ах! Тяжёлая, отличной ковки, полированная, с гравировкой! Да она же стоит целое состояние! Ва-ах! Конечно, передам всё, что нужно, досточтимой Алтун! И семью уважаемого Матая обязательно разыщу и передам подарки.

…Вы все – стражники из отряда доблестного Самара!? Это же лучшая охрана на Пути! Ва-ах, какой день! Клянусь под небесами и перед лицом наших предков! Всё сделаю, не переживайте. …Стрелы!? Идём немедленно. Туда, через один ряд. Там ими торгует наш соплеменник!

Длинный кинжал тебе, Вогаз!? Зачем искать? Возьми мой, смотри - в локоть длиной, попробуй рукоять, вес и остроту…. Его же выковал сам Багатай, наш родовой кузнец, мой шурин и твой дядя. У него «золотые руки»! Просто прими в подарок. Довеском забирай мешочек с наконечниками для стрел, там почти два десятка. Лучшие, от Багатая!

С помощью дяди Вогаз быстро обзавелся запасом хороших стрел в полсотни штук. Уточнив место, где расположился с повозками Ильхан, троица стражников ринулась бегом к себе на стоянку. Собрав подарки родным, также быстро вернулась. Матай с Бахаром решили немного пройтись по рынку, чтобы ещё купить родным подарки. Вогаз остался побеседовать с дядей.

Для начала уточнил с ним, что и кому передать. Отдельно, лично дяде Ильхану, Вогаз подарил рулон шёлковой материи. Остальное – показал, что матери, Байсару, сёстрам, дяде-кузнецу. Себе он оставил только треть стопки китайских монет. Быстро рассказал о себе.

Дядя внимательно слушал, кивал, задавал много вопросов. Он любил поговорить и всё узнать. Потом дядя рассказывал о себе и племени. В середине, после паузы прямо спросил парня, глядя в глаза: «Может, вернёшься домой? Мать переживает…».

Вогаз растерялся. Накатила волна тоски, бросило в жар, сердце «споткнулось». Сильно…. Как удар под дых. Дядя помалкивал – понимал. В ответ медленно родились твердые слова: «Пока не могу. Только когда завершу службу у Самара. Не раньше…. Пусть мама верит, что у меня будет всё хорошо. Обещаю!».

Дядя похлопал парня по плечу – «ну что ж…, ты выбрал так». Проговорил: «Помни, таких хороших воинов, как ты, мы всегда ждём обратно. Многие молодые в последнее время уходят посмотреть мир. И радостно всему Роду, когда они возвращаются защитниками к родному очагу».

Вернулись Матай и Бахар с узлами подарков. Дядя Ильхан ещё раз всех заверил, что всё передаст семьям стражников в Турфане. Попрощались очень тепло.

Довольная удачным событием троица уйгуров вернулась на стоянку как раз к ужину. Матай с Бахаром даже затянули веселую песню по дороге. А Вогазу было грустно, он отмалчивался – тоска никогда сразу не отпускала. И накатила снова воспоминания, в первую очередь, как закончилось его первое и последнее сватанье ещё подростком.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:43 | Сообщение # 66
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Воспоминание 3. Что такое "правильный" выбор? Часть 2

Семья Тёгерин возвращалась в родное стойбище в молчании. Почти... Мама пресекала почти все серьёзные разговоры. Сосредотачивала внимание близких на мелких повседневных заботах. Байсар с жёнами ей в этом помогал, давая как бы понять, что поездка – просто странная, ничего особенного и страшного не произошло, жизнь продолжается. Скоро вернёмся домой! И всё будет по-прежнему!

Младшие сёстры конечно с таким подходом к жизни были не согласны. Как обычно ябедничали матери по поводу и без, находили много возможностей заявить о своей точке зрения... Но мама строго примиряла всех! Как всегда. Глаза Тёгерин пристально следили за каждым шагом младшего сына. Молчаливо. Терпеливо: мама почему-то просто откладывала свои действия по отношению к нему…

Подросток воспользовался каждым редким моментом, когда можно без объяснений близким обдумать происшедшее в поездке и наметить хоть какие-то ориентиры своего будущего поведения. Ведь он очень многое узнал! И у него действительно хватило смелости совершить серьезные поступки. Может и глупости тоже. Говорят, что "эти двое почти всегда идут рядом".

По реакции людей – Вогаза ждут сложные и возможно довольно неприятные последствия. И ещё, наверное, его начнут сторониться. А что-либо изменить он сам уже не хочет! Никак. Кроме одного, главного, – мечты, расставаться с которой сердцу пока было очень больно. …Справиться с этим помогало смирение, приходящее из попыток увидеть красивое вокруг и во всём. Было сложно. То, что он наблюдал в жизни окружающих людей, пока никак не спешило радовать.

Поэтому Вогаз в последние дни поездки подводил "итоги" своего сватания и пытался понять новые открытия в себе, в своём расширившимся и углубившемся жизненном опыте. Итак, первое и главное! Об Айнаре, дочери Борандая и Айры из Рода Красного Орла, он ни с кем не сможет поговорить. Даже чуть-чуть. Даже с мамой – самым близким человеком. Она не поймёт, как и другие. Наверное… Потому что он сам не может прийти в себя от восхищения девушкой. Любой собеседник, похоже, скажет коротко о его отказе невесте: "ну ты и козёл! Надо же – сам отказался…" И будет прав. С одной точки зрения!

А с другой – у Вогаза просто нет слов объяснить. Ведь он не может говорить об этой девушке, как об обычном человеке. Для него она – уже "нечто большее". Таковым было его знакомство с "лучистой" Айнарой! И только рядом с ней ощущается или "приходит" к нему нечто "очень большее", даже из-за пределов известного мира. Как описать "беспредельность"!? Самому себе и то понять пока невозможно. Подожду и поучусь. Если надо – годы. Ведь время, наверное, часть "беспредельности"!? …И откуда мысли такие!?

Следующее. …Не менее важное! Вогаз как то незаметно для себя перестал обижаться на людей. Раз он не может поговорить с ними о своей мечте, то со всем остальным в жизни людей можно просто согласиться!? Ибо мы все разные. И все – правы в чём-то. …Поживу, проверю.

И ещё…, тоже не менее важное! Он понял:
– Как много красоты вокруг! Видя её, как бы впуская её в себя, наполняешься радостью жизни. Всё очень просто. И спасибо Айнаре! То, что я осознавал до поездки как незначительное в повседневности, стало мощным и обязательным. Во мне. И теперь у меня есть опыт того, что можно назвать Единением! Оно включает в себя очень и очень многое. Причём, как то обязательно предшествует приходу Беспредельности. "Сюда и сейчас". Не всегда, но есть характерная примета – моё внутреннее безмолвие и ясность.

Таких событий у него в жизни было, оказывается, целых три! Третье и второе ему уже известны: знакомство с Айнарой и "первая охота" год назад. А вот первое вспомнилось только сейчас…

Два года назад, осенью, которая казалась ему, шестилетнему, необыкновенно красивой, брат Байсар, его жены и мама разрешили мальчишке недолго посидеть у колыбели недавно родившегося племянника. Одному! Недолго. В юрте тогда никого больше не было. …И Вогаз справился! Ничего не произошло. Накормленный малыш сладко спал и ни на мгновение не встревожился. А его дядя, который старше всего на пять с половиной лет, охранял его сон. Как умел на тот момент.

Но этот урок был очень и очень велик! Именно тогда Единение со всеми своими атрибутами мощно пришло к Вогазу. И Беспредельность была рядом с ним, пока он недолго сторожил спокойствие, тепло и мир семьи. А слова были тогда не нужны! Совершенно. Ибо он тогда был, как бы "весь" рядом с колыбелью, причём, вместе с Небом и Землёй. …Мама похвалила его потом, что он всё сделал правильно, "ничего не делая"!

Эти три урока-переживания дают Вогазу очень сильную надежду, что они не последние у судьбы, данной ему Великим Небом. Значит надо быть внимательным и многому учиться. Чтобы принять и правильно понять.

Теперь другое. Какие у Вогаза есть новые открытия в себе? Оказалось, что в нём, как бы внутри (?) есть много "вогазов". Они сообща могут учудить что-то очень необычное. И за этим, оказывается, бдительно следят и Великие Предки, и Небеса! Да, "вогазы" умеют эффективно сотрудничать. Жаль, что они "ушли" или "уснули". Тут уж ничего не поделаешь! …пока. Потому что у него всего лишь нет нужных знаний.

Почему это важно!? В результате пробной "совместной работы" с ними Вогаз стал пытаться на всё смотреть с нескольких точек зрения. Надо изучать людей, чтобы попытаться выяснить – что они подумают о некоторых вещах и события, как поступят. По-другому!

И ещё. О себе он почти всегда стал говорить "мы". Не вслух. А то испугает всех! У нормальных людей такого, якобы, быть не должно. А становиться "больным" подростку никак не хотелось. Поэтому надо быть очень бдительным к себе и безупречным. Это будет его новой и важной личной игрой!

После прощания со старшей сестрой и её семьёй в Урумчи, когда до родного стойбища осталось всего несколько дней пути, подросток, наконец, обнаружил в себе того, о ком ехидно намекнули Великие Предки! Это был тот оставшийся в нём "вогаз", который в присутствии всех "остальных" помалкивал, наверное, по причине авторитетности "более старших". Описать сложно. …Это был самый вредный "вогаз"! И он… не молчал.

Первыми ощутили перемену в поведении подростка, конечно, близкие. Особенно сёстры. Вогаз …начал "ляпать языком". Так сказать, неприятно комментируя всё, что можно или …подводил мрачный итог. Обидным для всех оказалась некоторая уместность или, точнее, некоторое совпадение его "новенького" мнения тому или иному событию, явлению, поступку. Семья не сразу сообразила, что произошло. Ведь Вогаз до поездки, как правило, был обычным мальчишкой…, причём достаточно молчаливым.

Когда показалось родное стойбище, семья Тёгерин пребывала в очень мрачном настроении. Мама действовала, конечно, строго и жёстко. Перспектива чистить котлы для Вогаза становилась неотвратимой и полностью заслоняющей всё возможно радостное его взросление. С очень обиженными сестрами, как самыми пострадавшими от "новизны", нормальных отношений у Вогаза не предвиделось. Не только в ближайшие месяцы, но и годы.

Сам Вогаз глубоко внутри себя был в ужасе. Стоит ему только постараться побыть "нормальным" человеком, как этот, который "самый полезный" для него, "вогаз" немедленно включался в ситуацию и "отмечался" очередным вывертом обычной точки зрения! Или мрачным, или ехидным.

Встречавшая кортеж возвращающихся сватов родовая шаманка, всегда спокойная бабушка Дайра, долго всматривалась в подростка. Ничего не расспрашивая. Потом как-то переменилась в лице и …начала хохотать. Как девчонка! Долго.

В перерыве между приступами смеха смогла бросить Тёгерин непонятную фразу: "Ничего страшного! Такое пройдёт с годами. …Возможно. …Ну, теперь всему стойбищу будет весело! Я сама этим переболела в молодости…" И ушла к себе. Что-либо попытаться разузнать у шаманки поподробнее удивлённая мама отложила на потом.

Начались обычные летние дни в родной долине. Но жизнь Рода Горной Змеи несколько изменилась. И нельзя было никак считать, что она стала "веселее"! Вогаз продолжал "ляпать" неуместное или мрачное всем и везде. Особенно там, где его не спрашивали.

Сначала это были просто замечания, как бы по существу: "у вас сейчас ветер бельё с верёвки сбросит"; "а сейчас колесо у вашей повозки отвалится"; "а ваш верблюд сейчас плеваться начнёт, …ну вот, я же говорил"; "а котёл сейчас в костёр перевернётся" или "ухты, а вас сейчас оса ужалит, …больно, да?". И тому подобное. Регулярно.

Вогаза начали поругивать или отсылать подальше: "Парень, иди-ка поиграть в другое место". И ещё начали жаловаться маме Тёгерин. Не все. Некоторые. "Мамаша! Уймите-ка своего младшего – язык у него нехороший". Мама молча показывала Вогазу на котёл. И подросток, сделав глубокий несчастный вдох, тащил здоровенную утварь к ручью "предаваться по ходу полезного труда вдумчивым размышлениям над своим неподобающим поведением". Помогало редко.

Вогаз уже заметил за собой: если идёт через стойбище, то ладонями прикрывает рот. Не спасало никак. В тот или иной момент ладони опускались, из его рта вылетал очередной мрачный или неуместный комментарий-ляп. Взгляд его честных глаз извинялся. …И наступали, как правила, очередные неприятные последствия! "О, Великие Предки! Не знаете Вы жалости!!!" Урок грустного "веселья" продолжался.

Уже через месяц объявилась и первая кульминация перемен. Так как удачливость Вогаза никуда не делась, то предложения пойти вместе на охоту с разными родственниками были постоянными. Но в один момент всё переменилось. Точнее, стало несколько другим.

Как-то утром Вогаз, уже "отметившийся" своим языком накануне, чистил большой бронзовый котёл недалеко от юрты. Подошли шестеро дядьев, собравшиеся на охоту. Предложили пойти с ними. Байсар невдалеке кивком одобрил. А Вогаз …отказался: "Я с Вами сегодня не пойду. На горной тропе дядя Алар случайно ткнёт копьем дядю Ярсуна ниже спины. А виноват буду я!? …Не пойду". И продолжил чистить котёл.

Дяди удивлённо переглянулись. Начали моргать. …Приблизился заинтересованный Байсар. Четверо начали хохотать, а Ярсун с Аларом "нехорошо" уставились друг на друга. …В общем, в тот день на охоту никто не пошёл. Во всём стойбище. …Даже те, кто не планировал брать с собой подростков. Многие пошли к шаманке. Обычно спокойная бабушка Дайра ничего путного сказать не смогла. Только неприлично долго хохотала.

В последующем взрослые Рода во мнениях разделились. Больше половины - были довольны и смеялись. Меньшая часть – ходили недовольными. Возникли даже несколько ссор, обиды. За Вогаза взялись старейшины во главе с досточтимой Айрун. После долгих и упорных расспросов подростка, его матери, брата, невесток и сестёр выяснилась простая картина. Фактов собралось более чем достаточно. Но большинство старейшин …посмеивались.

Итак, подросток довольно часто умеет предугадывать многие события. Но, в основном, всего за несколько мгновений, когда почти невозможно уже что-либо изменить. …Отличается хорошей наблюдательностью. И пытается предупредить. Причину пояснить не может. Вон, какие честные у него глаза! А вот почему получается обидно некоторым – проблема не в парнишке, а в этих "некоторых".

Вывод – быстрее реагировать всем взрослым. А Вогазу – продолжать подсказывать, но… только следить за словами. Ну, бывает. Да, странно всё это! Но зато удобно! И… так "веселее". И чистка котлов действительно должна помочь! Далее Вогаза с сёстрами отправили домой. А мама с Байсаром ещё долго о чём-то беседовали со старейшинами. Делились впечатлениями, наверное. …Слышался громкий смех.

К концу лета уже всё стойбище, так сказать, "веселилось". Подросток заработал обидное прозвище "Вогаз – дурной глаз". …И мама очень расстраивалась. Младший сын, глядя на неё, начал потихоньку странным усилием сдерживать язык. Иногда чудно получалось! Но, к сожалению, не всегда…

Что-то знала бабушка Дайра, но она категорически отказывалась обсуждать поведение Вогаза и называть видимые ей причины. И некоторым ещё и казалось, что шаманка, как бы, "краснеет". Смущается!? Наверное, всё-таки показалось…

Внутри себя Вогаз уже много раз пытался поссориться с тем, который является "подарком от Великих Предков". В ответ – молчание. Сердце говорило, что второй "вогаз" есть. Никккуда не делся! У-у-у. …"Сидит – как в засаде, поджидая момент…". В общем, надо учиться постоянно бдить за "ним" и перехватывать его попытки завладеть речью. И обязательно молча! Ведь стоит зазеваться, а вот это подросток как раз и умел делать мастерски, то… снова ляп языком! А дальше – опять или хохот, или недовольство взрослых. И почему так сложно всё!?

Все несуразности его жизни среди людей полностью компенсировала только одна радость – красота природы. Везде и во всём! Когда смотришь на небо, или видишь красивый цветок, или греющуюся на камне ящерицу, или журчащий ручей, капли дождя, красивое пение птицы, шелест летнего ветерка, восхитительный закат, и многое, многое другое… Двойственность мировосприятия продолжалась.
-----------

Одним поздним утром в самом конце лета Вогаз играл с шестилетним другом Эрдэном на южной окраине родного стойбища. Обычная игра – стрельба из лука и метание пчака в ствол высохшего дерева. Следующей весной Эрдэну предстояло пойти на свою "Первую Охоту", и он дотошно расспрашивал тонкости такого "незабываемого события" у старшего друга. И раз за разом в их беседе всплывали и обсуждались то одни, то другие тонкости самого важного для будущих охотников первого взрослого приключения.

В какой-то момент Вогаз не стал накладывать очередную стрелу – к нему подлетела бабочка. Снова! И может быть последняя в этом году. Его тело замерло. Рука, удерживающая лук, плавно опустилась. А навстречу порхающему хрупкому созданию медленно поднялось запястье другой руки. И красивая бабочка доверчиво на него приземлилась. Замерла, развернула крылья солнцу.

Очередное чудо! Вогаз прошептал другу, чтобы тот замер и не спугнул насекомое. Бабочка пристроилась на руке подростка похоже надолго. Может это её последняя возможность погреться в лучах солнца – на днях должны начаться ночные заморозки? Осень в горах наступает быстро. Два друга перестали замечать время!

Послышались легкие женские шаги. К ним двоим со стороны стойбища приближалась… бабушка Дайра. И только теперь бабочка вспорхнула вверх! Как бы дождалась встречи… с ней!? Или её прихода? Оба парня удивлёнными взглядами уставились на шаманку их Рода. Досточтимая Дайра лишь мельком взглянула на них – её глаза были устремлены за их спины!

И Вогаз с Эрдэном быстро развернулись к южной горной тропе. В двадцати шагах позади оказались… двое. Неизвестные!!! …Мальчишки, увлеченные необычным поведением бабочки, никак не почувствовали их появление!!! Взрослые узнают – не избежать позора! И что, незнакомцы спустились с перевала Великого Тенгритау!? Ведь этой тропой ходят только на горную охоту!? Там нет поселений!

Оба мужчины с длинными посохами одеты в длинные накидки с капюшонами на головах. Очень высоки ростом, …выше Байсара. Руки, сжимающие простое оружие, передавали впечатление, что это – опытные воины. Так держат… копья! Их взгляды - …обычные люди "так" не смотрят. Безжалостность в их глазах, что ли!?

…И почему-то стоят в четырёх шагах друг от друга!? Пара человек так не ходит! Как бы между ними должен быть третий. Которого нет! Только воздух, …который чище, чем вокруг. А что может быть чище горного воздуха!? …И наша шаманка смотрит именно в середину, между двумя пришельцами.

Бабушка Дайра улыбнулась мальчишкам и сказала: "Вогаз и Эрдэн! Не пугайтесь, к нам в стойбище пришли очень давние друзья нашего Рода! …Пока я беседую с "Хранителями" (!?) и провожаю их в стойбище, вы, оба, бегом домой! …Эрдэн, скажи своей бабушке Боргон, чтобы собирала совет старейшин! Она предупреждена. А ты, Вогаз, бегом к матери и передай, чтобы Тёгерин с Байсаром и тобой, пришла на совет. Хватит глазеть на гостей!"

"А как не глазеть!?" Мальчишки, собирая стрелы, продолжали таращиться на незнакомцев. И было от чего – эти двое разом откинули капюшоны. Их головы оказались полностью обриты! Кто они!???

…Обоим лет по тридцать пять, …кажется. Тот, что справа – чуть сузил глаза…, и получилось подобие улыбки!? Мальчишки, наконец, побежали в стойбище. На бегу нормально не поговоришь: "…Да, …он также удивлён", - как и его друг. Возле первой юрты они расстались.

Вогаз выпалил известие семье от бабушки Дайры, наверное, слишком быстро и неуместно громко. Мама замерла, выронила миску, в её глазах появились растерянность и …печаль!? Она, что же, ожидала "такого"!? Невдалеке Байсар, опуская топорик, медленно выпрямлялся в полный рост. И становился очень серьёзным, "как на охоте". А вот его две жены и сестры Вогаза просто удивились…

Байсар, посмотрев на маму, стоявшую неподвижно, сказал Вогазу переодеться. И мама Тёгерин… кивнула. Наконец-то! Нахмурилась, поджала губы и показала младшему сыну жестом зайти в юрту. Пока переодевались, собирались, причем быстро, мама переспросила Вогаза только один раз:

- Бабушка Дайра так и назвала незнакомцев - "Хранители"?
- Да, мама.

Тёгерин странно глянула на Байсара, и первой степенно вышла из юрты. Сыновья молча последовали за ней.

…Совет племени сегодня собрался на западной окраине стойбища на красивой опушке. Присутствовали, кроме вождя и старейшин, старшие воины Рода. Причём, не все, а только "старшие наставники"… Странно. Наверное, не война и не нападение. Что-то необычное! Жители долины подходили из стойбища и останавливались в сотне шагов от Круга. Молчали, наблюдая.

Тёгерин с сыновьями пришла последней. Собравшиеся старейшины внимательно рассматривали её и сыновей. Все молчали. Когда подходили к рассевшимся в круг старшим подросток мельком успел заметить и даже почти рассмотреть знаки на обритых головах пришельцев. Татуировки! Странные. Изображения ящериц (!), довольно большие: у одного – красная, у другого – зелёная. Знаки нанесены на заднюю часть головы между теменем и затылком. А в их племени так не принято!

Вогаз с матерью и братом немного обошли старейшин и уселись на выделенное для них троих место в круге. Мать присела слева от младшего сына, Байсар – справа. Вперёд степенно вышла Старейшая Рода, досточтимая Айрун. Кстати, родовой вождь Тагун приходился ей внучатым племянником, а сама она приходилась внучатой племянницей шаманке, но выглядела намного старше досточтимой Дайры. …Сколько лет самой шаманке, точно никто не знал.

Айрун встала на середину круга и торжественно обратилась ко всем: "Сегодня знаменательный и радостный день для Рода Горной Змеи! Нас снова посетили Хранители. Соблюдая традицию договора с нашими предками, Они обращаются к нам с известием – Вогаз, сын Октая, сын Бахара, определён как "подходящий" в Испытание для последующего Служения Великому Синему Небу!

Нашему Роду оказана великая честь и доверие "Древним Правом"! И от лица жителей нашей долины и Рода Горной Змеи я от всей души благодарю Хранителей за приход и Известие! Это Знак благодати Всевидящего Неба!

Досточтимая Тёгерин и досточтимый Байсар, благодарю Вас и всех предков за усилия в воспитании Вогаза. …Который, как мы надеемся, окажется достойным выбора. И, как знак верности нашего Рода древнему договору, Вогаз "будет изменён"…. Теперь он не может создать семью. Ибо будет "позван" в назначенный Небом срок. Его помолвка будет расторгнута".

Только последняя фраза досточтимой Айрун стала более-менее понятной Вогазу. …Итак – нечто "ещё большее" пришло к нему сюда!? Само!? И теперь Айнара свободна!? Происходящее сейчас становилось для него радостным. Хотя и без полного понимания.

…И его согласия не требовалось. Весь Род просто поставлен перед фактом "известия" со всей неизбежностью. Такое просто происходит с ним! А также с его семьей, его Родом!

Старейшая, тем временем, продолжала: "Байсар, на правах Октая, сейчас "проведёт изменение" своего брата…". Тот получил от кого-то котелок с водой, и… с помощью матери начал обривать голову Вогаза своим пчаком. Подросток не сопротивлялся. Совершенно. Ведь ему стало очень спокойно и его сердце умиротворено – раз "так надо" для Рода и всего племени – значит, надо.

Сильные руки старшего брата действовали тщательно, очень аккуратно и даже как-то нежно. Срезанные локоны собирала мама. Кто-то из старших в центре круга развёл небольшой костёр. По традиции подростку оставили только один большой локон на затылке. Его по желанию можно будет заплетать в косу. Досточтимая Айрун уточнила: "Когда Вогаза окончательно "Позовут", этот локон тоже будет сбрит. Последним. И сделает он это уже собственноручно".

…За всё время ритуала оба Хранителя никак не изменили своё поведение: они неподвижно сидели, молча присутствовали на совете и наблюдали. И даже не мигали. Кажется. В их глазах застыли опыт, безжалостность и что ещё. Вогаз никак не мог их прочувствовать, у него складывалось впечатление, что обоих пришельцев как бы нет здесь. Как людей. А есть "нечто"... Хотя его глаза говорили обратное. Может это сон!? Тогда это хороший сон!

Приблизилась вплотную Старейшая, …и погладила Вогаза по обритой голове. За ней этот жест повторил брат Байсар. А потом и мама. …Все три прикосновения были очень нежными, но… как бы "прощальными". Мама Тёгерин подошла к костру и бросила в огонь волосы своего младшего сына. Громко и печально обратилась с молитвой к Великим Предкам.

Ярко вспыхивали искры в пламени. Оба Хранителями встали, обошли костёр и встали по обоим бокам от Вогаза. Каждый положил ладонь подростку на плечо.

И "чистота воздуха" между ними "вошла" в тело Вогаза, заполняя его тело с головы до пят. От необычной приятной прохлады у подростка на пару мгновение даже закрылись глаза. "Оно пришло …и ушло". Оба Хранителя отпустили плечи подростка, очень уважительно поклонились всем старейшинам и повернулись - уходить. Досточтимая Айрун пошла вместе с ними, проводить их из стойбища. На юг. В горы. К высоченным вершинам Великого Тенгритау. Где нет поселений людей.

…Закончила ритуал бабушка Дайра. "Род Горной Змеи соблюдает Древний Договор". Подросток стоял рядом с ней и без мыслей смотрел в пламя костра. Где догорали остатки его сбритых волос. …Предыдущая жизнь Вогаза, сына Октая, сына Бахара закончена!

Возвращаясь домой с матерью и братом, он прервал тягостное молчание:
- Мам, кто такие Хранители? Они – шаманы?
- …Точно не знаю сынок, шаман или шаманка – это внутри Рода, а Хранители – как бы снаружи. И не только Рода, но и всего нашего племени. …А ещё Они берегут наши горы, долины, леса и реки. …О Них почти ничего неизвестно.

Почти три сотни лет назад наши предки покинули долину реки Орхон в Хангайских горах и пришли сюда, к северным склонам Тенгритау. Именно Хранители их здесь встретили и распределили долины пришедшим Родам: где кому жить.

Хотя из тридцати Родов не все решились на тяжёлую жизнь в горах. Десять "из нас" пошли дальше на юг в Таримский край, в соседство к тохарам. Там их "усыновили" в другой Миф, миф народа тохаров. Говорят, как "наследников" или "преемников". Для нас это – потеря! Ибо нас, "истинных", стало ещё меньше.

Но, по воле Великого Неба, мы живы! И даже понемногу процветаем. Приход Хранителей – знак, что у нас есть ещё возможности жить дальше. Наш Миф перед лицом Великого Неба продолжается. …Уж таков наш мир.

- А что теперь будет со мной? До того, как меня "позовут"?
- Тебя будут учить, - ответил вместо мамы брат Байсар, - учить всему, что знают наши мужчины – охотники и воины. …Никто не знает, что именно понадобиться тебе для ухода к Хранителям, когда "придёт Зов". Поэтому мы будем учить только тому, что знаем сами. Старшие наставники уже обсудили это.

Первые шесть лет, пока тебе не исполниться четырнадцать, с тобой будут заниматься как с подростком, пока не наберёшь силу. Если правильно пройдёшь "посвящение в воины", тогда тебя будут обучать и тренировать как полноценного охотника и защитника Рода вместе с остальными взрослыми.

…И тебе будет сложнее, чем сверстникам. Готовься! А пока старшие наставники первые годы будут давать тебе задания. Отдельные. …Взрослые могут лишь постараться обучить тебя хорошо. Но поможет ли это тебе – мы не знаем.

Помолчав, пытаясь осмыслить сказанное ему, Вогаз обратился к матери:
- Мне очень надо съездить к родителям Айнары, мам, и лично принести им и всему Роду Орла мои извинения. Это важно!
- Сынок, мы можем просто передать им сообщение! Ехать необязательно. …Ты знал, что "такое" произойдёт с твоей судьбой?
- Нет, мам, но я чувствовал - что-то не так с моим сватанием. Даже сейчас я не могу это объяснить. Но теперь мне, и тебе с Байсаром, надо обязательно съездить к Айнаре и её семье! И лучше успеть до наступления холодов.

Тёгерин помолчала, посмотрела на Байсара. Тот, соглашаясь, кивнул. И мама разрешила. Втроём они повернули к юрте тёти Боргон, чтобы обговорить возможность скорой поездки.

Досточтимая Боргон удивилась, но сразу дала согласие. Сёстры и невестки Вогаза с племянниками в этот раз не поехали. Зато присоединились к кортежу ещё две семьи, для которых появилась возможность не откладывать на следующую весну сватание к двум возможным невестам из Рода Красного Орла. Перед выездом из стойбища Вогаз разыскал шаманку, чтобы расспросить больше о Хранителях. Но бабушка Дайра улыбнулась и заверила, что ей самой почти ничего неизвестно.

Единственное, что удалось подростку у неё выяснить, это то, что знаки на обритых головах двух пришельцев – не обычные маленькие ящерицы, а вараны, очень большие ящерицоподобные хищники южных пустынь. Размером они велики, почти в два локтя длиной. Их укусы опасны.

Почему это всё именно так? - "Точно неизвестно. Хранители - из очень и очень давних времён, …когда наша земля была совершенно другой. Они "принадлежат" древнему знанию. Нынешним шаманам многое недоступно…" И ей точно неизвестно, связано ли как-нибудь Первое Имя Вогаза, "Зелёная Ящерица", со знаками-татуировками Хранителей. Скорее всего, это просто совпадение.

------------


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Вторник, 13.08.2013, 04:45 | Сообщение # 67
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
…Поездка в горную долину южного Алатау прошла без происшествий. Род Красного Орла встретил гостей также торжественно и радостно. Почти… "Орлы" в этот раз присматривались к будущим родственникам несколько настороженно. Если не сказать, с легким подозрением. Вогаз порадовался, что повозка его семье была последней в кортеже и ему не придётся предстать под "орлиные" взгляды здешнего Рода одним из первых.

Необычностью встречи было то, что рядом с вождём и старейшинами, точнее впереди всех, стоял их родовой шаман. Именно к нему обратилась с приветственной речью тётя Боргон. Старик выслушал её, кивнул Старейшей и вождю Рода Орла и степенно направился к повозке Байсара и Тёгерин. Мрачный Вогаз сам немного вышел вперёд, сделав три шага от матери и брата, снял капюшон с головы и опустил глаза. Старик встал прямо перед ним.

- Подними глаза, маленькая ящерица! Я хочу "увидеть" тебя, – обращение "орлиного" шамана было тихим, строгим. Немного доброжелательным. Почти.

Вогаз поднял взгляд, натолкнулся на безжалостность и мудрость, исходящие от старика. …И мгновенно "превратился в камень". Умиротворённый, неподвижный, …"открытый насквозь". Время как бы остановилось. Взгляд шамана был точно таким же, как у Хранителей! И такого не бывает у людей! Немного неуютно, но терпимо. Сам Вогаз странно спокоен… почти, внутри и снаружи.

Старик приблизился вплотную и… с легкой улыбкой погладил подростка по голове. Тоже нежно. И как бы "прощаясь". Потом взял Вогаза за плечи, развернул его лицом к матери и Байсару. Поблагодарил их за усилия в воспитании, терпение и хороший Знак!? Он, оказывается, очень хотел дожить до такого дня, чтобы лично убедиться – Хранители ещё чтут наши стойбища, Древний Договор не потерял силы! И правильно, что семья Вогаза решила, не откладывая, приехать к "Орлам". Послание (!?) принято!

А впереди тем временем продолжался уже знакомый ритуал сватания двух семей из Рода Горной Змеи. Семья Вогаза ждала знака старейшин приблизиться для приветствия и беседы.

…Представление и знакомство четырёх семей завершились "успешно". Старейшая "Орлов" помахала Тёгерин и Байсару, пришёл их черёд приблизиться. Старый шаман пошёл рядом с Вогазом, положив ладонь на плечо подростка. Получилось "по-дружески". Даже как-то приятно. Умиротворенность несколько усилилась. И не позволила хоть на чуть-чуть потерять самообладание под взглядами местных старейшин и вождя.

"Орлиный" шаман первым обратился к собравшимся с речью. Вогаз снова как-то перестал понимать суть слов взрослых. Наверное, от усталости? Потом вперёд вышел Байсар и немного сказал. Об извинениях от лица их семьи, Рода, надежде на дружбу, удачу и совместное процветание. Ему ответила Старейшая Рода Орла, что извинения приняты, и жители их долины рады получить Знак благоволения Неба. Потом она приблизилась к Вогазу и тоже погладила его по голове, нежно и…"прощаясь".

Затем Вождь "Орлов" тоже благодарил семью Тёгерин и Род Горной Змеи за приезд. Извинения за разрыв помолвки Вогаза и Айнары приняты. Ещё были слова о надежде, удаче, сотрудничестве… И он лично проводит гостей к юрте Борандая и Айры! Тётя Боргон с мужем также решили присоединиться к этому визиту.

Их ждали. Перед уже знакомой юртой выстроилась вся семья Айнары. Хотя самой её не было. Досточтимые Борандай и Айра с сыновьями и невестками были предупреждены и ожидали. К ним обратился с речью вышедший вперёд Байсар. Опять были произнесены слова приветствия, извинений, выражения надежды и пожелания удачи. Потом к семье хозяев обратился вождь Орлов.

И Борандай и Айра приняли извинения! Все начали готовить небольшое застолье прямо на траве в двух десятках шагов от юрты. Вогаза посадили прямо напротив Айры и Борандая. Айнара так и не появилась. Тёгерин с Байсаром передали подарки бывшим сватам в знак уважения. И наконец, пришло время обращения Вогаза к родителям невесты.

Слова с извинениями дались как-то легко, он смог под "орлиными" взглядами хозяев даже внятно и достаточно громко их произнести… После паузы досточтимая Айра спросила, точна также как мама Тёгерин дома, знал ли он, что "такое" произойдёт с ним тогда, весной, во время сватания? Вогаз ответил, как своей матери, что "нет, не знал, но чувствовал что-то, очень необычное. И совершенно не имел слов хоть как-либо всем объяснить своё несогласие. …"Он очень сожалеет, что оскорбил их дочь, их семью и Род Орла".

Досточтимый Борандай принял его извинения. А вот Айра вдруг спросила, не хочет ли Вогаз повидать Айнару? …И подростка мгновенно охватил испуг. "Только не сейчас! Он совершенно не готов…" С превеликим трудом Вогаз вернул самообладание и отрицательно покачал головой. Айра с Борандаем удивились и согласились с ним.

Но было поздно!!! Из юрты вышла их дочь и направилась прямо к застолью. Смотря прямо на Вогаза! Айнара, лучистая. "Нежное Сияние Луны". Ещё более красивая, чем тогда, весной…

Вогаз только некоей частью себя, очень малой, смог ощутить, что у него радостно и удивлённо расширились глаза. Состояние "умилённого ступора" мгновенно пришло и овладело его телом, заполняя Единением опустошенность в течение месяцев, прошедших после последней их встречи. Словно всё было вчера. …И "Бесконечность снова властно пришла сюда и сейчас". Наверное, чтобы просто порадовать! Вон, как его сердце затрепетало. Снова.

Айнара несла в руках обычную миску с едой. Айра и Борандай немного раздвинулись, и дочь уселась между ними. С приветливой улыбкой предложила Вогазу блюдо. Как гостю. Всего лишь. Потому как сейчас – визит вежливости. …Он взял. Зааапах вкусноты!!! Ум-м... И красота перед ним! Близко.

И не задумываясь ни о чём, он поспешно опустил глаза, начал есть. Потому что хорошо на сердце! И вкусно! Айнара с улыбкой продолжала смотреть на него - "Хозяйка принимает гостя". …И время опять не двигается.

Только доедая блюдо, кусочки копчёного мяса с овощами и пряностями, подросток смог сообразить, что все взрослые, как бы невзначай, уже давно встали и помогают Байсару с Тёгерин ставить временную юрту в полусотне шагов. Давая возможность Айнаре и Вогазу побеседовать, как бы наедине. На них двоих никто не смотрит. Поэтому Вогаз очень постарается, и …сможет поговорить с девушкой. Наверное.

- Привет, Вогаз. Понравилось? – улыбка девушки была тёплой.
- Умм, угу…, Конечно! Здравствуй! – Вогаза так и не смог оторвать взгляда от лица Айнары.
- …Хочешь ещё?
- Нет, спасибо! Огромное!!! Я объелся, …по самую макушку.
- У тебя получилось. Спасибо! …Ты теперь какой другой. И тот же.
- …, - подросток смог только виновато улыбнуться.
- Ты догадывался тогда, весной?
- Нет. Почувствовал, что надо сделать именно так. Мне помог тогда взгляд на юг. …Если ты – "нечто большее", то надо просто подождать… "ещё большее". Которое обязательно даст знать. Причем всем. …Что и произошло. Но я так и не знаю, что правильно? Правда, теперь всё изменилось. Насовсем. И, наверное, это хорошо. Я рад за тебя, Айнара! И, если можно, буду помогать тебе… очень издалека. У меня получиться. И ещё - буду учиться. Кажется, будет очень интересно. И мы с тобой… больше не увидимся.
- Спасибо! Удачи тебе! …Хранители, кто Они? Мне сказали, что о Них не было слышно несколько поколений. Ты справишься?
- …Никто точно не знает. Даже шаманы не всё говорят. …Наши народы, как бы в гостях у Них…, те же, кто уходит к Ним, …в общем, никто не вернулся. Поэтому, что становиться с теми, кто не справился с Испытанием, никому из наших людей неизвестно. Поэтому я буду учиться. Хорошо. Так будет правильно, - дальше Вогаз рассказал то, что фрагментами узнал сам и запомнил.

Пересказал коротко две известные ему легенды. Айнара с интересом слушала. Беседа становилась всё более "уютной". Тёплой. Рядом с этой девушкой по-другому и быть не могло! Опять проявилась грань, отделившая остальных людей вокруг. От них двоих. А в конце рассказа приятно просто помолчать и смотреть на Айнару! В последний раз.

…На их лица упали мелкие капли редкого дождя. Вогаз и Айнара с улыбками посмотрели вверх. Солнце и чистое небо, совершенно без туч! Снова!!! Редкое благодатное Чудо! Значит, всё правильно происходит с ними двумя. Можно радоваться и улыбаться в ответ! Вон и взрослые удивленно уставились в небо. Подарок в виде нежного и недолгого дождика для всех!!!

Временная юрта оказывается, уже поставлена. Мама и Байсар зовут его. А Борандай, Айра с сыновьями, вождём, и даже Боргон с мужем зовут Айнару домой.

Остаётся только ещё раз улыбнуться друг другу напоследок, вернуть миску девушке. И бегом в разные стороны.
-------------

Мама ни о чём не расспрашивала. В молчании семья наводила порядок в юрте, готовясь к ночлегу. На Вогаза накатили вопросы, как пройдёт завтрашний день? Уехать они смогут только послезавтра… Но он решил помалкивать. Когда все вещи были разложены, подросток попросился немного поспать. И мама кивнула. Напомнила – из юрты ни шагу. Сама она собиралась с Байсаром на вечернюю беседу к родителям Айнары и Боргон. Вогаз рухнул на свою постель и почти мгновенно уснул: события их поездки и сегодняшнего дня оказались для него слишком утомительны.

Поздним вечером его разбудил брат, чтобы младший поел. Рассказал, что Борандай предложил Байсару пойти завтра на рассвете на охоту. На кабана! Пойдут ещё двое его двоюродных братьев и трое сыновей. И не хочет ли Вогаз присоединиться к ним? - Конечно, хочет!!! "Мама, можно!?" - Тёгерин с улыбкой кивнула. А теперь все ложатся спать.

Вогаза разбудили задолго до рассвета. Брат внимательно следил, как одевается и экипируется Вогаз - ошибок и глупостей в подготовке к охоте на кабана быть не должно. …Мать дала на дорогу лепёшки и несколько полосок вяленого мяса. Она тревожилась за сыновей. Как всегда. И Вогаз обязательно будет слушаться во всём Байсара!...

В предрассветных сумерках их уже ждали. Досточтимый Борандай с тремя сыновьями и двумя дядьями. У всех мощные луки, копья, длинные кинжалы и пчаки. Итого – восемь человек. Точнее, семь и один, как бы "начинающий". Отец Айнары показал жестом: "Выходим. На север". Вогаз пристроился последним. От него, конечно, доблести не ждали. А вот присматривать за ним явно будут очень внимательно! Охотники бесшумно двинулись из стойбища.

Знакомый маршрут! Наверное, всё таки Вогазу повезло тогда, выжить той ночью весной, накануне сватания, – тропинка оказалась сложной. Надо внимательно смотреть под ноги. А ведь он бежал тогда в полную силу! …Впереди уже виднелся знакомый "северный" холм. Охотники обошли его, не останавливаясь. Через полёт стрелы приблизилась опушка высокого леса. Тихо и спокойно вокруг.

Борандай как старший из охотников поприветствовал местных дэвов. …Откликнулась неизвестная птица! "Охота будет странной".

Вогаз омрачился – создавать несуразности всем, он стал большой мастак. Особенно этим летом. Проверено почти всеми охотниками Рода Горной Змеи! Нынешнее лето с его участием в родной долине выдалось слишком "весёлым"… Главное – молчать!

Вот и Байсар нахмуренно поглядывает на младшего брата. Остальные – с легкой подозрительностью. Предчувствуют!? Вогаз сделал честно-удивлённый взгляд: он слушается, внимателен, под ноги смотрит, не пакостит…, и помалкивает! "Не доверяют – зачем предлагали поохотиться!?"

Охотники втянулись колонной на лесную тропу. Шли быстро. К полудню надо успеть к неблизкому озеру. Если им повезёт – к ночи вернуться в стойбище Орлов. А лес здесь был очень красив! Могучий, древний, величественный. Какие прекрасные места на южном Алатау!

И сколько ежевики!!! Ням, …подхватываем ягоды с кустов возле тропинки! Ням, и ещё…, ням. Ухты, тропа вскоре вывела на первую полянку. И на ней множество ежевичных кустов. Полным-полно очень крупной созревшей ягоды! Надо будет набрать для Айнары и её мамы на обратной дороге. А пока – ням! И ещё. И вот эту..., и ту ягодку!

…Ой! На меня смотрят! …Все. Охотники впереди настолько бесшумно ушли вперёд, что Вогаз совсем не заметил своего отставания. Позор!!! Взрослые заметили его пропажу, вернулись и очень "нехорошо" на него уставились. Мрачно и недовольно! Одним словом, "стыдобища" для начинающего охотника. …И весь ежевикой измазался…

Вдруг Вогазу послышался некий звук. Предощущения внутри его тела резко всколыхнулись! Сюда к ним что-то несётся! Кажется, большое… Со всех ног! Подросток рванул с места к толстому дереву в пяти шагах. Сильно вжался спиной в ствол и испуганно показал взрослым жестом поднятых к голове ладоней с растопыренными пальцами: "Кажется, сейчас будет олень!".

Опытные охотники мгновенно отреагировали – отскочили к краям поляны, изготовились для скоростной стрельбы и метания копий. Гулкие удары сердца! И… бурная живая река из стремительных животных начала обтекать с обеих сторон дерево, за стволом которым спрятался Вогаз.

Не один олень, а… целое стадо вырвалось на поляну. Мощно метнули копья в добычу сначала Борандай и Байсар, и почти сразу – остальные охотники. Жутко засвистели стрелы. "Навыки – они везде и всегда навыки!" …Четыре первых оленя упали сбитыми сразу. Ещё нескольких явно ранили копьями и стрелами вдогон. И поредевшее стадо за два перестука сердца унеслось через тропу на запад.

Во-о, чудо! И что это было!? Трое сыновей Борандая кинулись по кровавому следу догонять подранков. Оставшиеся с широкими от удивления глазами молча рассматривали четыре оленьих тела и бросая взгляды друг на друга: "Мы – молодцы, что ли!?" И тишина на поляне. Точнее у Вогаза, кажется, от испуга пропал слух. Он продолжал вжиматься спиной в ствол дерева: "А вдруг ещё кто-то прибежит сюда!?"

Взрослые начали посмеиваться, продолжая переглядываться между собой и смотреть на добычу. У всех было выражение радостной ошалелости на лицах. Позже послышались и радостные крики возвращающихся на поляну братьев Айнары. …Ого!!! Ещё три туши несут с трудом на плечах! "Вот так вот, бац… и семь оленей за время в семь ударов сердца! Наверное!?" Или это очень быстрый яркий сон? И ему ещё только вставать на охоту? Присниться ж такое!

Старшие охотники, тем временем, радостными криками встретили бегавших в погоню. Помогли уложить добычу, хлопали друг друга по плечам, поздравляли, собирали стрелы, смеялись, хвалились меткостью. В общем, повезло им всем. И как-то быстро!

Вон, утро только начинается, а у них уже семь добытых оленей. Какие большие туши, …откормились за лето! Доблесть и удача для настоящих мужчин-охотников! Вогаз смотрел на них и не мог пошевельнуться. Он всё видел и… ничего не понимал! Как такое могло быть вообще!? Что-то не приходят на память ни один рассказ о подобной охоте! …А его не накажут!?

Мужчины отсмеялись, успокоились. Подал голос Борандай:
- Мужики! Чего стоим? Срезаем жерди, потрошим туши, тащим домой! Хотя и день-то ещё не начался толком!? А мы – уже! Мда-а… Байсар, скажи-ка, а у вас в Роду Змеи часто тяга к ежевике притягивает вот так нежданную добычу!? – почти все остальные "орлы" ехидно хмыкнули.

- Скажу прямо – нередко! – Байсар даже не посмотрел на младшего брата, - и почти всегда очень как-то, не вовремя! Сам свидетель – с первой нашей семейной охоты. Только диву даёмся! У нас так: треть мужиков - очень довольны, и сами долго не могут поверить удаче; другая треть – недовольны, ибо так якобы не должно быть; а последняя треть – с усмешками быстро пользуется, считают, такие подарки надо просто принимать и благодарить Небо! В общем, у нас в стойбище к этому никак привыкнуть не могут. Получается бурно, неожидаемо и… весело! Так и живём.
- Вогаз, сынок, подойди к нам сюда! Чего ты там в дерево "врос"? – досточтимый Борандай громко обратился к подростку, - или нам ещё чего-то стоит подождать!? Как считаешь?

Вогаз в ответ отрицательно помотал головой, но на всякий случай, глянул за дерево для проверки. Вслушался в лес. И снова показал Борандаю: "Нет. Наверное". Отец Айнары посмотрел на остальных охотников, удивлённо таращившихся на подростка, как будто впервые увиденного, и коротко сказал:

-Так! …Вогаз, а что ты сам думаешь о такой удачной охоте?

Вогаз развёл руки в стороны и недоумённо приподнял плечи: "Ну, не знаю. Я-то ту причём!? Я вообще в сторонке стоял". Решился и спросил: "А мы, что? На кабана уже охотиться не пойдём!?"

У всех отвисли челюсти. Взрослые даже заморгали от удивления. Сначала. Потом они начали хохотать. Борандай же отеческим тоном ответил: "Не сегодня, малыш…, к озеру мы сегодня никак не успеем. Надо быстро отнести добычу в стойбище. Многовато её для этого дня! А вот завтра или как-нибудь на днях, как только тебе захочется ежевики, сразу скажи! Почти все мужчины нашего Рода, не задумываясь, согласятся сходить с тобой… на любую охоту. Скучно нам тут, без любителей ягод. Таких, как ты". Остальные продолжали хохотать, иногда хлопая себя ладонями по бёдрам.

- Байсар! Вогаз! Оставайтесь ещё на несколько дней! Мы вас действительно на любую охоту в наших местах возьмём! Уж больно крепка у вас удача! Как думаете!?

Старший брат посмотрел на младшего. И Вогаз опять отрицательно помотал головой. "Пора. Завтра. Скоро выпадет первый снег и надо побыстрее возвращаться". Вогаз хорошо чувствовал, что Байсар очень скучает по любимой семье. …Старший брат ответил с сожалением: "Как-нибудь в другой раз, досточтимый Борандай. Возможно. И да будет всегда у Вас всех удачной каждая охота!"

Почти все взрослые расстроились. "Жаль, ведь редкость какая!?" - Борандай грустно вздохнул и начал руководить делом дальше. Вогаза не привлекали к разделке. Три туши оленей, самые большие, выпотрошили первыми. По ходу работы каждый взрослый провел у себя на лбу одну черту из крови оленя. Под одобрительные кивки близких досточтимый Борандай начертил на лбу Вогаза даже две черты – как самому удачливому. Старший брат тоже кивнул такому отличию и довольно улыбнулся.

Первые три туши понесли в стойбище братья Айнары, дядья и Байсар, подвесив на жерди. Ожидая возвращения, Борандай разделывал оставшиеся четыре с помощью Вогаза. Подросток, улучив момент, попросил отца Айнары срезать кору на дереве, чтобы сделать небольшой короб для ежевики. "Передать досточтимой Айре как подарок. …Сам не может, так как он – гость в этом лесу, боится трогать здешние деревья". Борандай одобрительно улыбнулся и сделал. И продолжал улыбаться, поглядывая, как подросток быстро собирает ягоды.

…На поляну вернулись сыновья, брат Байсар, дядья и ещё двое родичей. Вогаз помог Борандаю правильно захоронить ненужную требуху подальше от тропы. Выделили обязательные куски для подношения богам и дэвам. Возвращение получилось приятным, все взрослые откровенно радовались.
У самых юрт Вогаз вручил короб с ежевикой старшему сыну Айры, чтобы передал матери. Позже оказалось, что ягода пришлась очень кстати – немного простудился младший сын Борандая. Целебный отвар не замедлили приготовить. Взрослые продолжали заготовку мяса.

И был устроен торжественный обед сразу для нескольких семей – отметить удачную охоту. Айра лишь изредка присоединялась к застолью, больше приглядывая в юрте за младшим сыном. Айнара не показывалась совсем. Тёгерин шепотом напомнила Вогазу, что таращиться на жилище бывшей невесты неприлично – судьба изменилась! И нужно смириться.

Взрослые с удовольствием обменивались охотничьими историями. Получалась у них почти всегда смешно. И поучительно. Как не просили Вогаза хоть что-нибудь рассказать из своих "приключений", подросток так и не решился. Зато много историй поведал Байсар. "Орлы" слушали его с нескрываемым интересом.

О двух событиях из жизни покойного Октая рассказала Тёгерин. Вслушиваясь в повествования, Вогаз иногда всё-таки бросал мимолётные взгляды в сторону юрты Айры. Как бы невзначай. …Вдруг Айнара появится!? Ненадолго! ...И в то же время ловил себя на том, что как-то сильно побаивается снова увидеть девушку. Наверное, чувствовал – "беспредельность" опять выбьет его из колеи. Не вовремя и надолго.

Бдительная мама не оставила без внимания ни одной его попытки отвлечься от "правильного" поведения по ходу застолья. И потому Вогаз терпел празднество! Сбежать возможности никакой не было – досточтимый Борандай посвятил именно ему праздничное угощенье. По словам хозяина и его родни, на памяти их поколения такой быстрой и удачной охоты не было ни у кого из "Орлов".

Раз за разом повторялись приглашения Байсару, Тёгерин и Вогазу остаться и погостить ещё несколько дней. Но гости, искренне извиняясь, настояли на завтрашнем отъезде: дорога неблизкая и скоро выпадет первый снег. Празднование не затягивали – с рассветом семье Тёгерин нужно выезжать.

Ночь выдалась спокойной, хотя Вогаз долго не мог уснуть. Перебирал в голове подробности и сложности визита. Похоже, всё прошло более чем нормально! Дальше его ждёт другая жизнь, совершенно новая…, наполненная учёбой. И тоской! Наверное. Радости от любого возможного будущего не было совершенно…

С рассветом Тёгерин с сыновьями отправилась домой. Вся семья Борандая вышла их проводить. Появилась и Айнара! "Лучистая". …Тёпло улыбнулась и помахала рукой на прощанье. Вогаз, как смог, изобразил уместное на проводах радушие, но горло "сдавила" грусть.

Опять накатила странная раздвоенность: одной частью себя Вогаз тёпло прощался со всей семьёй Борандая и Айры, другая – молча "отделила" всех людей от Айнары и впитывала в себя все видимые и ощущаемые подробности только её облика для запоминания. Чтобы больше никогда не увидеть глазами!?...

Он бы смотрел и смотрел на девушку, потому что именно в эти мгновения он был счастлив! …Но мама легко кашлянула, и он всё-таки смог (!) обернуться и пойти рядом с повозкой. Домой. Чуть позже оглянувшись всёго два раза, на два долгих мгновения.

Возращение в родное стойбище не принесло в душу подростка никакого успокоения. Мир для Вогаза продолжал разделяться: пропасть между двумя его частями, предлагая "побыть" то на одном краю, то на другом, становилась постепенно привычной. Он чувствовал, что есть какой-то "мостик" между ними. Тонкий, невидимый и …словами неназываемый.

И ориентиром подростку всегда служило что-то прекрасное на обеих сторонах! Ибо есть такое и в мире "людском", …и уж тем более, в мире явленной ему "беспредельности"… И вставали сильнее перед его сердцем четыре вопроса – "Кто я", "Чего я хочу", "Зачем я здесь" и "Куда я иду". Становилось всё интереснее!

Пройдут годы. И Вогаз …начнёт откровенно побаиваться посещать рынки и ярмарки. Дважды, когда ему было двенадцать и пятнадцать лет, он случайно увидит издалека бывшую невесту среди торговых рядов в Урумчи. И категорически не сможет даже подойти и поздороваться! …Айнара с годами становилась всё красивее. Прекраснее! …Но и не только это! Всё также сильно Вогаз, только наткнувшись на неё взглядом, дважды испытает сильнейшее смятение своего духа: "Беспредельность снова пришла, …мгновенно и полностью". Оба раза! Напомнить!? О правильности выбора!?

(конец 2й части)

----------------

На рассвете караван персидского купца под охраной стражников Самара двинулся из Дунхуана на восток – к столице Поднебесной.

Только через годы Вогаз узнал, что дядя Ильхан добросовестно выполнил обещание: мать Бахара прикупила виноградник и мастерскую по изготовлению ковров, а Матай удачно выдал двух дочек замуж с богатым приданным. Вогазу же так и не довелось встретиться с родными. Хотя подарки и обогатили его семью…

(дальше будет)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Вторник, 13.08.2013, 04:47
 
LitaДата: Вторник, 13.08.2013, 13:32 | Сообщение # 68
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
по первому кусочку:
Цитата (kalpa)
которую его родня сосватали
- родня - она - сосватала?

Цитата (kalpa)
необычность разрешения той драмы силами неизбежной судьбой,
- силами судьбы?

Цитата (kalpa)
то Вогаз совершенно точно не удивиться…
- без мягкого.

Цитата (kalpa)
Ухты, ещё и получил лёгкую улыбку в ответ!

Цитата (kalpa)
"Ухты!" Ещё не понимая, что происходит,
-"ух ты" все-таки раздельно? Или оно идет как местное слово?

Цитата (kalpa)
Настроение парня омрачилось ещё больше, видя, что ритуал растягивается.
- классика - "подъезжая к станции, с меня слетела шляпа") Настроение омрачилось, видя... Оно ничего не видело, видел Вогаз) Настроение омрачилось при виде?

Цитата (kalpa)
Мда…,

Цитата (kalpa)
Некоторым, конечно, не везло…,

Цитата (kalpa)
старшие сестры собрались вокруг него вместе…,

Цитата (kalpa)
Из-за этого появились мысли сбежать…,

Цитата (kalpa)
Вогазу показалось, что так ему становиться легче…,

Цитата (kalpa)
Лучше терпеть его хватания за уши, нос, волосы, щёки, губу…, пересаживать с одного плеча на другое, раз за разом сажать себе на шею, гримасничать в ответ малышу…,

Цитата (kalpa)
почти таким же был и его родитель - Октай, сын Бахара…,

Цитата (kalpa)
А ещё дальше – внуки и…,

Цитата (kalpa)
Пауза…, время сжалось.

Цитата (kalpa)
"правильно"…,

Цитата (kalpa)
второй круг других…,

Цитата (kalpa)
И произойдет "что-то"…,

Цитата (kalpa)
не говоря уж о средних сестрах и зяте, но промолчали...,

Цитата (kalpa)
девушки, которая старше его на год и чуть выше ростом, так и не обнаружил…,

Цитата (kalpa)
пришла полная неподвижность и…,

Цитата (kalpa)
за долиной, за горами, за степью…,

Цитата (kalpa)
О-о-о! м-м…,

Цитата (kalpa)
Идущая легкой поступью…,

Цитата (kalpa)
почти сразу разлетелись в разные стороны…,

Цитата (kalpa)
очень "большего"…,

Цитата (kalpa)
Беспредельность здесь"…,

Цитата (kalpa)
Растерянность…,
- ваша любимая запятая после многоточия)

Много мудрости, например это:
Цитата (kalpa)
"Белая работа хлипка без черновой".

Цитата (kalpa)
А слава "великого и могучего племени – победителя и покорителя всех народов" может привести только к трагедии. Ибо все изначально равны под Великим Небом…

Много Красоты. Необычайно глубокий внутренний мир героя. Надо пережить такое, чтобы понять. И Вы нашли слава для уникальных, практически неописуемых вещей. grant



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Четверг, 15.08.2013, 12:07 | Сообщение # 69
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Ув. Lita, спасибо большое!!! Архивирую - буду думать. Не знаю, как точно передать паузы. Персонажи немногословны, там были важны оттенки. Третье воспоминание очень важно для Вогаза, так как определяет его миропонимание и тонкости. Удачи!!! giveheart

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Пятница, 16.08.2013, 09:14 | Сообщение # 70
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Ох ну как же здорово... Зачиталась совершенно. Богатейший внутренний мир героя, извечное неспокойствие, заставляющее задаваться вопросами и находить ответы, приключения духа и самосовершенствование как естественное стремление человека к бОльшему, единение с бОльшим - миром, природой и собой, восприятие всего как многогранного и прекрасного, даже если оно печально... Такая прекрасная вещь. Даже не верится, что кто-то сейчас пишет о таком и понимает такое. kalpa, откуда? Вы сами все это переживаете и чувствуете - так?
Сомнения по кавычкам. Обычное, обыденное применение кавычек дает слову противоположный смысл - "уютно " - неуютно, "хорошо" - плохо. Но Вы, кажется, просто хотите выделить слова, придать им больше значения кавычками, так?
Про паузы - но все прекрасно передается многоточием! А запятая там не нужна совершенно. Так что Вы не только знаете, как, но и делаете. grant

Цитата (kalpa)
брат?,
- зпт не ставится после вопросительного
Цитата (kalpa)
И опять ставшим восхищённым маленьким ребёнком.
- подростка какого? - ставшего.
Цитата (kalpa)
Хвала Великого Небу
- небу какому? - Великому.
Цитата (kalpa)
пол ладони
- пол-ладони.
Цитата (kalpa)
чувствовал только "приятного безмолвие"
- приятное.
Цитата (kalpa)
О как же велико счастье от удачи его первого знакомства с будущей невестой!?
- а зачем знак вопроса?
Цитата (kalpa)
"Ухты, больше двух сотен шагов…"
- ух ты.
Цитата (kalpa)
Пол года!?
- полгода.
Цитата (kalpa)
ухты, младшего сына,
- ух ты.
Цитата (kalpa)
немного проследил, как Айнару отправилась домой,
- Айнара.
Цитата (kalpa)
Но Единение властно встряхнула,
- встряхнуло.
Цитата (kalpa)
Солнце почти снова касается западных гор.
- почти снова - это как? :)
Цитата (kalpa)
высоченную гору, раздавившей его плечи".
- раздавившую.
Цитата (kalpa)
И ничего произошло!
- ничего НЕ произошло?
Цитата (kalpa)
"ухты, а вас сейчас оса ужалит,
- ух ты.
Цитата (kalpa)
у подростка на пару мгновение даже закрылись глаза.
- на пару мгновений.
Цитата (kalpa)
точна также как мама Тёгерин дома,
- точно так же.



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Воскресенье, 18.08.2013, 09:29 | Сообщение # 71
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Ув. Lita, спасибо! Я не знаю, то ли всё это - предыдущие воплощения, то ли воображение, то ли - "из параллельной реальности"!? Разбираюсь. Самому очень интересно. И очень большое желание правильно завершить работу. Все Ваши замечания обязательно использую для корректуры. Удачи!!!

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Понедельник, 25.11.2013, 21:39 | Сообщение # 72
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
:) из 5й главы (о морском путешествии), но 1й эпизод ещё в работе:

5.2 «Что упало – то пропало»

В один из дней перехода по морю, после двухдневного шторма, увеличились волны. Ветер стих и уже не срывал пену с их верхушек. Ярко светило солнце. Качка стала просто огромной… Обе джонки с трудом удерживали курс на юг, медленно переваливаясь через длинные гребни могучих океанских «барханов». Палуба корабля походила на громадные качели. Весь ритм судовой жизни стал подчиняться этим медленным «взлётам» и «падениям».

Вогаз с Бахаром сидели у борта. Лежать на койках в душном трюме было неприятно и тоскливо. А на палубе хотя бы интересно наблюдать за морскими птицами, которые висели в воздухе над джонкой. По-прежнему, после жизни на берегу, удивляло, что они почти не взмахивали крыльями, используя ровный ветер. Легко подправляя свой полёт, птицы, казалось, совершенно без усилий «плыли» по воздуху. Лучше, чем люди на корабле по океану!

Некоторые летуны опускались к палубе, высматривая возможную поживу. Да так низко, что можно было протянуть руку и попытаться их коснуться… Только холодные взгляды птиц как бы предупреждали: «Даже и не думайте, люди! Мы не настолько глупые позволять к себе прикоснуться, как вам хотелось бы… А вот поесть что-нибудь вкусненькое тут у вас на корабле не найдется…?»

Вогаз достал из-за пазухи припасённую лепешку, отломил небольшой кусок и демонстративно для двух ближайших птиц отправил себе в рот. Следующий передал Бахару. Третий кусок высоко подбросил над палубой. Ближайшая птица резко дернулась в его сторону и подхватила «добычу» на лету. Мгновенно проглотила. Вторая обиженно раскричалась. Четвёртый кусок достался уже и ей. Подлетели другие. Бахар достал и свою лепешку. Началась игра в кормление чаек. Некоторые птицы ухитрялись подраться на лету. Двое рулевых снисходительно посмеивались, наблюдая за расшалившимися варварами-пассажирами. Похоже, им эта «забава» уже давно была неинтересна.

Неожиданно последовавшие события стали развиваться стремительно. Ученик лекаря Ба Лунь нёс котелок с каким-то отваром из помещения среднего трюма в каюту на корме. Парень легко удерживал равновесие на качающейся палубе, держась одной рукой за натянутый над палубой вдоль судна штормовой леер. Но возле второй мачты кто-то из команды, споткнувшись, «полетел» ему на встречу, грозя снести с ног. Паренёк отпустил леер, элегантно сделал разворот вокруг своей оси, быстро сдвигаясь к борту. А моряк грохнулся на палубу. Этот борт джонки в такой момент быстро опускался вниз после очередной волны.

Ба Лунь, придав сам себе ускорение вращением, вкрутился в проём в бортовом планшире и тихо «ухнул» за борт. Его огромные от удивления глаза как бы печально «попрощались» с молодыми уйгурами. У Вогаза «остановилось сердце»… Но уже через мгновение он стал действовать максимально быстро.

Срывая с себя одежду, Вогаз рявкнул прямо в ухо напарнику: «Найди веревку – бросишь в помощь!» Вспрыгнул на борт и, сильно оттолкнувшись ногами, нырнул к ушедшему под воду ученику лекаря. Ба Луня сначала нигде не было видно – сплошные пузырьки мешали сориентироваться. Несколько гребков вниз и в чистоте голубой океанской воды впереди мелькнул силуэт барахтающегося паренька. Вогаз вынырнул на поверхность и мощными гребками послал свое тело к парнишке. Все мысли исчезли, как в бою… Остался только безмолвный настрой духа: «Вперёд! Быстро!»

Ба Лунь так и не вынырнул там, где определил для себя его появление Вогаз. Глубокий вдох-выдох-вдох и рывком вниз… Парнишка оказался всего в нескольких метрах. Подгребаем, хватаем его за шиворот и мощно выталкиваем на поверхность. Похоже, молодой лекарь, барахтаясь в воде, растратил все свои силы. Но… - главное, что он жив. А дальше… вместе с Вогазом встанет на весах судьбы, которая на двоих. Только вместе! Пусть боги взвешивают.

Ба Лунь пытался отдышаться, выплёвывая воду и сморкаясь, взгляд был «ошарашенным». Вогаз с накатившим спокойствием помогал ему удерживаться на плаву, громко сказал: «Просто держись и расслабься! Мы – вместе!» Парнишка проморгался и благодарно закивал. Всё-таки плавать он умел, просто падение, наверное, было слишком неожиданным. Сколько не говорили старшие, что в море «не зевают», - всего не предугадаешь… Ладно, спасибо рыбакам из деревни, два месяца обучавшим Вогаза с Бахаром нырять за жемчугом и правильно «держаться» на воде!

Так, а где джонка? Нас бросили!? А ведь всех предупреждали – на крутобокой океанской волне корабль не пойдет на разворот подбирать ротозеев, оказавшихся за бортом. Черпануть воды на боковой качке, перевернуться и… весь многоопытный экипаж с пассажирами может пойти ко дну чуть ли не в мгновение ока. Потому-то суров и беспощаден древний закон моряков: «Что упало – то пропало»…

А до берега похоже несколько дней пути, но это – для джонки под парусами. Не для двух парней, быстро теряющих силы в борьбе с громадными волнами.

Вогаз развернулся, пытаясь высмотреть корабль, и увидел… летящий прямо ему в голову кусок бревна с верёвкой. Удалось лишь вскинуть одну руку в попытке защитить лицо. Но деревянный обломок, встретивший «преграду» из его предплечья, подскочил вверх, перевернулся в воздухе над головой и стукнул своим вторым концом Вогаза точно по макушке. Передёрнуло его, как… удар молнии, наверное. Тысяча тысяч иголок пронзили всё тело, с головы до пят. Взгляд расфокусировался – всё поплыло. Голова готова было «лопнуть». Туловище, руки, ноги «прошила» череда судорог. Вогаз быстро «растаял» и ушёл под воду…

Ба Лунь чудом успел перехватить уйгура за косу на загривке и выдернуть на поверхность. Теперь неожиданно пришла его очередь спасать… «спасителя». Ему удалось также перехватить рукой кусок бревна с верёвкой, вцепиться в него и… не выпустить Вогаза, неожиданно размякшего как мешок шерсти. Как не щупл был парнишка, а хватка у него «проснулась». И вовремя! На высоком гребне далёкой волны показалась корма джонки. Их заметили и верёвку начали тащить. Ба Лунь подтянул за косу Вогаза поближе, перехватил поудобнее за подмышки и доверился спасительной нити, связанной с кораблём. С жизнью…

Чуть позже могучие руки Бахара и кого-то ещё вытащили на борт сначала Вогаза, а потом и улыбающегося Ба Луня. Столпившиеся члены экипажа джонки и пассажиры в средней части палубы стали, мешая друг другу, приводить спасённых в чувство. Вогаз быстро очухался, взгляд стал осмысленным. Первым делом он увидел парнишку, сидевшего рядом на палубе и светившегося радостью, а также расстроенного Бахара, присевшего на корточки рядом собой. Потом смог рассмотреть всех остальных… Голова ещё гудела, но ясность и силы быстро возвращались.

Напарник сокрушенно произнёс: "Не думал, что получиться так точно бросить обломок весла. Даже слишком". Вогаз со счастливой улыбкой смог ответить:

- Лучше именно так, Бахар, чем… бросать десяток раз. Без надежды. Спасибо! Причём ты, не только спас нас двоих, но Ба Лунь сможет и дальше помогать исцелением людям. Невозможно представить всех нас в путешествии без лекаря в неведомых странах. …К тому же я не смог бы потом посмотреть в глаза даосу Ма и патриарху Лю, что упустил возможность… Ещё раз спасибо Небесам, что у меня такой напарник, как ты, Бахар!" Вогаз смог приподняться и дружелюбно ткнул напарника кулаком в плечо.

Осмотром побывавших в воде занялся лично досточтимый Ли Вэй. Ба Лунь первым подробно рассказал ему о самочувствии, получил десяток иголок от мастера, замер в неподвижной позе и закрыл глаза. На его щеках стал появляться румянец. А вот осмотр и расспрашивание Вогаза заняло больше времени. Мастер Ли похоже хотел убедиться, что у пострадавшего уйгура всё в порядке с головой.

Оказалось просто сильный ушиб. Вогазу пришлось сесть поровнее – иголок в него воткнули больше двух десятков. Кто-то из слуг помог Ли Вэю наложить повязку на голову для прикрытия глубокой ссадины. Череп Вогаза оказался, хвала Небесам, цел. Несколько дней и заживание резко ускорит уже сам Ба Лунь. Под конец лечения и беседы мастер Ли очень церемонно поблагодарил и Вогаза, и Бахара за спасение его молодого подопечного!

Столпившиеся на палубе продолжали живо обсуждать необычное спасение двух пассажиров. Особого восхищения и всяческих похвал удостоился молодой уйгурский силач. Одним ударом ноги сломать здоровенное весло, быстро привязать верёвку, сильно и точно бросить обломок на помощь упавшим за борт – такое под силу только могучему богатырю!

А с лица Бахара, пропускавшего мимо ушей на похвалу со всех сторон, не сходила вселенская скорбь. Вогаз старался изо всех сил поднять настроение напарнику, заверяя раз за разом, что чувствует себя нормально, что нельзя было никак предугадать это событие вообще и степень точности броска. И так далее. Выход из ситуации был найден неожиданно и быстро, потому что шёл из сердца. Вогаз коротко сказал: "Бахар, давай поедим! Чего-нибудь вкусненького". И только тогда лицо молодого богатыря просияло…

Уже вечером Ба Лунь осмотрел Вогаза, сменил повязку, заставил посидеть недолго в полной неподвижности для новой порции лечения иголками. По ходу процедуры тихо поблагодарил ещё раз за спасение. Вогаз тепло улыбнулся в ответ. Потом твёрдо добавил: "Ты важнее многих из нас в этом походе. И я очень рад нашему спасению".

Голова переставала гудеть все быстрее. Уже через три дня Вогаз почувствовал себя вполне нормально.

Ритм корабельной жизни вновь вошел в обычное русло, но большинство людей стали вести себя намного осторожнее во время океанского перехода. Старший кормчий, с начала похода наблюдавший за каждым пассажиром, обратил внимание на молодого уйгура, который правильно вёл себя на борту джонки, поэтому он без колебаний разрешил Вогазу посидеть на верхушке мачты, где, как правило, нёс вахту очередной наблюдатель из экипажа.

Только Вогаз успел привязаться для подстраховки тонким канатом, как его затопила волна удовольствия. Чувство было схоже с тем, что он испытывал в родном краю, в горах Тенгритау, находясь над обрывом. Возможность посмотреть на мир сверху, увидеть таким, как его видит птица!

А ближайшей ночью прямо на верхушке мачты к нему пришло сложное видение. Звёзды! Они всегда радовали. Но впервые в жизни Вогаз наслаждался ярким ночным небосводом высоко над водой. Почти как на вершине одинокой горы. Которая ещё и "движется". Ровная гладь моря отражала небесные светила как огромное зеркало. Легкий северный ветер помогал обеим джонкам ходко двигаться на юг в неведомые страны, покидая пределы Поднебесной.

В неуловимый момент восхищения ночным чудом властно пришло уже знакомое Единение. Расположение известных созвездий над морской гладью как-то окунули в другой мир. Очень древний. И где-то очень далеко на западе. Высота всех известных звёзд над южной линией горизонта совершенно одинакова – здесь и там тогда! Причём названия другие, и на нескольких языках. Тоже очень древних.

И эти наречия ему как-то знакомы… с детства! Также он умеет почти с молодых лет вести парусное судно!? Любит морские узлы!? Только парус прямой, а не такой скошенный как на джонке! Знает ветры, течения, расположение островов и стран в том далеком западном море! Любимые занятия –ловля рыбы, нырять за губками, стрелять из лука…

Вогаз испытал сильнейшую вспышку череды "пониманий" – откровений от его собственных скрытых частей души. Быстрых и глубоких. Почти таких же, как и те, что познакомили его в далеком детстве с необычностью его внутреннего мира. Один из "спящих" проснулся! И сделал подарок!?

…Яркий и жаркий полдень. Древние ступени, ведущие в гору к уединённому целебному источнику. Запахи разогретой солнцем редкой травы, крутых скалистых склонов и вечнозелёных коренастых сосен-пиний. Позади долгая тропа и город – порт Малья, третий по величине на острове Крит…

А сверху по тропе ему навстречу спускается Айнара!? Паника знакомо охватывает всё тело, противно налились слабостью колени, сердце защемило полным узнаванием. Радостным! Глаза же говорили другое. Бывшая невеста здесь и тогда – та же. Но немного другая внешне! Иссиня чёрные, пышные длинные волосы собраны сзади в хвост. Она постарше "лучистой", как он помнит её, – лет двадцати. Стройная, красивейшая фигура. Те же голубые глаза, высокий лоб, ямочки на щеках, острый подбородок, легкая недоумённая усмешка. Длинное одеяние со старинной вышивкой и характерным поясом, которое встретишь только здесь, в очень и очень древней островной стране посреди большого моря, которое издавна называют Лиловым, между землями бурных северных, восточных и южных стран.

Она!? Вогаз чуть не свалился вниз от потрясения. Судорожно вцепившись в верхушку мачты, он продолжал продираться сквозь, казалось давно исчезнувший, умилённый ступор. Но, не желая никак уйти от видения – ведь Великое Небо опять окунуло его всего в необычное сложное Чудо!? Которое почему-то встряхнуло его именно сейчас и здесь, в далеком восточном океане! И через срок, который можно назвать "больше тысячи лет", то есть десять раз по сто!? В прошлое или в будущее? И он там, на древнем легендарном острове, не Вогаз, сын Октая, сын Бахара, Зелёная Ящерица из Рода Горной Змеи с северного склона Великого Тенгритау. А Кто!?

Он усиленно вдохнул в себя, казалось, всю картинку видения. И вошёл в неё! У Беспредельности, наверное, свои причины сделать такое Чудо возможным. Вогаз стремительно осознал: "Главное – не упустить!" Суть он узнает позже.

…Ему девятнадцатый год, он пришёл сюда, на Крит, с небольшого островка Астипалея, самого западного из средиземноморского архипелага Южные Спорады, который ещё называют Додеканес, "Двенадцать островов". Это на восток от Ахайи, там, где полуостров Пелопоннес, на запад от Родоса и Коса. И на север от этой земли древнего, ещё могучего, островного Минойского Царства, самого таинственного из всех.

Помощник и ученик старого кормчего!? Два корабля с сотней и ещё двумя десятками бойцов, знатоков морских походов, пришли сюда в северную гавань Крита, город-порт Малью, для участия в походе большой армады кораблей на юг.

И он идёт на войну. …Воинственные народы почти всех стран восточного Средиземноморья вдруг решили оказать "посильную" помощь ливийскому царству южной земли вернуть себе их якобы исконные земли дельты Великого Нейлоса-Итеру, могучей реки. Отобрать у никак не дряхлеющего надменного Айгюптоса, свирепого царства Чёрной Земли, Та-Кемет. И тот, который сейчас Вогаз, а тогда простой молодой мореход, очень и очень не хочет идти на эту войну.

Потому что считает это участием в массовом грабеже и разбое древней страны! Чистое пиратство.

Странно также то, что жрецы почти всех культов Великих Богов, Зевса-Громовержца и его Семьи, вещают о благосклонности Олимпийцев такому деянию. А куда девать очень плохие предчувствия? Поэтому молодой помощник кормчего ищет ответы. И занесло его сюда, на эту гору древнего острова. А ведь он даже не расспрашивал особо никого в Малье. Так, услышал случайно об уединённом горном источнике и просто пошёл с утра в этом направлении. Чтобы хоть какое-то время не видеть опостылевшие ему лица собравшихся в порту "героев", кровожадно спешащих в южную землю захапать чужое.

А теперь вот! Непонятная встреча с молодой женщиной на горной тропе. Она спускается, похоже, от искомого им родника. Лёгкие кожаные сандалии легко касаются древних ступеней!? Она несёт красивый кувшин на плече. И, хвала Афине-Заступнице, не опасается, кажется, незнакомца. Буду приветливым, открытым и почтительным!

- Радуйся, жрица!
- И ты радуйся, молодой мореход!
- Позволь, я помогу нести твой кувшин, …и ты не подскажешь, где мне найти самый древний храм этой земли?
- Хорошо, …твои глаза честны. Я даже проведу туда. Ты пропустил поворот к нему две сотни шагов ниже на тропе. Это храм Реи, Матери Богов. Не его ли ты ищешь?
- Наверное, да. Именно то! …Матери Богов. В Малье я ничего такого не нашёл.
- Пойдём.

Наречие Крита, известное ему с детства. Низкий приятный тембр её голоса. Тот же! Ни с чьим не перепутаешь. …Легкие, летящие шаги и необычная, как бы "неземная" по его ощущениям, внешность доверившейся ему спутницы радовали сердце и глаза. И не было места внутри хоть малейшей увлечённости: потому что она – жрица! Да ещё и сразу согласилась ему помочь! Но какая красивая…

На душе потеплело и вернулась надежда – найти ответы. Неужели Афина-Мудрость решила вот так взять и помочь!? Послав красоту? Чудны нити судеб и промысел Неба-Урана. И как всё собирается вокруг, и люди, и море, и все земли в Великую Связанность-Единение. Светящуюся!? Беспредельный мир вокруг. И красота.

…Вот поворот на восток, который он пропустил. А ведь есть, оказывается, указатель-изображение к обители Матери Всего!? Получается, он его пропустил, бездумно стремясь вверх по ступеням. Позор! Где спряталась его наблюдательность будущего кормчего? Или не позор, а стремление к надежде!? Красивая жрица, похоже, послана подправить его взгляд. Как не принять такое Чудо!? Вперёд. И сердце радуется.

Впереди через пару сотен шагов открылась взору большая площадка на срезе плеча могучей горы. Величественный Древний Храм. Наполовину пещерный. С немного мрачным портиком, сделанным, похоже, в Начале Времён. Как велики блоки основания и стен! Четыре Колонны входа! Такое возвести здесь под силу только легендарным великанам-Титанам, братьям Реи, сыновьям Урана и Геи. Да, именно сюда влечёт его сердце! Место памяти о древних тайнах. …Ничего раньше подобного ему не встречалось, хотя и обошёл по морю уже достаточно стран.

Слева легко кашлянула, привлекая внимание, его спутница. Иронично и доброжелательно усмехается:

- Судя по твоему выражению лица, мне удалось тебе помочь в поисках?

Он подобрал отвисшую от удивления челюсть, судорожно сглотнул, поморгал и начал утвердительно кивать головой. Вернул кувшин. Извиняясь, улыбнулся. Поблагодарил.

- Хорошо. Пойду, разыщу старшую жрицу для беседы с тобой?
- Да, конечно. Удивительно как удачно было встретить тебя! Здесь очень хорошо!
- Ну что ж, присядь, отдохни в здешней красоте и обожди.

Подхватив сосуд из рук пришельца, незнакомка грациозно ушла. Молодой мореход долго провожал её восхищенным взглядом, потом осмотрелся, отошёл на десяток шагов к краю площадки и присел на плоский камень, почти скамью. Было приятно посидеть здесь, в очень красивом, тихом и сказочном месте, укрытом в горах от людской суеты прибрежных городов.

Смолистый запах горной сосны. Нежный ветерок приносит чистейшую свежесть. Красивый вид со склона горы на морскую гладь до горизонта.

Только став неподвижным он, наконец-то, заметил двух стражников с копьями и длинными кинжалами, стоявшими в тени колонн по обеим сторонам от входа в храм. Кажется, их называют "куретами"-охраняющими. Пожилые, обоим лет по пятьдесят. Внимательные, опытные, им не скучно – это их жизнь и выбор. Спокойный и солидный. Ведут себя почти как статуи. Обманчиво. Никак не привлекают внимание. Правильно, что храм охраняется! Проскочила странная мысль-вспышка: "И я был таким же. …Не здесь".

Вскоре вновь появилась и направилась прямо к нему встреченная на тропе незнакомка. Время потекло по-другому - как бы каждый её шаг стал медленнее, подчёркивая легкость и грацию движения. Прямо образ посланницы Матери Всего!? Больше, чем простая женщина. Больше, чем просто человек… Идеальная фигура, красота. Восхищение нарастало. Сможет ли он поговорить с ней? Он даже вскочил с камня, готовясь приветствовать.

- Итак, молодой мореход, меня зовут Танар. Я – младшая жрица этого Храма Реи, Матери Богов. Старшая, наша матушка Фотида, скоро вернётся из города и сможет выслушать тебя. Придётся подождать.
- Согласен. А меня зовут Телем, сын Флегонта, я помощник кормчего Арха на корабле "Чайка" с острова Астипалея из Додеканеса, а родился чуть дальше - на острове Тимена. Это в архипелаге Восточные Спорады, возле Самоса. Я - кариец. …Мы скоро присоединимся к эскадре в большом "южном" походе. И мне нужен совет от древних…
- Присядем. Если хочешь, расскажи о себе.
- Конечно.

И получилась приятная беседа. Причём нарастало ощущение, что с необыкновенной Танар он знаком уже очень давно. Ему легко, приятно и даже как-то уютно рядом с ней. Рассказ получился не очень складным, но местами немного весёлым. Кроме концовки – он идёт на войну.

Телем – женат, подрастают две дочери. Любит семью, море, корабли, рыбную ловлю, стрельбу из лука и путешествия без приключений. В шестнадцать участвовал в первой морской битве, когда пираты опрометчиво попытались ограбить их торговый корабль. Ему понравилось сражаться. Защищая своих. …Но он не хочет идти на войну. Очень. Ему противно участвовать в нападении на чужую страну, грабежах и убийствах.

Наставник и его приёмный отец, опытный мореход Арх Ористид, уговорил пойти – он сам уже старик и это похоже последний для него дальний поход, нужен надежный помощник. Поэтому Телем согласился только ради него, деда его супруги. Принял присягу наследнику их островного басилея, который возглавил отряд. И вот он здесь, пытается понять – зачем всё это?

В конце беседы Телем достал ожерелье из обсидиана и вручил молодой жрице как подношение Матери Богов. Танар приняла и поблагодарила. И почти тут же указала рукой на процессию, приближающуюся к храму. Два десятка людей во главе с пожилой высокой женщиной степенным шагом двигались по тропе из города. Именно её перед храмом встретила и передала подарок собеседница Телема. Коротко рассказала о нём. Мать Фотида внимательно выслушала, жестом подозвала морехода к себе. Остальным подала знак готовиться к обряду.

Он подошёл, представился. Фотида долго смотрела в его глаза. Улыбнулась и спросила:

- Почему ты решил искать ответы здесь, Флегонтид? Ты всё-таки воин и мореход.
- Мне кажется, только тут, у благой Реи, Матери Богов, найду понимание причин своей жизни и сложности многих судеб.
- А готов ли ты услышать то, к чему не привык?
- Да, готов.
- Ладно, присоединяйся к прихожанам. Скоро мы начнем обряд.

Вместе с Танар она ушла в храм, а Телем присоединился к людям из Мальи. Чуть позже началось и само Таинство.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Понедельник, 25.11.2013, 21:39 | Сообщение # 73
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Внутри храм Реи поразил простотой и красотой древнего духа. Стены и алтарь дышали временем, "когда ещё не было Олимпийцев". В обряде, кроме Фотиды и Танар, участвовали ещё три молодые жрицы. Таинство захватило Телема. К удивлению для себя он обнаружил, что превращается своим разумением в старика, который намного старше наставника Арха. Словно век его – больше ста лет. Не внешне, а как бы внутри. Раздвоенность!?

Сердце быстро раскрывается для внутреннего взгляда чашей первозданной мудрости, пробуждая скрытые грани его естества. Которые всегда были в нём. Осталось только понять их. Находясь при этом на ладонях мудрой, заботливой и терпеливой Матери Всего. Она, Великая Рея, снисходительна к шалостям, амбициям и приключениям своих Детей, Внуков. И прапраправнуков тоже. Ей важно, чтобы все они были счастливы. Жили в мире и радовались великой Тайне Жизни. Ибо так заповедано Её Матерью, Геей, Основой Всего. От Начала Мира. "Когда основа и промысел создали Жизнь и Время".

По окончании Таинства прихожане подходили по очереди к старшей жрице за благословением. Телем пристроился последним. Испытывая смятение, он всячески пытался сохранить странную и чем-то приятную раздвоенность самого себя: молодой мореход и неизвестный ему опытный старик внутри, переживший почти все сложности людской судьбы, терпеливый, привыкший действовать, а не говорить.

Когда подошёл его черёд, он подступил к алтарю и преклонил правое колено. Фотида с доброжелательной улыбкой положила правую ладонь ему на голову. По всему телу прошла череда необычных будоражащих волн. Почти так же бывает на вершине горы в напряжённую пору перед сильнейшей грозой с множеством молний. Старшая жрица произнесла:

- Ты готов. Теперь, обновлённый, назови себя громко. Кто ты!?
- Я… - длинная пауза, дальше он начал нескладно лепетать как ребёнок, который только учится говорить, – Телем, …сын Флегонта, …с острова Тимена. Наверное…

Возникшая в ходе Таинства необычная раздвоенность выплеснулась изнутри в его глаза. Весь мир мгновенно изменился и стал другим. Взгляд рассеялся. Охватило "понимание", что он – это не совсем его, только что произнесённое вслух, Имя. А как бы "временная прихоть" его души и по воле каких-то очень могущественных сил. Как бы он "предпочитает" в этом мире побыть Телемом Флегонтидом. Сейчас. Но это временно! Фотида с ироничной усмешкой и пониманием во взгляде переспросила:

- Ты уверен!?
- …Нет, теперь нет. А кто же я тогда!? Ведь мне можно, оказывается, и не быть Телемом. А быть кем-то, кому Имя не нужно. Вообще. …Но лучше Имя всё-таки иметь. Чтобы не было… страшно. Неуютно идти по жизни без Имени. И я не могу отказаться от судьбы Телема, сына Флегонта – ведь моя жизнь уже началась. С рождения здесь, в этом мире.
- Так будь же Телемом Флегонтидом по прозвищу Одигей! Великая Рея, Мать Сущего, благословляет тебя, обновлённый! Радуйся и живи человеком, который слушает своё сердце и чтит Порядок Жизни. Поступай так, как хотел бы ты поступать из сокровенной глубины самого себя. Не отказываясь от клятв, присяги и жизни, которые имел раньше. И да будет с тобой Удача и Терпение Заботливой Реи в твоих шагах.
- Радуйся, Великая Мать! И спасибо! Всем вам. Это так необычно. Я справлюсь?
- А ты постарайся. И живи, Одигей, снова рожденный.
- Прощай, мудрая Фотида и вы, молодые жрицы. Ухожу с надеждой, что мы ещё увидимся.

Перед тем, как обернуться к выходу, надолго всмотрелся в палладий за алтарем, потом в глаза старшей жрицы. И наконец, в глаза улыбающейся Танар, в молчании стоявшей рядом – всё-таки он не ошибся и счастлив, что пришёл сюда! Именно она, младшая жрица, привела его к Чуду. Уходить не хотелось. "Как они схожи с Фотидой". Не внешне, а как бы внутренним сиянием, отчуждённым от людского мира. Но живым как весь мир. Это, похоже, именно тот свет, который был ещё до Богов и людей? Молодая жрица улыбнулась на прощанье. Он помахал всем рукой и вышел из храма.

На площадке снаружи остановился, обвёл глазами всю местность, глубоко вдохнул чистый горный воздух, насладился запахами вокруг и легко пошёл по тропе вниз. К людям, к наставнику – приёмному отцу, к кораблю. К жизни, которая стала теперь совсем другой. Пошёл как Телем, сын Флегонта, но теперь уже по прозвищу Одигей – "ведущий". Будущий кормчий. И он постарается вернуться с этой ненавистной ему войны домой для жизни дальше. А для этого он будет Одигеем.
-----------

Подробность видения сменила ритм. Дальнейшее Вогаз, впитавший внутреннюю перемену Телема-Одигея, воспринял очень быстро, как единую вязь многих событий в виде одного большого глотка воды из кувшина в сильную жару.

Сформировалась огромная армада кораблей, идущих в грандиозный набег на древний и богатый Айгюптос. Два корабля с отрядом от Астипалеи оказались в западном резерве и приняли участие только в одном из морских сражении с египетским флотом. Полной победы не одержал никто. Корабелы "Черной Земли" предпочли сберечь силы, и отошли на юго-запад. Армада "народов моря" двинулась дальше.

Их командир, наследник островного басилея, удачно провёл два абордажа и очень гордился добытым в бою трофеем, красивым и богато отделанным изогнутым клинком-кхопешем из чёрной бронзы, после победы над каким-то египетским вельможей.

Телем во всех столкновениях действовал только как лучник. Метко, безжалостно. Как положено любому воину в бою. Наставник, преисполненный неприятных предчувствий после стоянки на Крите, всячески требовал, чтобы приёмный сын и ученик не отходил от него ни на шаг. Использовал любую возможность для продолжения обучения Телема всем премудростям кораблевождения.

Армада судов "народов моря" высадила на берег южной земли очень большой сборный отряд на соединение с армией ливийского царя в восточном рукаве Нейлоса-Итеру. Корабли с уменьшившимися экипажами сразу же проследовали вверх по великой реке на юг, к столице Нижнего Царства – городу Саису.

И состоялась великая битва сводной армии ливийцев, ахейцев, данайцев, фригийцев, ликийцев, тевкров, лидян, финикийцев, пеласгов, критян, шардана, тирренов, и многих-многих других народов Средиземноморья против подоспевшей сюда в дельту Нейлоса армии уже очень немолодого фараона Мернептаха, доблестного сына Великого Рамзеса-Завоевателя. Военный гарнизон "нижней столицы" успел присоединиться к его силам. И египтяне одержали тяжёлую, но великую для их страны победу. Сухопутная армия ливийцев и "народов моря" была разгромлена полностью.

А вот город Саис остался на целый день без защиты. Команды кораблей пришлых захватчиков начали безудержно его грабить. В городе с раннего утра начались вооружённые стычки, убийства и разбои. Раздавались громкие крики, плач и стоны, начались пожары. Команды кораблей носились во все стороны по красивому городу, по много раз принося на свои суда мешки и узлы с награбленным добром, пригоняли пленных, радовались, хвалились, пили вино и уносились в город очередными волнами насилия и разбоя. Между некоторыми «героями» начались ссоры из-за добычи. Почти все перепились. Страшно было смотреть на их ошалелые от упоения набегом и безнаказанностью лица.

Телем оставался один на обоих кораблях, приготовив их к немедленному отходу. Старший кормчий категорически запретил ему спускаться на берег, что как нельзя лучше соответствовало новому внутреннему настроению молодого морехода, Одигею! Он лишь с ужасом наблюдал, как его земляки и другие налётчики теряют человеческое обличье и становятся кровожадными чудовищами, которых не насыщают многочисленные убийства.

Забравшись на мачту, Телем смотрел на разоряемый и погибающий город, на его величественные храмы, стелы, высокие статуи местных богов, красивые дворцы, дома и глубоко осознавал только одно – всех пришельцев-грабителей и насильников ждёт страшная и неотвратимая ярость обиженной страны Та-Кемет. Айгюптос обязательно отомстит. Жестоко.

Между участниками набега участились стычки и драки. Они уже начали резать друг друга! Телем не вмешивался. "Когда Боги хотят наказать – Они отнимают разум". Вот ему наглядный урок на всю жизнь, какими бешенными зверьми становятся его земляки и соседи! Которых он знал раньше как нормальных, веселых и в основном добродушных людей, …славных воителей. Тьфу!

К берегу приполз тяжело раненный Арх, его приёмный отец и наставник, главный кормчий их басилея. Прошептал быстро подобравшему его Телему: "Спасай нас всех!" Нда. …Захотелось старику Ористиду принять участие в молодецком набеге!? Получил копьем в бок от своего же соплеменника, ахейца, – не поделили добычу. Ну и зачем всё это!?


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Понедельник, 25.11.2013, 21:40 | Сообщение # 74
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
К вечеру с востока раздались громкие крики – возвращались в столицу победившие на равнине вооружённых отряды египтян. И Телем кинулся в город оповещать земляков: "Если хотите вернуться домой – немедленно на корабль". Никого не упрашивал дважды. Счёт шёл на мгновенья. Вернулся, пнул двоих с соседнего корабля, чтобы тоже готовили судно к отходу. Взял длинную палку и, пользуясь высоким ростом и недюжинной силой, никому не позволил из вернувшихся покинуть оба корабля для новых набегов. Троих пришлось очень сильно избить. "Будут мстить". Но он выполняет приказ!

Когда в ближайших кварталах показались египетские копейщики и лучники, Телем лично скомандовал собравшимся землякам отчаливать. Арх, кормчий, успел уже всем передать, чтобы слушались только его, Флегонтида, если хотят вернуться домой. Поэтому Телем, командуя, орал громким голосом и лупил палкой всех, кто мешкал, да так, что самому стало страшно. Потом.

Они успели, кроме четверых с его корабля. Тех на берегу настигли египтяне, избили и связали. В сторону улепётывающих на средину широкой речной протоки грабителей полетели копья, стрелы, камни. Ещё пятерых, кинувшихся вплавь за отходящими корабля утащили под воду громадные речные чудища со страшными зубастыми пастями. Крокодилы! О них так много страшных историй рассказывали северяне друг другу. Жуть полная. Но это тоже месть Та-Кемет, "Чёрной Земли"!

Хорошо хоть южный ветер, настойчивый и горячий Нот, поспособствовал быстро уноситься с полными парусами. Погони, хвала Богам, не было. Но это сейчас. Ведь остатки египетского флота где-то притаились, возможно, в засаде в одном из рукавов таинственной речной дельты. Здесь могло спрятаться несколько больших флотилий. Но хвала, Афине-Заступнице, пронесло.

Через день пришлось очень осторожно обогнать два сцепившихся в абордаже корабля союзников: тевкры и ахейцы безумно резали друг друга из-за добычи. Богиня Эрида продолжала собирать свой скороспелый урожай от посеянного в "славных героях" раздора. Телем старался быть более чем внимательным на могучей реке. Соратники из отрядов уже бывших союзников стали также смертельно опасны, как и обиженные жители Айгюптоса.

У выхода в Лиловое море из дельты, в точке встречи на берегу корабли подбирали жалкие остатки сводной армии «народов моря». Ливийцев среди них не было: или погибли в главном сражении, или взяты в плен, выжившие, скорее всего, бегут отсюда домой на запад. «Ливийский царь подавился «египетской рыбой» и может не выжить». Разве сложно было жить в мире с соседями!? А вот его горе-союзнички похоже в ближайшие дни передавять друг друга в попытках переделить захваченную в Саисе добычу. Тяжело и позорно это видеть Телему.

В точке высадки также ожидала очередная «чёрная весть» - в ходе основной битвы погиб наследник их островного басилея, вместе почти со всем отрядом. Выжило только трое, которые и вынесли тело их командира из боя. Перед смертью тот успел сказать, чтобы клинок-трофей, символ их первой удачи в походе Арх, старший кормчий, передал владыке на Астипалею.

Ористид, тяжело дыша, распорядился принять полное командование Телему Флегонтиду, так как кормчего второго корабля, любителя приключений и выпивки, зарезали в Саисе ещё в полдень четыре дня назад. Перед тем, как потерять сознание, наставник смог громко произнести, да так, чтобы слышали все,: «Флегонтид, верни живых домой!»

Телем взял меч-трофей наследника, рявкнул выжившим: «Уходим». Из всего их отряда осталось три десятка земляков на двух кораблях. Почти все ранены. Единственный здоровый – он, молодой кормчий, без жалости в глазах и с полнотой власти. В продолжение бед оказалось, что вода в реке отравлена большим количеством трупов. Обе команды подхватили заразу. Уже на второй день выхода в море начался мор.

Молодому кормчему ничего не оставалось, как собрать выживших на своём корабле, взяв второй на буксир. Через неделю погибли все пленные и половина его команды. Тела умерших он лично выбросил в море. Полтора десятка «героев» держались из последних сил. На Кипр оба корабля он не поведёт – "сожрут" свои. Не одни, так другие. Только на север.

Но приключения бравого похода не закончились.

В одну из ночей к Телему подкрался один из земляков, "герой" из самых рьяных в выпивке и безумии грабежей, захотел отобрать клинок-трофей наследника. Молодой кормчий умело увернулся от взмаха бронзового кинжала и просто выбросил напавшего за борт. Двое свидетелей инцидента лишь похвалили Телема за бдительность и твёрдость. Погибший слишком уж зарвался в своей жадности и безумии.

За три дня до подхода к Криту корабли Телема нарвались на дрейфующий подозрительно в этих местах большой корабль любопытствующих финикийских торговцев. Плотоядная улыбка их кормчего дала понять Флегонтиду, что он вместе с выжившими земляками, обоими кораблями, полными добычи, будет быстро «проглочен» ушлыми и опытными в пиратстве сидонцами. Наставник никак не мог помочь, даже советом – лежит в забытьи.

Финикийцы настойчиво предложили помощь в сопровождении на Кипр, главное место удачного сбывания добычи и сбора всех, кто ходил в поход на Айгюптос. Но «хозяев моря» выдали нетерпеливо обнажаемые клинки – захвату двух почти без экипажей кораблей, по их мнению, ничто не мешало. Только вот собственное сердце вовремя толкнуло Телема-Одигея к уловке.

Когда дистанция сближения благодаря умелому лавированию сократилась до двух десятков саженей, его руки как бы сами схватили заранее изготовленный лук и колчан. И он быстро выпустил точную стрелу прямо в горло финикийскому кормчему. Тот выпустил руль. А ведь парус-то у них был спущен, рассчитывали на весла! Совсем упустили из виду из-за жадности силу и настойчивость южного ветра.

Вторую стрелу он всадил в самого здоровенного сидонца, который явно готовился первым ринуться в абордажную схватку. Резкий разворот руля и точные действия выжившей команды с парусами - корабли Телема удачно свалились под ветер на северо-запад почти вслед заходящему солнцу. Буйный и настойчивый Нот, владыка южного ветра не подвёл! Финикийцы замешкались, пытались догнать на веслах, с парусом у них что-то не получалось. Они быстро отстали.

Только потеряв «хозяев морских встреч» из виду, Телем позволил себе внутри немного расслабиться. Не ослабляя внимания ко всему вокруг и твёрдо держа руль. Это не было победой, а всего лишь «гибкостью» в разрешении проблемы. И надо зайти на Крит передохнуть. Но не в шумный южный порт Комо возле города Феста, а обойти остров с запада и, минуя берег величественной столицы Кносс, снова посетить Малью. Так ближе к дому и меньше привлечёт внимания всяких любопытствующих финикийцев.

В Малье Телем первым делом, разыскал лучшего лекаря и щедро оплатил ему исцеление земляков. Для перегона домой второго корабля, не видя возможности вести его домой силами поредевшей команды, нанял восьмерых фурнийцев, дальних родичей. Десятую часть добычи почти сразу передал в дар местному владыке как знак следования традициям гостеприимства и соблюдения чести островного братства.

А потом целый день потратил на пересчёт и выделение пятой части захваченной добра для приношения Богам. Немного из этого – для храмов Зевса, Посейдона и Афины. Самую же большую долю два с половиной десятка нанятых носильщиков под личным присмотром Телема потащили знакомой горной тропой в храм Реи, Матери Богов.

Его процессию там встретили все жрицы во главе со старшей, Фотидой. Принимая в дар храму такое богатое подношение, она тихонько сказала ему, что такая пышность не обязательна. Главное, по её словам, что Телем-Одигей заглянул в себя, глубже своего старого имени. И выжил, соблюдая честь воина и морехода. Поэтому она снова благословляет его от имени Реи и желает ему не упускать счастья обретения внутренней силы. В отношении приношения Телем-Одигей остался при своём мнении. Танар на прощанье просто улыбнулась и пожелала ему здоровья и удачи. Уходя из храма, он снова почувствовал себя окрыленным. У него всё получилось! И так, как хотело его сердце.

Дальше было неторопливое, совершенно без каких-либо приключений, возвращение домой. Полтора десятка "славных воителей" и два корабля вернулись на родной остров к своим семьям. Их ждали радость близких, плач и стенания о погибших. А также жутко расстроенный взгляд басилея, молча принявшего из рук Телема клинок-трофей в память о доблести утраченного навсегда сына-наследника. Владыка Астипалеи прямо на глазах начал терять силы жить дальше. Присутствующий на церемонии «возвращения героев» Арх Ористид неторопливо описал всё злоключения южного похода. Так зачем всё это было нужно!? Добыча? Она вернёт семьям погибших близких?

Приёмный отец и наставник в море больше не выходил. Здоровье к нему полностью уже не вернулось. Иногда он, опираясь на клюку, появлялся на пристани, чтобы понаблюдать за морем и кораблями, послушать новости от мореходов. А так почти всё время проводил с детворой, рассказывая многочисленные истории о морских приключениях. Телем-Одигей, сын Флегонта, долгие годы ещё ходил по морям, но истинно счастлив был только рядом с любимой семьёй. Удача незаметно присутствовала почти во всех его днях.
-----------

Видение уходило, отпуская Вогаза из крепких объятий. Последними отрывками необычной "легенды" стали короткие сведения из жизни далекого морехода. Например, тесть Флегонтида оказывается, был уважаемым строителем дорог на Астипалее, трудолюбивым и педантичным, его часто приглашали выполнять заказы на другие острова. Прозвище Одигей твёрдо прикрепилось к Телему благодаря супруге и наставнику. Старший зять станет прекрасным учеником, будущим кормчим. Младшая дочь выйдет замуж за хорошего парня, знатока мёда, с острова Фурни…

Вся эта история даже утром никак не торопилась оставить уйгура в покое. Мастер Ли в беседе, внимательно выслушав его, ничем не смог подтвердить сведения о событиях на древнем западе. Как позже и Матай. Но через неделю на ближайшей береговой стоянке это смог сделать бывалый Самар!

Опытный старик выслушал Вогаза, не упоминавшего только жрицу Танар, похожую на Айнару, дотошно уточнил многие детали, а под конец стал очень заинтересованным и удивлённым. Ему, оказывается, известно, что изредка некоторые люди после травмы или болезни начинают видеть легенды других народов. Но впервые он слышит такие подробности и правильную последовательность событий в рассказе подчинённого. И главное, эта история, по его выводу, более чем правдива.

Да, на очень далёком западе есть большое море, хотя и не такое громадное, как здешний Восточный океан. Или как Великий Южный, который ещё только ждёт их впереди. …Действительно есть там могучая южная река, как и упомянутые страны и множество островов в том западном море. Именно из одного тамошнего северного царства и вышла страшная победоносная сила эллинского войска чуть больше двух столетий назад. Во главе со своим божественным Искандером Зулькарнайном-Двурогим она для начала покорила всех соседей, в том числе и страну "Черной Земли". И почти без отдыха, будучи намного меньшим числом, разнесла в прах могучую Персидскую державу. Уж персов-то считали совершенно неодолимыми.

Захватили эллины также известную всем здесь Бактрию, Согд, Маргиану и победили одного западноиндийского раджу. Но в Индию это войско не пошло – Великий Искандер неожиданно заболел и вскоре умер. Его потомки прямо у смертного одра "царя царей" переругались и почти мгновенно развалили страну на враждующие страны-куски. Войны между потомками продолжались несколько поколений.

Только недавно на далёком западе появилось и продолжает покорять все без исключения тамошние народы так называемое Римское царство, объявившее себя наследницей эллинов. Говорят, это очень сильная страна и только её можно сравнить по мощи с Поднебесной нынешней династии Хань. Но это царство очень далеко. Оттуда даже не было торговцев и посольств, только слухи.

Самару очень понравилось "легенда" Вогаза. Пришлось повторить её дважды, так как мудрый старик любил серьёзные истории и всегда не против услышать ещё такие же. Но Вогаз решил для себя – если для новых легенд необходимо получить веслом по голове, то уже очередной рассказ из нового видения может стать очевидно глупым концом этой всей его жизни.

Спасибо, конечно, Великому Небу за необычный для Вогаза жизненный опыт и навыки какого-то Телема Флегонтида, древнего морехода. Но, хватит! В этой жизни у него своя судьба и свой путь. А любимую макушку головы он предпочитает сберечь целой и невредимой в любой ситуации.

Интересным стало последующее. Старший кормчий их джонки, на глазах которого и произошёл весь эпизод от начала до конца, вдруг доверил сухопутчику подержать руль управления джонки, благо погода была великолепной для продолжения путешествия на юг, и посмотреть на правдивость сведений. И у Вогаза получилось! Ба Лунь измучился помогать подробным переводом многих сложных подробностей умения водить суда по морю в неоднократных беседах кормчего с уйгуром.

Вогаз сделал для себя однозначный вывод – некоторые навыки кораблевождения Телема у него есть. Не все. И как такое возможно!? Сейчас и здесь, далеко на востоке. Судьба продолжала преподносить сюрпризы. Вот только голову стоит поберечь! И чем важны сведения, полученные от далёкого Телема-Одигея Флегонтида с острова Астипалея в Лиловом море!? Пока совершенно непонятно.
-------------
дальше будет
Прикрепления: 6581681.jpg(24Kb) · 3612560.jpg(40Kb) · 1773242.jpg(83Kb)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Вторник, 26.11.2013, 14:20
 
LitaДата: Вторник, 26.11.2013, 13:23 | Сообщение # 75
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8822
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
kalpa, спасибо Вам. Это именно то, что было нужно мне сегодня, столько Красоты в одном тексте, в событиях, которые происходят внутри, меняя то что снаружи. Было так плохо, а стало так хорошо. :) Не знаю, как у Вас это выходит - простой пересказ событий рождает столь яркую картинку, столь настоящее... настоящее :)
немного попридираюсь.

Цитата kalpa ()
…?»

Цитата kalpa ()
- Хорошо, …твои

Цитата kalpa ()
, …славных воителей.
- знаки препинания, знаки препинания) Все еще немного удивляют, но уже начинаю привыкать. А может быть это часть авторского стиля и не нужно менять?

Цитата kalpa ()
присевшего на корточки рядом собой.
- рядом С собой?

Цитата kalpa ()
Голова переставала гудеть все быстрее
- вот не могу представить) как это - переставала все сильнее?

Цитата kalpa ()
А вот его горе-союзнички похоже в ближайшие дни передавять друг друга
- передавят?



Всегда рядом.
 
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
Страница 5 из 16«12345671516»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz