Вторник, 22.08.2017, 00:30
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 16«1234561516»
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
На восток и обратно, если повезёт...
kalpaДата: Суббота, 19.01.2013, 21:02 | Сообщение # 46
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Уже. Так... продолжение - это...

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Суббота, 19.01.2013, 21:06 | Сообщение # 47
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
4.3 Визит к друзьям

Наконец под утро, показалось небольшое аккуратное поселение, похожее на слободу ремесленников. Позади уже просматривался огромный город с китайскими пагодами и дворцами. Нужная Самару усадьба располагалась чуть дальше на восток, в небольшой бамбуковой роще на холме у реки. Красивые здания внутри окружал очень высокий каменный забор. Чувствовалось, что внушительное строение – это «гнездо», которое служило многим поколениям.

Самар остановил караван в двух полётах стрелы и объявил большой привал на берегу под холмом. Значит, не менее, чем на сутки. Подозвал к себе обоих парней, отправил их реке быстро привести себя в порядок. Приказал взять личное оружие. Придирчиво осмотрел, насколько аккуратно они одеты, здоровяка подзатыльником отослал к их повозке переодеться. Зыркнул недовольно на Вогаза, которому оставалось только сокрушенно вздохнуть и опять развести руками – «недосмотрел…». Вернувшегося Бахара, который сменил рваные в шагу штаны, Самар снова осмотрел. Заставил обоих по-новому повязать длинные головные платки. И, наконец, пошел с ними к усадьбе. На ходу продолжил быстро объяснять:
«Идёте всегда позади меня. Оружие оставите там, где покажут. Ни к чему не притрагиваетесь - китайцы любят красиво украшать свои дома дорогими вещами. Разговаривать только с разрешения старших. Ведите себя с достоинством и приветливо, как взрослые воины. Вогаз понял, что тирада предназначена напарнику, и придется, о боги и предки, ещё тщательнее «приглядывать».

«Ритуал это основа их жизни. Следите за мной и поступайте как я. Буду, если надо, толмачом. Если будет что-то не так - потом придушу…. Или выгоню…. Или оставлю без жалованья…. В зависимости от количества позора на мои седины. Клан Цзинь и школу «Южный Леопард» возглавляет достопочтенный мастер Лю Вэй Цзинь. Он не из «сиятельных ванов», князей, но не менее авторитетен, а, иногда, и намного более. Внешне он прост и открыт, но поверьте, когда-то давно он несколько раз побеждал меня в поединках (парни широко раскрыли глаза и разинули рты от изумления). И был моим лучшим наставником».

Втроём они продолжали двигаться к воротам. Самар выдержал паузу – явно нахлынули воспоминания. Вогаз с Бахаром, не сговариваясь, пытались скопировать поступь начальника. Последовало продолжение: «У мастера Лю двое отличных сыновей – Фа Вэй и Ли Вэй. Оба прекрасные воины и сами уже наставники. Этой семье я полностью доверяю в этой стране… и немного дальше. Они тут все «помешаны» на сохранении чистоты своего «ли» - чести себя и семьи. Сам клан пережил несколько династий, потому что одна из их традиций – не вмешиваться в политику…. Ну, торговцы они…. Эх, только бы не опозориться…». И Самар вновь посмотрел пристально на обоих парней, и как-то еле слышно зарычал от неизбежности.

Когда до усадьбы оставалось два десятка шагов. Ворота начали медленно приоткрываться. Стало видно мужчину лет сорока пяти, одетого в традиционный наряд купца среднего достатка. В правой руке он держал традиционный веер. Вогаз вовсю рассматривал незнакомца. Поразили расслабленное достоинство позы, стройность тела и очень умные живые глаза. В них не было удивления, только интерес. В пяти шагах перед ним величественно остановился Самар. Парни мгновенно замерли позади, опустили лица настолько, чтобы можно было хорошо смотреть исподлобья, и не шевелились.

Впереди раздался торжественный голос их начальника, который церемонно приложил правую ладонь к сердцу и по-китайски произнёс достаточно длинное приветствие – их, оказывается, встретил не кто-нибудь, а младший сын главы клана, Ли Вэй. Встречающий, неожиданно для парней, ответил на хорошем тохарском языке. Сложив перед грудью ладонь левой руки и кулак правой в традиционном китайском приветствии (Вогаз потом узнал название этого жеста – «кристальная чистота намерения»), он торжественно ответил, что семья Вэй Цзинь сердечно приветствует их друга, доблестного Самара. И радушно предлагает уют для отдыха и крышу дома для особого и всегда желанного гостя и его спутников. А его отец с нетерпением ждёт встречи со старым товарищем. Вогаз отметил про себя изящество и точность поворота веера вниз в правой руке, сжавшейся в кулак. Сын главы клана был очень опасным и непредсказуемым бойцом. Самар ответил медленным глубоким поклоном. Парни за его спиной исхитрились вовремя сделать также. Гости степенно последовали внутрь усадьбы за показывающим дорогу Ли Вэем.

За воротами, которые сразу прикрыли двое крупных парней с отсутствующими взглядами, был большой прямоугольный двор, вымощенный каменной плиткой. Тут могли встать строем три сотни людей. У Вогаза из-за красоты места, опять началось раздвоение внимания. Это как же надо стараться от души, чтобы каждой мелочью в строениях, утвари и других предметах аккуратно соблюдать и подчеркивать красоту. Впереди был большой дом хозяина. Слева – явно казарма, с тремя лестницами схода. Справа - похоже на дом для гостей и приёмов. Другая часть его личности отметила вместительность построек - здесь мог укрываться очень внушительный отряд, на крыше казармы была смотровая башенка в три роста под видом пагоды – удобна для обзора, сигналов и пустить стрелу. Оттуда смотрели две пары внимательных глаз. Было настороженно и пустынно.

Впереди открылись широкие двери жилого дома. И к ним на встречу стал спускаться во двор плотный старик среднего роста с длинной белой бородой и густыми бровями – достопочтенный Лю Вэй Цзинь . За ним в двух шагах и чуть справа следовал явно брат Ли - Фа Вэй, возрастом старше лет на семь. Он тоже держал в правой руке веер. Глава же клана Цзинь и патриарх школы «Южный Леопард» одет был, как-то, просто, двигался воздушной походкой, но степенно. Вместе с ним ощущалось приближение необычной широкой волны в сторону гостей. В её центре были глаза патриарха клана, а назвать такое явление можно тремя словами – мудрость, сила и… теплота.

Самар пересёк середину двора и опустился на правое колено, снова прижав правую ладонь к сердцу и низко наклонив голову, – знак высшего доверия и смирения. Парни опять умудрились почти мгновенно повторить жест. Вогаз отметил для себя, как всё-таки опасен их начальник в любой ситуации, и даже в такой позе. Мастер Лю Вэй чуть ускорил шаги, радушно поднял Самара, тепло обнял и похлопал по плечам. Вогаза посетила мысль, что патриархам, наверное, церемонии ни к чему, их начальник – действительно здесь приятный гость. Самар негромко обратился с приветствием по-китайски. Младший сын, Ли Вэй, плавно обошёл по дуге отца и замер рядом со старшим, но чуть слева. В его глазах по-прежнему был живой интерес к гостям. А вот во взгляде Фа Вэя была спокойная деловитость. Вогаз понял, что ему довелось попасть в гости к великим людям.

Самар, похоже, сжато рассказал причину визита, потому как мастер Лю Вэй заговорил на тохарском языке. Он предложил продолжить беседу в доме для гостей, где можно будет предложить гостям прохладу и чай. Младший сын мгновенно развернулся и почти бегом унесся в жилой дом. Но для начала старому мастеру, если будет позволено Самаром, хотел бы тщательнее рассмотреть его молодых спутников. «Дабы удовлетворить глубокое любопытство старого человека...». Их начальник улыбнулся в ответ, подал команду парням кивком и тут же занял место Ли Вэя. А патриарх величественно шагнул к выпрямившимся по команде начальника, парням. Как на страже во время празднеств – тело выпрямлено и неподвижно, руки придерживают оружие, глаза устремлены вперёд и вдаль. Старик явно не мог жаловаться на плохое зрение, но начал степенно рассматривать парней, медленно обходя их по кругу. Только уж больно пристально и не торопясь.

Вогазу показалось, что глаза патриарха проникают вглубь и замечают каждую мелочь. Лю Вэй удовлетворенно покивал головой и шустро развернулся к Самару. Причём точно ощущалось Вогазом, что патриарх продолжает тщательно рассматривать парней даже затылком. Широкий приглашающий жест – и они неторопливо пошли направо в помещение для гостей. На веранде здания Самар обернулся и велел парням сложить оружие, Фа Вэй показал на длинную скамью-подставку у входа. Вогаз прислонил копье к стене в какую-то, явно специальную вставку, а затем положил лук, колчан со стрелами, кинжал и свой меч в ножнах. Бахар вытащил любимую палицу из петли, а также длинный кинжал. У обоих оставались пчаки в ножнах - «ещё никто из уйгуров не оставлял без присмотра личный нож». Вогаз снял с головы платок и повязал его привычным жестом вокруг шеи, Бахар последовал его примеру. Фа Вэй понимающе кивнул и пригласил широким жестом войти в помещение.

Войдя, они остановились у входа, сначала хотели встать за спиной у начальника. Но мастер Лю Вэй пригласил Самара к двум креслам справа возле низкого столика, а его сын предложил парням присесть за стол в шести шагах в стороне. Сам он встал за спиной отца. Самар начал рассказ на китайском языке. Расслышать не получалось, да и не требовалось. Вогазу сейчас было важно, чтобы напарник, у которого «проснулось любопытство», вёл себя прилично.

Взгляд же Вогаза как бы сам по себе остановился на большой прямоугольной кадке, засыпанной очень мелким белым гравием. Там росла сосна, настоящая, взрослая, но очень небольшая, как будто её волшебным образом уменьшили в несколько раз, сняв со скалы над пропастью. Каждая часть растения была естественной и, как бы, тщательно выверенной. За сосной явно добросовестно ухаживали. В ней «не было ничего лишнего». Это была какая-то красота, и даже нечто большее… (отдельный эпизод потом о «пэнь-цай») ******. Вогаз не мог оторваться от её созерцания.

Беседа только начиналась, а уже послышались шаги и в гостиную зашёл Ли Вэй с двумя слугами. Один поставил поднос с двумя красивыми чашками и чайником на столик возле патриарха. Второй слуга – другой поднос с более простой посудой - перед молодыми людьми, налил им обоим чай и отошёл к двери. Там его уже ждал первый. Оба вышли и явно встали за дверями на веранде. Чай отцу и Самару наливал младший сын. После он отошёл и снова встал рядом с Фа Вэем. Парням стало как-то неуютно – уж не такими высокими гостями они были. Они сделали по глотку и старались сидеть неподвижно, для них церемония продолжалась, пока не будет указания.

Глаза Вогаза вновь вернулись к деревцу в кадке, невольно продолжив процесс созерцания. Но тут он почувствовал, что за ним наблюдают. Оказалось, что глава школы каким-то глубоким взглядом посматривает на Вогаза, внимательно продолжая слушать рассказ Самара, причём явно про ребят. Более того, он улыбался. А сыновья с интересом рассматривают Бахара. Парни, не сговариваясь, сделали от волнения ещё по большому глотку чая. Он был превосходен! Бахар разволновался, но виду не подавал. Молодец! Вогазу было как-то не по себе от ощущения, что взгляд патриарха и сосна в кадке имели странную общность для него. Но понять это он не мог никак. Пока.

Вдруг, Вогазу послышалось знакомое слово «дадао». Он напрягся, пытаясь вслушаться в рассказ начальника. Ли Вэй по просьбе Самара достал из небольшого комода открытый ящичек с письменными принадлежностями. На листке тонкой бумаги начальник нарисовал иероглифы, которые, как вспомнил Вогаз, были на лезвии длинного чудо-клинка. На другом листке - Самар попытался воспроизвести рисунок татуировки с осмотренного тела главаря бандитов. Патриарх сразу кивнул головой и усмехнулся, сыновья же никак не отреагировали, но явно что-то просчитывал про себя – их глаза сузились. Беседа продолжилась, но говорил теперь глава клана. Деловито, успокаивающе и с усмешкой. Вогаз невольно продолжил созерцание сосны в кадке. Вот бы расспросить про это искусство…! Похоже, было принято решение помочь Самару и караванщикам. Младший сын быстро вышел во двор. Беседа продолжалась. Вскоре послышались четыре длинных удара в гонг. А ещё чуть позже послышались отрывистые команды. Семья Вэй клана Цзинь начала действовать.

Потом, вечером, ребята узнали от Самара, что клан Цзинь окажет очень серьёзную помощь. Выделят отряд охраны каравану на замену стражников-уйгуров, раненных буду лечить, всем дают приют и защиту. Персидского купца приглашают переночевать в усадьбе на правах знатного гостя, к тому же хотят с ним лично познакомиться и обсудить многие вопросы намечающейся большой торговли с далекой Персидой. Утром следующего дня его вместе со всем караваном сопроводят в столицу. Помогут всем караванщикам разместиться на предложенных семьей постоялых дворах и начать торговлю. Можно через «приветливые» магазины семьи Вэй.

Охрана и любая помощь будет предоставлена на всё время пребывания в Поднебесной, вплоть до сопровождения на родину. Но если простых караванщиков сопроводят до Дуньхуана или же до Турфана, а если надо – и до Урумчи. То персу предложат интереснейшее путешествие далеко на юг - морем вокруг всей земли. Через Гуаньчжоу (Кантон) на юге Китая во Вьетнам, Камбоджу, Сиам, потом – в Индию, и дальше - прямо в Персию. Сопровождать купца будет младший сын, Ли,… «от имени семьи Вэй клана Цзинь». Самар со здоровыми бойцами отряда через несколько дней отдыха быстро двинется прямо на восток в океанский порт Люньюнь возле города Синь Хайлянь. Через города Лоян, Чжэнь Чжоу, Кайфын (Кайфэн), Шанцю, Сюйчжоу. Вдоль старого русла реки Хуанхэ. Новое поворачивало на север возле Кайфына. Ли Вэй и Самар будут ждать персидского купца из столицы с остальными охранниками требующими длительного лечения. Это займёт около двух месяцев. Вести вторую группу будет Фа Вэй, который сопроводит новый караван на юг до Шанхая. Оттуда старший сын вернётся домой. Перс, заинтригованный возможностью посетить сказочные страны далекого юга, удачно поторговать и вернуться морем прямо в родную страну, якобы согласился. Даже долго не раздумывал. Первому отряду желательно двигаться к океану, не привлекая внимания. Самар обязуется всемерно помочь Ли Вэю посетить Персию и вернуться в Китай по Великому Пути до города Увэй в предгорье Наньшаня, где есть филиал-представительство клана Цзинь. Все путешествие должно занять не более трёх лет…. Парни восхитились.

Патриарх школы встал, давая знать о продолжении аудиенции уже во дворе. Поднялся и Самар. Парни просто вскочили, ожидая указаний. Но старый мастер, почему-то сначала подошёл к комоду, достал из верхнего ящика небольшую тёмную чашку из металла и стержень, в палец толщиной. Улыбнулся Самару и медленно провел концом стержня по краю чашки несколько раз. Помещение заполнилось тонким и мелодичным звоном еле слышного тона. Если на Самара и Бахара это видимо никак не повлияло, то Вогаза окатила сверху вниз и снизу вверх волна странной мельчайшей дрожи тела. Необычное переживание долго помнилось. Ничего не объясняя, старый мастер вернул предметы в ящик и степенно пошёл к выходу. Остальные последовали за ним. Последним шел Фа Вэй. На веранде он предложил ребятам забрать оружие. Патриарх и Самар внимательно следили за их экипировкой.

Из казармы же напротив выбегали воины школы, одетые в длинный кожаный доспех и вооруженные китайскими пиками-клевцами «Ге». У каждого был круглый щит, простой бронзовый меч, за спиной у всех средний лук и колчан на два десятка стрел. Перед казармой они выстроили в две шеренги под пристальным взглядом Ли Вэя. Два десятка бойцов во главе с тридцатилетним начальником, у которого были холодные как лёд глаза. Младший сын начал тихо давать ему указания.

Тем временем, патриарх Лю повернулся к Самару и громко произнес на тохарском: «Не соблаговолит ли доблестный Самар разрешить показать своим спутникам молодецкую удаль для ознакомления?» Самар сжал скулы, раздумывая, и как-то растерянно посмотрел на здоровяка Бахара. Парень расценил этот взгляд как приказ, но решил немедленно проявить инициативу – вихрем сорвался с места по лестнице во двор и понесся направо к дальнему третьему крыльцу казармы.

Бороду патриарха взметнуло вверх волной воздуха от пробежавшего богатыря. Самар дико выкатил глаза от удивления и тихо зарычал ему вслед – подчиненный не дождался словесного приказа что делать. Здоровяк бежал к небольшой повозке, где трое слуг под присмотром пожилого мужчины грузили её небольшими упаковками. Как потом оказалось, это был лекарь, готовившийся посетить стоянку каравана и осмотреть раненых. Четвёртый слуга только что привел запрячь в повозку обычного осла. Самар было дернулся за Бахаром, но патриарх быстрым жестом придержал его за рукав. Дёрнулся было вдогон напарнику Вогаз, но тут уже его начальник гневным взглядом и резким кивком вернул на место у себя за спиной. Старый же мастер, уперев кулаки в бока, весь превратился в живой интерес. Воины, не получив никакой команды, просто повернули головы.

А Бахар подбежал к ослу, с разбегу наклонился и подхватил животное себе на плечи. Потом лихо развернулся и ровным быстром шагом поспешил к воротам. Четверо слуг кинулись, было остановить «безобразие», однако их резким окриком остановил лекарь. Одному дал команду бежать рядом, но не трогать. Что парнишка и сделал с изумленным лицом, семеня ногами в трёх шагах позади богатыря. Бахар с хищной и довольной улыбкой пронёс осла к воротам, у которых застыли с открытыми ртами два привратника, и немедленно повернул назад. Не снижая скорости, он снова пересёк весь двор и бережно вернул животное на то же место. Смачно чмокнул осла в нос и с довольным видом победителя бегом подбежал к ступеням, где его ждали Самар и глава клана. Вытянулся во весь свой богатырский рост и замер. В глазах его было: «Ну и каков я? Ой…»

Возникла небольшая пауза. Глава семьи Вэй и клана Цзинь начал безудержно хохотать, причём как-то, заразительно - по-детски. Самар гневно смотрел на подопечного сверху вниз, поставив кулаки в бока и широко расставив ноги – «горный дэв готовит беспощадное наказание». Ли Вэй через двор смотрел на отца и улыбался. Два десятка воинов за его спиной стояли с разинутыми ртами. Ни один из них не был выше ростом плеча Бахара. Фа Вэй спустился к отцу с веранды и стал придерживать его под руку. Патриарх продолжал хохотать…. Вогаз не шевелился, кусал губы и ждал любой команды Самара, моля богов и предков, чтобы с Бахаром «потом» ничего плохого не случилось. Начальник ничего пока не предпринимал и просто потирал себе затылок. Гнев у него явно прошёл. Внешне так казалось…. Бахар стоял на месте, только широкая грудь вздымалась и опускалась от мощного дыхания и по лицу стекали струйки пота. Вогаз обратил внимание, что у старшего отряда школы не потеплел взгляд, глаза остались такими же холодными.

А у третьего крыльца лекарь ощупывал осла – не сломаны ли ребра. Слуги под его руководством продолжили погрузку. Лекарь распорядился таки заменить животное, несчастного ослика немедленно увели. Наконец, старый мастер успокоился, прокашлялся и громко сказал на тохарском: «Почти четыре десятка лет прошло с момента, как я получил от тебя, доблестный Самар, «подарок», глубоко тронувший радостью и весельем моё сердце. Ты как всегда смог необычайно удивить меня снова. Кого-то я узнаю в этом молодом богатыре…». Самар не ответил, но почему-то потупил взгляд. Если бы не загар, то, скорее всего, лицо его покраснело. Вогаза посетила ехидная мысль-вопрос, что такого «напортачил» их командир в молодости, если Лю Вэй Цзинь решил сравнить это с нынешним событием и Бахаром?

Патриарх продолжил: «Прошу тебя, Самар, представь моего старшего сына Фа Вея владельцу твоего каравана, чтобы передать ему приглашение нашей семьи стать высоким гостем в этом доме. Отряд нашей школы сменит твоих стражников. Опытный лекарь окажет помощь всем нуждающимся. А этих двух молодцов я очень прошу оставить пока при мне для продолжения знакомства». Он кивнул сыновьям. Самар сделал уважительный поклон в знак согласия. Фа Вэй дал знак старшему с холодными глазами. Последовала резкая команда, обе шеренги повернулись направо. Отряд двинулся простым шагом к открывающимся воротам. Самар жестко зыркнул на парней, кивнул Вогазу, оставляя его старшим, и двинулся догонять Фа Вэя. Бахару же он мимоходом прошипел: «Придушу потом. Медленно…».

По знаку Вогаза Бахар подошёл и встал вместе с ним в пяти шагах от Лю Вэя. Старый мастер проводил взглядом отряд и догоняющего их на повозке лекаря с двумя слугами. Младший Вэй посматривал на молодых гостей. Ворота стали закрываться. Патриарх повернулся к ребятам. «С нетерпением жду теперь уже вашего сказания о битве у реки неделю назад. Можете рассказывать во всех подробностях. Не волнуйтесь – я высоко чту честь доблестного Самара! (парни переглянулись) Пойдемте на площадку для занятий». Впереди пошёл его младший сын, показывая дорогу.
----------------------
дальше будет
Прикрепления: 4070865.jpg(255Kb) · 7225417.jpg(320Kb) · 4588158.jpg(59Kb) · 2337916.jpg(78Kb) · 0789835.jpg(86Kb) · 5447988.jpg(97Kb)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Воскресенье, 20.01.2013, 12:02 | Сообщение # 48
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8825
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
От красоты бонсай действительно может дух перехватить...
Цитата (kalpa)
Парни просто вскочили, ожидая указаний. Но старый мастер, почему-то сначала подошёл к комоду, достал из верхнего ящика небольшую тёмную чашку из металла и стержень, в палец толщиной. Улыбнулся Самару и медленно провел концом стержня по краю чашки несколько раз. Помещение заполнилось тонким и мелодичным звоном еле слышного тона. Если на Самара и Бахара это видимо никак не повлияло, то Вогаза окатила сверху вниз и снизу вверх волна странной мельчайшей дрожи тела.

Любопытство взыграло - а что это, такое красивое? Что за чашка со стержнем?

kalpa, спасибо за радость читать продолжение, и ловите 'вычитку' в прикреплении. :)
Прикрепления: 4.3.docx(31Kb)



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Воскресенье, 20.01.2013, 16:39 | Сообщение # 49
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Точно не знаю, но скрежещущим звуком "вводили в резонанс", наверное, чтобы человек "открылся". Редкая и, кажется, опасная штука. След. часть выложу поздно вечером - сейчас близкие... crying Так... продолжим:

4.4 Поединок и беседа


Вошли в первую дверь казармы. Открылся длинный коридор. Справа было три двери (как потом оказалось, комната для старшин, арсенал и столовая), причём средняя закрыта массивным брусом. Слева - две двери (собственно казармы для бойцов). Между ними находились очень длинная стойка с оружием. Чего тут только не было! Такого разнообразия готового к битве оружия ни Вогаз, ни Бахар даже представить себе не могли…. Рты открылись и не закрывались. Оба медленно прошлись вдоль стойки, развернулись и снова прошлись. Парни тихо приговаривали: «Ва-а!» и… «О-о-о!»

Старый мастер снова улыбался. Младший, Ли Вэй, с легкой улыбкой продолжал живо рассматривать молодых гостей. Наконец, оба парня смогли перевести дух. Хвала богам, он помнили наказ Самара ничего не трогать. Но каких усилий им это стоило? Не передать…. Кстати, довольно быстро и Вогаз, и Бахар заприметили в середине стойки «чудо-клинок», которой сражался главарь разбойников. Парни переглянулись и уставились на старого мастера. Патриарх вскинул правую ладонь, предотвращая расспросы. Он просто уточнил: «У вас будет ещё много времени пораспрашивать, рассмотреть, потрогать и даже попрактиковаться. Я сам был таким же, как вы. Очень понимаю ваши переживания. Но ненадолго отложим усладу ваших сердец. Бахар, пока ты не остыл, не окажешь ли честь старику показать своё боевое мастерство? У меня есть для тебя подходящий противник среди наших учеников».

Услышав торжественный ответ здоровяка «Почту за великую честь, мастер Лю Вэй» и увидев, как красиво Бахар выдал церемонный поклон с прижатие правой ладони к сердцу, Вогаз чуть не лишился чувств. Мало того, что он не ожидал такого от напарника. Он бы ни за что не смог бы сам это повторить так величественно и глубоко. Такое идёт из сердца героя, наверное…. Старый мастер пригласил их в конец коридора, где его сын уже открывал двери, выходящие во второй большой двор - место для тренировок бойцов школы. Вогаз, не удержавшись, шепнул Бахару: «Ты своим поведение не устаешь удивлять и радовать меня, Бахар, я горжусь тобой!» В ответ здоровяк довольно хмыкнул. Впереди послышалась отрывистая команда. Когда парни вышли на веранду вслед за степенным патриархом, их взору предстали четыре десятка бойцов разного возраста, почти одинаковой комплекции, построенные широким квадратом. И единым взором внимания и послушания….

«Вань Ю, подойди!» - отрывистый приказ патриарха на китайском языке легко растлумачил для себя Вогаз. Из заднего ряда выбежал здоровенный парень и остановился перед ступенями. Надо же, какие есть здесь…. Такой большой комплекции тела уйгуры ещё не встречали среди мужчин в этой стране. Но…. Он почти на полголовы был ниже Бахара, и всё-таки не так широк в плечах, явно ровесник. Напарники ничем не выдали удивление к будущему сопернику богатыря-уйгура. Только в глазах младшего напарника затаилась усмешка, он уже умел правильно оценивать противников. Вогаз всё равно помрачнел. Событие, конечно, будет очень интересным. Главное, чтобы Бахара «не понесло» - парень был знаком с боевым безумием. И не раз….

Мастер Лю громко, но по-китайски, произнес длинную тираду, явно означающую демонстрацию поединка двух тяжеловесов. Строй парней быстро сдвинулся назад на двадцать шагов, сжавшись в четыре шеренги. По короткому жесту они быстро уселись на землю. Соперник снял рубаху и аккуратно сложил в стопку на землю у края нижней ступеньки. Внушительные мышцы – явно упорно тренируется. Из коридора вернулся Ли Вэй, незаметно исчезнувший ранее, изящно бросил ученику школы две большие булавы на длинных рукоятках. Патриарх коротко обратился к Бахару: «Парные булавы «Дуаньбашуанчуй». Это уважаемое оружие наших богатырей. Показательный поединок прост – в полную силу, но без увечий. Ты готов?» - «Да, мастер, но можно ли мне, кроме палицы, пользоваться и своим кинжалом?» - «Конечно», патриарх усмехнулся, – «Не хочу тебе предлагать учебный из дерева. Лучше всегда сражаться тем, что «привычно руке». Знаю, Самар очень серьёзно натаскивает своих бойцов и я не переживаю за нашего ученика». Бахар снова выдал красивый поклон. Вогаз смог немного расслабиться – честь бойца-уйгура из отряда Самара для ребят значило очень многое….

Вогаз быстро прислонил копьё к стене и сложил своё оружие на лавку у входа. Напарник, тем временем, снял с шеи головной платок и свою «драгоценную» безрукавку (пока ещё не украшенную мантией из шкуры матерого тигра, «злобно прыгнувшего на нас из засады…», но скоро…). Вогаз быстро прошептал ему, вспомнив старшего брата: «У тебя трезвая и хитрая голова…. Я держу за тебя кулаки». Бахар, как всегда, ехидно хмыкнул и подмигнул. Он освободил длинный кинжал от ножен, которые положил на лавку. Поигрывая мускулами и крутя головой для разминки шеи, степенно спустился во двор. Соперник отошёл на четыре шага в сторону. Уйгурский богатырь занял место в шести шагах от него, достал палицу из петли на ремне. Оба повернулись к мастеру Лю Вею.

Патриарх сказал с начала по-китайски, потом повторил на тохарском языке: «Уважайте друг друга и слушайтесь команды». Соперники поклонились мастеру, медленно повернулись лицом к лицу. Не опуская глаз, кивнули для приветствия. Старый мастер присел на верхнюю ступеньку. Его сын хлопнул в ладоши – сигнал начала. Вогаз выпрямился, прошептал молитву богам и предкам за удачу Бахара и попросил для него трезвости и победы. Сложил руки на груди – это помогало ему на страже долго хранить собранность и внимание. Жаль, Самара и наших ребят нет! Ведь весь отряд удивлялся последнее время силе и растущему мастерству их самого молодого воина….

Противники поигрывали плечами, напрягали и расслабляли мышцы, медленно крутили оружием, разминали запястья. Начали неторопливо ходить по кругу в пять шагов. Обстановка накалялась, чувства обострились, тишина «начала шевелиться». У Вогаза затрепетали ноздри, тело пыталось напрячься, как бы вслед за движениями напарника. Пришлось одёрнуть себя. Мастер Лю Вей и его сын явно внимательно следили не только за поединком, но и за всем остальным, в том числе и за Вогазом. Вспомнилось - «излишнее волнение не к лицу опытного воина».

Соперник молодого уйгура не был простым. Все его движения говорили о хороших навыках и достаточном опыте поединков. Интересен был его хват оружия – ладони сжимали рукоятки почти под самыми навершиями очень крупных головок булав. Похоже на удержание двух шаров. Удивляла легкость управлениями ими. Бахара это видимо никак «не цепляло». Перехватив кинжал левой рукой, т. н. обратным хватом, когда лезвие плотно прижато к предплечью, богатырь продолжал мягко кружить вокруг соперника. Такая позиция кинжала была вспомогательной, позволяла выставленной вверх и наискосок рукой встретить обрушивающий удар любого оружия – как движение щитом, и мгновенно контратаковать на встречу. Бахар превратился в снежного барса, встретившего сильную змею. Быстрым скачком он сделал обманное движение вперед и почти тычок палицей для проверки соперника. Тот «не повёлся». Через несколько мгновений Бахар повторил «разведку» - снова без ответа. Соперник продолжал делать мягкие шаги по кругу, покручивая своими булавами «восьмёрки». Лицо его было спокойным. Похоже, он пытался «усыпить» рьяного уйгура и спровоцировать на явную ошибку во время длинной атаки. Потом быстро контратаковать…. Вогаз пока ничему не удивлялся. Скорее всего, всё решит скорость взрывных движений и степень выносливости. Рано или поздно все делают промахи, Самар говорил: «Мы - не боги…, хотя и ведем себя иногда как дэвы». Бахар продолжал «прощупывать» соперника обманными выпадами. Мастер Лю, его сын и ученики во дворе не шевелились. Ничто не мешало поединку.

Наконец, Бахар сделал более длинный выпад с тычком палицы в грудь соперника. Тот резким скачком навстречу (явно давно ждал такой атаки) сократил дистанцию, отбил левым шаром вниз наружу палицу уйгура и обрушил правый сверху. Богатырь легко парировал рукой с кинжалом в стойке на жестко поставленных ногах, и контратаковал малым замахом палицей сбоку по ребрам. Китаец легко защитился рукоятью левого шара, выставленной вверх за плечом. Бахар отскочил в сторону и возобновил медленное мягкое кружение вокруг соперника. На его губах заиграла улыбка. Похоже, напарник «вошёл в свой поток» ведения поединка и его сопернику придется блеснуть более необычной техникой. Стычка показала, что оба бойца серьезны и аккуратны в поединке.

Вскоре уйгур повторил провокационную атаку. Но Вань Ю не просто контратаковал, а выдал блестящий длинный и быстрый навал из разворотов тела вокруг оси с короткими шагами на бегу, вращая шарами булав по большим кругам сверху вниз. Скорее всего, один из обрушивающихся ударов должен был бы достигнуть цели, если бы противник замешкался. Но Бахар, явно не встречавший ранее (как, кстати, и Вогаз) такую технику, не растерялся. Быстрыми шагами он двигался спиной назад, уклоняясь головой и корпусом от свистящего у его ушей оружия. Громко воскликнул восхищенное «Ва-ау»…. Вдруг резко сократил дистанцию навстречу Вань Юю, чуть сместившись в сторону и как бы пропуская китайца мимо. Легко остановил кинжалом и палицей очередной удар сверху правой булавы ещё «на замахе». Грудью несильно оттолкнул китайца. И очень быстро и сильно «вдогон» пнул стопой правой ноги соперника в правое бедро. Тот отлетел на три шага, чуть не упал, «передернулся» телом и снова собрался в защитной стойке – умел терпеть боль и не терять равновесие. Чувствовалось, что ему неприятно. Сам виноват - увлекся атакой. Вогаз несколько раз видел, как Бахар таким ударом сбивал людей с ног и многие потом не могли сразу даже встать. Это было «всё равно, что лошадь бьёт копытом».

Продолжилось мягкое движение по кругу. Уйгур явно дал возможность китайцу передохнуть. Дальше поединок, превратившийся в изящное фехтование булавами против палицы и кинжала, почему-то стал Вогазу неинтересен. У него возникла уверенность, что победа Бахара уже близка…, если Вань Ю не «блеснё красиво» ещё каким-либо приёмом. Но соперник уйгура перестал рисковать и, теперь только тщательно защищался. Бахар уже очень скоро усилил натиск быстрыми выпадами и ударами со всех сторон. Как в наставлении…. И таки дождался. Вань Ю тяжело встретил очень размашистый удар палицы сверху, сопровождаемый громким ревом уйгурского богатыря, перекрещенными булавами. Напряженные руки китайца приподнялись для защиты, шага в сторону потом не было и…по открывшемуся его правому боку, где находится нежная печень, похлопал как ложкой по котелку своим кинжалом с ехидной усмешкой гость школы, «Великий Бахар из Турфана». В будущем - «Величайший!... и так далее». Такое мгновенное смещение по фронту перед соперником после удара – серьезный навык мастера. Уйгур отскочил на несколько шагов назад от соперника, выставил вытянутой рукой палицу, направленную вперед. И улыбнулся. Жест означал для китайца – «Может, продолжим?».

Сын патриарха хлопнул в ладони – конец поединка. Ученик школы, Вань Ю, встал прямо, прижал перекрещенные булавы к груди и низко поклонился победителю. Бахар торжественно прижал палицу к своей груди и тоже ответил четким поклоном. Оба повернулись к патриарху. Старик усмехался и гладил свою бороду. Он был явно доволен поединком. Или делал «такой вид». Вогаз позволил себе расслабиться – Бахар вновь показал себя отличным бойцом! До следующего «прокола»….

(видеоролик с образцом одной из техник владения двойными булавами "дуаньбашуачунь", чунь - по кит. колотушка):



Поединок не занял много времени. Мастер Лю Вэй встал, степенно спустился по ступенькам крыльца, остановился перед Бахаром. Сделал жест приветствия, сжав ладонью руки кулак перед грудью, произнес: «Молодой богатырь порадовал старика Лю Вэя и нашу школу своей удалью и мастерством. Поздравляю с победой! Доблестный Самар может гордиться тобой». Вогаз же просто улыбался, на сердце было легко и приятно за Бахара. Подумалось: «Может!».

Патриарх повернулся к веранде и обратился теперь уже к старшему парню: «А ты, похоже, совсем не горишь желанием проявить себя? Почему?» Вогаз задумался и сказал: «Уже давно перестал получать удовольствие от показательных поединков. Тренируюсь постоянно, но соревноваться не люблю. В последние годы хватало настоящих схваток с врагами и бандитами, чтобы понять – всегда найдется кто-нибудь, кто быстрее тебя, сильнее, опытнее или хитрее. И наоборот. Иногда бывает подлость. А может просто сопутствует или нет больше удачи. Или меньше. Бахар уже давно стал выигрывать у меня уже четыре схватки из пяти. Очень скоро я вообще не смогу его одолеть. Я ещё молод, но мне уже интереснее разобраться в ситуации, понять причины, поразмыслить - к чему приведут последствия. И взять это на вооружение. Поэтому я стараюсь учиться предвосхищать заранее нежелательные последствия. А слава мне совсем не нужна – мешает видеть».
«Теперь понятно! Да, это не похоже на устремления молодого воина. Давай присядем отдельно, а наш ученик проводит Бахара умыться». Наставник Ли Вэй тут же подал отрывистую команду.

Ученики вскочили и отошли к задней части площадке к умывальникам. Местный богатырь, подхватив с земли свои булавы, умчался в коридор. Патриарх пригласил Вогаза к скамейке на крыльце. Тут как раз вернулся Вань Ю с двумя табуретками и полотенцем на плече, поставил их напротив скамейки, где уселся старый мастер. Дождался кивка Лю Вэя и отошел к Бахару, ожидавшему его возле крыльца. Оба степенно пошли к остальным ученикам. Причём Вань Ю явно подлаживался под походку гостя. Патриарх произнес несколько фраз младшему сыну и тот тоже ушел.

Старый мастер «принялся» за Вогаза, пригласив того сесть напротив себя: «Почему Самар приставил тебя «приглядывать» за Бахаром? »
- «Не знаю. Парень доверяет мне. Хотя я и не обучаю его. Скорее он оттачивает на мне свою удаль. Никогда пока не знаю, что «втемяшится» в его голову в любое время. Доблестный Самар мною не очень доволен. Это заставляет меня думать…. И ещё мать богатыря очень просила присмотреть за ним. Для меня он – как младший братишка. Бахар почти всего достиг сам, делает всё больше успехов. Как бойца и силача - его ждёт громкая слава. А как человек - я постараюсь всегда помочь ему, пока рядом. Его же удаль уже давно играет с ним. И иногда заигрывается. Может Бахара поручат опытному наставнику?».

Старик покивал головой, улыбнулся и снова спросил: «У тебя с собой копьё, прямой клинок, лук со стрелами, кинжал и личный нож? Что ты предпочитаешь как боец?»
- «Всё. С детства обучен стрельбе из лука. Мой род Змеи живет в предгорье Тэнгри-тау – у нас начинают учить охотиться и сражаться с малых лет: копьем, дубиной, ножом, клинком, рогатиной, посохом, стрелять из лука и пращи. Когда я в четырнадцать после первого боя был "посвящён во взрослые" и получил право на меч, мой дядя по матери, наш кузнец, помог мне выбрать на ярмарке этот клинок». Лю Вэй, не прерывая, жестом попросил посмотреть меч и Вогаз, привстав, вручил. «…на большой ярмарке в Урумчи и потом три года давал мне первые уроки. Во время моего первого каравана в Персию в двадцать лет меня натаскивали старшие стражники, …у кого находилось желание. А с двадцати трёх я служил в городской страже Турфана. Два года назад Матай, который там был моим десятником, порекомендовал меня и Бахара в отряд к Самару. И тот счёл, что мы ему подходим». Старик кивнул, вернул клинок, внимательно осмотрев, и улыбнулся: «Самар очень редко ошибается в людях. Хотя, в случае с Бахаром, он имеет ещё и смешные хлопоты. А теперь расскажи мне, как ты сам сражался в той схватке у реки неделю назад. И побольше деталей…». Вогаз начал пересказывать, всё, что раньше поведал Самару. Мастер Лю Вэй слушай очень внимательно, несколько раз уточнял ту или иную подробность.

Тем временем большая часть учеников, закончив занятие, проходили мимо, делая поклон патриарху, и исчезали в казарме. В конце толпы шли Бахар и Вань Ю, оба оживленно жестикулировали и улыбались – находят общий язык. Уйгурский богатырь всё-таки удивительно легко сходился с незнакомцами…. Он простился с бывшим соперником, быстро привёл себя в порядок и замер на крыльце, ожидая разрешения патриарха подойти. После короткого приглашающего жеста Лю Вея присоединился к беседе.

По окончании рассказа Вогаза старый мастер коротко расспросил уже Бахара. Молодой напарник был поначалу немного смущен, но доброжелательность опытного старика была такой открытой, что Бахару не составило труда ответить на все вопросы. Лю Вэй под конец спросил здоровяка – знает ли он, как его самого можно победить? Бахар расстроился, кивнул и грустно произнес: «Знаю… и десятник Матай, и Вогаз не раз говорили мне, что таких как я, легко победить подлостью. Хитрость можно распознать, а подлость практически нет. Вот Вогаз – он честный и порядочный, но каждый раз в учебном поединке старается сражаться со мной по-новому…. Он всегда неудобный какой-то…. И ещё надо изучать людей. Непобедимых, я уже знаю, не бывает…». Старый мастер покивал удовлетворенно головой и предложил задавать вопросы. Парни переглянулись.

Первым спросил Вогаз: «Кто был главарь разбойников в полном доспехе, цена такого и его вооружения – целое состояние и как называется его чудо-клинок, у которого длина рукояти одинакова с лезвием?»
- Его имя – Тан У Го, он из известной семьи, но не очень влиятельной. У их клана много амбиций, но средства они выбирают не всегда, скажем, «правильные». Сам он был искусный боец. И очень азартный игрок. Оружие его – «чжаньмадао», разновидность нашей алебарды «дадао». Оно предназначено больше для пехотинцев, которые останавливают всадников, подрубая ноги лошадям. Парни, не сговариваясь, вздрогнули – уйгуры всегда нежно относились к лошадям, почти как к членам семьи, а не просто помощникам. Старик, заметив такую реакцию, усмехнулся.

Бахар не утерпел и взволнованно задал следующий вопрос: «Можно ли увидеть какое-нибудь упражнение с оружием, практикуемое Вашей школой?». – «Какое именно?», - старый мастер лукаво улыбнулся. – «А можно все виды?» - «Нет, только одно. Выбирайте». – Бахар растерянно заморгал и задумался. Вогаз решил вмешаться – «Можно посмотреть, как действуют копьем с крюком?». Бахар прищурился и понимающе кивнул. Патриарх согласился: «Мы называем его «гоулянцян». Накануне вашего отъезда вы увидите такое упражнение, называется «тао». Заслужили! Победа над Таном У Го даёт вам такое право. Вы, воины-уйгуры – интересны для меня. Моя семья может иметь с вами дела». Мастер Лю Вэй встал, заканчивая беседу, и повел парней в главный двор. Там въезжали повозки….

Отряд стражников-уйгуров разместили в большой комнате для старших, где были три невысоких ряда коек в три этажа. Бахара, не вместившегося ни в одну из узких кроватей, отправили к раненным в лазарет. Там для него приготовили отдельный топчан. Перед приёмом еды в столовой всех бойцов их отряда лекарь ещё раз быстро осмотрел. Вечером он ждал каждого по очереди для назначения лекарств. С улыбкой он заверил гостей, что Матай, имевший самое тяжелое ранение, обязательно выздоровеет. Товарищи успокоились. Появилась возможность выспаться….
------------------------
Прикрепления: 5991069.jpg(4Kb) · 7627025.jpg(24Kb) · 4745743.jpg(83Kb) · 5364372.jpg(270Kb)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Вторник, 22.01.2013, 00:00
 
kalpaДата: Понедельник, 21.01.2013, 02:17 | Сообщение # 50
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
теперь дальше:

4.5 В усадьбе.

Когда отряд разместился и бойцов накормили, всех, кроме тяжело раненных, собрал Самар и рассказал о заведенном порядке для гостей в усадьбе, правилах поведения, распорядке и расположении построек. Где можно находиться и куда не соваться. Нельзя огорчать хозяев… - снова показан кулак начальника! «А теперь выдача жалованья…». Вы - молодцы хорошо несли службу и сражались! Печально, что треть из нас ушли к праотцам! Но они выполнили свой долг воина. Мы же продолжаем службу. К сожалению, из усадьбы ни ногой – мы не должны привлекать внимания властей, пока «не утрясется песок последствий». Все просьбы – только через меня, Самара. Хозяевам стараться не попадаться на глаза. Нам повезло, что доблестная семья Вэй Цзинь дала нам приют и защиту. По воле богов мы спокойно и со славой вернемся к родным очагам. Воспользуйтесь пребыванием здесь - хорошо отдохните и подлечитесь. Здешний лекарь очень редкий и знающий мастер. В конце Самар рассказал о плане возращения персидского купца домой путем по морю с востока на юг вокруг всей земли. Все согласились. «И ещё! Всем приглядывать за Бахаром – он тут же успел «красиво» отличиться…. И необычно». Многие хмыкнули и заулыбались. Потом Вогазу с напарником пришлось рассказывать товарищам о событиях утра.

Все эти дни были наполнены отдыхом перед дальней дорогой. Только неугомонного Бахара, которому вечно было скучно или нудно, «носило» где только можно, и, похоже, где и нельзя. Вогаз тревожился, чтобы он не натворил беды себе и товарищам. А парню легко давались языки, он любил общение, со всеми знакомился, помогал, показывал свою силушку, горделиво принимал восхищение, собирал сплетни, подъедался на кухне, ухаживал за Матаем и т.п. И как он везде успевал? А Вогаз же, как-то «по стариковски», предпочитал длинную лавку на веранде хоздвора.

Отдельно запомнилось общение с лекарем. Дальняя часть казармы имела три помещения для врачевания. Со второго крыльца можно было попасть, по коридору справа, сначала в лазарет на два десятка раненных, а затем, была, перед помещением кухни, комната, где лекарь делал операции очень тяжело раненым, больным и покалеченным посетителям. Обе большие комнаты имели сквозные проходы в дальний третий коридор, выходивший на последнее крыльцо казармы. Там же были личные комнаты лекаря и склад всяких препаратов и лекарств. Помогал во всём врачевании парнишка лет пятнадцати со взрослыми серьезными глазами (оказалось – племянник лекаря) и один приставленный слуга. Удивило, что кроме лечения отварами, настойками, мазями, зашиванием ран, мастер всегда очень долго и внимательно слушал ток крови на запястьях рук, а также использовал «втыкание» в различные части тела тончайших длинных иголок из кости и серебра. Он даже всегда носил при себе на левом запястье специальный короткий налучь с набором таких иголок: удобно – всегда под рукой. Такой же был и у его ученика.

Бахар уже у кого-то узнал, что на теле человека насчитывается до двух тысяч мест, куда можно втыкать «эти штуки». Основная часть их расположена по двенадцати главным линиям почти на поверхности. Только изучать эту науку надо не меньше тридцати лет, а то и все сорок. Примечательны были всегда спокойное деловитое поведение мастера-лекаря, его аккуратность и заботливость. Например, он регулярно заглядывал на кухню проверять качество еды и продуктов, строго следил за чистотой и порядком во всей усадьбе. Его слушались даже сыновья патриарха. Радовала его снисходительная ко всему улыбка. Оказалось также, что по вечерам он любит играть на бамбуковой флейте. И ещё лекарь явно был необычным скрытным воином, мастерство которого внешне ничем не заметно, как, кстати, и у главы клана, мастера Лю Вэя Цзиня.

Вогаз попал на лечение последним из своего отряда. Лекарь заставил полностью снять одежду для внешнего осмотра. Смазал какой-то пахучей мазью раны и порезы, вызвавших сильный зуд. Долго выслушивал ток крови на обеих запястьях, постучал пальцами через прижатую ладонь по спине и груди. И воткнул Вогазу с десяток иголок в разные места. Боли, как ни странно, почти не было! …

*************
дальше будет
-------------------------
продолжение будет, но не сейчас.


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Понедельник, 21.01.2013, 02:44 | Сообщение # 51
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Так, след. глава (номера не имеет) - второе путешествие в Поднебесную. Матай и Бахар остаются дома, в Турфане. Матай вернулся в отряд городск. стражи. Бахара взяли в свиту турфанского князя наставником по палицам и булавам и на должность "первого силача". У него будет длительное "турне богатырей" в Бактрию и дальше. Не уверен, но с Вогазом они больше не встретятся. Самар доведёт новый караван в Китай до г. Увэя, как и обещал патриарху Лю Вэй Цзиню. Вогазу разрешат посетить даосов на горе Удан в провинции Хэбэй. Этот эпизод я "увидел" в 2006г и долго не понимал, что это такое. Мои извинения всем - ну очень люблю паузы, но передать их литературно не умею.

Глава ? Попасть в обитель на горе Удан


За поворотом лесной дороги послышался собачий лай и Вогаз ускорил шаги. Не выходя открыто, чтобы не обнаруживаться себя, выглянул из-за дерева. Крестьянская повозка, в которую впряжен ослик. Пожилая пара, мужчина и женщина, похоже, крестьяне, силится поставить на место соскочившее колесо. Гавкала маленькая собачка, повернув морду в направлении уйгура. Быстро пронеслись мысли: «Может не люди, а дэвы – тогда ловушка. Или даосов не найдешь или что-нибудь похуже…. А если люди – надо помочь». Решил выйти, прятаться от стариков было неправильно.

Показывая пустые ладони перед собой, чтобы не испугать, Вогаз с доброжелательной улыбкой подошёл и остановился в двух десятках шагов. Жестами предложил помощь. Старик и старушка испуганно смотрели на него во все глаза – бежать или защищаться они бы не могли. Собачонка гавкала, не переставая. Решив успокоить их больше, уйгур показательно снял с плеч лук, колчан, клинок и кинжал, положил их в траву возле дороги. Сделал еще пять шагов, остановился и сделал поклон, сделал приветственный жест ладонями. Стал ждать. Старики переглянулись, посовещались. Старик пристально посмотрел Вогазу в глаза, старушка выглядывала у него из-за спины. Наконец, кивками и жестами они дали понять – готовы принять помощь. Уйгур медленно подошёл, сделал еще поклон, медленно присел возле пожилой пары и протянул раскрытую ладонь собаке. Та постепенно успокоилась, таки решилась подойти, ткнулась носом и отошла к хозяевам. Посмотрела на них – знакомство состоялось, почти можно доверять. Старики постепенно сбросили напряжение. Вогаз выпрямился и поклонился еще раз. Они ответили тем же….

Ремонт повозки не занял много времени – нужны были сильные руки молодого прохожего. Обрадованные старики поблагодарили, уселись и продолжили путь, оглядываясь на Вогаза. Тот помахал им рукой и вернулся забрать оружие и амуницию. Каково же было его удивление, что старики, отъехав недалеко, явно ждут его. Им было по дороге. Они жестами пригласили его ехать вместе. Вогаз, поблагодарив богов и предков за попутчиков, пошёл рядом с повозкой. Чтобы ещё больше успокоить стариков, начал потихоньку напевать свои песни. Собачка бежала рядом, она больше не гавкала - приняла. Хороший знак.

Вскоре старик решился и заговорил на ломанном тохарском, помогая себе жестами. «В молодости много ездил на ярмарки: и в столицу, и дальше, на северо-запад к горам Няншань, был несколько раз в Ланьчжоу, торговался и с уйгурами, они приходили с караванами из пустыни Алашань. Немного говорит на тохарском языке…. Ты вооружен, но на воина не очень похож, скорее охотник. Вояки редко помогают крестьянам…. Что занесло тебя сюда так далеко от родины?»
Вогаз попытался объяснить, что ему нужно попасть к горе Уданшань… на встречу к даосам… если получится…. Лицо поневоле стало задумчивым, подобралась легкая печаль… и надежда. Сложно это объяснить, даже самому себе….

Старики переглянулись, переговорили о чём-то между собой и больше попутчика не расспрашивали. За свои годы они, скорее всего, многое повидали. Вогаз достал из заплечного мешка припасённую большую лепешку и поделился с ними. Они с удивлением приняли угощение.

Ночёвка прошла без происшествий, но настороженно - старики не собирались так быстро доверять Вогазу, спали они попеременно. Однако их собачка вела себя дружелюбно и всем видом показывала – всё нормально. Уйгур старался во всём помогать пожилым людям, внимательно следя, что бы его поведение ничем бы не испугало стариков. Похоже, они ехали домой от кого-то из родственников.

А на следующий день Вогаз исхитрился подстрелить небольшую лань, вышедшую к текущей рядом с дорогой реке на водопой. Обрадованные старики, которым он отдал добычу, приготовили вкусный ужин на живописной опушке леса и навялили мяса уйгуру с собой. Впереди уже вовсю виднелись горы – это и есть Уданшань, подтвердили муж и жена.

Ещё двое суток пути. Удалось подстрелить трёх куропаток…. К вечеру показалась широкая тропа, ведущая от дороги через лес явно прямо к горе. Старик остановил возле поворота повозку. Сказал: «Тебе туда…». Вогаз соскочил, подхватил свои пожитки и начал прощаться со стариками. Они предложили вместе с ними проехать чуть дальше, к постоялому двору, где обычно останавливаются паломники - совсем рядом, за поворотом в нескольких полетах стрелы. Но тропа уже звала Вогаза вверх. Как можно тепло он поблагодарил и простился с попутчиками. Старики перемолвились… и не стали его задерживать. Их встревожило, что приближается ночь. Вогаз улыбнулся и показал, как мог, что горы для него – родное место. Он справится. Повозка скрылась за поворотом, муж с женой часто оглядывались…. Наступила вечерняя тишина. Кроме этого, никаких знаков не было. Пока нормально.

Положив подношение местным дэвам у начала тропы, Вогаз решил по традиции перекусить перед дорогой вверх. Потом встал. Уйгур-охотник раздумывал: если боги послали такую удачу - попутчиков (он надеется, что всё-таки не хитрых дэвов, заманивающих в ловушку), которые действительно помогали найти дорогу к горе мудрецов Удан, то небеса и предки помогут ему пройти испытание и найти прибежище для души…. Или? Вогазу не хотелось подпускать эти мысли о возможной неудаче или несчастье, могущем перечеркнуть всё его второе путешествие в Поднебесную страну…. Судьба покажет…. Заодно фрагментами вспоминалась его бурная жизнь…. Надо быть готовым к вопросам «Кто я?», «Чего я хочу?», «Зачем я здесь?», «Почему покинул родной край?», «Какая же мудрость нужна? И нужна ли?». Или их не зададут и вообще не станут говорить…. Может, ошибся и придётся долго-долго «шастать» и «кружить» по этим горам в поисках неизвестно чего…. Окружающий лес и гора впереди пристально прислушивались к размышлениям молодого уйгура. Он же был чужаком в этой стране. Прийти в этот горный край - уже везение. Но все имеет последствия….

Сумерки. Ожил вечерний лес. Всколыхнулись в душе лесные навыки молодого охотника и уже опытного наёмника. Начнем с главного, громко:
«Я, Вогаз, сын Октая, сына Бахара, Зелёная Ящерица из рода Горной Змеи с северного склона Великого Тэнгри-тау, пришел сюда за мудростью Дао и на охоту духа! Прошу богов Поднебесной, дэвов этого края и Великих мудрецов пути Дао показать дорогу и послать удачу!». Громкие слова уйгура разнеслись вокруг. Откликнулось эхо – дэвы его услышали. Вогаз в последний раз проверил оружие и снаряжение и стал быстрым шагом, спокойно и внимательно подниматься вверх.

Приятно идти в гору вечерним лесом, всё вокруг достаточно для Вогаза освещено. Тени придавали каждому дереву, камням, кустам, ямкам вид почти живых существ – посматривающих на пришельца. Ни звуки, ни запахи, ни чутье пока не говорили, что есть какая-либо опасность. Тропу было видно очень хорошо – ею, похоже, пользовались давно и аккуратно. В сложных местах – следы работы людских рук: где маленький мостик из двух бревен, а где сдвинуты камни наподобие ступенек. Чувствовалась серьёзная забота о путниках. Значит, был важный смысл в путешествии к горе Удан для всех ищущих - подтверждались слышанные ранее легенды про даосов. Пару раз Вогаз проходил явные места для отдыха – маленькие полянки с удобными брёвнами для отдыха и мелкими источниками прекрасной воды. Он пока нигде не задерживался – его выносливость это позволяла. Солнце село за горизонт, но почти сразу показалась восхитительно красивая луна. Света для ходьбы хватало молодому охотнику более чем. Только во второй половине ночи, таки присел перекусить. Закрыл глаза, начал слушать горы и лес. Спокойствие и тишина…. Изредка ночные птицы подавали голос, едва заметный ветерок, приятная ночная прохлада. Всё живое вокруг. Хорошо! Опасностей пока нет. Поднимаемся дальше.

Ближе к рассвету похолодало, внизу между хребтами гор начал собираться туман. Его пелена сгущалась, медленно поднимаясь вверх как дрожжевое тесто. Вогаз ускорил шаг – идти в тумане, да ещё и под луной всегда опасно. Местные горные и лесные дэвы могут устроить такую пляску шумов и теней – свихнуться не долго…. Дальше может быть или увечье, или смерть – будет глупо….
Повезло – вскоре показалась вершина. Но туман догонял – пришлось перейти на легкий бег. Вперед!

Луна ушла, накатили ночная темень. Ярко светили большие, редко мерцающие звезды. Не надолго…. На востоке показалась полоска предрассветной зари. Вогазу явно помогали боги и предки, как могли…. Вперед! И внимательно….

Туман настиг парня с первыми шагами по вершине. Прохладная его стена, забираясь ознобом под одежду, быстро надвинулась сзади и закрыла всё вокруг. Идём дальше, но теперь – как по болоту: один неверный шаг и…. Справа и слева очень крутые склоны, почти пропасти. Тропа пока не подводила. И впереди, похоже, что-то ждало…. Показались ворота. Обычные в этой стране, сделанные тщательно, но без прикрас. Не заперты. Правая половина широко распахнута внутрь, как бы приглашая…. Можно входить? Рядом на столбе с перекладиной подвешен небольшой старый бронзовый колокол. Надо подумать….

Если бы ворота были бы закрыты – Вогаз бы ждал, пока не откроют. Утром позвонил бы в колокол. Если же они вот так открыты - решать Вогазу. Светало. Утро вот-вот наступит. Сигнал о прибытии всё-таки надо подать. Негромко – чтобы вежливо. Вытащил свой нож-пчак. Аккуратно и несильно два раза постучал рукояткой по колоколу. Получилось прекрасно - несильно, но внятно. Есть ли кто? Встретят ли? И прогнать могут…. Туман начал расходиться в стороны и медленно сползать с вершины. Через полет стрелы открылась в расползающемся тумане площадка, выложенная толстыми досками на широкой скале в три десятка шагов шириной. По периметру – скамейки. Справа были красивые перила по грудь высотой. Там, явно, пропасть. За площадкой виднелись входы в скальные жилища-пещеры. Всё очень аккуратно и красиво. Умиротворенно для духа! И приятное безмыслие в голове….

Четверо мужчин длинными метлами наводили чистоту, немолодые и ничем не примечательные. Только ближайший из них повернулся к уйгуру (остальные продолжали работу, не обращая на пришельца никакого внимания). Степенно подошёл, ничему не удивлённый. Худощавый, тёмное, длинное обычное одеяние, внимательные живые и спокойные глаза. После обоюдного простого приветствия Вогаз тщательно произнёс давно заученную и заготовленную фразу по-китайски: «Можно ли повидать настоятеля обители на горе Удан с личной просьбой?» и вручил подношение в виде большой и ровной пластины из молочного нефрита. Встретивший его мужчина просто кивнул, принял подарок. Жестом предложил расположиться на ближайшей скамье и ушёл через площадку во внутрь скалы. Остальные не отвлекались: «пришёл человек – значит нужно ему…».

Вогаз сложил оружие и присел. Рассвет усиливался прямо на глазах. Туман полностью оголил вершину. Открывшийся вид на гору и её более низких собратьях захлестнул парня чувством красоты. Это, наверное, так могут выглядеть места, где расположились небожители! Всё легкое, небесное, отделённое «туманом-облаками» от бренной земли. Недаром китайцы называют свою страну «Поднебесной». И гордятся такой прекрасной горой как Удан. Воистину могущественное место! Сюда стоило придти, чтобы просто взглянуть один раз. Спасибо всем богам, дэвам, предкам – позволили. Хорошо!

Словно почувствовав, что наслаждение видами достигло пика в сердце Вогаза, показался идущий к нему из пещеры невысокий худощавый старик с длинной бородой. Белые одежды, обыкновенные в этой стране. Обычная палка для ходьбы пожилому человеку, но шаги лёгкие. Лысая голова, большие сильные глаза (безжалостные и, одновременно, теплые), знакомая улыбка (едва-едва заметная). Внутри уйгура всё напряглось – приблизился неотвратимый конец его предыдущей жизни…. Встал, выпрямился. Плечи и руки сами сотворили церемониальное китайское приветствие. Мастер ответил легким кивком с ироничной улыбкой. Взгляд его глаз проникал в самое сердце пришельца….

На просьбу Вогаза быть принятым в обитель настоятель спокойно, с едва заметной улыбкой, от которой так теплело на сердце, но твёрдо ответил: «Тебе придется уйти…». Весь мир для Вогаза мгновенно замер, всё вокруг стало пронзительно чистым и ясным…. И услышал новые спокойные слова старого даоса: «Потому что у тебя свой путь и быть здесь – не для тебя…. Так выбрал ты сам. Ещё до своего рождения. Там, откуда ты пришёл в этот мир. Сначала - в свою семью, потом – дальше, к друзьям и врагам. И так делают все. Просто надо вспомнить. Быть тебе здесь можно, но неправильно по отношению к главному выбору твоего духа». Вогаз не смог огорчиться, он как-то всё прекрасно понимал. Всем своим естеством. Впервые в жизни он так глубоко понимал. Наконец-то! Но вопросы ещё оставались, и вспомнились слова старика-дервиша, встреченного в Бактриане много лет назад:
- Правда ли, что наша жизнь – это всего лишь сон?
- Да. И это сон, который приносит мудрость. Наш дух хочет этого сна. И делает его…. Чтобы лучше понимать себя и помогать другим. Ты делаешь это уже неплохо. Как говорят у нас – «у тебя правильное дэ». Но… впереди ещё много ступеней ждут тебя.
- Вниз или вверх?
- Как выберешь…. Изучай себя – ты есть тот, кто уже есть всегда. И другого такого нет….
- Надо ли «просыпаться»?
- Конечно. Но это уже будет чудо. Такое надо заслужить под Великим Небом правильной жизнью, у нас говорят «через дэ приходят к встрече с Дао». Иди и ищи. Без страха и гордыни, «собирая шишки и синяки», слушая своё сердце и переплавляя себя как металл. «Кузнец куёт себя как новый меч…». Следи за мыслями, ищи и накапливай безмолвие и полноту в себе. Твои размышления и создают твою личную Тропу.
- Спасибо! Моё сердце подсказывает, что этой встречи я искал всю свою жизнь.
- Может, ты её заслужил… или тебе просто повезло. Вспоминай, усмехайся сердцем и смело иди по своей Тропе. Начнешь с родного очага?
- Да, конечно.
- Тогда иди, пора….

Настоятель встал – встреча была закончена. Вскочившему Вогазу хотелось говорить и спрашивать ещё и ещё…. Но даос-отшельник неожиданно подмигнул, на его лице «играла» понимающая улыбка – теперь уже всё…. Дальше слова не нужны. «Значит надо смириться и просто следовать своей судьбе…. Значит – домой!» Мысль была проста и бездонна. Руки парня сами поднялись и сложились перед грудью: левая ладонь накрывает правый кулак - «кристальная чистота намерения». Настоятель ответил тем же. От него исходила волна мудрости. Что-то в груди подсказало – только что Вогаз принял какой-то обет или же, скорее, подтвердил. Он всё постепенно обдумает потом, по дороге домой. Жаль уходить – как красиво вокруг! Наверное, на земле мало таких мест? Здесь ли храниться вся её мудрость? И внутри у него, вдруг, родилась мысль-ответ, которую явно мог(?!) передать только стоящий перед ним мудрый даос,: «Не только… Их много…». Или эту мысль Вогаз знал всегда….

А дальше была дорога вниз в людской мир…. Здесь на вершине, за воротами обители, Вогаз немного задержался, медленно одевая оружие и поправляя снаряжение. Насладиться хотелось захватывающей дух красотой чистого неба, утреннего солнца, неподвижной пеленой облаков внизу между редкими островками острых горных вершин – совсем как бесконечный океан…. Оставил полоску материи от платка на ветке ближайшей небольшой сосны.

Тропа быстро вела вниз, придавая знакомую с детства лёгкость шагов ходьбе по горам. Мыслей не было. Усталости почему-то тоже. Взамен была растущая уверенность внутри Вогаза, что всё у него лично идёт правильно. Очень скоро показалось начало тропы к обители, у подножья горы. Сквозь стойкий туман угадывался дорожный тракт. Решив перед дальней дорогой передохнуть, парень быстро нашёл укромное место для сна. Перекусил и улёгся. Он знал, что идёт домой. И только домой! В родное «гнездо», из которого «улетел» молодым. Пришла пора вернуться и жить среди близких людей…. Как просто.

Проснулся от вечерней тишины. Туман по-прежнему держался в горном лесу. Вогаз посмотрел на тропу, ведущую к обители мудрецов-отшельников, пришло раздумье: «Ходил ли он туда? Была ли встреча и беседа с даосом? Или это только сон?». И повернулся в другую сторону. Не важно…. Ответы он получил и, теперь, главное – домой!

***************
дальше будет...
---------------------
будет пополнение до и после этого текста, но не сейчас. Также осталось выложить два куска из предпоследней главы. Делать?
Прикрепляю к этому посту два фото видов Китая на гору Уданшань и обитель. Так как они выглядят сейчас, взято из Вики.
Прикрепления: 0238660.jpg(88Kb) · 5877227.jpg(80Kb)


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Воскресенье, 03.02.2013, 11:35
 
LitaДата: Понедельник, 21.01.2013, 16:30 | Сообщение # 52
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8825
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата (kalpa)
Точно не знаю, но скрежещущим звуком "вводили в резонанс", наверное, чтобы человек "открылся".

А я, читая, услышала мелодичный красивый звук, а не скрежет)

Держите вычитку, пока 4.4 и 4.5 - в Сибири короткие дни)
Цитата (kalpa)
будет пополнение до и после этого текста, но не сейчас. Также осталось выложить два куска из предпоследней главы. Делать?

Да, конечно. :)
Прикрепления: 4.4.docx(33Kb)



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Понедельник, 21.01.2013, 23:48 | Сообщение # 53
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
И опять большой спасибо! sun Теперь два эпизода из предпоследней главы:

К родной долине


Впереди наконец-то показался Урумчи. Громадная ярмарка стала, похоже, ещё больше. Полуденное солнце ярко освещало Великое стойбище союза племён, куда входили уйгурские Роды. Юрт стало больше раза в два в каждом племени, по сравнению с тем, сколько видел Вогаз здесь в последний раз. Он начал обходить торговые ряды, где встретить знакомых можно было быстрее всего. Но за несколько часов так и не встретил никого. И его никто не окликнул…. Ближе к вечеру пришлось решиться уйти с рынка и двигаться в сторону родной долины. Но сначала найдём местных кузнецов – именно они, как правило, в курсе почти всех последних событий.

На окраине «Красивого стойбища» у небольшой речушки с запрудой расположилась немаленькая кузница. Судя по размерам и соседним юртам, семья кузнеца была большой и зажиточной. Завидев незнакомого молодого воина с полным вооружением, молодой подмастерье позвал главного. Из кузни вышел пожилой очень широкоплечий уйгур. Вогаз обратился к нему с просьбой подправить рукоять своего длинного клинка. Кузнец внимательно рассмотрел оружие, начал цокать от удовольствия языком и вдруг громко позвал: «Багатай! Иди взглянуть на необычный клинок!» Появился… дядя. Дядя Багатай! Весь мир для Вогаза замер, сильно застучало сердце.

Пока первый наставник и родич удивлённо и радостно двигался от порога кузницы к Вогазу, распознав в пришельце исчезнувшего на многие годы племянника, того охватила огромная радостная волна, наполненная нежностью. Они тепло и крепко обнялись…. Но дядя почему-то был и рад и печален одновременно. Рядом замер с сочувственным видом местный кузнец, почтительно удерживая клинок. Его взгляд тоже стал печальным. Что-то случилось! И что-то очень нехорошее…. Боги и предки, почему дядя здесь, а не дома, в Роду?! В груди защемило жутким холодом. Всё естество Вогаза резко разделилось на две части: одна спокойно и хладнокровно была готова принять любую весть о родных, другая превратилась в маленького ребёнка, который потерялся и был найден знакомыми, но не имевшего надежды встретиться с родными….

Багатай предложил присесть прямо на землю для рассказа. Местный кузнец аккуратно вернулся клинок, молвил, что посмотрит позже и тихонько отошёл в кузню. Дядя после короткого молчания медленно и твёрдо произнес: «Крепись, Вогаз. Весь наш Род погиб…. Два года назад. Никто не выжил, кроме меня и нескольких женщин, вышедших замуж в других Родах». Внимательно смотря на племянника взглядом, сильным, уже пережившим страшную трагедию, смирившимся и мудрым, кузнец начал рассказ. Возникшая в теле пустота принимала его уставшие слова как гулкие, но правильные удары молота по нагретому железу.

Багатай со своим зятем Ильханом ездили на большую ярмарку в Семиречье, когда случилась трагедия. На охоте неожиданно погиб вождь Тагун. Якобы «оступился» с горной тропы. Во время его похорон на стойбище Рода Змеи напали неизвестные разбойники. Старшие воины не сразу организовали достойный отпор. Битва получилась очень кровавой. Налётчиков отогнали, но погибло много мужчин и женщин Рода. Оставшиеся взрослые почти все были ранены. Брат Байсар погиб в битве, мать и сёстры Вогаза, племянники, семья Багатая – чуть позже во время болезни. Тела погибших похоронить сразу не получилось, потому, наверное, и начался мор. Выжившие во время налёта поголовно заболели и стали быстро умирать.

Когда Багатай с Ильханом вернулись с ярмарки в долину, в живых оставались около сотни родичей, в основном подростки и дети, растерянные и напуганные. Здоровых среди них уже не было. Кузнец срочно отправил зятя в Урумчи к дальним родственникам за помощью, а сам остался выхаживать больных. Дольше всех продержались обе дочери кузнеца и трое внуков. Боролись с лихорадкой из последних сил и помогали другим. Сам кузнец просто не успевал сделать всё как надо, ему было некогда даже бояться этой лихорадки. Через пять дней Ильхан вернулся с восемью семьями и двумя шаманами из родственных Родов. К тому времени в живых оставалось только три десятка людей. Их спасти тоже не удалось. Более того, заразились и заболели Ильхан и ещё шестеро людей, пришедших на помощь. Через три дня они тоже умерли. Выживший кузнец и дальние родственники долго хоронили тела. Шаманы распорядились сжечь все юрты без исключения. Оставшееся добро после тщательного осмотра и окуривания шаманами разобрали родственники. Но к большинству вещей и предметов боялись даже притрагиваться. Кузнец сложил их в могилы к погибшим. Имевшийся в Роду скот тоже погиб.

Шаманы наказали покинуть наше стойбище. Они провели какой-то обряд и призвали местных дэвов и богов, чтобы те «закрыли» долину, а наш «первоводитель», Горная Змея, «уснул» в ожидании нового достойного Рода. Чтобы вновь поселиться там – надо переждать не менее четырёх поколений (прим. авт. - 240 лет). Ослушавшихся ждёт возмездие небес и нападение дэвов. Там можно только охотиться, собирать ягоды, орехи и наши знаменитые яблоки. Но жить там пока нельзя. Шаманы пытались мне объяснить, что наша долина не «проклятая», а «запретная». Другим Родам желательно забыть дорогу туда. Те, кто находились далеко от трагедии, как ты, Вогаз, не несут на себе какого-либо проклятия или вины. Они сказали, что отсутствовавших дома «ждёт новая судьба». И на их детях и потомках происшедшее никак не скажется, кроме личных заслуг под небесами. Кроме того, ушедшие раньше из жизни предки Рода, по-прежнему «имеют право оказывать помощь» выжившим и к ним всегда можно обращаться с молитвами. Кстати, я уже слышал интересный слушок о том, что другие вожди и старейшины уже решили использовать нашу долину как отличное убежище будущими поколениями, если надо будет спасать или укрывать всех уйгуров от какой-нибудь очень большой внешней угрозы. К тому времени курганы погребений станут холмами. Природа всё сделает сама. И таких возможных убежищ старейшины и вожди знают несколько. Эти места находятся под «разными запретами». Об этом просто не принято открыто говорить.

Наш Род Горной Змеи, наверное, очень сильно провинился перед богами и предками. Здесь в Урумчи уже сложилась твёрдая молва, которая превращается в поучительную легенду, как целый Род может заплатить за плохие поступки и неправильное поведение. Раньше нас уважали, никогда не было проблем с возможностью породниться с избранниками из нашего стойбища. Женщины считались отличными хозяйками и матерями, а мужчины – доблестными воинами и удачливыми охотниками. Но теперь… на меня до сих пор иногда показывают пальцем. Я не обижаюсь. Долго думал, почему выжил. И до сих пор не нахожу всех ответов.

Так как шаманы категорически запретили оставаться в нашей долине, я пошёл сюда, в Урумчи. Хотел, конечно, умереть там, вместе с семьей и нашим Родом. Но оба шаманы убедили меня не совершать такой тяжкий проступок. Предки и боги такое долго не прощают, и мой личный дух очень долго будет страдать и не знать покоя. Меня просто увели оттуда, поили всё время каким-то отваром. В Урумчи решил повидаться для извинения и прощания с давним знакомым и многолетним соперником, местным кузнецом Велином из Рода Волка (это он встретил тебя и это его кузница). С молодых лет мы знакомы, как и все здешние кузнецы разных Родов. Но друзьями никогда не были. Более того, все годы жутко соперничали в кузнечном деле и военном мастерстве. Иногда сильно завидовали друг другу. До вражды, конечно, не доходило никогда. Но языкам своим мы «слишком давали волю, поминая друг друга». Несколько раз даже сходились для потехи в учебных поединках. Очень многим людям это соперничество часто давало повод посмеяться над нами. Ибо глупы были оба. Тогда я предварительно решил, что мне надо перебираться или в Турфан, или в Семиречье. Кузнецы нужны везде.

Но Велин (он уже всё знал), только увидев меня, сам предложил немедленно побрататься и стать «усыновленным сиротой» в его Роду Волка. Первым извинился за все наши глупости молодых лет. Я был очень растерян, безмерно удивлён и… согласился. Их вождь сразу одобрил – Велина здесь очень уважают. Родовой шаман уже на следующее утро провёл обряд…. Теперь уже третий год я тихо счастлив здесь. Весёлый и немного ехидный нрав Велина почти каждый день не даёт мне окунуться в печаль и тоску. Считает, что ему с детства не хватало такого брата, а три старшие сестры якобы не в счёт. Его большая семья очень тепло приняла меня. Работы много, за два месяца уже смог поставить свою юрту. Небеса совершили «крутой разворот телеги моей судьбы». Смирение, наверное, делает неожиданные чудеса….

Мне кажется, и я даже уверен, что твоё отсутствие здесь во время трагедии Рода – серьезный и хороший знак небес, по крайней мере, мне это так видится. Ты, похоже, стал сильным и опытным воином. Не зря я, значит, гонял тебя на тренировках побольше других. Ты один из моих достойных учеников. И сохранил свой первый клинок – один из незаметных знаков приобретенной доблести. Похоже, он не раз спасал тебе жизнь. Но ты не пригнал телегу добра и не везёшь жену, значит, новая семья ещё ждёт тебя впереди. Твои глаза говорят мне о сложностях пережитых странствий и заработанной кровью мудрости. Я рад за тебя, и что ты выжил и решил вернуться! Впереди тебя ждёт сложнейшее испытание с очень большой болью – прощание с семьей и нашим Родом Змеи. Не вздумай винить себя, всё в жизни намного сложнее на земле и под Великим Небом. Не буду также отговаривать. Вижу, что пойдешь в нашу долину, не смотря ни на что…. Если было суждено тебе встретиться со мной, значит, чтобы и выслушать меня. Представляю, насколько бы больнее было бы тебе попасть домой, минуя Урумчи и не зная ничего. За эти годы после гибели нашего Рода, я много размышлял о причинах такой трагедии. Говорил с разными шаманами. Теперь могу кое-что поведать тебе. Слушай и думай.

Всё, как мне кажется, началось, похоже, со смертью старой шаманки восемь лет назад. При жизни она была очень сильной защитницей Рода, но долго не могла найти себе замену. Только перед самым её уходом она предложила Роду новой шаманкой молодую девушку. Тринадцатилетняя девчушка хорошо «видела», умела общаться с дэвами и предками. Но она настолько уходила в свои «видения», что как бы оттуда возвращалась не вся…. Понять её было очень сложно, девушка часто болела и бредила, постоянно заговаривалась, давала очень путанные и необычные пояснения. И со временем её стали сторониться. Некоторые откровенно побаивались и недолюбливали, за глаза называли «больной». Представляешь прозвище - «больная шаманка»!? Девушка была очень расстроена, ругалась, много плакала. Постепенно большинство перестало её звать и слушать. Часть старейшин, да и многие семьи тоже, считали это позором и требовали обратиться к «Большому Кругу», чтобы прислали нового шамана. Другие были с ними не согласны, так как девушка почти не ошибалась, просто не могла толково объяснить…. Или, скорее, мы не пытались её понять….

Девчушка пару раз уже в первый свой год предупредила про опасность от Назгула. Потом замолчала. Помнишь Назгула-Росомаху? Вогаз грустно кивнул. Дядя продолжил. Ещё до рождения Вогаза наш Род «усыновил» подобранного где-то в Семиречье оборванного и голодного несчастного подростка одной пожилой бездетной семьей. Старая шаманка была категорически против, предупредила о большом несчастье для всех. Но вождь Тагун видел, как эта семья долгие годы хотела иметь детей, но небеса не благоволили к ним. Потому найдёныша, ровесника твоего брата Байсара, немного старше, восприняли как долгожданный «подарок» небес и умолили вождя оставить его и принять в Род. Тот одобрил. Наверное, сам был тогда молод, добр и противился старой шаманке по неопытности. У него самого, кстати, тоже долго не было детей. Приёмные родители на радостях баловали этого парня, как только могли. Ни в чём он не знал отказа. И, похоже «испортили». Или эта «порча» была уже в нём намного раньше? Известно только Небесам. Мы, весь Род Горной Змеи, с таким испытанием, как правильное воспитание наших детей, не справились….
***************
дальше будет


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
kalpaДата: Понедельник, 21.01.2013, 23:56 | Сообщение # 54
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
и последний эпизод из тех, что были готовы к выкладыванию:

Вогаз идёт в в родную долину в одиночку и перед курганом погибшего Рода "умирает"... ненадолго(?). Потом решает вернуться к дяде в Урумчи
. Очень сложно описывать. Пока отложил.

Беседы с вождём


- Значит, ты твёрдо решил остаться?
Вогаз спокойно ответил:
- Да, дядя. Странствия для меня закончились. Ты мой единственный родственник и лучший наставник. Мне хотелось бы жить рядом с Вами и помогать обоим.
- Хорошо, я очень рад. Что скажешь, Велин?
Местный кузнец тепло улыбнулся Вогазу и кивнул. – Если мой побратим Багатай готов принять тебя как сына, тогда и я тоже. Сегодня – хороший день! Пошли к нашему вождю. Оружие и вещи, кроме пчака и клинка, оставь здесь в кузне.

Вблизи большой юрты вождя всегда были люди, пришедшие решить те или иные проблемы. Сам вождь, невысокий крепкий мужчина лет 45, сидел перед входом в своё жилище на белой шкуре. Справа от него сидел младший брат вождя, слева – родовой шаман. Велин и Багатай вместе с Вогазом встали в конец очереди просителей. Многие любопытно посматривали на обоих кузнецов и Вогаза. У кого вопрос решался быстро, у кого – медленно, но ближе к полудню подошёл и их черёд встречи с вождём.

Велин вышел вперёд и торжественно произнёс ритуальную фразу, представляя вождю и всему Роду Белого(?) Волка «пришедшего сюда» Вогаза, сына Октая, сына Бахара из Рода Горной Змеи, сына покойной троюродной сестры Багатая, как сироту, который просит усыновления и защиты. Велин и его побратим Багатай готовы принять его в свою семью.

Вождь предложил всем троим сесть перед собой. Вогаз как младший, согласно ритуалу, сел посредине между кузнецами на колени, прижал ладони к бедрам и уставился взглядом в землю перед вождем, выражая почтение и послушание.

Некоторое время вождь пристально рассматривал просителя. Наконец, он обратился к Вогазу: «Расскажи о себе». Тот, не поднимая лица, короткими фразами быстро изложил свою историю. Младший сын Октая-охотника, с детства жил и обучался в своём Роду, главным наставником был дядя Багатай. После первой охоты получил прозвище Зелёная Ящерица (про себя Вогаз отметил, как сидящий рядом с вождем шаман кивнул). В 20 лет ушёл с первым караваном охранником из Урумчи в Балх, столицу Бактрии. Затем из Балха через Кашгар в Турфан и обратно. Ходил в Семиречье, а также в Яркенд и Хотан. И так три года. Потом два года прослужил в городской страже Турфана. Затем снова устроился охранником в дальние караваны, в отряд Самара. Предпоследний караван был самым длинным: из Балха через Турфан и Дунхуан – в столицу Поднебесной Чаньань, затем дальше через всю страну на восток к берегу океана, потом на кораблях по морю на юг, в страну вьетов. Затем Камбоджа, Сиам, оттуда в Индию и, наконец, в Персию. Последний караван был из Балха снова в Чаньань и обратно. Так как Самар отошёл от дел, решил вернуться домой…. Но мой Род погиб. Кроме дяди Багатая у меня никого не осталось из родных. А сердце всегда тянуло меня в родной край. Детство и странствия однозначно закончились, нужно быть здесь. Могу жить отшельником, но лучше помогать дяде, первому наставнику. Прошу принять меня «под Вашу руку» как охотника и защитника.

Предводитель задумчиво помолчал, затем спросил: «Почему ты не осел в Турфане? Туда переселяются многие в последнее время». Вогаз спокойно ответил: «Там слишком уж нестрогие нравы и жители много думают о выгоде и развлечениях. Где бы я ни был, леса и склоны Великого Тэнгри-тау – лучший край для меня».

Вождь опять задумался. Его лицо и поза выражали силу и заботу о племени. Наконец, он спросил: «По слухам, китайцы двигают свою империю на запад, сюда к нам. Их торговцы уже появились здесь, в Урумчи. Как ты думаешь, уйгуры выстоят перед Поднебесной?»

Теперь ненадолго задумался Вогаз. Все его наблюдения и размышления давали только один вывод, который он твёрдо высказал, подняв глаза: «Нет, достойный вождь! Китайцев слишком много, их войска хорошо подготовлены к походам, есть большой опыт побед над восточными гуннами. У них в Поднебесной строжайший порядок власти, очень крепкие обычаи и правила для всех подданных, которые они хотят распространить везде. Если богатые тохарские князья Таримского края (от Памира до Китая) просто откупятся и станут их союзниками, то с нами считаться не будут. Мы, уйгуры, для жителей Поднебесной такие же варвары-гунны, «сюнну», как и все кочевники Великой Гоби. Наши земли им нужно только покорить. А нас слишком мало…».

Было явно видно, как немного сузились глаза вождя и откровенно нахмурился его младший брат. Похоже, они были неприятно удивлены. От обоих Вогаз почувствовал волну серьёзного недовольства. В отличие от них лицо шамана по-прежнему выражало спокойствие и мудрое принятие неизбежности – похоже, шаманы в курсе надвигающихся событий. Возникла длинная пауза. Вогаз опустил глаза вниз и просто ждал решения, его сердце было готово ко всему. Предложить вождю красивую «сказку» об отсутствии будущих внешних угроз, чтобы понравиться, он категорически не мог – это было бы нечестно по отношению ко всем уйгурам.

Наконец, вождь громко заговорил. Он поддерживает решение уважаемых кузнецов об усыновлении, завтра в полдень Вогаз пройдёт испытание. Неожиданно с ехидной улыбкой он произнёс: «Если умеешь правильно держать лук и стрелы, захвати их с собой». Почти оскорбление для воина-уйгура! По обеим сторонам от парня весело хмыкнули кузнецы. У Вогаза аж открылся рот от удивления – оказывается, у вождя есть весёлый нрав! Повезло же Роду Белого (?) Волка иметь такого предводителя! Улыбка сама попросилась на лицо, а голова наклонилась в уважительном поклоне. Вдруг лицо вождя быстро стало серьёзным. Он негромко произнёс: «На закате этого дня придёшь снова ко мне. Хочу очень подробно расспросить тебя». Вогаз снова ответил уважительным поклоном. Приём для них был закончен. Для себя он решил, что всё прошло достаточно удачно (шаман по ходу беседы промолчал) и небеса к нему пока благоволят.

Возвращаясь, оба кузнеца веселились и «подначивали» Вогаза как расшалившиеся подростки. На сердце же у того было легко и приятно. Испытания он не боялся. Появилось ощущение надежды, что у него снова будет семья и очаг. Новые! Значит, жизнь продолжается….

Во время обеда и Велин, и Багатай были серьёзны и немного грустны. Рассказ Вогаза на приёме у вождя Рода Волка похоже лишил их части повседневного веселья. Оба пожилые воины со своим жизненным опытом и мудростью были готовы принять новые невзгоды и внешнюю угрозу для уйгуров. Обоим предстояло много работы – ковать оружие. После еды Багатай взялся проверить всё личное оружие Вогаза. Иногда довольно ухал как филин не найдя большого повода упрекнуть бывшего ученика ухаживать за клинками и снаряжением. Где надо подправил заточку. И снова посетовал, что Вогаз «не чувствует металл» и делать его себе преемником не получится. У Велина же было двое взрослых понятливых сыновей и целых четыре подмастерья – повод расстраиваться Багатаю.

Чуть позже дядя взял с собой свой личный клинок и недалеко от кузни взялся проверять боевую выучку парня, начиная с самых азов. Для начала Вогаз немного пострелял из лука. Багатай просто кивнул – «нормально». Навыки и сноровка были ему хорошо видны. Затем Багатай встал в стойку с клинком. Вогаз быстро отложил лук и колчан, выхватил свой клинок и попытался максимально «собраться» для поединка на мечах – дядя ошибок в фехтовании не прощал. Мысли исчезли, остались навыки, привычки и опыт. Накатило ощущение настоящего поединка. Багатай, на памяти Вогаза, никогда не проигрывал схватки на клинках!

Почти сразу Вогазу стало очень сложно. А чуть попозже к ним присоединился ещё и Велин, очень довольный редкой возможностью «тряхнуть стариной» и поупражняться с клинком. Он оказался таким же опытным и серьёзным противником, как и дядя. Хотя его манера ведения боя несколько отличалась. Если Багатай привычно для Вогаза наносил в основном точные колющие удары клинком, как было принято в Роду Горной Змеи, то Велин предпочитал неожиданные режущие и рубящие, как принято у них в Роду Волка. Для пожилого возраста что-то слишком резво двигались кузнецы-наставники. Недаром значит, широко известна удаль уйгурских воинов. Под конец, когда оба кузнеца жутко «навалились» с клинками на него, у Вогаза затрепетала мысль, что старики, «вошедшие в раж», как минимум покалечат его. Чего, похоже, они и добивались, особенно Велин, которому явно было бы приятно «подковырнуть» Багатая ещё и как наставника. Выход был один – быстро перемещаться кругами так, чтобы кузнецы мешали друг другу в атаках. Не давать им нападать одновременно с двух сторон. Мгновения промедления стоили Вогазу обидных прикосновений клинков обоих наставников по всему телу. Оба довольно посмеивались.

Наконец-то они устали. И тот, и другой высказались коротко: «Неплохо». Это означало, что Вогаз ухитрился не опозорить Багатая и максимально порадовать пожилых воинов! Его сердце запело. Хотя сам он безмерно устал, обливался потом, тряслись руки и дрожали ноги. Вечерело. Во время мытья у ручья Велин давал короткие советы по поводу вечерней встречи и общения с вождем. Вогаз внимательно слушал, стараясь не пропустить ни одной мелочи, чтобы потом не опозорить дядю и себя. Под конец умывания старики даже побрызгались водой как дети и напоследок «притопили» Вогаза с головой в речушке.

К безмерному удивлению Вогаза, за всей этой сценой, оказывается, давно с интересом наблюдала очень миловидная девушка с большими «тёплыми» глазами лет двадцати. Как потом оказалось, одна из многочисленных племянниц Велина. Заметив, что Вогаз уставился на неё, раскрыв рот, девушка захихикала. А когда дядя спросил её, чего она тут забыла и не собирается, ли составить им компанию, в ответ раздалось ехидное фырканье. Вогаз начал краснеть, необычно затрепетало сердце. Но девушка уже развернулась и ушла. Старики переглянулись, посмотрели на смущенного ученика с раскрытым ртом, пытавшегося прикрыть подхваченными из стопки одежды штанами наготу, и безудержно рассмеялись.

Багатай перед выходом проверил, как племянник одет и экипирован, из оружия на такой встрече полагалось иметь только пчак, личный нож. Ощущалось, что он немного гордиться учеником. Велин, посматривая, усмехался. На дорогу Вогазу дали несколько полосок вяленого мяса, чтобы насытился перед встречей. Она могла затянуться допоздна, а «кормить простого вояку во время беседы у уйгурских вождей не принято». Это Вогаз знал и так.

Солнце почти зашло. Большая долина Красивого Стойбища готовилась к ночи. На проходящего между юртами незнакомца с настороженным любопытством посматривали все встречные. И Вогаз поторопился к юрте вождя. Одна из его жен у входа молча показала парню ожидать в стороне. Его позовут. Появилась возможность расслабиться, перевести дух, очиститься от ненужных мыслей и сбросить напряжение после «экзамена» у воинов-кузнецов. Да… сильны старики. Чем-то напомнили достойного Самара, только тот очень редко смеялся….

В юрту вождя вскоре прошли двое солидных мужчин, богато одетых. Похоже, вожди! Уж не наметил ли предводитель Рода Волка небольшой военный совет с соседями? Значит сейчас Вогаза будут спрашивать перекрестно, быстро и вопросы будут самые неожиданные. Ох-хо-хо… сложно. Но уйгуры всегда должны быть готовы к войне! И вождей можно понять – любая информация может помочь правильно подготовиться к любой кампании.

Вскоре Вогаза позвали. Так и оказалось. Кроме вождя Рода Волка, его брата и двух увиденных у входа гостей присутствовали ещё двое. Тоже очень солидные мужчины. Вогаз поклонился и выпрямился, ожидая команды. Хозяин коротко представил Вогаза гостям и назвал пришедших. Вожди Родов Орла, Медведя, Ястреба и Кабана. Пятеро из пятнадцати. Не все…. Они сидели вокруг очага полукругом. Все соберутся, похоже, потом, но у этих пятерых может быть к тому времени одинаковое мнение.

Вогазу предложили сесть напротив. Одна из жён по знаку хозяина вручила парню глубокую миску с горячим напитком кочевников: «красный» чай, немного обжаренная ячменная мука, баранье сало, соль и специи. Вкусно, очень питательно и… разговор будет очень долгим. Недаром переходы измеряли количеством выпитых мисок. Но ритуал прежде всего! Поведение Вогаза сейчас добавит многое в решение вождя Рода Волка о судьбе «сироты». Малейшая оплошность и позор на многие годы. Правильно плеснуть в огонь в знак почитания богов, дэвов и предков. Один большой глоток, поклон хозяину и гостям – готов к беседе.

Хозяин первым наказал ещё раз коротко рассказать о себе. Вогаз просто повторил рассказанное днем. Самый старший, вождь Рода Ястреба переспросил, почему парень ушел из Рода. Вогаз спокойно рассказал, что семья девушки, с которой он был обручен, за три года до свадьбы перебралась в Семиречье, но там она вышла тайно замуж за другого. Из-за ранней смерти отца решать вновь вопрос о другом обручении отложили до совершеннолетия (в 16) Вогаза. Сам он решил рано не начинать семейную жизнь, занимался охотой, помогал матери и семье брата. Потому к двадцати годам получил право уйти. Пошёл охранником каравана посмотреть мир и заработать на создание новой семьи и старость. Пожилой вождь кивнул – обычай не был нарушен. Но легкая тень недовольства по его лицу промелькнула. Похоже, извечная проблема старших удержать в племени непослушную молодежь. По окончании рассказа первый вопрос был вождя Рода Орла об уйгурах, осевших в Турфане, оазисах Таримского края, Ферганской долине, Бактрии. Вогаз коротко отвечал, вспоминая свой первый караван в Балх и Турфан, - везде уйгуры неплохо оседали, быстро перенимая умение торговать и различные ремесла, хорошо богатели и даже процветали. Но теряли связи с Родами, заводили семейные связи с местными жители. Язык сохранили. Это в основном уже торговцы, а не воины.

Вогаз быстро перечислял города и селения, где побывал, называл основные промыслы, количество жителей. В подробности не вдавался. Рассказывал только то, что знал наверняка, говоря «там я видел такое…». Понимал, что подробное повествование сейчас неуместно – отнимет много времени. Вожди оценили характер ответов – перед каждым следующим вопросом ему давали знак глотнуть чая как знак уважения к собеседнику. Дальше пошли расспросы про Китай: какова страна, люди, порядки и власть, какие города, промысли и земледелие. Под конец начались расспросы про военное дело: каковы войска, подготовка воинов, система управления, подвоз ресурсов. Все вожди нахмурились от слов Вогаза, что Поднебесная может выставить в поход на запад войско в десятки раз большее, чем все Роды уйгуров вместе взятые, да ещё и привлечь отдельно как помощников конные отряды уже покорённых племён восточных гуннов, пообещав им уйгурские земли.

Прямое столкновение с китайским войском бесполезно – слишком хороша у них пехота с длинными пиками и щитами против конницы, хороши также и стрелки с луками и дальнобойными арбалетами. Неплохая конница завершит окружение и разгром. Почти все воины имеют длинные кожаные доспехи, богатые могут позволить себе даже железные или бронзовые. Китайцы очень низкорослы в сравнении с уйгурами, намного слабее физически, но хорошо обучены рукопашному бою, действуют всегда строем, очень послушны. Предводители обучены с детства, очень сильны традиции учиться воевать поколениями семей. Есть школы различных знаний, хранилища трактатов, отлично налажена почта. Хорошо умеют осаждать города. При войске есть прекрасные лекари, большинство раненых возвращаются в строй. Везде и во всём соблюдается чистота и порядок. Если китайцы продвинут сюда свои поселения с крепостями или фортами – эта земля быстро станет частью Поднебесной. Китайское войско не любит, как и все другие, нападений ночью, попадать в засады, исчезновения запасов, мелких стычек с конницей, особенно на марше, которые изнуряют войско. Походы на запад могут неожиданно прекратиться из-за смены династий императоров-ди, восстаний бедняков, особенно из-за неурожая, усобицы между ваннами-князьями. Причём на несколько поколений.

Уже покоренные Поднебесной племена с удовольствием перенимают обычаи и культуру Поднебесной, заводят своё письмо, упорядочивают власть. Самые сильные племена становятся союзниками, потом провинциями. Правда, китайцы, особо не задумываясь, пожертвуют ненадёжными подданными, показательно казнят заложников.

Про себя Вогаз отметил, что собравшиеся его расспросить, недовольны, но и особо не удивлены. Похоже, сведения вождями собираются всюду и постоянно. Тогда есть надежда, что союз уйгурских Родов с племенами усуней и других кочевников Западного Гоби продержится достаточно долго. Какова будет воля небес?

Ближе к рассвету его отпустили. К юрте дяди возвращался не торопясь, экономя силы. Давать ему день отдыха никто не собирался. Он сам, в первую очередь, заинтересован в испытании. Нужно только правильно отдохнуть. Удалось даже поспать немного, а поздним утром его разбудил Багатай. Хорошо накормил, помог проверить оружие и снаряжение и экипироваться. Чуть позже к ним присоединился и Велин. К полудню все трое снова были у юрты вождя.

**************
дальше будет
--------------------------
пока перерыв, ориентировочно - до апреля. Приятного чтения! Буду всегда рад Всем, их точкам зрения и всяческим замечаниям!


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Воскресенье, 03.02.2013, 11:36
 
LitaДата: Вторник, 22.01.2013, 18:46 | Сообщение # 55
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8825
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Ловите вычитку всего остального) Надеюсь, прикрепится, опять сижу без света и без нормальной связи и с коммуникатора работать - проще гаечным ключом на 24 отворачивать гайку на 22((

Ваша повесть прекрасна. Порой описания попадают прямо в душу. "восхитительно красивая луна" - полчаса назад я видела именно такую! Начала естественно воспринимать "лишние" кавычки. Кажется, они придают тексту особый... вкус, обаяние, глубину. Почти полное отсутствие прямой речи так же естественно - больше удивляет, когда она все-таки встречается, например в кусочке с разговором с дервишем. Мироощущение Вогаза удивительно полное, цельное. Наверное, так ощущают только дети, они всегда мудрее взрослых. :)
Основная ошибка - четыре точки вместо отточия, отметила, но не уверена что всё - увлекалась, зачитывалась, забывала что я тут вообще-то делаю работу. :) Есть неверные окончания, сомнительные выражения, все отмечено, но "Автор главнее" - и Вы можете не принимать моих "правок". Все это просто мнение человека, читающего литературу.
Впереди очень много работы с повестью, но работать над ценной, живой вещью очень интересно и увлекательно.
Совсем не исчезайте, хорошо? Хотелось бы прочитать полную версию.
Прикрепления: 8036320.docx(59Kb)



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Среда, 23.01.2013, 04:25 | Сообщение # 56
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
И опять Большое Спасибо! Надеюсь и дальше Вас радовать! Я обязательно буду появляться и выкладывать продолжение. Но позже. Мои извинения всем за торопливость, ошибки, стиль, ляпы и "белые пятна". Сюжет "вижу" хорошо весь, кроме середины: Бахар что-то начудит в Индии., чуть больше будет откровенничать Самар и т.п., там ещё очень много. Предпочтению буду отдавать необычным ситуациям и смешным моментам.

Например, в Камбодже или в Сиаме (пока не знаю), когда путешественники увидели слона в первый раз и очень удивились такому громадному зверю, Бахар спросил у гида-переводчика. "Можно ли ухватить зверя за бивни, дабы померятся силами?". Тот вместо ответа начал хохотать, а чуть позже, отдышавшись и вытерев слёзы, объяснил гостям, что слон без видимых причин может разбушеваться и растоптать всех, кто рядом. Более того он может вдребезги разнести целое поселение, хотя животное очень мирное и послушное. Но на войне его используют как передвижную крепость. Его бег остановить не может никто. Лично Бахару переводчик поведал пословицу: "Если ты хочешь быть таким же как слон, то и кучи "..." после тебя должны быть такими же большими и пахучими, как у слона". Бахар выслушал перевод, его лицо окаменело, он посмотрел на землю позади себя и задумался. Вогаз начал хохотать и кататься по земле. Слава богам и предкам, напарник тоже начал смеяться...


"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Воскресенье, 03.02.2013, 11:36
 
LitaДата: Среда, 23.01.2013, 06:15 | Сообщение # 57
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8825
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
:)
Про ошибки говорю только потому что зная о их, можно избегать) Мои редакторы научили меня, например, следить за словами-паразитамичтобы их прменьше допускать в текст.
Неторопливость работы - скорее достоинство. Спешка текстам во вред... Так что не нужно торопиться! И извиняться тоже, я подожду, ждать хорошего приятно. Еще раз спасибо.



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Среда, 23.01.2013, 06:25 | Сообщение # 58
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Спасибо! Обязуюсь.

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa
 
LitaДата: Понедельник, 04.02.2013, 05:40 | Сообщение # 59
Друг
Группа: Администраторы
Сообщений: 8825
Награды: 167
Репутация: 159
Статус: Offline
Цитата (kalpa)
Вогаза порадовали его спокойный взгляд.


:) Перечитывала, нашла пропущенную опечатку.



Всегда рядом.
 
kalpaДата: Понедельник, 04.02.2013, 09:20 | Сообщение # 60
Полковник
Группа: Верные
Сообщений: 150
Награды: 9
Репутация: 45
Статус: Offline
Ув. Lita, спасибо! Нашел и исправил в оригинале. И здесь.

"В целях природы обузданья,
В целях рассеять неведенья тьму
Берём картину мирозданья и... тупо смотрим - что к чему". С уважением, kalpa


Сообщение отредактировал kalpa - Понедельник, 04.02.2013, 09:23
 
Форум » ...И прозой » Зелёнка. Незавершенное » На восток и обратно, если повезёт... (пробная повесть-фэнтези)
Страница 4 из 16«1234561516»
Поиск:


Copyright Lita Inc. © 2017
Бесплатный хостинг uCoz